home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

На кухне было жарко и громко. В большинстве своем, все свободное место занимали студентки, было еще несколько студентов из тех, что посветлее и порукастее. В помещение вкусно пахло выпечкой. Сладкие пироги, пироги с грибами, с мясом, с зеленью, с творогом. Пирожки и блинчики, горками громоздились на столах исходясь паром.

Большая половина тех, кто не разъехался по домам еще вчера утром, усердно ваяли свои шедевры, усердно готовясь к празднику.

Сенья, тихо мурлыкала себе под нос, раскладывая на плоской тарелке с тонкой росписью, румяные, сладкие булочки. Лия, сосредоточенно сопя, замешивала тесто для своего фирменного мясного пирога и на мои метания от стола до плиты и обратно, внимания не обращала.

А я носилась, рискуя навернуться и уронить свою ценную зеленую ношу. Моим фирменным блюдом были котлетки, которые я и планировала преподнести пресветлому на завтрашнем празднике Излома.

Раз в год академическая кухня превращалась в открытый филиал преисподней на земле, куда охотно принимали всех желающих.

Желающими, почему-то, всегда были только светлые. Темные, как кровожадные садисты поклоняющиеся Аноре, в качестве подношений использовали дичь.

И если этой ночью кухня была полна светлыми, готовившими угощения своему богу, то в лесах должны были бы охотились те, кто хотел завтра засвидетельствовать свое почтение темнейшей. К огромному возмущению темных, их ночная охота переносилась на день, что серьезно портило величественность этого занятия, но спорить с указом директора никто не рисковал, все уныло ждали наступления утра.

Хотя лесной живности в пору было сочувствовать уже сейчас.

– Как вкусно пахнет! – маневрируя между студентками, Танис уверенно направлялся к месту нашего обитания, не забывая поглядывать по сторонам и отвешивать комплименты краснеющим девушкам.

До нас он добрался обласканный десятками нежных девичьих улыбок.

Я колдовала у плиты, поджидая нужное мгновение, чтобы перевернуть свои зеленые шедевры.

Танис кашлянул, привлекая внимание.

Сенья, не изменяя себе, предложила:

– Булочку? – не придерживаясь точных рецептов, подношение для Матаиса она всегда ваяла повинуясь вдохновению, и после готовки, как правило, испытывала свои кулинарные творения на всех желающих.

Если желающие оставались живы и даже не кривились, пережевывая ее эксперименты, она уже и сама пробовала приготовленное, чтобы убедиться, что это можно преподнести своему покровителю.

Легких путей Сенья не искала.

– Спасибо, – Танис улыбался, даже не представляя как часто первая партия выпечки конкретно у этой рыжей, оказывалась в мусорке.

Перевернув котлетки, я обернулась, не желая ничего пропустить. Лия, как и все, кто находился рядом с нами, оторвались от своих занятий и уставились на помощника Сэнса.

Заметив это, улыбка его чуть увяла, и казалась вымученной, но пути назад не было. Сенья безжалостно протянула ему тарелку. Все шесть пирожков выглядели вполне невинно, и даже аппетитно.

Танис взял тот, что находился посередине. Мы затаили дыхание.

Он откусил.

Нести воду и помогать ему присесть на табурет пришлось мне. Как только он покраснел и захрипел, хватаясь за горло, все как по команде отвернулись, усиленно делая вид, что они очень заняты и ничего не видят.

Сенья беспомощно смотрела на краснеющего подопытного, он кашлял и силился что-то сказать.

Первым делом я бросилась за водой.

– Остро, – просипел несчастный, влив в себя три стакана, и сжимая в руках четвертый.

Котлетки мои, были безвозвратно пережарены и отправились в ведро, вслед за Сеньиными булочками.

– Почему остро? – удивилась Лия.

Сенья внимательно смотрела на ведро, в котором покоились ее булочки. Я посмотрела туда же.

– Я добавляла только корицу, – задумчиво пробормотала она, – совсем чуть-чуть. Для запаха.

Мы переглянулись.

Подставка с сухими специями находилась ближе ко мне, и я оказалась первой, кто смог убедиться в том, что порошок в кубышке с гордой надписью «Корица» – не что иное как концентрированный, прошлогодний помол острого перца, ядреная смесь, которую никто не использовал. Опыт в приготовлении специй новым магическим способом оказался неудачным, но результат никто почему-то так и не выкинул.

И мы имели счастье наглядно увидеть почему именно его не использовали.

