home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Часть 2. Любовница

Глава 10

Из подводного царства мы прямиком шагнули в Раниндар. Мир драконов открылся мне роскошной резиденцией Водного с гостеприимными обитателями. Дворецкий, слуги встречали нас широкими радостными улыбками. А, может, делали вид, глядя на стоявшую позади нас Пилию Ривес. Могу представить, как она терроризирует слуг в местах, где появляется. Строгая экономка Лидосского не собиралась оставлять дракона, а вернее, его бухгалтерию, контролируя и дальше все возможные затраты, в том числе и на сомнительную личность вроде меня.

Спустя некоторое время стало ясно, почему подводный дворец назывался скромным в представлении Ардена. Дорогая отделка помещений, антикварная резная мебель, неимоверное количество комнат, бани и бассейны, зимние сады и оранжереи, библиотека размером с трёхэтажный дом просто не оставили полёта для фантазии. Что может быть роскошнее, чем целый мир, выстроенный для блага дракона? Много позже, рассматривая убранство, стали ясны мотивы Пилии — сберечь всё и приумножить. Арден любил шиковать и жил на широкую ногу, а Ривес его чудесно уравновешивала.

Долго не забуду её лицо, похожее на кислый лимон, когда она увидела мою стрижку. Ещё бы! Перевела столько волшебного бальзама впустую! Наверное, в тот самый миг я почувствовала себя отомщённой, получив несказанное удовлетворение от разочарования Пилии. Да-да. Всё было именно так. Мелочно? Возможно. Но осознание мелочности эмоций удовольствия не испортило. Откуда ей знать, что послужило катализатором к проведению подобных манипуляций?

— Вам нравится? — как можно мягче и миролюбивей спросила я с показным интересом.

На самом деле, не было никакой разницы — нравится ей или нет. А вопрос... Он возник ради того, чтоб поддеть. Ривес фыркнула в ответ, но постоянно посматривала то на меня, то на дракона, крепко сжимавшего мою руку, и щурилась, поджимая тонкие губы.

— Покои для леди Ольги подготовили на втором этаже, — отчитался дворецкий.— В противоположном крыле от ваших спален, милорд.

— Прекрасно, Демонд, — поблагодарил его Арден, а потом улыбнулся, касаясь губами моей раскрытой ладони. — Пообедаем вместе? А пока я разошлю вестников, чтобы поскорее найти Ридерика.

— Хорошо.

— Проводите, леди Ольгу. Делайте всё так, чтобы она ни в чём не нуждалась.

Дворецкий поклонился дракону, потом мне, приглашая следовать за ним. Уже на широких мраморных ступенях лестницы женский радостный вскрик привлёк моё внимание.

— Арден! Ну наконец-то! Сколько можно ждать?

Само собой, в такой ситуации не остановиться просто нельзя. Я развернулась, чтобы увидеть неожиданную гостью. Девушка, чьей фигуре, светло-русым волосам и точёным чертам лица могли бы позавидовать супермодели Земли, грациозно направлялась к Ардену. На её пухлых губах играла ироничная снисходительная полуулыбка. Гостья, словно жалела, что явилась к дракону первой, вынужденная теперь делать хорошую мину при плохой игре.

— Элизель!

Арден чуть улыбнулся, но остался недвижимо стоять на месте. Нельзя было сказать, что Водный рад нежданной гостье.

— Что ты здесь делаешь?

— Ланорд сообщил. Ты вернулся в Раниндар. Я не могла остаться в стороне, — произнесла она, поправляя складки нежно-голубого платья. — Подумала... Ты, наверняка, захочешь пригласить нас составить тебе компанию за обедом.

— Я так понимаю, в семье Аллерских сменился повар, и теперь вы ищете, где вкусно поесть? — усмехнулся Арден, а я чуть не хихикнула.

— Фу! Какие отвратительные манеры! — воскликнула некая Элизель. — Брат рассказал о твоей гостье. Я хочу познакомиться с ней.

— С этого и надо было начинать, — хмыкнул Водный. — Но не думаю, что это хорошая затея сейчас.

— Не вижу причин для беспокойства. Мы почти одна семья.

Элизель шагнула к дракону и повела пальцами по его груди, едва касаясь тонкой рубашки. Арден захватил её запястье и убрал руку. Драконица облизала губы, а потом взглянула на меня.

