home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

– Вам нужно отдохнуть, я с ней посижу.

– Сам отдыхай.

– Я уже…

– Исчезни.

– Оба исчезните, пожалуйста, – сквозь сон попросила я, натянула одеяло на голову и попыталась повернуться на другой бок.

Зря. Очень зря я забыла, что произошло ночью, где я оказалась и почему так жестко спать. И очень напрасно не подумала о том, что в моей комнате Нэю и Ристану точно взяться было не откуда.

Но я не подумала и свалилась с дивана, на который меня заботливо перенесли. И даже пледиком накрыли.

Верный плед последовал за мной на пол, укрывая от глаз притихших свидетелей.

Лежа на холодном и твердом, в темноте и растерянной тишине, я мечтала снова уснуть, чтобы не вспоминать прошедшую неделю, не думать о ней, не ощущать этот холодный, липкий страх, расходящийся под кожей тонкими колючими нитями.

Еще в старом доме некроманта, бесправная, но странно спокойная, я удивлялась такой своей непробиваемости, винила Таниса в своем состоянии, и понимала, но как-то отстраненно и безэмоционально, что ощущение беспомощности и одиночества, отнимающая силы давящая мощь чужой воли, это не серьезно, и слез моих по вечерам слишком мало для такой безысходной ситуации, в которой оказалась я.

Тогда мне казалось, что в мою еду что-то подмешивают, теперь я была в этом уверена.

Завтрак я пропустила и спокойствие меня покинуло.

– Эри? – меня подняли вместе с пледом, и уже собирались положить обратно на диван, но не сделали этого. Инэй замер, продолжая держать меня на руках, и мрачно заметил, обращаясь к Ристану:

– Она дрожит.

– Принести еще один плед? – предложил тот. – Чай?

– Танис, – вырвалось у меня, – где он?

Я честно старалась перестать трястись, взять себя в руки, и подавить накатывающий волнами, холодный страх, но получалось не очень. Я трусиха, с этим стоило смириться.

Стянув с головы край пледа, требовательно посмотрела на темного.

– Ты прямо как кэп, – улыбнулся Ристан, – когда он узнал, что был пойман создатель измененных, ворвался утром в кабинет капитана с тем же самым вопросом.

– Кэп? А ему-то зачем?

– Его раны медленно затягиваются, – Нэй все же сгрузил меня на диван, поплотнее закутал в плед, и присел рядом, обнимая за плечи, – никакой регенерации, заживление идет с примитивной скоростью среднестатистического человека.

– Он сбежал из лазарета, – Ристан продолжал топтаться рядом с пустым стулом, что совсем недавно занимал мой брат, и не мог решить, стоит ли ко мне подойти, или лучше не нервировать Нэя, – напугал какого-то новичка из стражи и серьезно поссорился с помощницей Ренэка…

– Кого?

– Аснэ Ренэк – дознаватель.

Наконец узнав имя своего спасителя, я так и не смогла взять в толк:

– А зачем кэпу Танис?

– Как он утверждает, чтобы поделиться незабываемыми ощущениями.

– В укус была занесена инфекция, – пояснил Нэй, задумчиво поглаживая меня по плечу, – и я не планирую в ближайшее время выпускать Реннана из лазарета.

– Что-то мне подсказывает, что он этому не очень рад, – пробормотала я.

– Совсем не рад, – с улыбкой подтвердил Ристан, игнорируя хмурый взгляд Нэя. Сдается мне, кэп не только с помощницей альбиноса поругаться успел, но и с моим братцем.

– Это неважно, – проворчал Инэй, – через пару дней Ренэк уедет, и заберет Таниса с собой.

– Его казнят? – мне почему-то казалось, что это единственный логичный вариант. Наивная я очень.

– Едва ли, – в порыве чувств, Нэй прижал меня к себе сильнее, чмокнул в макушку, и со вздохом признался, – Ренэк не дурак, а Танис, неприятно это признавать, талантливый артефактор, да и неплохой целитель, судя по его опытам.

Измененные и правда впечатляли. Конечно, пугали до чертиков, но и восхищали.

– Думаю, он продолжит свои исследования, где-нибудь в подвалах управления Ренэка, на осужденных.