– Это диверсия, – глухо пробормотала Сенья, сжимая в пальцах кубышку.

Танис тихо засмеялся, вытирая выступившие на глазах слезы.

– Что ж, думаю стоит радоваться, что их попробовал я, а не кто-нибудь из вас.

– Я собиралась скормить первый образец Асверу, – призналась юная экспериментаторша и весело фыркнула, представив, видимо, как некромант вот так же, вытирает слезы и просит еще водички.

– А что с остальным тестом? – Лия посмотрела на три аккуратные кучки, из которых должно было получиться еще много убийственных булочек.

– К счастью, корицу я туда не добавляла, – не скрывая иронии ответила Сенья, громко хлопнув кубышкой об стол, – хотела сделать одну партию с ягодами, одну с ревенем, и еще с творогом.

Танис нервно хохотнул, глядя в том же направлении, что и Сенья. Что-то мне подсказывало, что ничего больше пробовать здесь он уже не осмелится.

– А хотите котлетку? – предположение это нуждалось в подтверждении, и я с готовностью поставила перед ним тарелку, полную моих чудесных котлет.

Танис сглотнул, круглыми глазами глядя на мой кулинарный шедевр:

– Я…

Он пораженно молчала, я ждала, Сенья старалась скрыть улыбку.

Котлеты мои продолжали выглядеть очень аппетитно.

– Они и должны быть зелеными? – наконец нашел в себе силы на вопрос артефактор.

– Конечно!

– А…почему?

– Потому что из крапивы, – гордо выпятив грудь, я с нежностью смотрела на котлетки, – специально в теплице засеивала. Первосортная крапива. Жгучаяааа.

Танис начал зеленеть, стремясь сравняться цветом с моими котлетками.

– Попробуй, – я пододвинула тарелку ближе, он отшатнулся и отчаянно замотал головой.

Лия тихо хрюкнула, с трудом подавив желание захохотать.

Уговорить Таниса попробовать хоть кусочек так и не удалось.

Я не обиделась, но решила провести один небольшой эксперимент, для которого мне понадобился кулек с моими шедевральными котлетами, загадочный вид, и один конкретный темный. Интересно было очень, как Ристан отреагирует на зеленые котлеты.

И если с первым и вторым проблем не возникло, то темный серьезно меня подвел. Он просто потерялся.

Я искала его все утро, но так и не смогла найти. Даже умудрилась выбить из одного несчастного разрешение на проход в мужское общежитие, кажется, от неожиданности он даже не указал ограничения, щедро даровав мне возможность терроризировать Ристана в любое время.

В комнате темного не было, а его сосед – белобрысый и наглый – предположил, что его уже, скорее всего, и на этом свете нет. Съеден какой-нибудь невиданной зверушкой в лесу. О том, что нечисть теперь в наших лесах шалит, знал уже весь город, что только повышало градус нервозности.

О том, что маньяк еще не пойман, и Ристана действительно мог быть уже того, я старательно не думала.

Градоправитель развлечения отменять не стал, только усилил охрану и обвешал всю площадь, на которой должен был проходить праздник, защитными заклинаниями и щитами.

В итоге, праздник Излома нас все же ждал, но не совсем такой, как обычно.

Праздничные подношения богам-покровителям были назначены не на вечер, а на день, чтобы все желающие успели выказать свое почтение высшим силам до наступления комендантского часа.

Сам праздник должен был начаться с наступлением сумерек.

Градоправитель вместе с капитаном стражи обещали полную защиту для всех желающих прийти.

Заявление было сомнительное и ни разу не обнадеживающее, но я, как и почти весь город, справедливо считала, что в толпе, среди друзей, боятся нечего.

К воротам, громко хрипя от натуги, доковылял какой-то совсем озверевший темный, тащивший на плечах небольшую, но вполне себе тяжелую тушу кабанчика.

Едва передвигая ногами, он разбрасывал вокруг снег, и пер напролом, выставив вперед весь корпус, и опустив голову.

Чтобы не попасть под такую махину, я благоразумно отошла прочь с его дороги, не поленившись даже забраться в снег.

Ждать Ристана пришлось долго. Мимо меня прошло пять темномагических студентов с грузом разной степени тяжести и две светлых с корзинами полными даров для Матаиса. Не все готовили подношения сами, многие предпочитали покупать уже готовое и красиво завернутое.

Я успела замерзнуть, сгрызть одну котлетку, поскакать по дорожке и вспугнуть ворону, а Ристан все не шел.

