home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 28

Легкий сквозняк от распахнутого окна скользнул по обнаженным плечам, заставив поежиться от налетевшей прохлады. В горле пересохло, я закусила губы, отчаянно пытаясь не застонать от огорчения, и медленно обернулась. Эстер поправила накрахмаленный чепчик, запрятав под белоснежную ткань непослушные выбившиеся локоны, и направилась к прикроватной тумбе. Нагнувшись, она взяла в руки давно потухший свечной огарок.

— Глядите, миледи, огонь, видно, ночью добрался до цветов и подпалил немного. Как вы не почуяли? Удивительно еще, что все быстро потухло и пожара не случилось.

Я от облегчения рассмеялась, на душе стало легко и почти хорошо. Проследила взглядом за Эстер, убирающей подсохший букетик лаванды. Мелкие цветочки осыпались под ее пальцами и дождевыми каплями упали на ковер. Ничего страшного, сон оказался сном. Что я, не человек, что ли, разве мне не может присниться обычный кошмар? И чего я так переполошилась, ведь знала, что в доме стоят обереги от призраков. Благодаря Чейзу. Даже думать стыдно, во сколько они обошлись герцогу, конечно, это прихоть и не жизненно важная покупка, но существенно облегчает мое существование.

Я села на маленький пуфик возле трюмо и стала расчесывать волосы, но Эстер быстро отобрала щетку и, намочив жесткую щетину в воде, быстрыми короткими движениями увлажнила волосы.

— Хорошо, что вам брови не надо подкрашивать, они и без того черные и яркие, а вот щечки слишком бледные, надо бы подрумянить.

Закончив с волосами, служанка вышла из спальни и вскоре вернулась с чашей углей. Положив на чашу щипцы, горничная немного подогрела их и стала завивать волосы в тугие кольца, тут же подхватывая густые локоны и закалывая жемчужными шпильками. Ей на помощь пришли еще две девушки, служанки учтиво поклонились и без лишних слов принялись за работу. Одна осторожно пудрила мне лицо, другая доставала из шкафа и раскладывала на кровати корсет, новую льняную короткую сорочку, шелковые чулки и прочее белье, которое мне предстояло надеть.

— Миледи, вы слыхали, говорят, в поместье сегодня прибудет сам король, — с придыханием сообщила Эстер. Глаза других служанок зажглись от восторга, и девушек будто прорвало, они наперебой стали щебетать о предстоящей свадьбе. Обсудили, сколько гостей уже прибыло, как флористы украсили обеденный зал и холл, а также небольшую городскую церковь, в которой будет проходить венчание. Места в конюшне поместья было достаточно, чтобы принять немало лошадей, но конюхи порядком вымотались, распрягая их. Вечером, я так понимаю, только малая часть приглашенных покинет этот дом, остальные останутся на ночь, а может, и на несколько дней.

Одна из девушек принесла бокал воды и, высыпав туда белый порошок из свернутой папиросной бумаги, отдала напиток мне.

— Что это? — удивленно поинтересовалась я, сдвинув брови. Пузырьки забурлили в прозрачной жидкости. Всплывая на поверхность, они с шипением лопались.

— Успокоительное от лекаря, чтобы меньше волноваться, — пояснила служанка. — Юные леди и их матушки, а иногда и батюшки всегда пьют это лекарство перед свадьбами, иначе, чего доброго, можно и в обморок грохнуться. Это же такие переживания.

Я хотела было отказаться от предложенного бокала, но, немного подумав, все же выпила. Кислая жидкость немного кольнула язык, но, достигнув желудка, разлилась теплой истомой, унося, словно летний ветерок, все мои невзгоды и печали. Определенно хорошая штука это успокоительное. Проблемы, которые, словно надоедливые мухи, мучили меня еще совсем недавно, сейчас казались несущественными. Я весело хихикала, слушая рассказы и шутки горничных, и за всей этой суматохой не сразу поняла, что не вижу рядом с собой Алексис.

Подруга явилась, когда я уже стояла в одних панталонах, а Эстер затягивала на мне корсет.


— Еще немного, миледи, — невозмутимо сказала горничная и, уперев одну ногу в край кровати, решительно потянула за длинные тесемки.

— Я дышать не могу, — пожаловалась я.

— Ничего, потерпи до вечера, потом Чейз снимет с тебя это орудие пытки, — заявила Алекс.

