home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 16

Пробуждение оказалось ужасным. Невыносимо болела голова, тело сотрясала дрожь. Я пыталась пошевелить заледеневшими ногами, но довольно быстро ощутила, что конечности не слушаются. Постепенно, когда глаза привыкли к темноте, я поняла, что не потеряла способности двигаться, просто мое тело было туго стянуто широкими кожаными ремнями и приковано к железной койке. От продавленного матраса шла вонь, в воздухе витал запах нечистот, я кривилась от омерзения, бессильная что-либо сделать.

Неожиданно тьма рассеялась, узкая дверь со скрипом отворилась, впуская вместе со светом Ирвина Талбота.

— Очнулась? — спокойно осведомился он, проходя в комнату. В руках он держал подсвечник. Талбот поднес его к моему лицу, буквально впиваясь взглядом, начал исследовать каждую черточку, щеки, подбородок. Горячий расплавленный воск капал на шею и грудь, заставляя морщиться.

— Что вы задумали? — Язык еле ворочался в пересохшем рту, я облизала потрескавшиеся губы, ощутив солоноватый привкус крови.

— Вынужден отметить, ты не скучала по мне. — Ирвин с жадностью проследил за моим языком, а затем поставил подсвечник на старый стул, стоявший рядом с кроватью. — Быстро нашла жениха, и довольно приличного, а может, он и был на примете, поэтому ты отказала мне.

— Месяц назад я даже не была знакома с герцогом Блэкстоуном, — прошептала я.

— Охотно верю, Фабиана. — Ледяные пальцы скользнули по ноге и, добравшись до бедра, с силой вонзились в нежную плоть. Гримаса боли, появившаяся на моем лице, явно доставила Ирвину удовольствие. — Я ведь любил тебя, хотел жениться, дать свое имя, но ты сильно разочаровала меня, отплатив черной неблагодарностью.

— Глупо винить меня в том, что не захотела выходить замуж за убийцу и садиста. — Эти слова я буквально выплюнула, вкладывая в интонацию злость и ненависть, которые сейчас ураганом бушевали во мне. — Как долго продлилась бы ваша любовь после свадьбы?

— Это напрямую зависело от тебя, — пожал плечами Талбот. — Если бы ты была послушной, исполняла все мои прихоти, то задержалась бы в качестве леди Талбот надолго. Я буквально сгорал от желания каждый раз, когда видел тебя, приходилось использовать случайных девок, чтобы забыть тебя. А насчет моих маленьких пристрастий, так у каждого мужчины есть свои предпочтения, небольшая грубость только усиливает удовольствие.

В руках мужчины сверкнул кинжал. Тонкое острое лезвие опустилось на живот, треск рвущейся ткани смешался с моим глухим вскриком. Лохмотья, оставшиеся от платья, слетели на пол, оставив меня лишь в корсете и тонкой сорочке.

— Твой женишок заметно усложнил мне жизнь, подвергнув мой дом унизительным обыскам. Ты представляешь, что в свете судачат обо мне?

— Ваше место в тюрьме, — прохрипела я осевшим от крика голосом. — Я рассказала все, что знала, и про Лорену в том числе, так что ваше заключение под стражу лишь дело времени.

— Маленькая дрянь умерла по своей вине, я никак не ожидал, что у дочки портовой шлюхи окажется такое слабое сердце. А между тем я отдал ее матери кругленькую сумму за эту маленькую сучку. — Ирвин выдавил из себя смешок, его пальцы ловко играли лезвием. — Ее никто никогда не найдет, а скоро и ты исчезнешь.

— Меня объявят в розыск, — уверенно сказала я. — Ты ответишь за свои преступления. Чейз не успокоится и отыщет меня.

— О да, Блэкстоун будет землю рыть! Сбежавшая невеста станет темным пятном на его безупречной репутации, а если кое-кто еще и пустит слух о его жестокости, то прощай, блестящая карьера. Но сам виноват, нельзя было лезть в чужие дела.