Перед глазами встала чистая, белая лаборатория, столы, заставленные стеллажи и банка с истерично вращающимся глазным яблоком, плавающая в мутном растворе. Обстановочка не для чувствительных и слабонервных барышень.

– Эри? Эрида, тебе плохо?

Мне было не плохо, мне было страшно. Возможно, Танис и контролировал уровень моего стресса, пока я была его пленницей, но теперь-то озаботиться этим было некому. Воспоминания о прошедшей неделе обрушились на меня резко и без подготовки.

Я задыхалась, чувствовала, что воздуха не хватает, дышала как загнанная лошадь, но все равно не могла надышаться.

Ничего не закончилось с появлением дознавателя. Опыты не прекратятся, где-то кто-нибудь все равно окажется на чистеньком столе, под ослепительным, холодным светом светильников, связанный и беспомощный. И он тоже увидит сосредоточенное лицо Таниса, не злое, но безжалостное. И, в лучших традициях закоренелой эгоистки, я тихо радовалась, что это все случится уже не со мной.

Я не видела, как он создавал измененных, лишь раз присутствовала на завершающем этапе, но мне хватило и этого.

Совсем рядом маячило обеспокоенное лицо Ристана, присевшего передо мной на колени. Слабо, словно сквозь тонкий лед, ощущалось тепло чужих рук. Инэя, трясущего меня за плечи и Ристана, сжимающего ладони.

Но все это было как будто ненастоящим, мир сжимался, сужался до маленькой точки, которую в скором времени тоже должна была поглотить темнота.

Я была слабой и трусливой. Не бесстрашная героиня, не сильная личность. Просто Эрида. Девочка, готовая сорваться либо в спасительный обморок, либо в безобразную истерику.

Колкий разряд прошил тело, меня ощутимо встряхнуло, дернуло вверх и назад, а потом бросило обратно в теплые руки.

В голове прояснилось, из глаз брызнули слезы и я просто разревелась, уткнувшись лбом в брата.

– Что вы с ней сделали? – шепотом спросил Ристан, продолжая сжимать мои ладони.

– Всего лишь слегка встряхнул, – отозвался брат, – пару раз я уже был свидетелем панических атак, успел в них разобраться.

– С ней все будет в порядке?

– Если принесешь успокоительное, да, – меня погладили по голове, – она сильная девочка.

Я была с ним в корне не согласна, могла бы поспорить, найти подходящие аргументы, открыть Нэю глаза на правду, но вместо этого продолжала плакать.

Так было легче.

К тому времени, как Ритстан вернулся со стаканом, в котором плескалась подозрительно знакомая, синеватая гадость, я уже не ревела, только тихонечко всхлипывала, и изредка икала.

И очень возмутилась, когда мне под нос сунули стакан.

– Я не буду это пить!

В конце концов, я же сильная девочка, справлюсь как-нибудь.

– Эрида…

– Я хочу его увидеть.

В кабинете ненадолго повисла тяжелая тишина.

– Кого? – мрачно спросил Ристан. И взгляд у него был такой…предупреждающий. Мол, не глупи, Эридушка, скажи, что хочешь увидеть кэпа, Асвера, плюшевую кошку, которую тебе брат на шестилетие подарил, Ренэка, на худой конец.

– Таниса, – я не могла точно сказать, зачем мне это было нужно, но одно знала точно, если не увижу его перед тем, как дознаватель уедет, и увезет моего похитителя с собой, то уже никогда не смогу жить нормально.

– Нет. – Инэй был непреклонен и тверд, но уловив что-то в моем взгляде, уступил. – Не раньше, чем мы вытащим из тебя эту дрянь. Не стоит рисковать.

Прикосновение к амулету вновь отозвалось иголочками боли, прошедшимися по позвоночнику.

Меня всю аж передернуло.

– Вы это серьезно?! – Ристан злился.

Нэй удивленно глянул на темного, улыбнулся странно, и уверенно сообщил:

– Хуже не будет.

– И когда его из меня вытащат?

– Да хоть сейчас, – пожал плечами Нэй, я обрадовалась, воспряла духом, заулыбалась, а он тут же дал задний ход, – но лучше вечером, чтобы я смог все подготовить.

Мне оставалось только послушно кивнуть.

О том, что с каждым часом амулет чувствовался все отчетливее и терпеть его было почти невыносимо, я молчала, прекрасно понимая, что это нервное.

