home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 6



Его величество бережно уложил потерявшую сознание лекарку на пол, проверил пульс, хотя с когтями это было откровенно сложно. Но на тонкой шее билась едва заметно синяя жилка, и король вдохнул с облегчением.

Жива.

Выгорела она или нет, это мы определим потом. В любом случае, это было единственное, что оставалось.

Его величество Эрик с отвращением посмотрел на свое плечо, на арбалетный болт, который валялся рядом.

Трансформироваться обратно?

Ну уж - нет.

У полудемонов и заживает все намного быстрее, и броня лучше, и драться он в этой форме может эффективнее, да и колдовать тоже.

Да, такой наглости он не ожидал... а зря. Выбрали время, когда он не сможет ни колдовать, ни драться, и ударили. Его же гвардейцы!

Ему в спину...

С-сволочи!

Ликвидировать, что ли,, эту гвардию, к темному в пасть? А вместо этого набрать отряд из тех,, кто действительно предан короне? Только как определять и отсеивать? Эх, и ведь ни одного ментального мага на весь Раденор. Обидно.

Хорошо хоть маг жизни нашелся. И удачно, что она оказалась здесь....

Король вспомнил, как от девушки во все стороны расходилось настоящее облако золотистого света, и довольно улыбнулся.

Можно считать, что эпидемия сама сойдет на нет. Столько целительской магии, выплеснутой в пространство, не перенесет ни одна болезнь.

А вот что...

Рамон Моринар явно был жив. Его величество прищурился, посмотрел на парня. Нет, даже не выгорит, все с ним будет в порядке. Срывом больше, срывом меньше...

Алонсо...

Старого друга было искренне жалко. Его величество успел краем глаза оценить раны, и подумать, что с такими не живут. Да и Ренара тоже жаль... огневики только оглушены, выживут...

Застонал канцлер.

Его величество бросился к другу, на ходу меняя облик, и радуясь, что его демоническая форма не слишком отличается от человеческой. А то король без штанов - это точно перебор.

Алонсо вполне уверено пытался сесть. На груди у него был жутковатый шрам, но и только. Да и Ренар Дирот умирать не собирался. Арбалетный болт из груди он вырвал, а когда от Ветаны во все стороны пошла волна целительской магии, видимо, попал под раздачу и он. Рана зажила, остальное - дело времени.

Эрик опустился на колени, поддержал друга.

- Ты как?

- Отвратительно. Как жук на булавке.

Его величество от души фыркнул. Раз шутит, значит, жить будет. Точно.

- Примерно так ты и выглядел.

- А почему я еще жив?

- Думаю, из-за громадного выброса целительской магии.

- А... только я жив?

Вопрос был более чем актуальным. Его величество нахмурился.

- Не знаю. Надо посмотреть. Ты лежи, а я пройдусь по дворцу.

- Эрик... не надо рисковать.

- Думаю, после того, что устроил Рамон, я уже ничем не рискую.

- Рамон?

- Тебя ранили. Парнишка-гвардеец затащил тебя сюда, а сам бросился на помощь товарищам. Вета хотела начать тебя лечить, но не успела. Заговорщики добрались до кабинета.

- И?

- Меня ранили, силу я не удержал, Ренара зацепило вторым, Рамон не успело. Все рухнуло на него...

- Бедный мальчик...

- Канал он удержал... думаю, дворец придется долго ремонтировать.

Алонсо посмотрел на аккуратный выжженный проем вместо двери. Там еще колыхалась серая пыль - единственное, что осталось от гвардейцев.

- М-да...

- Он выпустил наружу силу. Сожгло, по моим представлениям, человек пятьдесят, кабы не больше, и вся их сила рухнула на меня. Столько смертей...

- Ты....

- Ритуал я провести не смог, но маг жизни - существо полезное.

- Ты...

- Она. Самая простая передача силы, и заклинание исцеления. И оставалось только перегонять энергию, чтобы увеличить охват.

- Девочка жива?

- Жива, я проверил.

- Фууу...

Алонсо вздохнул с облегчением.

- Да, девочка сильная оказалась.

- Она рассказывала, что долго тренировалась не показывать силу, сдерживать, выплескивать понемногу, контролировать...

- А тут получилось обратное? Но она справилась.

- А не...

- Не знаю. Могла, конечно, выгореть, но в любом случае я ее не брошу.

В этом Алонсо и не сомневался. Как все демоны, его величество умел быть и беспощадным - и благодарным. Второе, конечно, реже встречается среди демонов, хотя и люди не грешат благодарностью. Но на Эрика можно положиться. Только...

- Захочет ли она сама жить, если выгорит?