— Какой же ты мерзавец! — выпалила я, содрогаясь от отвращения. Ирвин навалился на меня, его похотливые руки шарили по телу, пальцы выкручивали соски, зубы впивались в шею, оставляя укусы.

— У меня уже уши болят от твоих воплей. — Звонкая пощечина звоном отдалась в левом ухе, оглушив на мгновение. — Жаль, сейчас мало времени, придется тебе пару часов поскучать в одиночестве. А мне — заняться менее интересными, но более важными делами. Чтобы обеспечить себе алиби, я организовал большой ужин в компании друзей, но скоро я вернусь, и мы продолжим.

Я всхлипнула и отвернулась, не в силах выносить его глумливую улыбку на порочном лице.

— Отдыхай пока, тебе предстоит долгая ночь.

Дверь хлопнула, оставляя меня наедине со страшными мыслями. Облегчения я не почувствовала, ибо знала, что пытка, резко прервавшаяся, вскоре будет продолжена. Возможно, я даже не переживу эту ночь. В попытках освободиться прошло немало времени, я дергалась в надежде сбросить оковы, но ремни лишь сильнее впивались в запястья и щиколотки. Окончательно ослабев, я уткнулась лицом в грязный тюфяк и заплакала, глотая горькие слезы.

— Если бы я могла, то убила бы тебя, чтобы избавить от страданий.

Услышав незнакомый голос, я подскочила, как ужаленная. Щурясь в полумраке, пыталась разглядеть того, кто со мной заговорил. Невысокая худенькая девушка, почти девочка, стояла рядом с кроватью. В моей тюрьме, в которой и без того было не жарко, стало еще холоднее.

— Лорена… — У меня изо рта повалил пар, кожа покрылась мурашками.

— Тебе будет очень больно. — Равнодушный голос ледяным кинжалом страха пронзал меня.

— Утешительница из тебя ерундовая, — откровенно заявила я.

Лорена присела рядом со мной и коснулась призрачным пальцем щеки. Круглая слезинка, выкатившаяся из глаза, застыла, превратившись в льдинку.

— Если ты разозлишь его, то он быстрее закончит и освободит тебя, — проговорило привидение.

— Это другое дело, — воодушевилась я. — Что мне нужно сделать, чтобы Ирвин отпустил меня?

— Разве я сказала «отпустит»? — Грустные безжизненные глаза Лорены заволокла тьма.

Я с досадой откинулась на грязный матрас, лихорадочно перебирая в уме варианты освобождения. Самой мне отсюда не выбраться, это точно. Конечно, можно попробовать послать Лорену к герцогу и хотя бы попытаться сообщить ему, что я попала в руки Талбота. Если бы Чейз прямо сейчас узнал имя похитителя, у меня был бы шанс пережить эту ночь. Но тут же отмела эту абсурдную идею. Во-первых, герцог не может видеть и слышать призраков, но даже если Лорена и найдет способ оставить послание, не факт, что его быстро обнаружат. К тому же его светлость выполнил данное мне обещание оградить поместье от посещения призраков и поставил обереги.

— Мне так одиноко здесь, — неожиданно заявила призрачная девушка.

— Почему ты осталась? — поинтересовалась я, оглядывая каморку.

— Я так мало пожила, — меланхолично поведало привидение. — Не хочу умирать.

— Вынуждена тебя огорчить, ты вроде как уже мертва, — отозвалась я. На глаза попался лишь подсвечник, стоявший на колченогом стуле, и ржавое ведро для справления нужды в углу.

— Знаю, но, наблюдая за живыми, я как будто сама живу. — Лорена взлетела и переместилась в дальний конец комнаты. — Когда мое тело принадлежало мне, я так всегда себя вела, сидела тихо под кроватью, пока мамка принимала клиентов. Старалась, чтобы меня никто не замечал. Так что сейчас практически ничего не изменилось.

— Мне жаль, что ты попала в руки этого мерзавца, — вздохнула я.