— Давай, спросим у неё? — хитро прищурилась. — Тем более, леди Ольга слышит нас и очень хорошо. Здравствуйте! — кокетливо и дружелюбно поздоровалась со мной. — Я — Элизель Аллерская. Сестра Ланорда. Он столько о вас рассказывал!

Пришлось спуститься вниз.

— Ольга, — представилась гостье. — Будем знакомы. У вас замечательный брат.

— Арден? — Драконица вернулась к своему. — Как насчёт тёплой душевной компании за обедом?

— Могла бы прислать вестника.

— Зачем? — пожала плечами драконица. — Мы не чужие люди. Когда ещё представится возможность развлечься, зная, что обойдётся без наказания.

— Магия запрещена в этом мире, — пояснил мне Арден, аккуратно приближаясь так, чтобы частично закрыть от Элизель. — Как мера сдерживания драконов. Но всё равно нарушения есть. То порталы, то вестники. Подобная магия безобидна, на неё чаще не обращают внимание, либо назначаются штрафы.

— Драконы сами себя ограничивают? — я улыбнулась. — Неожиданно.

— Поэтому некоторые из нас предпочитают свободу в других мирах.

Элизель нетерпеливо цыкнула, привлекая к себе внимание. Видно было, как ей надоело слушать нашу беседу. Пожалуй, она могла бы и притопнуть ножкой, судя по самоуверенному виду, но каким-то чудом сдержалась. Сопоставив это вместе с услышанным ранее о многомужестве и недостатке женщин в Раниндаре, поняла, что сестра Аллерского, скорей всего, избалованна.

— Ланорд тоже будет рад встрече, — произнесла драконица, поймав красноречиво-мрачный взгляд Ардена. — Ольга? Ну так как? Познакомимся ближе? Подружимся?

Лидосский посмотрел на меня. Я же... Пожала плечами, показывая, что не против. Разве можно ответить иначе? Я понятия не имела, кто такая эта Элизель, кроме того, что она — сестра Ланорда. Ничего не знала об их отношениях. Драконица мне ничего плохого не сделала, а вот познакомиться ближе... Стало любопытно.

— Вот и чудесно! — радостно захлопала в ладоши Элизель. — Тогда мы будем вовремя. Не буду отвлекать от дел.

Через мгновение радужные брызги разлетелись во все стороны и растворились в воздухе вслед за ушедшей драконицей.

— Элизель — любимая дочь своих родителей, — произнёс Арден. — И одна из самых завидных невест Раниндара.

— Понятно, — я кивнула и направилась к лестнице.

Несчастный Демонд всё это время так и стоял вытянутый по стойке «смирно» и, по-видимому, только и мечтал о том, когда сможет вернуться к повседневным делам. Комнаты для гостьи оказались едва ли не люкс-апартаментами. Там было всё, начиная от нескольких спален, заканчивая небольшой столовой, ванной с мини-бассейном, выходящим на открытую террасу. Футбольного поля не было. Угу. Хотя, можно не удивляться, если бы оно нашлось в таком дворце.

Пару часов я потратила на то, чтобы привести себя в порядок и исследовать часть дворца. Причём, прогулка заняла по времени больше, чем прихорашивание. Что мне нравилось в новой стрижке — её простота. Не нужно просиживать перед зеркалом в попытке создать на голове что-то, поражающее мужские сердца. Макияж я тоже любила неброский. Естественность лучше всего. Меня устраивало всё, что дала природа. Никогда не было желания что-то перекроить, сделать пластическую операцию, несмотря на чуть крупноватый нос и пару-тройку мелких морщин.

Потому, когда через служанку Арден известил, что ждёт меня в одной из гостиных, я натянула на себя новое платье, надела туфли, поправила волосы и спустя пару-тройку минут вышла к дракону.

— Ольга! Ты прекрасна как никогда! — Лидосский широко улыбнулся. — Зелёный цвет тебе очень идёт. Яркая, незабываемая... Очень красивая. Как провела время?

— Исследовала дворец.

— И как успехи?

— Не понимаю, зачем тебе такая квадратура, столько всего... Ведь для комфорта много не надо.

— Статус обязывает, — Водный дракон прищурился. — Его надо поддерживать. Приятно, когда тебя окружают красивые вещи.

— Уюта мало.