Но сидеть на месте было мучительно. Выпускать меня из здания, с этой штуковиной в шее, никто не собирался, и всем было совершенно плевать, что я думаю по этому поводу. Такая оправданная вселенская несправедливость.

Проторчав почти весь день в кабинете с жестким диваном, пустым столом и большим книжным стеллажом, забитым сплошь профессиональной литературой, к вечеру я озверела достаточно сильно, чтобы на полном серьезе рассматривать возможность побега через окно.

Страж, приставленный к двери, отпускать меня одну никуда не хотел, и провожал даже до туалета.

Остывший обед, принесенный таким же отмороженным, неразговорчивым мужчиной в черной форме, стоял нетронутым на столе, ожидая к себе в компанию второй поднос с ужином.

Ристан, которого забрал с собой Нэй, больше не возвращался, брат тоже не заглядывал, весь день я провела в одиночестве, и очень по этому поводу бесилась.

Потому, когда уставший и порядком помятый, Ристан пришел меня забирать, я встретила его совсем не радостно.

Темного это почему-то очень удивило.

– Эри?

– Я.

– Все хорошо?

– Просто прекрасно, – я врала, и он об этом знал, и я знала, что он знал, но даже не думала смущаться, – зачем пришел?

– Я…все готово. Я за тобой.

Я встала с дивана, на который поспешно перебралась с подоконника, когда услышала шаги в коридоре, поправила подол черного платья, и задрав нос поплыла к темному.

Руки чуть подрагивали, застывшие льдинками пальцы давно утратили всякую чувствительность, я боялась, злилась и снова хотела поплакать.

Зря, наверное, не выпила успокоительное.

Увиденное в лаборатории брата лишь подтвердило мои подозрения. Надо было пить.

Меня ждал чистенький стол, белый яркий свет и сосредоточенный Инэй, державший в руках белую рубаху, в которую мне нужно было переодеться.

Бегавший весь день по поручениям моего брата, Ристан дремал в коридоре на подоконнике, и даже не представлял, чего мне стоило не устроить истерику прямо в лаборатории, а послушно переодеться, забраться на стол и не только позволить вколоть себе анестезию, но и мирненько пролежать почти три часа носом в стол, пока Нэй колдовал над амулетом.

Под конец тела я почти не чувствовала, безуспешно боролась с мигренью и ощущала странную пустоту внутри, но была свободна. Что не могло не радовать.

***

В подземельях было сыро и холодно. Очень знакомая атмосфера, но мне, накачанной под завязочку обезболивающим и успокоительным, было, в общем-то, все равно.

От бинта на шее навязчиво пахло травами, дыру от амулета саднило, но не это было самым ужасным. Хуже было то, что я словно плавала в супе.

Я была спокойна, заторможена и почти неадекватна. И это очень раздражало.

Идущий чуть впереди стражник, рассеянно позвякивал ключами. Его не интересовало зачем я иду навещать заключенного, почему на первом этаже я долго и нудно препиралась с каким-то темным, желавшим идти со мной, и какое отношение ко всему этому имеет дознаватель, утащивший упертого темного с собой.

Я следовала за стражником, и невольно ежилась от безрадостных мыслей. Если Нэй узнает, что дознаватель не просто позволил мне увидеться с Танисом, но отпустил к нему одну, а присутствие стражника брат точно в расчет не возьмет, то случится что-нибудь страшное.

Единственное, на что я могла надеяться, так это на чудо. Инэй не узнает, Ренэк увезет Таниса, а я заживу спокойно. Я смогу. Это совершенно точная информация.

Притормозив у одной из камер, стражник сообщил со скучающим видом:

– Он здесь.

За решетчатым окном и крепкой дверью находилась небольшая комнатка с кроватью, столом и скособоченным табуретом.

Света едва хватало, чтобы разглядеть сидящую на краю кровати фигуру.

Танис очень удивился увидев меня.

– Эрида? – он поднялся, быстро, порывисто, будто подброшенный, метнулся к двери, и замер, сжимая бледными пальцами прутья. – Что ты здесь делаешь?

Дыхание на мгновение перехватило, рука сама дернулась потрогать шею, убедиться, что амулета больше нет.