— Все быстро закончилось. — Привидение склонило голову к плечу, ее прозрачная ладонь прижалась к животу. — Сейчас уже не больно, но очень грустно. Может, после того как лорд позабавится с тобой, ты тоже не будешь уходить, а останешься со мной? Мы могли бы стать подругами.

Последние слова были произнесены с такой надеждой, что я даже не разозлилась на Лорену. Юная и глупая, не видевшая в своей жизни ничего хорошего.

— Я не могу умереть, — тихо прошептала я, скорее самой себе, чем ей. — Только не сейчас. Нужно срочно придумать выход.

Взгляд вновь упал на догорающие свечи.

— Лорена, попробуй поджечь ремни, — попросила я, придавая своему голосу твердость. — Возьми подсвечник и поднеси к рукам.

— Упрямая, — неодобрительно отозвался призрак.

Но она все же выполнила мою просьбу и подошла к свечам, одна из которых уже почти догорела. Вот свеча мигнула и погасла, оставив после себя тонкую струйку белого дыма. Времени оставалось все меньше, Ирвин может вернуться в любую минуту, медлить нельзя.

Лорене удалось ухватиться за подсвечник только с пятой попытки, я наставляла ее, учила, как лучше сосредоточиться. Долгие годы общения с призраками не прошли бесследно, есть хоть какая-то польза от моего дара.

Огонек лизнул ремень и одновременно кожу, заставляя заскулить от боли, но я стоически терпела.

— Держи крепче, — просила я, кусая щеки изнутри, пытаясь не думать об обжигающем огне, пожирающем мои запястья.

Неожиданно Лорена вздрогнула и посмотрела на закрытую дверь. Снаружи раздались тихие шаги, которые я не сразу услышала.

— Жаль, что не получилось. — Ее тонкие серые губы не двигались, эхо звучало у меня в голове. Подсвечник полетел на пол, а Лорена замерцала и исчезла.

— Что за черт! — Входная дверь отворилась, и в комнату вошел лорд Талбот. Он быстро нагнулся, подбирая с пола свечи, а затем перевел взгляд на тлеющий ремень.

— Фокусы тебе не помогут, — усмехнулся он. — Даже если все демоны придут на помощь, ты никогда не покинешь эти стены.

Ирвин грубо перехватил мои скованные руки и завел за голову, пристегивая к железной спинке кровати. Ноги были разведены в сторону и привязаны за лодыжки к столбикам.

— Значит, тебе нравится огонь? — Глаза моего мучителя хищно блеснули. Он с силой надавил на поврежденные запястья. Я изо всех сил пытались сдержать крик, рвущийся из груди, чтобы не доставлять уроду удовольствие, но вскоре не выдержала и застонала от боли.

На лице Ирвина промелькнуло удовлетворение, он отстранился и вернулся ко мне с одной свечой.

— С каких пальчиков начнем — на ручках или, может, на ножках? — будничным тоном поинтересовался милорд.

Одной рукой он медленно расшнуровал ботинок и снял его с меня, затем настала очередь чулка. Его холодная ладонь пробралась к подвязкам и, нежно поглаживая, стянула тонкую прозрачную ткань, уже порванную в нескольких местах.

— Раз, два, три, четыре, пять, — игриво пропел Ирвин. — Все такие беленькие и гладкие. Фабиана, нельзя быть такой совершенной, давай хотя бы мизинчик сделаем черным.

Мерзкая предвкушающая улыбка появилась на лице садиста, он даже облизнулся. Его подрагивающие от возбуждения пальцы поднесли к моей правой ступне свечу. Пламя на фитиле мигнуло и склонилось в сторону, не затронув кожу. Талбот нахмурился и на этот раз почти вплотную ткнул свечой в палец, но огонь вновь скользнул рядом, не касаясь мизинца. А затем и вовсе произошло невероятное: искра спрыгнула с фитиля и взметнулась вверх, на мгновение зависнув в воздухе.


ГЛАВА 15 | Порочная невеста | ГЛАВА 17