— Уют можно создать, — Арден взял меня за руку. — Если ты мне в этом поможешь, я буду крайне признателен.

— Боюсь, что не справлюсь. Вкусы у нас могут быть разными.

— А ты попробуй, пока гостишь здесь, — дракон повёл меня по лестнице вниз. — Мне будет приятно видеть во дворце что-то, напоминающее о тебе. Так время до новой встречи пролетит незаметно.

Я улыбнулась. Льстец! Умеет же находить слова! Не то, чтобы я стремилась тут заправлять, да и не собиралась лезть в размеренную жизнь дворца, но стало приятно. Арден просил и разрешал быть здесь чуть ли не хозяйкой. Вот это «чуть ли не» портило всё.

Дракон пытался выказать мне уважение, забывая о статусе. Кто я здесь? Пришлая девчонка с Земли, которая метит в любовницы? Понятно, что о серьёзных отношениях говорить рано. Но так же рано быть тут хозяйкой. Себя не обманешь. Да и Пилию лишний раз нервировать незачем.

Я скромно промолчала. Хорошо, что разговор наш прервался, и мне не пришлось отвечать. В дверях появились Аллерские. Драконица уже сменила наряд, явив всем точёную фигуру в облегающем красном платье. Тонкий шёлк подчёркивал её изящные формы, ниспадая на пол тяжёлыми, струящимися фалдами. Широкий пояс, разукрашенный позолотой, завершал её образ, придавая надменную величавость. Светлые волосы, завитые в крупные локоны, падали на чуть угловатые плечи. Ланорд ей не уступал. Молодой дракон был в идеально белом камзоле, расшитом серебром, и таких же белых штанах.

Ланорд придерживал Элизель под локоть. Переступая порог, девушка внезапно подвернула ногу и с размаху упала на пол. Как так случилось? Вот вроде бы дракон поддерживал её, аккуратно направляя к нам... Как выпустил из захвата? Отвлёкся?

— Ай, больно как! — вскрикнула она. — Дракхи! Нога!

Губы Ланорда тронуло лёгкой ухмылкой, но первая реакция вдруг сменилась дичайшим беспокойством за сестру.

— Элиз! Милая! Прости!

— Ты, — прошипела сквозь зубы Элизель. — Ты специально меня отпустил?

— Помилуй, сестричка! У тебя помутился рассудок? Как я могу доставить тебе намеренно боль?

— Но ты не удержал меня!

— Я отвлёкся. Это непростительно, прости!

— Теперь я ходить не смогу! Возьми меня на руки и неси!

Приказной тон Элизель неприятно резанул слух. Ланорд быстро поднял драконицу, подхватив её на руки. Прижал к себе крепче.

— Хочешь, я буду тебя весь вечер носить на руках? Хочешь, исполню любое желание? Ты же моя сестрёнка. Милая, младшая. Только скажи!

Губы Элизель дёрнулись, расплываясь в обиженной улыбке. Девушка всхлипнула.

— Ты меня посмешищем сделал!

— Уверен, никто так не думает. Мы же у Ардена. А Ольга... Она прекрасная женщина и сама, наверняка, была в такой ситуации. Туфли на каблуках бывают предательски шаткими.

— Угу, — надулась драконица сильнее. — Мне по-прежнему больно.

— Чем я могу порадовать тебя, Элизель? — спросил Арден, приблизившись к Аллерским. — Может, хочешь ламьеты, доставленные из Алайи специально для тебя?

— Арден! — гостья расплылась от счастья. — Ты помнишь, что я люблю?

— Разве я мог забыть? — рассмеялся Лидосский. — Они же стоят целое состояние! Но на что не пойдёшь ради тебя? Даже на маленькую войну.

Я не успела удивиться, как Водный мне подмигнул. О, да... Без Пилии не обошлось. Вот уж кто, сто процентов, помнит вкусы гостей. Дорогие вкусы, конечно. Но конфликт был исчерпан, драконица цвела от радости и даже похлопала брата по плечу, чтобы он её отпустил.

— Мне уже лучше.

Ланорд облегчённо выдохнул, поцеловал в щёку Элизель, завершив лаской ссору. Кажется, с облегчением выдохнула и я. Очень неприятно видеть чужие капризы и желание почесать чувство собственной важности. Увы, но своим поведением драконица меня оттолкнула, подбавив дёгтя в первое впечатление. Интересно, что будет дальше?

