home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 34

Моя комната буквально утопала в цветах. Почти все свободное пространство на полу было заставлено корзинами, наполненными большими белыми розами и лилиями, лесными ландышами и редкими лиловыми орхидеями. Искусно составленные букеты сочетали, казалось бы, совершенно разные растения, создавая божественный аромат. Жаль, что нельзя запечатлеть его, запах неизбежно покинет спальню вместе с увядающими цветами, оставив лишь легкий шлейф на портьерах, да и то на короткий срок. Волшебное благоухание приятно щекотало ноздри, я глубоко вдохнула аромат и улыбнулась.

— Милорд велел привезти эти цветы для вас, — сообщила Эстер.

Я смущенно зарделась и закусила губу, погруженная в радостное предчувствие. Подойдя к столику, протянула руку, чтобы коснуться шелкового розового лепестка, на котором, словно прозрачная жемчужина, сверкнула крупная капля росы. Цветы, видно, совсем недавно срезали, они свежие и невероятно красивые. Такое расточительство, и все ради того, чтобы сделать мне приятное. Если бы не присутствие горничной, я бы закружилась по спальне, счастливо смеясь. Поступок мужа ободрял и вселял надежду на счастливое будущее. Я даже всерьез задумалась, стоит ли портить такой очаровательный момент и вызывать Чейза на разговор, чтобы поведать о случае в приюте. Но чувство справедливости перебороло короткие мгновения предательской слабости. Тяжело вздохнув, я все же взяла себя в руки и приготовилась к непростой беседе.

Минуты превращались в часы, время тянулось, свеча практически догорела, а герцог все не появлялся в спальне. Неужели решил заночевать в кабинете? Из его комнаты еще не выветрился запах гари, поэтому она временно была закрыта. Не в гостиную же он направился, а может, важные дела задержали.

Прохладный ночной ветер бил в распахнутое окно, играя портьерами, заставляя тяжелую ткань трепетать под натиском разыгравшейся стихии. Поежившись, я вылезла из-под одеяла и, плотнее закутавшись в длинный пеньюар, встала, чтобы закрыть окно.

Лунное серебро сверкало и отражалось на стенах и отполированном до блеска зеркальном паркете, наполняя воздух едва заметными искрами. Я уже собиралась захлопнуть окно, но невольно залюбовалась необычайно яркими звездами, сиявшими на чернильном небосклоне.

— Такое чистое небо, завтра должна быть замечательная ясная погода. — Я невольно вздрогнула, услышав до боли знакомый голос. Обернувшись, увидела Чейза, стоявшего возле кровати.

— Прости, не услышала, как ты вошел.

— Я заставил тебя ждать?

— Немного, — вынуждена была признать я.

— Понравился подарок?

Я бросила взгляд на цветы, угадывая в полумраке их темные очертания, легкий аромат все еще приятно ласкал ноздри.

— Спасибо, они чудесны, — проговорила я, отойдя от окна. Чейз все еще не двигался с места. Он внимательно следил за моими движениями, будто нарочно вынуждал идти к нему, подобно пауку, заманивающему глупую мошку в свою невидимую паутину.

— Я долго ждал возможности прийти к тебе, — неожиданно заявил Чейз и, встав, буквально в два шага оказался возле меня.

— Понимаю, ты занят, — вздохнула я, ощущая сквозь тончайшую ткань сорочки, как горячие пальцы смыкаются на талии, настойчиво стискивают спину, заставляя прижаться к упругому животу Чейза.

— Сладкая… — Хриплый шепот опалил ухо, губы скользнули по коже, проводя на шее дорожку из неистовых поцелуев. Мысли о тщательно спланированном разговоре исчезли вместе с моей волей, я таяла, словно кусочек льда, попавший под лучи палящего солнца. Звук рвущейся ткани заставил очнуться. Чейз, больше не сдерживаясь, грубо рвал мою сорочку. Шелк трещал под напором и, скользнув по обнаженному телу, упал к ногам. Чейз впился в мои губы поцелуем, приглушая крик мольбы, а затем, подхватив на руки, понес к постели.