- Маги жизни не могут не лечить, но это можно и без магии... справится. Поможем. Все же, мы теперь кровные родственники.

Канцлер поперхнулся, и уставился на Эрика большими круглыми глазами.

- Мы кровь смешали. Это было самым простым путем передать силу...

- А, тогда понятно.

- Лежи, раз тебе все понятно. Пойду, посмотрю, кто там по дворцу остался.

- Думаешь, кого-то не добило, или наоборот, как меня, вылечило?

- Думаю, что противник сейчас спешно удирает в сторону... интересно, где у нас Ришарды?


***

Герцог Ришард уже знал, что произошло.

И сложно было бы не узнать, когда невооруженным взглядом все видно.

Как встало зарево над Алетаром, как разошлись во все стороны волны боевой магии, а потом целительской... И герцог понял, что проиграл.

Если победил проклятый Раденор, конечно, он провел ритуал. То есть уже завтра-послезавтра кордоны со столицы будут сняты, и ему станет очень тесно в Раденоре. Почему король до сих пор ничего с ним не сделал?

Некогда. Тут бы с эпидемией разобраться.

И сил нет. Когда такое дело, каждая капля силы на счету, каждый маг...

А вот сейчас, когда проблема решена...

Ришард все поставил на эту карту, теперь или корона - или плаха. И второе вырисовывалось все более отчетливо. Хотя вряд ли его величество изменит своим принципам ради него.

Плаха - слишком милосердно. Знал герцог, какими путями расстаются с жизнью иные пленные.

Мужчина метался по комнате до того, как в дверь постучали. Тогда он обернулся и нетерпеливо рявкнул:

- Войдите!

И тут же успокоился, увидев лицо храмовника.

- Ага, вы...

- Я, ваша светлость.

- Да, светлость. Вы видели?

- Видел, - храмовник отбросил излишнюю вежливость. - Судя по всему, две наших карты биты.

Герцог грязно выругался в адрес короля.

- И сумел же...

- Я не думал, что некроманты способны лечить. Но видимо, он смог повернуть наше заклинание вспять.

- И что теперь?

- Думаю, он начнет искать вас.

Герцог так не думал, он точно это знал. Начнет искать?

Нет. Герцога даже не объявят вне закона, чтобы не поднимать беспорядков. Просто в один прекрасный момент ему на плечо ляжет тяжеленная лапа с когтями, и тихий голос проникновенно скажет: 'прощай, предатель'. Или не скажет. Его величество не станет тратить время на банальности. А учитывая его талант к некромантии, может случиться и иначе. В один чудесный день Ришард просто сгниет заживо. Медленно и мучительно.

Что может быть проще для некроманта? Наслать порчу по родственной крови, а таковая наверняка у него есть...

Герцог поежился, посмотрел на приближенного.

- Вы обещали.

- И сделаю, что обещал. Правда, не сейчас.

- Когда же?

На язык так и просилось 'когда меня убьют?', но герцог привык сдерживаться.

- Дня через четыре, может, через пять.

- Почему так поздно?

- Ему нужно время доехать, а к тому же... Должны открыть ворота Алетара.

Герцог хмыкнул. Да, должны. На расстоянии этот человек ничего не сможет сделать. Но... как же тяжко ждать! И страшно.

Приближенный словно прочел его мысли.

- Думаю, его величество сейчас не в состоянии колдовать.

- Думаете - или не в состоянии?

- Уверен. Судя по количеству выплеснутой силы, он не просто выложился до донышка, ему пришлось еще и принести немалые жертвы...

- Этими мы его обеспечили. Если гвардия не справилась... знаете, сколько с меня сдерет их родня?

- Вряд ли они осмелятся требовать что-то с короля. Законного, поддержанного Храмом и любимого народом.

Ришард хмыкнул. В народной любви он сомневался. А 'не осмелятся требовать' - это уж вовсе фантазия. Люди - они неблагодарные. Ты ради них из кожи вон лезешь, стараешься все сделать, чтобы дать им законного короля, чтобы убрать с трона нечисть... и что? Оценят?

Ага, оценят. Свои услуги и личный вклад в твою победу.

И счет выставят. До последнего медяка.


***

Мне было жарко.

Я горела, и не могла найти выхода из круга. Чудилось, что я стою среди языков пламени, они обвивают мои руки, ноги, шею, вцепились в волосы, я не горю, но и вырваться не могу. И - жарко. Безумно жарко.

Потом стало чуть прохладнее.

Огонь ушел, и на меня полилась вода. Дождь? Град? Водопад? Не знаю. Я слизывала с губ сладкие капли, и наслаждалась их вкусом. На опаленной почве пробились цветы и травы, зашумел ветер над головой...