— Арден! А можно опереться на тебя? — вздохнула погромче Элизель, сделав лишь шаг. — Нога всё-таки ноет.

Лидосский галантно подставил локоть.

— Учти. На руках не понесу.

— Не очень-то и хотелось, — снова надула губки гостья, увлекая дракона с собой.

— Привет, Ольга, — тихо произнёс Ланорд. — Ты выглядишь... Ты просто...

Он замолчал, покосившись на Ардена. Тот шёл впереди нас, с непроницаемым видом слушая Элизель. Та же, в свою очередь, всячески старалась рассказать дракону если не всё, то многое, делясь последними сплетнями. До меня доносились имена, охи и ахи по поводу то одной драконицы, то другой, перебирающих женихов. Словно тысячи колокольчиков разливались вокруг от щебетания сестры Аллерского.

— Раньше ты вроде не страдал проблемами речи, — подколола дракончика. — Что изменилось?

— На самом деле, я удивлён. Скажи. Арден тебя насильно сюда притащил?

— Нет. Я сама согласилась. Больше шансов встретиться с Евой и Ридериком. Интересно посмотреть на Раниндар. Всё-таки мир драконов.

— Значит, Арден нашёл нужные слова?

— Скорее, сделал поступок, который позволил изменить мнение.

— Судя по всему, в лучшую сторону?

— Проницательности у тебя не отнять, — я засмеялась, привлекая внимание впереди идущей пары.

Арден оценивающе прищурился. Я видела, как не нравилась ему роль сопровождающего драконицы, но та... Элизель вцепилась в него, словно клещ. Чем дальше, тем становилось понятнее, что эту пару могло связывать нечто большее, нежели простые дружеские отношения. Драконица прижималась к Ардену, хихикала, гладила того по руке, несмотря на попытки Лидосского отстраниться, сохраняя дистанцию.

В столовой я села возле Ланорда. Всё произошло так ненароком. Не успел Арден распорядиться, как Элизель оказалась на привычном для себя месте. В том, что оно было привычным — сомнений не было. По правую руку рядом с драконом в подводном дворце восседала и я.

Смешно сейчас смотреть за происходящим. «Королевское место» для пассии? Поня-ятно.

Я усмехнулась, снова поймав на себе изучающий взгляд Лидосского. Ну что? Изучение сменилось лёгким чувством вины, дракон пожал еле видно плечами. Я же... По-моему, даже обрадовалась. Как-то стало очевидно, что я чужая на этом празднике жизни. Элизель явно присмотрела себе жениха и всячески пыталась ему это продемонстрировать.

— О... Что это? — она ненароком лезла в тарелку дракона, цепляя там лакомые кусочки. — Ммм... Попробуй!

— Эли. Что за манеры? Мне кажется, ты слишком пользуешься моим гостеприимством, — открыто возмущался Лидосский. — Прекрати!

— Я? И это после того, как наши семьи столько сделали друг для друга? Ты же такой же близкий мне дракон, как и Ланорд! — умилялась она и весело хохотала, старательно переводя всё в шутку.

И лишь изредка посматривала на меня, пытаясь понять, какое впечатление производит. Я же... Слушала Ланорда.

— Бал Лунни проводится очень редко. Его устраивает парламент в честь смены правящей верхушки.

— Раниндар — парламентская республика?

— Да. Раньше была монархия, пока драконы не взбунтовались. Видишь ли, все мы обладаем различными способностями. Всем хочется выделиться. Все эгоистичны, тщеславны.

— В парламенте, так понимаю, легче договариваться голосованием?

— Именно.

— А что же бал?

— На балу собирается вся знать.

— О! — вклинилась в разговор Элизель. — У меня уже есть новое платье и множество приглашений. Десять драконов просят составить им компанию. Представляешь, Ольга?

— Нет. Не очень, — я улыбнулась. — У меня никогда не было столько поклонников.

— И в чём же дело? — Арден хищно оскалился. — Пора бы уже выбрать сопровождающего. Времени осталось мало. Обнадёжь кого-нибудь покрупнее.

— Хм, — снова надула губки сестра Ланорда. — Я жду приглашение от тебя.