На подруге были надеты скромное по ее меркам шифоновое платье с золотой вышивкой и фамильные драгоценности, на длинных лайковых перчатках сиял широкий браслет с крупными аметистами. Сегодня Алексис не стала сооружать на голове башню из волос, ограничилась гладко зачесанными волосами и объемным пучком, обвитым нитью жемчуга.

— Ты прекрасна! — восхищенно проговорила подруга. — Даже завидую Чейзу, такую красавицу себе отхватил.

— Кто бы говорил, — хмыкнула я, меня так и подмывало съязвить насчет привороженного принца, но присутствие служанок сдерживало мой язык.

Мы вместе спустились вниз. Основная часть гостей уже отбыла в церковь, но припозднившиеся приглашенные тепло приветствовали меня и одобрительно кивали. Алексис проводила меня до кареты, в которой уже сидел мой брат. Именно он должен был вести меня к алтарю.

— Фабиана, ты похожа на принцессу! — Глаза Кайла увлажнились, он шмыгнул носом. — Поверить не могу, что сам отдал тебя в лапы этому высокородному нахалу.

— Я сама дала согласие, — напомнила я. — Кайл, пожалуйста, в этот день не надо упреков! Чейз хороший человек, поверь мне.

— Такие люди живут только для себя. Они не способны делать счастливыми других, — выпалил брат, но, наткнувшись на мой умоляющий взгляд, предпочел замолчать.

— Он дал мне шанс стать женой и матерью. По-твоему, лучше было бы сидеть в глухой деревне и доживать своей век по милости старших родственников?

Тут я неожиданно вспомнила про Алексис. Именно это и грозит моей подруге. Разве можно осуждать ее за поступок с приворотом? Нет, но она заслуживает гораздо большего, чем приманенный магией чужой жених. Кстати о принце, неизвестно еще, как тот поведет себя на свадьбе. Действие приворота с каждым днем усиливается, не исключено, что нас всех ждет не праздник, а большая катастрофа.

Мы довольно быстро добрались до места. Церковь находилась не так далеко от поместья. Думаю, если бы мы шли пешком, весь путь занял бы максимум пятнадцать минут, но будущая герцогиня Блэкстоун должна прибыть на свою свадьбу исключительно в новой лакированной карете, запряженной четверкой белоснежных жеребцов.

Когда экипаж остановился, два лакея бросились мне на помощь. Алексис намотала на руку шлейф от моего платья, и мы с трудом выбрались наружу, держась за протянутые руки слуг. На улице уже собралась многочисленная толпа зевак. Местные жители с любопытством разглядывали нас, а я же словно не замечала этих взглядов, не слышала восторженных криков, не видела суетящихся слуг, — мой взор был обращен на высокие резные двери старинного храма, за которыми меня ждал Чейз.

— Только не говори, что хочешь сбежать, — пропыхтела Алекс, расправляя подол моего платья. — Чего встала как вкопанная?

— Она хочет?.. — Брат предложил локоть, ожидая, что я на него обопрусь.

— Нет-нет, — поспешно воскликнула я. — Пойдемте скорее уже.

Ясная погода первого летнего дня, еще утром радовавшая всех нас, внезапно резко испортилась. Небо потемнело, затягиваясь синими грозовыми тучами. Поднялся сильный ветер, который кровожадным варваром налетел, срывая с деревьев зеленые листья, поднимая с дороги клубы пыли. На лицо упали первые холодные капли, я выставила вперед ладонь, прямо как в детстве, и поймала крупную дождевую каплю. На водной глади изумительно ровной поверхности яркой вспышкой отразился солнечный луч, пробившийся сквозь непроглядную небесную тьму. Капля дрогнула и растеклась по коже, а я наконец улыбнулась.

— Пора, милая, — поторопил меня брат.

Я кивнула, и мы стали подниматься по ковровой дорожке, красной лентой спускающейся со ступенек храма. Как только мы оказались внутри, тут же зазвучала музыка органа, и своды старинной церкви огласились проникновенным пением хора. Кайл приосанился и с гордостью вел меня к алтарю, у которого стоял падре. Как глупо, должно быть, выглядит сейчас моя счастливая улыбка до ушей. Юной леди не пристало так откровенно радоваться, но я ничего не могла с собой поделать. Чейз тоже улыбался, но одним уголком рта, его глаза сияли блеском аквамарина, и я облегченно вздохнула. Как же я люблю этот цвет, и как я боюсь тех моментов, когда глаза его наполняются черным огнем и пылают, грозя испепелить все вокруг дотла. Герцог был одет в роскошный черный камзол, обильно украшенный золотой вышивкой, и выглядел блестяще, ничуть не уступая мне в богатстве свадебного наряда.

