home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 2

Кровь пульсировала по венам, разнося по телу животный страх. Я соскользнула с кровати и кинулась к дверям, едва касаясь босыми ногами холодного паркета. Но попытка побега была жестко пресечена, сильная рука Ирвина схватила меня, жадно прижимая к своему телу. Спиной я чувствовала его живот, ледяная пряжка от брюк, словно раскаленное клеймо, жгла кожу сквозь тонкую ткань ночной рубашки. Теплая ладонь, пахнущая табаком с мятой, взметнулась вверх, на несколько секунд задержалась на вздымающейся от волнения груди, и зажала рот.

— Думаю, это лишняя предосторожность, ты же и так не собиралась кричать, верно, крошка?

— Вы не посмеете, — прошептала я.

— Уже посмел! — Лорд Талбот приглушенно рассмеялся и увлек меня на постель; под грузом тяжелого тела я стала задыхаться.

— Если я позову на помощь, сюда сбежится весь дом, — еле слышно просипела я. Дыхание сбилось, и пришлось жадно хватать ртом воздух, пока Ирвин не ослабил хватку.

— Ну так кричи. — Я ощутила грубое прикосновение губ ко рту, язык требовательно скользнул внутрь и коснулся моего. Столь интимное прикосновение позволено лишь супругу, а этот мерзавец перешел все известные границы.

Я билась, словно канарейка, пойманная в силки, пытаясь вырваться, а мужчина тем временем переключил свое внимание на рубашку. Его пальцы резко рванули тонкую ткань, так что россыпь маленьких перламутровых пуговиц коротким дождем осыпалась на пол с тихим шорохом.

В голове промелькнула дикая мысль: Ирвин хочет, чтобы его застали в моей спальне. Но почему?

Ужас от надвигающегося насилия разжег огонь в крови, адреналин ударил в голову, и я со всей силы вцепилась зубами в щеку милорда. Солоноватая влага разлилась во рту, принеся толику злорадного удовлетворения. Ирвин зарычал и отстранился.

— Решили скомпрометировать, чтобы добиться согласия на брак? — прошипела я; до конца не верилось, что он может пойти на такую подлость.

— Умная девочка. И страстная. Радует, что не ошибся в тебе, не люблю, когда женщина лежит как бревно, сопротивляйся и вопи, пока я буду терзать твое лоно.

— Какой же ты урод! — Я выгнулась, когда Ирвин вновь прильнул ко мне, его пальцы вцепились в бедро, принося легкую волну боли.

— У нас не так много времени, мы должны успеть оросить простыни девственной кровью. — Жестокий и циничный голос эхом отозвался в ушах.

Водоворот забвения стал затягивать сознание, услужливо предоставляя тело в полное распоряжение насильника. Мои ногти безуспешно впивались ему в спину, оставляя на коже глубокие царапины. Еще немного, и все будет кончено, я навсегда останусь во власти этого чудовища. Но вдруг туман в голове неожиданно рассеялся, колючие ледяные иголки впились в глаза, так что я, забыв обо всем на свете, неистово закричала, не только от страха перед изнасилованием, но и от невыносимой боли. Капля крови скользнула из века и прокатилась по щеке, оставляя за собой багровый след.

— Что за черт? — Ирвин отвлекся, его брови нахмурились, на лице явно читалось недоумение.

— Та малышка, последняя твоя жертва, ее звали Лорета?

На лице лорда Талбота промелькнул испуг, он отпрянул, как от пощечины, но тут же взял себя в руки и больно стиснул мои плечи, заставляя смотреть ему прямо в лицо.

— Откуда ты знаешь? — выдохнул он, огонь от свечи отразился огненным отблеском в его темных глазах.

— Она сама сказала мне, только что. — Мой голос звучал отстраненно и безучастно, почти равнодушно.

— Как? Она же… — в полном замешательстве пробормотал Ирвин и тут же прикусил язык, поняв, что может сболтнуть лишнего.

— Мертва? — прошептала я, переполняемая ненавистью. — О да, но власти никогда не найдут ее тела, правда? Ты очень осторожен.

— Кто тебе сказал? — Страх полностью овладел неудачливым насильником, его буквально трясло.

— Лорета. Она стоит прямо позади тебя.

Эффект от моих слов был поразительный. Лорд Талбот вскочил и стал бешено озираться по сторонам.

— Ты видишь духов?

Ответить я не успела, в коридоре послышались громкие звуки. Дверь распахнулась, и в спальню ворвался яркий свет от зажженного канделябра.

На нас смотрело с десяток любопытных лиц. То и дело раздавались притворно возмущенные вздохи. Особенно отличилась хозяйка дома, леди Петчер. Женщина клеймила меня позором и периодически норовила упасть в показательный обморок. Ну надо же, под сводами ее святого дома я посмела заниматься развратом, соблазнила уважаемого лорда. Как и следовало ожидать, спектакль актеры отыграли талантливо, подняв на ноги весь особняк, гостей, их слуг и, возможно, соседей.

Неестественно бледный Талбот растолкал бесстыдно толпившихся в комнате людей и выскочил наружу. Его план, конечно, блестяще сработал, грязное дело сделано и моя репутация опорочена. Никто больше не захочет взять в жены распутницу. Это клеймо на всю жизнь. Остается лишь один выход — выйти замуж за Ирвина. Но лучше смерть, чем такой супруг.