Время шло, а темный нет.

Это меня очень возмущало, и когда он все же появился в воротах, гордо таща на плече свою добычу, я бросилась к нему с самым зверским выражением на лице.

Ристан притормозил и невольно обернулся. И не понятно было, то ли он проверяет, нет ли за его спиной кого-то, кто мог стать причиной моих жутких рож, то ли малодушно ищет пути к отступлению.

– Ты! – ноги давно замерзли, пальчиков я почти не чувствовала, и уже давно дышала ртом, смирившись с тем, что сопли вышли из берегов и затопили все, что только могли, мешая дышать.

Он кивнул, с улыбкой глядя на меня.

– Неужели, ты меня ждала?

Резко дернув головой и устрашающе шмыгнув, я, не размениваясь на приветствия и объяснения, ткнула ему своим кулёчком прямо в нос. Исправно работающий, прошу заметить.

– Ешь!

Ристан вежливо скосил глаза на сверток, аккуратно отвел в сторону мою руку и, сбросив на дорогу тушку рогатого зайца, аккуратно вытащил из моих пальцев предлагаемое, по ходу дела умудрившись даже на них подышать, отчего пальцам ненадолго сделалось тепло.

– Перчатки где? – спросил он, разворачивая промасленную бумагу.

Неопределенно пожав плечами, я пристально всматривалась в его лицо, не желая пропустить момент, когда он увидит мои зеленые котлетки.

Не пропустила. Вид был замечательный. Шокированный темный, пытающийся сохранить на лице выражение вежливого любопытства – незабываемое зрелище.

– Это…что?

– Котлетки, – с достоинством выдержав скептический взгляд и выразительно приподнятую бровь, я почти с нежностью предложила, – попробуй.

Ристан энергично замотал головой.

– Они полезные.

Темный плотно сжал губы.

– И даже вкусные.

Ни капли доверия во взгляде.

– Да я на них знаешь сколько времени угробила?!

Ристан еще раз с сомнением осмотрел предложенную зелень.

– Сама?

– Ага. Вот этими вот руками, – темному были продемонстрированы мои подмороженные, скрюченные, не вызывающие доверия, конечности.

– Если я отравлюсь…

Я возмущенно засопела. Крапивными котлетами еще никто не травился. По крайней мере моими.

– Ладно, – с видом героя, отправляющегося на смертельную битву, он выбрал котлету – ту, что поменьше – и не давая себе времени одуматься, откусил сразу половину.

Несколько секунд мы провели в тишине. Он жевал, я смотрела на него во все глаза, затаив дыхание.

– А знаешь, – огрызок был решительно закинут в рот, – неплохо. Вкус необычный, но…интересный.

Я была собой очень довольна, но еще больше я была довольна темным.

– Для чистоты эксперимента, конечно, тебе нужно было сначала Сенькину булочку скормить, но и так пойдет, – вполголоса пробормотала я, глядя на то, как Ристан примеряется к следующей котлете.

Голодный темный оказался смелее пуганного светлого. Ну, а с другой стороны, кто бы сомневался?

– Что?

– Кушай-кушай, говорю, – спрятав подмышки руки, я топталась на месте, уже даже не мечтая о том, чтобы согреться.

Заметив мои мучения, Ристан вернул сверток, порылся в карманах и с самодовольным видом обменял перчатки на мои котлеты.

– Пойдем-ка в академию, – предложил он, когда я быстро утеплившись, прикрыла глаза от блаженства. Перчатки были еще теплые, и очень согревательные, хоть и большие.

Закинув добычу обратно на плечо, темный одной рукой придерживал пушистую тушу, не давая ей свалится, а во второй сжимал мой сверток, умудряясь даже жевать зелень, не уронив ни одной штучки.

– А я тут пока тебя ждала, знаешь что видела?

– Что? – Ристан шел на полшага позади и щурился, глядя на меня.

Снег искрился под ярким солнцем, колкое сияние резало глаз, мешая смотреть.

Я прятала взгляд под раскрытой ладонью и могла вполне комфортно рассматривать Ристана.

– Темный тащил целого кабана, – пропела я.

Ристан закашлялся и дернул плечом от чего туша чуть подпрыгнула.

– Сравнила простого кабана с кролом, – возмутился он откашлявшись.

Я придирчиво осмотрела заднюю, видимую мне часть рогатого зайца.