За прошедшие два дня Танис не изменился, он выглядел почти так же, как в тот вечер за ужином, перед побегом, даже ожог от моего заклинания почти сошел, напоминая о себе лишь слегка шелушащейся кожей и отсутствием одной брови.

И это было невероятно. Мне казалось, что Танис должен был измениться. Просто обязан.

Его секрет раскрыт, все знаю, кто похищал людей, кто совершал все те страшные поступки, и это должно было превратить его в чудовище. Во что-нибудь страшное.

А он не превратился. Передо мной стоял все тот же артефактор, что и пару дней назад, что и пару месяцев назад, когда я впервые увидела его на залитой светом лестнице, в компании уже тогда подчиненного профессора Сэнса.

– Я…

Голос дрогнул и сорвался, я уже жалела, что пришла сюда.

Зачем я сюда пришла?

Желание сбежать было почти непреодолимым, я даже сделала шаг назад, подальше от двери, от Таниса, от всего этого, а потом он заговорил.

– Я и не надеялся еще раз тебя увидеть.

Я молчала, замерев посреди полутемного холодного коридора. Он смотрел и продолжал говорить:

– Мне нужно извиниться. Я понимаю, что так было бы правильно, но не могу. Я похитил тебя, напугал и едва не сломал, – поймав мой взгляд, Танис попытался улыбнуться, – но если бы у меня был второй шанс, я сделал бы то же самое.

– Зачем? – спускаясь сюда, я надеялась вернуть смелость, увидеть своего похитителя и доказать себе, что он мне больше не страшен, запертый, лишенный магии и свободы. Но вместо этого он меня напугал, и я охотно испугалась.

– Никто не хочет быть один, – Танис пожал плечами, – я тоже.

Стражник равнодушно разглядывал противоположную стену. Казалось, ему нет никакого дела до нашего разговора, но я была уверена, что он слушает и слышит, а потом, вполне возможно, еще и Ренэку все перескажет.

– Мы с тобой больше никогда не увидимся, я это знаю, – Танис был совершенно спокоен. Глядя на него, сложно было представить, что этот человек обвиняется, в похищениях, убийствах, и противозаконных опытах над людьми, – и хочу пожелать тебе удачи. Постарайся избегать таких людей как я.

После этой встречи легче мне не стало, но хоть спокойнее сделалось, что тоже немаловажно. Не знаю случайно или нет, но Танис успокоил меня, почти пообещал, что мы никогда больше не встретимся.

Не так уж и плохо, если учесть, что казнить его вроде как не собираются.

От невеселых мыслей меня отвлек яростный рев со второго этажа.

– Я хочу его видеть! – гремели густым, грудным голосом.

– Лорд Ренэк сейчас занят! – звонко орали в ответ.

Жену градоправителя я узнала по первым звукам, ее боевая оппонентка была мне не знакома, но стоило только аккуратно прокрасться по лестнице, и воровато выглянуть из-за поворота, как все стало на свои места.

Невысокая и хрупкая, совершенно несерьезная на фоне внушительной леди, Малика героически защищала дверь в кабинет капитана, где, судя по всему, и находился дознаватель.

– Вы не имеете права! – не унималась леди Санр.

– Имеем! – встав на носочки и уперев руки в бока, Малика пошатывалась, рискуя не удержаться в таком ненадежном положении, но продолжала решительную оборону.

Дверь за ее спиной открылась, показался дознаватель и спокойно попросил:

– Пропусти ее.

– Но, босс!

– Малика…

Казалось бы, всего одно слово, но девушка сдулась, опустила плечи и отошла в сторону, принимая поражение.

Леди Санр проплыла мимо нее, одарив напоследок холодным взглядом, и скрылась в кабинете.

Дверь закрылась, и только после этого я осмелилась ступить в коридор. Все мои переживания были мгновенно забыты, сокрушенные такой жестокой несправедливостью.

Малика, не замечая меня, поплелась к окну, лица я не видела, но поникшие плечи выдавали ее с головой.

Хотелось сделать для нее что-нибудь приятное. Пусть я видела эту девушку всего второй раз, и уже второй раз она пугала своей напористостью, но мне, почему-то, нравилась. Просто так. Непонятная симпатия к совершенно незнакомому человеку.