— О! — несколько жеманно заломил руки Лидосский, явно наслаждаясь возможностью. — Я бы с радостью, но Ольга уже согласилась сопровождать меня. Никак не могу ей теперь отказать.

— Ольга?

Именно в этот момент я поймала на себе задумчивый и даже злой взгляд. В глазах Элизель заплескалась ледяная вода, пока пухлые губы растягивались в щедрой улыбке.

— Ольга! А ты не хочешь попробовать кретсов? — драконица махнула рукой, подзывая слугу. — Арден их очень любит. Оцени его выбор?

— Не стоит, — Водный тут же вернул на место слугу. — Кретсы весьма ядовиты. Их могут есть только драконы.

— Ах... Человечки... Забыла совсем! — деланно расстроилась Элизель. — Вы же такие хрупкие. Чуть что не так, сразу умираете, ломаетесь, как игрушки. Была у меня одна кукла. Упала и развалилась на части.

— Ничего страшного, — я улыбнулась в ответ. — Люди умеют любить, чувствовать, быть счастливыми даже недолго.

— А после инициации с драконами их избранницы становятся неуязвимыми, — тихонько вставил Ланорд. — Главное, по-настоящему полюбить.

— Да. У меня сестра обрела этот дар, — я кивнула. — Мне это известно.

— О да! — ехидно заметила Элизель. — Ты не знаешь, сколько женщин увивается вокруг наших драконов!

— Могу догадываться.

— Нет. Ты себе даже не представляешь! Одна радость. Охотницы за бессмертием не могут забеременеть от драконов, если любовь не взаимна.

— Спорный вопрос, радость ли, — заключил Арден, вызвав у Ланорда понимающую улыбку.

Я же... Чёрт! Как мне надоели кривлянья сестры Аллерского и представить нельзя. Что-то с чем-то. Насколько был приятен в общении брат, настолько отталкивающее впечатление производила сестра. Я просто ждала, когда наш обед закончится. Можно было и дальше любоваться театром мартышки, но она уже утомляла.

Элизель пыталась найти мои слабые стороны, поддеть, повлиять на дракона хоть как-нибудь, но ей не хватало ума. Вседозволенность драконицы в Раниндаре не вызывала больше сомнений. Избалованная, капризная девка чувствовала себя здесь царицей.

— А помнишь, как ты поцеловал меня на балконе на прошлом балу? — вдруг спросила она за десертом, прижавшись к Ардену. — Единственный набрался смелости. Это было... Чудесно!

Угу... Так чудесно, что теперь надо заявить об этом во всеуслышание, чтобы вывести из себя соперницу. То бишь, меня. Угу. Отколупнула кусочек торта. Да...

— Впрочем, неудивительно. Женщины тебя любят. В Раниндаре ты многим драконам тропу перешёл.

Отколупнула ещё кусочек, не подавая вида. Так... Что я здесь делаю — два? Зачем мне широко известный здесь ловелас? Для чего? Пополнить список его побед? Нашёл сложную задачку, теперь решает? Сюда вот притащил, играет роль доброго друга...

— Не расстраивайся, Ольга, — шепнул мне Ланорд. — Элизель сама иной раз не знает, что несёт. Она бывает невыносимой. Но всё-таки очень добрая.

Добрая? Да не смешите мои тапки. Нашлась добрячка, подсовывающая «человечке» ядовитую пищу. Нет уж... Драконица не уступала мужчинам своей расы в эгоизме, лицемерии и завышенном самодовольстве. Что ж. Они друг друга стоят. А Ланорд... Так любит свою сестричку, что не замечает её худших сторон? Что ж. Как раз Аллерского я понимала. Родных людей не выбирают.

Я еле дождалась, когда закончится официальная часть. Некоторое время после обеда мы гуляли по дворцовому парку, потом я сослалась на усталость и побыстрее сбежала. Мне надоели болтающая Элизель и Арден, бросающий на меня внимательные серьёзные взгляды. Чего мне хотелось? Ха! Я хотела найти врата, ну или продержаться до появления Евы. Надеялась, что Арден исполнит обещание, и сестра скоро появится. Всё-таки вестников он разослал, о чём поспешил сообщить сразу же в парке.

— Прекрасно, — эта новость ненадолго подняла настроение. — Но я устала. Пожалуй, оставлю вас.