Сзади он выглядел как большой и упитанный, но совершенно обычный зайчик. С аккуратным хвостиком и не до конца сошедшей серой шубкой на филее. Серовато-бурые клоки пуха, среди белоснежной, чистой шерсти выглядели совершенно негармонично.

Перехватив мой скептический взгляд, Ристан возмущенно вскинулся и уже собирался разразиться праведным негодованием, даже воздуха в грудь набрал, а потом резко сдулся, зло глядя куда-то вперед.

Я, сосредоточив все свое внимание на темном, не сразу заметила, что прямо к нам, энергично размахивая руками и радостно улыбаясь, спешил Танис. В руках он держал короткий тубус и его ремешок при каждом взмахе, легко чиркал по снегу. Артефактор этого совершенно точно не замечал.

– Эрида, я уже и не надеялся, что смогу тебя застать! – прогремел он, налетев на нас воодушевленным вихрем. Рассеянно кивнув Ристану, Танис несколько мгновений с непередаваемым выражением лица смотрел на сверток, в котором осталось ровно полторы котлеты.

– Ты в город? – отвлекла его я от созерцания прекрасного. Потому что котлеты мои были прекрасны, чтобы о них не говорили окружающие.

– Д-да. Профессор Сэнс просил сходить, – с трудом оторвав взгляд от свертка, и отогнав воспоминания о Сеньиных булочках, Танис снова улыбнулся, – нужно передать чертежи.

Мы с Ристаном невольно переглянулись.

– Боюсь, я не успею вернуться до вечера, – как ни в чем не бывало продолжал артефактор, даже не заметив наших выразительных переглядываний, – и очень рад, что смог застать тебя до ухода.

– Что-то случилось? Что-то с миртом?

– Что? – на мгновение он растерялся. – Нет-нет. Я просто хотел спросить, понимаю, что уже поздно и, вероятно, я опоздал, но могу ли я сопровождать тебя на празднике Излома?

Кто из нас был в большем шоке темный или я, было непонятно. Лица у нас вытянулись одинаково удивленно.

– Ну…я…

– Она пойдет со мной, – перебил меня Ристан сделав шаг вперед.

Теперь я смотрела удивленно уже на него. Танис пребывал в смятении:

– Но ты же темный, – выразительно кивнув на крола, висящего на его плече, артефактор как-то даже злорадно сообщил последние новости, – к тому же, одна юная девушка в главном зале каких-то десять минут назад очень громко сообщала своим подругам, что на праздник пойдет в твоей компании. Подношение она отнесла еще утром и вам уже ничего не сможет помешать.

Я невольно всхлипнула, стараясь сдержать смех, уж очень забавно перекосило Ристана, когда он об этом услышал.

– Героический поступок, – вынуждена была признать я. Темный уставился на меня, прессуя тяжелым взглядом, – я бы ради тебя на утреннее служение точно не стала бы вставать. В пять часов, это же надо.

Ристан скрипнул зубами.

– Погодите-ка, но ведь комендантский час же до шести утра! – вспомнила я о главном.

– Неоправданный риск, – серьезно подтвердил Танис, – если директор узнает…

Артефактор выразительно поиграл бровями.

– Да, Ристан, а ведь подвиг и правда героический.

– Малолетняя идиотка, – не оценил он самоотверженность Аллиры.

– Так каков будет ответ? – нетерпеливо постукивая тубусом по бедру, напомнил о главном Танис.

Ристан топтался рядом, нагнетая атмосферу.

– Я иду с Лией. Мы договорились… – я почти физически почувствовала как расслабился темный. Даже улыбнулся, от чего мне сразу же захотелось сказать ему, что Лию на него я бы тоже не променяла. Но я промолчала.

Танис принял мой ответ с печальным видом, но быстро взбодрился:

– Мы же сможем встретиться на празднике?

– Конечно.

Артефактор просиял, отчего мне стало неловко, а Ристана ощутимо передернуло, подхватил мою руку и быстро приложился к перчатке губами:

– В таком случае, встретимся на празднике.

Я смогла только кивнуть. На большее меня просто не хватило. Ручки по своей инициативе мне еще никто не целовал.

– Прекрати, – раздраженно потребовал темный, когда Танис, обогнув нас и улыбнувшись на прощание, почти бежал к воротам.

Только после этого я осознала, что продолжаю таращиться вслед артефоктору, потирая перчатку.

Наступления вечера я ждала в самом приподнятом настроении.

Зря, конечно.


Глава 6 | Светлой по Тёмному | Глава 8