Догнать ее не составило труда, Малика даже не обернулась, когда я подошла сзади.

Пришлось легонько хлопнуть ее по плечу, как это обычно делала Лия, требуя к себе внимания, и заговорщицки улыбаясь предложить:

– Как насчет чая с бисквитами?

Светлые брови поползли на лоб, и я решила уточнить:

– В кофейне через два здания отсюда.

Малика продолжала удивленно молчать, пришлось выбросить последний козырь:

– Мне нельзя покидать отделение без сопровождение, а очень хочется. Пойдем вместе?

– Ну если хочется, – неуверенно протянула она, теребя прикрепленный к груди значок. Стилизованный глаз со звездой вместо зрачка – отличительный знак имперских спецслужб.

– Меня, кстати, Эрида зовут.

– Я знаю, – она широко улыбнулась, – мы тебя три дня по всему городу искали, пока босс куклу не дожал.

– Куклу?

– Вашего профессора, – увлекаемая мною к лестнице, она лишь раз оглянулась на дверь капитанского кабинета, – Самэс, или как там его.

– Сэнс.

– А, ну да, – рассеянно кивнула она, – он уже не человек. Босс едва смог добраться до того, что в нем еще осталось от бывшего профессора. Слишком сильное воздействие. Человеческий разум не в силах такое выдержать.

– Но он был похож на Сэнса, говорил как Сэнс и даже предпочтения в еде у него были как у профессора.

– Знаешь, чем хороши разработки этого Даларона? – задала она неожиданный вопрос. – Он умудрился подчинять тело, не стирая полностью личность. Да, психику он ломает страшно, но отличить уже простую контролируемую куклу от живого человека невозможно. В амулетах содержатся только наборы команд, кукла сама выбирает как именно их выполнять. Это же просто удивительно. Жутко, но невероятно. Он смог достигнуть таких успехов без должного оборудования и хорошего спонсирования. Я даже представить не берусь, что еще он сможет придумать, когда попадет в наши лаборатории и получит все необходимое для…ой.

Малика отвела взгляд от моего побелевшего лица и смутилась:

– Прости.

– Эрида!

Неловкую заминку и мое неопределяемое, но неприятное состояние, развеял Ристан.

– А тебя уже отпустили? – удивилась я, стряхивая с себя липкое оцепенение.

– Леди Санр завладела всем вниманием лорда Ренэк, – он передернул плечами, – и я решил им не мешать.

– Сбежал, – кивнула я.

Ристан поджал губы, несогласный с моим высказыванием, но не спешащий его оспаривать.

– И это очень хорошо, что ты сбежал, – заявила я, чувствуя себя почти чудесно, – а угости нас какао.

Ристан закатил глаза, проворчал что-то про мои умственные способности, но в кофейню повел, и даже высидел на диванчике целый час, смирный и молчаливый, покорно слушая жалобы Малики, которая была уверена, что босс ее не ценит и недолюбливает, и вообще…

– Лучше бы я в отдел логистики пошла, у меня были для этого все возможности.

– И почему не пошла?

– Скучная работа, быть помощницей дознавателя веселее. Всякие поездки, заброшенные дома, подозрительные склепы, опасность, – она жалобно вздохнула, – приключения.

Меня, после недавнего «приключения» в дрожь бросало от одного этого слова. Я поежилась, но Малика ничего не заметила, мечтательно вздыхая, она грела руки о пузатую кружку и грезила о приключениях. Ристан просто пододвинулся ближе, чтобы касаться меня плечом. Такая себе поддержка, но мне стало значительно легче.

В конце концов, скоро моя проблема покинет город, и я смогу с чистой совестью о ней забыть.

***

Дознаватель отбывал на следующий день, после продолжительного и очень нудного диалога с леди Санр. Супруга своего она не вызволила, что окончательно испортило ее характер, а Ренэка заставило снимать целых три проклятия.

Но самым знаменательным делало этот день даже не это. Вместе с дознавателем и нашим градоправителем уезжал и Танис. Город готовился вздохнуть спокойно. Я тоже.

– Я тебе напишу, – пообещала Малика, обнимая меня на прощание. Провожать дознавателя хотел Ристан, я просто желала удостовериться, что мой похититель покинет наш город в запечатанной карете, и отправилась с темным.