Падре произнес торжественную речь, которую я почти не слушала от волнения. Очнулась лишь тогда, когда нам протянули Священное Писание, на котором лежало обручальное кольцо. Чейз взял его в руки и надел мне на палец.

— Ты прекрасен, — заявила я, но тут же устыдилась собственных слов.

— Спасибо, леди Блэкстоун… Фабиана, — ответил Чейз. — Но никто под этой крышей не сравнится по красоте с тобой, даже я.

Мы еле сдержались, чтобы не рассмеяться. Сидевшие в первых рядах старшие родственники неодобрительно поглядывали на нас, хмуря седые брови. Я постаралась вернуть лицу серьезное выражение, и мы с Чейзом стали принимать поздравления. Где-то на сотой паре приглашенных я уже порядком устала. Ноги горели от долгого стояния, плечи опустились, а Алекс, находившаяся рядом со мной, картинно вздыхала, закатывая глаза, с нетерпением ожидая, когда же, наконец, это кончится. Уверена, на свою свадьбу она позовет как можно меньше гостей, чтобы вновь не проходить через эту пытку. Я выслушивала учтивые и льстивые слова признательности, пожелания счастья, сжимала в ответ протянутые руки, бесконечно кивала джентльменам и улыбалась дамам, даже не вглядываясь в их лица.

— О боже, разрази меня гром! — неожиданно без церемоний воскликнула Алексис.

Я обернулась на подругу. Она во все глаза смотрела на приближающегося к нам Вильгельма. Его невеста принцесса София в числе почетных гостей поздравила нас первой, а принц сейчас шел вместе с высоким молодым мужчиной.

— Желаю счастья! — лаконично буркнул он, обращаясь к Чейзу. — И вам тоже, миледи.

Я едва удостоилась кивка, его пламенный взор был обращен на Алексис. Хорошо, что за его высочеством больше никого не было, поток желающих одарить нас благословениями иссяк, и я подозреваю, принц нарочно дожидался конца очереди, чтобы было меньше посторонних глаз.

— Виктор, я писал тебе об этой молодой леди, — произнес выразительно Вильгельм. — Алексис, дорогая, позволь представить тебе моего старшего брата.

Виктор прищурился и одарил всех нас таким презрительным и яростным взглядом, что сомневаться не приходилось: нам всем конец.

— Вилли… простите, ваше высочество, сейчас не время для сантиментов, у моего кузена свадьба, прошу не портить им праздник, — умоляюще прошептала Алекс.

— Вы хотите поговорить наедине? — Улыбка счастья озарила лицо влюбленного. — Я просто пользуюсь случаем и хочу просить вашей руки, моя богиня.

Неожиданно его брат вышел вперед, закрывая собой возмущенного Вилли.

— Послушайте, леди, не знаю, как вам удалось вскружить голову этому идиоту, но вы должны понимать, что дело идет к международному скандалу.

Виктор перевел взгляд на Чейза.

— Лорд Блэкстоун, доведите до сведения своей кузины, чтобы держалась подальше от Вильгельма, иначе, боюсь, последствия могут быть весьма неприятными.

— Вы мне угрожаете? — Голос моего мужа не предвещал ничего хорошего.

— Просто предупреждаю. Нашему княжеству очень важен союз с вашей страной, и я не допущу, чтобы помолвка была разорвана.

— Вот и женись сам на этой зануде Софии, — обиженно протянул Вильгельм. — А мы с Алексис уедем в бабушкин домик на берегу озера и будем там жить. Вот!

Вилли растолкал нас и, добравшись до руки Алекс, стал лобызать ее перчатку, оставляя на ней мокрые следы от слюны. Чейза перекосило от бешенства, Алексис от омерзения, а меня от ужаса.

— Постойте тут, моя дорогая, сейчас я сообщу этой выскочке Софии, что отказываюсь от нее!

Вильгельм бросил победоносный взгляд на старшего брата.


ГЛАВА 27 | Порочная невеста | ГЛАВА 29