— Постой, слишком быстро… — Я попыталась вырваться, но герцог вновь грубо прижал меня к перине, не давая возможности освободиться. Я извивалась, напуганная таким напором. Сильная рука перехватила запястье, отводя руку, заставляя стонать уже не от наслаждения, а от боли. Я задыхалась от негодования.

— Фабиана! — Шепот перешел в шипение, красные искры в глубине глаз вспыхнули и тут же погасли, медленно превращая аквамариновые глаза в опал.

Чейз улыбнулся, но не ласково, а хищно, победно. Пальцы второй руки нащупали набухшую горошинку соска, сжали и, немного поиграв с ней, спустились ниже, к животу. Я непроизвольно выгнулась, когда он резко надавил коленом, разведя мои ноги и давая возможность своей руке двинуться дальше. Тело предательски отзывалось на ласку, острые чувства заполняли вены искрами удовольствия, разнося по крови блаженство.

Когда волны удовольствия, завладевшие моим телом, стихли, сознание заволокло густым туманом забвения. Я закрыла глаза и, откинувшись на подушки, провалилась в глубокий сон.

Пробуждение оказалось не слишком приятным, тело ныло как после долгой пешей прогулки. Темные синяки, оставленные пальцами Чейза, болели и заставляли каждый раз густо краснеть, когда я опускала взгляд на следы бурной ночи. Пришлось даже отказаться от помощи Эстер, я сама надела платье и затянула корсет, благо, чтобы облегчить жизнь женщинам, придумали модель со шнуровкой спереди.

Аромат цветов уже не казался таким прекрасным. Он буквально душил меня, терпкие сети обволакивали, заставляя кашлять. Я попросила горничную унести часть букетов, а когда выходила из спальни, оставила окно открытым, чтобы запах выветрился.

Легкое головокружение прошло, как только я оказалась на улице. Теплый летний ветерок унес с собой не только боль, но и мрачное настроение, запрятав обиду в самый дальний уголок души. Я старалась не думать о ночи этой дикой любви, да и особо некогда было размышлять, мир как будто изменился, а я случайно оказалась по ту сторону зеркала. Нет, дом и сад остались прежними, исказились люди. Леди Мелисента приветливо со всеми здоровалась и часто улыбалась, чем приводила в ступор даже прислугу, давно привыкшую к угрюмому выражению лица этой властной дамы. Алексис из веселой и легкомысленной девушки превратилась в молчаливую и серьезную, редко выходила из своей комнаты и в разговорах преимущественно всегда молчала. Тейдж тоже старался не шалить, тратя весь свой запал на занятия с гувернанткой. Лилли-Роуз оказалась хорошей учительницей, знающей несколько иностранных языков и сносно играющей на фортепиано.

Вот и сегодня, когда пришла проведать лисенка в саду, где они по обыкновению проводили утро в белой беседке, я застала мальчика не за играми, а за изучением букв илларийского алфавита.

— Доброе утро, миледи. — На приветствие гувернантки я ответила улыбкой и кивком головы.

— Тебе нравится этот язык? — спросила я у Тейджа. — Он очень мелодичный и красивый.

— Его светлость обмолвился, что в детстве любил читать стихи на илларийском, поэтому Тейдж попросил меня обучить его, — пояснила Лилли-Роуз.

Моя улыбка тут же померкла, тоска больно царапнула сердце своей когтистой лапой. Бедненький, так старается понравиться герцогу, видно, как и я, надеется, что тот проникнется к малышу состраданием и оставит его в доме. Помыслить невозможно, что однажды этот смышленый и ласковый мальчик покинет меня и отправится в чужую семью. А если там будут недостаточно о нем заботиться и, что еще хуже, обижать и бить?