Едва дождавшись рассвета, я покинула роковое поместье, неосмотрительное посещение которого перечеркнуло мою судьбу черной траурной линией. Ирвин Талбот уехал еще раньше, я слышала, как слуги ворчали, что их заставили в ночных потемках готовить лошадей для милорда. Все это откровенно походило на побег. Конечно, задуманное прошло не совсем так, как хотел этот мерзавец. Он не ожидал, что я окажусь в курсе его постыдных тайн.

Последующие дни прошли для меня как в страшном сне, я почти не ела, все время проводила в своей комнате и старалась избегать встречи со своим братом. Сложившаяся ситуация больно ударила по положению Кайла, и он справедливо боялся, что его помолвка с дочерью барона Сагари расстроится. А ведь братишка так любил свою хрупкую прекрасную невесту, ему стоило немалых трудов добиться разрешения на брак у ее отца.

— Прости меня! — Спустя несколько дней я спустилась наконец вниз. За столом сидел мой брат и читал свежую утреннюю газету. Увидев меня, он тут же отложил ее в сторону.

— Фабиана, милая, ты не виновата, — вздохнул Кайл и приказал слугам поставить еще один прибор для завтрака.

— Я не должна была ехать.

— Но ты же не знала, что этот подлец пойдет на столь низкий поступок, чтобы получить тебя в жены. Я должен был это предвидеть, видя, какие взгляды он бросает на тебя. Мужчина, терзаемый таким сильным влечением, способен на все.

— Я не могу стать его женой! — На глазах вновь выступили слезы, хотя я была уверена, что за прошедшую неделю полностью выплакала их. Пришлось рассказать про свои страшные видения, связанные с Ирвином.

— Лорд Талбот до сих пор никак не проявил себя. Я ожидал, что он явится с визитом прямо на следующий день, и гадал, почему он медлит.

Брат с силой бросил вилку на стол, так что фарфоровая тарелка со звоном раскололась на три части, но он не обратил на это внимания.

— Ирвин больше не желает меня! — Волна облегчения разлилась в груди, тяжелый камень, сдавливающий сердце, треснул, позволив мне, наконец, легко вздохнуть.

— Боже, ты понимаешь, что это значит? — На лице и шее Кайла выступили красные пятна, а лоб покрылся испариной.

— Моя репутация не восстановится, — грустно покачала я головой.

— Да плевать на репутацию! Ты поступила необдуманно, поведав Талботу о видении. Если ты сейчас дашь против него показания, он заявит, что это месть обиженной женщины за то, что он не захотел жениться. Фактически доказательств его преступления у нас нет.

— Пусть так! — выкрикнула я. — Я буду молчать, уеду в Эрвиль к тете Магдалене, проведу там пару сезонов, глядишь, все немного уляжется, и я вновь смогу выходить в свет.

Я сама не верила в то, что говорила. Ни одна уважающая себя семья больше не примет меня в своем доме, об этом можно даже не мечтать.

— Фабиана, сейчас твоя жизнь висит на волоске. Лорду Талботу невыгодно оставлять на этом свете свидетельницу, которая может погубить его.

Перспектива лишиться жизни радовала не больше, чем брак с садистом. Кайл решился попросить помощи у своего будущего тестя, но я уговорила его повременить до свадьбы. Пусть венчание пройдет в спокойной обстановке и у барона Сагари не будет лишнего повода, чтобы расторгнуть помолвку. К счастью, до знаменательного события оставалось не так уж много времени. Правда, весьма огорчал тот факт, что будущие родственники тактично намекнули Кайлу, что не желают видеть на церемонии его сестру с запятнанной репутацией. Не дав брату высказать свое возмущение, я смиренно решила не присутствовать на венчании. Его милость вправе решать, кто будет на бракосочетании его второй дочери, после этого девушка перейдет в нашу семью, и отец не будет вмешиваться в их жизнь. По крайней мере, искренне на это надеюсь.

Прошло всего несколько дней, а обо мне уже гудела вся столица. Светские сплетники коршунами накинулись на добычу и принялись терзать, с наслаждением придумывая и смакуя новые подробности моего падения.

Я носа не высовывала из дома, да, собственно, мне сейчас и некуда было отправиться. Приглашения на приемы и праздники перестали поступать, столик в гостиной, предназначенный для моей корреспонденции, уже неделю был пуст, сверкая чистой полированной поверхностью. Нэнси получила расчет в тот же день, когда я вернулась домой. Серая от страха компаньонка молча приняла полагающееся ей жалованье, быстро собрала вещи и отбыла в неизвестном направлении. Хотелось выйти попрощаться — все-таки два года вместе; мы часто гуляли в парке, проводили вечера за чтением книг, было много приятных моментов, которые, несомненно, останутся в памяти. Но я сдержалась. Слишком сильно клокотала во мне злость, ведь не без участия Нэнси моя жизнь оказалась погубленной.

Сегодняшний день не стал исключением в моей новой отшельнической жизни, после очередной бессонной ночи я побрела на кухню с просьбой заварить мне чай покрепче. Проходя мимо гостиной, услышала незнакомые голоса. Вернее, один голос я как раз хорошо знала, он принадлежал моему брату, а вот второй я слышала впервые. Оживленный разговор тут же смолк, когда я показалась на пороге.

— А вот и Фабиана! — Кайл подскочил ко мне и, взяв меня за руку, подвел к незнакомому мужчине. Небольшой рост, гладко зачесанные блеклые светлые волосы и круглые очки не придавали ему очарования.

— Добрый день, — проговорила я, сбитая с толку. Странное поведение брата и его чрезмерно веселое настроение всколыхнули нехорошие подозрения.


ГЛАВА 1 | Порочная невеста | ГЛАВА 3