Наобнимавшись с впечатлительной девушкой, я с серьезным видом выслушала короткую наставительную речь, и послушно кивнула, когда дознаватель попросил впредь быть осторожной.

Не то, чтобы я раньше не была, но теперь точно не стану открывать по ночам двери, предварительно не поинтересовавшись, кому там не спится.

– Берегите себя, – велел он напоследок.

– Уж я за этим прослежу, – проворчал Ристан, весомо опустив руку мне на плечо.

Ренэк понимающе улыбнулся и кивнул.

Ни Нэй, которому щедрый дознаватель выделил целого измененного, ни капитан городской стражи, провожать гостей не вышли, и только леди Санр стояла на крыльце управления, всем своим видом демонстрируя негодование. В руках ее, безвинной жертвой, свисал измятый платочек.

– Малика, в карету, – велел дознаватель, кивнул нам на прощание и забрался следом.

Все мОлодцы, что топтались рядом с конями, пока мы тут прощались, как по команде запрыгнули в седла. Первой тронулась повозка с заключенными, в сопровождении конной четверки, и только после нее карета с дознавателем.

Они медленно катили по дороге и стук подкованных лошадиных копыт разносился далеко по безлюдным улицам. Восемь часов утра в выходной день – не то время, когда добропорядочные горожане готовы покинуть свои уютные дома и выйти на небезопасные улицы. Только не в последние месяцы.

Конечно, со временем все станет как было, весь этот страх и ожидание чего-то непоправимого, сотрутся из памяти. Возможно, когда-нибудь и для меня все, что случилось превратится в страшную, но немножечко забавную историю, из тех, что можно рассказать вечером у камина.

Но сейчас главным было лишь одно.

– Все закончилось, – прошептала я, – поверить не могу, что это закончилось.

– Тело измененного в академии, – усмехнулся Ристан, прижимая меня к себе, – как думаешь, сколько походов в морг нас ждет, прежде чем твой брат разберет труп на части и успокоится.

– Нас? – удивилась я, честно пытаясь прикинуть, что «нас» ждет и сколько это будет продолжаться. Картина вырисовывалась печальная. – Знаешь, кажется, не пойду я в аспирантуру.

– Ты же не думаешь, что я пущу тебя одну к измененному, даже к мертвому. – возмутился Ристан, продолжая смотреть вслед карете, почти скрывшейся в сумерках, если бы не огоньки, горящие на крыше, мы бы ее уже едва ли разглядели. – А что не так с аспирантурой?

– Нэю целого измененного с деактивированными заклинаниями хватит на пару лет.

Ристан усмехнулся.

– И ты решила сбежать.

– Проявить здравомыслие, – не согласилась я.

– И чем планируешь заниматься?

Я не знала, не имела никакого понятия, собиралась поступать по обстоятельствам и ничего не загадывать.

– В таком случае, предлагаю тебе рассмотреть один вариант, – предложил Ристан, игнорируя мое желание ничего не загадывать, – дядя уже второй год пытается возделывать поля вблизи города, но земля плохая, посевы не восходят.

– И?

– Ему не помешал бы маг земли.

– Молодой, полный сил, талантливый маг земли, – скромно уточнила я.

Темный все понял по своему и улыбнулся:

– Так ты согласна!

– Я?

– Я сегодня же ему напишу, – пообещал Ристан, увлекая меня к управлению. Нэй отпустил меня попрощаться со своим спасителем при одном условии – мы дождемся его в управлении, под защитой и не пойдем одни в академию. Что мы и собирались сделать. Ждать моего брата до обеда и дольше, пока он о нас не вспомнит. Самоотверженность высшей пробы, – а летом, после получения диплома, отвезу тебя к нему. Познакомитесь, ты осмотришь место работы, отблагодаришь меня, и…

– Почему это я буду тебя благодарить?

– У тебя не будет другого выбора, – убежденно сообщил темный.

Сказать мне на это было нечего. Все слова кончились.

Поступила по обстоятельствам, ничего не загадала наперед. Конечно. За меня уже все загадали, расписали, и готовы воплощать в жизнь.

И в свете всего этого как-то даже непонятно, а так ли плоха аспирантура, как мне показалось на первый взгляд?


Глава 13 | Светлой по Тёмному | cледующая глава