Я подошла к Тейджу, погладила его по рыжим кудрям и, не сдержав нахлынувших чувств, крепко прижала его к себе. Малыш прильнул ко мне, обхватив ручками мои ноги, и зарылся лицом в бесконечные складки пышной юбки. Пришлось приложить усилия, чтобы отстранить ребенка, я больше не должна проявлять слабость и позволить Тейджу привыкнуть еще больше, чтобы расставание так сильно не ранило неокрепшую детскую душу.

Сегодня мы ждали в гости мисс Кэти. Назначенный час уже давно истек, и я начала волноваться. Можно, конечно, рассказать ее брату о призраке, преследующем девочку, но я отчаянно боялась, что тот не поверит мне, а возможно, даже запретит общаться с Кэтрин, вообразив, что я не в своем уме. Люди часто стараются не замечать необычные вещи, творящиеся вокруг них, которые сами не способны объяснить и понять. Куда легче просто закрыть глаза, чем изводить себя страхами перед неизведанным.

— Мы собирались на прогулку к озеру, — сказала Лилли-Роуз, — я еще утром отправила послание, чтобы привезли мисс Кэтрин. Может, девочка заболела?

Вскоре я забеспокоилась еще больше, но, к счастью, долго мучиться не пришлось. Лакей доложил, что к нам посетители, и вскоре в саду появилась Кэти в сопровождении Бруно.

— Добрый день, леди Фабиана! — Молодой человек приветствовал меня учтивым поклоном. — Мы, к сожалению, пока так и не нашли новую няню для Кэтрин.

— Я попрошу нашего дворецкого Колберта отправить запрос в агентство по подбору персонала, — проговорила я. Камень на душе рассыпался в прах, уступив место легкости. Я расслабилась, увидев девочку живой и невредимой. Может, я ошиблась, и призрак, получив жизнь ее матери, покинет это место, забыв про ребенка? По крайней мере, я отчаянно надеюсь на такой исход этой страшной и пугающей истории.

— Могу я составить вам компанию? — Неожиданный вопрос поставил меня в тупик, я замешкалась, соображая, насколько будет приличным взять с собой на озеро мистера Лероя. Но тот не ждал моего ответа, приняв молчание за согласие. Он достал из кармана мастерски выточенную деревянную лошадку и протянул игрушку мальчику.

— Благодарю, сэр! — Малыш восхищенно уставился на подарок.

— Право слово, не стоило, — сказала я, наблюдая, как мальчик берет Кэти за руку и они вдвоем шагают по садовой тропинке к выходу. — Не следует баловать мальчика.

— Ну что вы, это пустяки, — очаровательно улыбнулся Бруно. — Я обожаю дарить подарки.

— Спасибо, она ему очень понравилась, — поблагодарила я.

— А где же прелестная леди Фостер?

— Алексис сейчас занята, — ответила я. Подруга в данный момент пряталась в своей комнате, ожидая очередного свидания с Вильгельмом. И если принца она еще могла вынести, несмотря на его активно влюбленное состояние, то колкости его брата Виктора, неизменно награждающего девушку язвительными замечаниями и снисходительными ухмылками, подрывали ее душевное спокойствие. От трусливого побега из поместья ее останавливало лишь сознание того, что, если приворот не будет снят, мы все окажемся в незавидном положении.

— А ваш супруг? — При упоминании Чейза голос Бруно чуть дрогнул.

— Он не сможет пойти с нами на прогулку.

— В таком случае больше никого не ждем, отправляемся на озеро, — отозвался Бруно, нисколько не огорчившись отсутствием герцога, и пошел вслед за детьми и гувернанткой. — Тейдж, а ты умеешь ловить рыбу? Я совершенно случайно захватил с собой бамбуковую удочку. Хочешь, я тебя научу?

Лисенок издал ликующий крик, чем окончательно стер все мои сомнения. Никто не посмеет дурного слова сказать, мы же будем не наедине, а в сопровождении Лилли-Роуз и детей. Так что приличия соблюдены, можно отправляться.


ГЛАВА 33 | Порочная невеста | ГЛАВА 35