Я дома?

Да, наверное, я дома... не знаю. Открыть глаза не было сил.

За окном шумел дождь, я свернулась клубочком под одеялом, и провалилась в тяжелый сон без сновидений.


***

- Что с девочкой?

- Спит.

- Вторые сутки?

- И ничего страшного. Слуги вокруг нее вьются, за мной так не ухаживают. Гвардейцы от покоев не отходят, на всех, даже на меня такими волками смотрят - страшно становится...

- Они, небось, с жизнью попрощались.

- Как попрощались, так и поздоровались, дело нехитрое.

Чьи-то голоса тревожат меня, вырывают из небытия, заставляют вернуться...

Я пытаюсь шевельнуться, открыть глаза, и люди рядом замирают.

- Просыпается...

Чья-то рука ложится на лоб. Она большая, приятно прохладная, и мне кажется, что от нее во все стороны разбегаются струйки холодной воды. Хорошо...

Я делаю усилие и открываю глаза.

На меня смотрят двое людей. Канцлер - и Ренар Дирот. Это его рука лежит у меня на лбу, и он подпитывает меня магией. Но я видела, я сама видела, как он умер! Так ведь не бывает!

- Я умерла?

Голос ломкий, тусклый, усталый...

- Нет, - Алонсо смотрит с улыбкой.

- А как тогда...?

- Что ты помнишь? - вопросом на вопрос отвечает канцлер, присаживаясь на кровать с другой стороны. Я прикрываю глаза, пытаясь собрать мысли в кучку.

- Дворец. Помню ритуал, помню, как внизу началось что-то странное, и вы ушли...

- Гвардейцы решили, что могут справиться с королем.

- И шанс у них был, - Ренар Дирот не утерпел. - Все же не абы кто, гвардия. Элитные войска, тренированные, с амулетами на все случаи жизни... да и король был серьезно занят.

- И вы... с болтом в груди.

- Да, мне пришлось хуже, чем канцлеру.

Я поежилась. Я помнила ледяное копье, помнила, как кровь Алонсо Моринара лилась на мои руки - с таким не живут. Я могла бы его вытащить, выплеснув всю силу до донышка, но... я этого не делала. Не успела.

- Они все же ворвались в кабинет. И вы упали. А герцог потерял контроль... король был ранен.

- Да. А потом?

То, что было потом, вспоминать не хотелось. Волну огня, хлынувшую от Палача, крики умирающих... демона.

- Не помню, - соврала я.

Кажется, канцлер все понял, и ободряюще погладил меня по руке.

- Неудивительно. Досталось тебе, надо сказать... Я и сам не помню, король рассказал. Когда меня ранило... меня спас мальчишка-гвардеец. Затащил к вам.

- А сам?

- Не уберегся. Рамон жег, не разбирая. Мы стояли насмерть, огневики полегли все, часть гвардейцев, которая не изменила присяге, тоже, только двое выжили. Случайно - одного ранило, второй его перевязывал, так что под заклинание Рамона они не попали...

- Топор Палача, - прошептала я одними губами. Канцлер нахмурился.

- Не вини его, Вета. Не надо. Он увидел, что я умираю, что король ранен, и потерял контроль.

- Он не смог бы сдержать силу в пентаграмме, - заметил с другой стороны Ренар Дирот. - Рвануло бы так, что от Алетара воронка осталась. Глубокая...

Я кивнула. Был ли смысл сейчас спорить? Людей не вернешь...

- Его величество - некромант. Когда люди погибли, он смог взять их силу и передал тебе. А ты сделала единственное, что могла - принялась лечить людей.

Я кивнула.

Да, маги жизни могут лишь одно. Лечить. И я тогда выплеснула все, отдаваемое мне, в одном целительском импульсе. Судя по всему... получилось?

- Что в городе?

- Люди выздоравливают. Болезнь уничтожена.

Я выдохнула.

- Совсем?

- Что-то еще осталось,  но проклятие снято,  а остальное - не опаснее насморка. Кто догадался обратиться к лекарю - выжили. Конечно,  жертвы есть,  но их единицы.

И все же...

Сколько людей погибло,  из-за того,  что...

- А...

Я хотела спросить про заговорщиков,  но не знала,  можно ли. Канцлер махнул рукой.

- Вета,  к тебе попозже его величество хотел зайти. Ты не против?

- Я домой хочу.

- А вот домой тебе пока нельзя.

- Почему?

- Тебе очень плохо было. В тебя влили прорву чужой и чуждой тебе силы,  а ты ее переработала и пустила в дело. Ты сутки лежала, как мертвая,  мы боялись,  что ты выгоришь.