Развернулась и отправилась вон от компании, но недалеко ушла. Уже через несколько десятков метров меня догнал Арден.

— Ты не могла раньше уйти? — ворчливо спросил.

— Что?

— Я не мог дождаться повода, чтобы отправить гостей восвояси. Моя усталость не помогла бы. Драконы не устают так быстро, — улыбнулся он. — Оставалась надежда: либо уходишь ты, либо они. Я не хотел их выгонять, нарываясь на предъявление оскорбления, но уже собирался.

— Сказать гостям, что им пора уходить, считается оскорблением?

— В Раниндаре — это дурной тон и худшая мера. Только если хочешь сжечь мосты с определённой семьёй.

— Грустно. Никогда не понимала этого. Если хозяева устали, гости должны как минимум прислушаться к ним, быть внимательными. В конце концов, можно гостям намекнуть.

— Я ждал любой повод. Очень ждал.

— А Ланорд? Он-то на твоей стороне?

— Он очень любит сестру и понимает, как для неё важно было быть сегодня здесь.

— Чем же важно?

— Она надеется стать моей женой.

— Вот как? У неё есть для этого повод?

— К сожалению, — невесело ухмыльнулся Арден. — Видишь ли в чём дело. В Раниндаре нехватка женщин. И очень много мужчин. Драконы как раса вырождается. Да, мы долгожители, но детей почти нет. Драконицы могут нам рожать. Благодаря им колдунам не нужно раскрывать дар, становиться сильнее. После свадебного обряда на крови дракон превращается в сильнейшего мага. Не нужна любовь, чувства. Достаточно быть одной расы.

М-да. Как всё печально у них. Завидовать нечему. Любить не умеют, эгоисты. Ещё и вырождаются. Вполне закономерное явление, надо отметить. Чувства заменяются магией, являя колдунам серьёзные проблемы. Живи долго, будь практически всесильным, только вот повторения себя не найдёшь. Как можно рожать детей, испытывая лишь тщеславие, алчность, гордыню?

— И все драконицы такие, как Элизель?

— Почти все. Они избалованны и знают себе цену. Прекрасно понимают, как мы зависим от них. И пользуются своим превосходством.

— А ты хотел жениться на Элизель?

— Да. Думал об этом. Сама понимаешь. Тем более, она проявляет ко мне интерес.

— Но ты не ищешь лёгких путей?

— Нет. Мне очень нравится другая. Простая землянка, — Арден улыбнулся. — Так нравится, что я постоянно думаю о ней. Хочу радовать её, ласкать. Наверное, любить. Мне не хватает твоего присутствия, хочется быть всегда рядом. Ты — другая, Ольга.

— Арден...

В горле вдруг пересохло. Верить дракону хотелось, но... Всё ещё не получалось. Почувствовав на своих губах его губы, не стала препятствовать. Поцелуй оказался пронзительно-нежным, волнующим. Погружаясь в ощущения, позволила себе насладиться им под сенью раскидистых деревьев с тёмно-зелёной листвой. Сладковатый аромат цветущего кустарника поблизости окутывал хмельным дурманом, побуждая к сумасшедшим поступкам.

Хотелось быть просто счастливой. Вот Элизель тоже мечтает о счастье... Каково это видеть меня в компании мужчины, за которого собираешься замуж? Я ведь тоже собиралась выйти за Артёма, пока не застала их вместе... Нелепая, но очень своевременная мысль заставила меня выскользнуть из объятий Лидосского. Улыбнулась в ответ на немой вопрос.

— Удивительно, как всё может измениться, — только и произнесла.

— Чему же ты удивляешься?

— Ещё вчера я тебя почти ненавидела.

— А что сегодня?

— Сегодня... — снова улыбнулась. — Разве нужны слова? Наши поступки куда красноречивее.

Я оставила Ардена там же в парке среди белоснежных статуй и цветущих кустов. Ушла или сбежала — не знаю. Объяснения дракона показались вполне исчерпывающими, поведение не противоречило услышанному, но к более близким отношениям я была до сих пор не готова. Раниндар открылся прекрасной возможностью расставить всё по местам и понять, что из себя представляет мужчина, насколько мне подходит. Лжёт он или искренен, что чувствует. Где, как не в обществе, в кругу друзей это проявится лучше всего?


Глава 9 | Любимая для колдуна. Вода | Глава 11