Я открыла рот и закрыла. Ничего умного мне в голову не приходило.

- Тебя несколько магов подпитывали энергией почти круглосуточно. По каплям,  осторожно... тебе сейчас нельзя находиться одной, обязательно кто-то должен быть рядом,  чтобы поделиться силой. Если вдруг что случится...

Это я поняла.

- И что теперь?

- Останешься дней на десять во дворце,  чтобы мы все успокоились,  а ты выздоровела.

- А работа...

- Думаешь,  господин Растум не отпустит одну из Моринаров?

Я хмыкнула.

- А я все-таки...

- Пока не официально, документы оформим в ближайшее время. Но его величество представил тебя,  как  Тойри Ветану Моринар, то есть ты уже член нашей семьи. И при дворе тебя будут знать под этим именем. Ты же не против?

Я была не против.

- А можно мне ванну?

- Я скажу слугам. А пока пообещай,  что будешь умницей. Не вставать,  по дворцу не бегать,  на неприятности не напрашиваться - хотя бы до разговора с его величеством. И магией не пользоваться.

Я пообещала с чистой совестью. Мужчины вышли,  а я откинулась на подушки.

За окном сияло солнце,  весело и беззаботно. Оно знало,  что мы справились с проблемой. На подоконник присела птица,  чирикнула,  влетела в комнату,  сделала по ней пару кругов - и удрала обратно. Жизнь продолжалась,  играла красками,  цвела и радовала.

С эпидемией мы справились,  и цена оказалась невысока. Хотя магов безумно жалко. Я даже не спросила,  кто остался жив...

Те,  кто ушел с герцогом - все полегли.

И гвардейцы...

И что нужно заговорщикам? Вот объясните мне,  что такого притягательного во власти? Нравится быть хозяином чужой жизни и смерти?

Не понимаю я этого,  не понимаю! Не объясните вы корове,  что такое полет! Что может быть хорошего в постоянной ответственности за других людей7 За каждый свой вздох,  каждый поступок?

Или им просто нужна власть,  а потом хоть что? Ведь весь Алетар выморили бы,  не поморщились! Раденор большой,  столицу можно и новую построить... и построили бы. А Алетар засыпали бы солью и забыли раз и навсегда.

Страшно это.

Демон?

Вот объясните мне,  кто человечнее - герцог,  который ради своих амбиций,  без колебаний пустил под нож (под болезнь, неважно) двадцать тысяч человек,  только в Алетаре,  и еще неизвестно сколько бы по всему Раденору? Или демон,  который отдает последнее,  чтобы помочь людям?

Какие-то здесь демоны неправильные водятся.

На этом месте мои размышления оборвали вошедшие служанки. Засуетились вокруг меня, защебетали,  помогли подняться,  и почти потащили в ванную комнату.

Магия?

Полкоролевства за чистые волосы! И новое платье! А мыло с жасмином...

Я погрузилась в горячую воду с головой и застонала от удовольствия. Светлый,  какое же это счастье... жить! И особенно отчетливо это чувствуется именно сейчас. Я хочу привести себя в порядок и почувствовать женщиной. Не лекарем,  не героем,  не магом,  или кем там еще... Имею я на это право?

Имею!

И пусть весь мир подождет, пока я вымою голову!


***

Его величество пришел вечером. Одним жестом отправил за порог всех слуг,  выставил мага-огневика,  который сидел рядом со мной и улыбнулся.

- Я рад,  что ты в порядке. Нет-нет,  не вставай.

- Ваше величество,  я...

Я действительно попыталась встать,  чтобы поприветствовать короля,  но раз уж разрешают - надо пользоваться. И из кресла выбираться не хотелось,  и книжка рядом...

Его величество уселся напротив,  и утащил у меня с блюда ломтик апельсина в меду.

- В близком кругу меня зовут Эрик.

- А я - ваш близкий круг, ваше величество?

- Да. Ты видела меня в истинном облике,  и мы обменялись кровью.

Темного крабом!

- И теперь меня надо казнить,  чтобы сохранить государственную тайну?

- Удочерить - проще и быстрее, - отмахнулся король. - А как Ветана Моринар ты будешь входить в число первых лиц королевства. Я уж молчу о том,  что ты маг жизни...

- А я точно еще маг жизни?

- Более чем. Ты неплохо восстанавливаешься,  хотя я боялся,  что повреждения будут необратимы.

Все же,  магия жизни и магия смерти антагонисты. Но этого король говорить не стал. А вместо этого...

- Скоро начнется строительство лечебницы специально для тебя. И придется рассказать,  что ты - маг жизни. Хотя,  я полагаю,  об этом и так все догадались.

Я поежилась.

- На меня охота начнется.

- Не переживай. Охрану обеспечим,  самым наглым дадим по рукам,  и установим строгую очередность. Сначала - самые безнадежные,  потом все остальные. Диктовать тебе,  кого лечить,  а кого не лечить,  никто не станет.

- Вы просто сделаете так,  чтобы последние ко мне не попали. Да,  ваше величество?

- Государственная политика, - даже не смутился полудемон. - А ты бы стала лечить того же Ришарда?

Еще месяц назад я бы подумала над ответом. А сейчас...

- Да.

- Маг жизни...

- Просто умереть для него слишком милосердно, - от души прошипела я. - Специально бы вылечила,  чтобы до плахи дожил.

- Очень правильный подход.


- Очень правильный подход. Кстати, у тебя есть сейчас выбор.

- Какой? - искренне удивилась я.

- Мы с тобой обменялись кровью, и потому стали родственниками. Хочешь быть - Раденор?

Меня от всей души передернуло.

- Нет уж, спасибо. Моринар - и то лучше.

- Я всегда знал, что ты разумная девушка. И нам надо поговорить еще об одной неприятной вещи.

- Да, ваше величество?

- Эрик.

- Да, Эрик...

- Твое замужество.

- Не хочу! - я резко махнула рукой, едва не скатившись с кровати. - Не хочу, и не заставите!

- Вот еще, - фыркнул король. - Вета, подумай сама, ты станешь Моринар, и за тобой начнется настоящая охота. Семья-то какая!

Я подумала. М-да...

- И что вы предлагаете?

- Я совершенно не собираюсь влиять на твой выбор... Ладно. Собираюсь. Но не в том смысле. Просто моя служба безопасности будет собирать все сведения о каждом мужчине, появляющемся рядом с тобой.

- Замечательно! И заодно - отваживать неугодный и приваживать тех, кто верен короне?

- Не без того. Уж прости, но усилить тех же Ришардов или Леклеров мне не хочется...

Леклеры! Виконт...

- А виконт Леклер?

- Да что с ним сделается? Проспал и эпидемию, и исцеление, маги воды говорят, что скоро встанет на ноги.

- А он в себя не приходил?

- Пока нет. Хочешь его навестить?

Я не хотела, но дух противоречия разыгрался во всю мощь.

- Я была бы очень признательна, Эрик.

- Я распоряжусь. И... если ты им увлечешься, я буду не против.

Я раскрыла рот. А... он же Леклер? Видимо, это было явственно написано у меня на лице, потому что король рассмеялся, и щелкнул меня по носу.

- Не без условий, конечно. Но человек, вроде, неплохой. А что глуповатый, так жена и должна быть умнее мужа.

- Правда?

- Истинная. Главное, чтобы муж об этом не догадывался.


***

Король ушел почти час назад, а я лежала и размышляла о своей судьбе. Хотя и так все было ясно. И с домиком, и с работой в лечебнице для бедных мне придется распрощаться. С другой стороны, лечебница, которую для меня откроют, может оказаться не хуже. А с Харни я договорюсь, пусть самые сложные случаи отправляют ко мне.

Мало того, надо заняться исследованиями. Как сказал его величество, половину болезней наверняка можно вылечить и без магии, но надо знать, что болит, где и как. Маги воды все исправить не могут, а маги жизни... что тут говорить?

Работай, девочка, изучай свой дар, наставников найдем, пиши книги, разбирайся...

И он был прав.

С домиком прощаться было обиднее всего. Все же сама купила, в порядок привела... все своими руками. Но я могу его не продавать, а отдать в хорошие руки. Мало ли людей, которым жить негде? Пригляжу кого-нибудь.

К Моринарам мне переезжать придется, тут никуда не денешься. Как Ветана Моринар, я могу жить только в фамильном особняке, иначе подставлю под удар всю семью. Пусть они и не моя родня, но...

Канцлер, Линетт, Лим, еще не родившийся малыш - все они мне близки и дороги. Не хотелось бы потерять кого-то из них.

Рамон Моринар...

А что - Палач?

Он вполне взрослый мужчина, и точно не будет гоняться за мной. Слово-то какое! Как щенок за собственным хвостом!

Ну, если мужчина в первую очередь кобель, он, конечно, бегать будет. А если все серьезно, то это иначе называется. И выглядит иначе...

Я отлично понимаю, что король подыщет для меня мужа, рано или поздно, но судя по практичности Эрика Раденора, я буду счастлива в браке. Или...

Когти у демона хорошие, длинные, человек и пискнуть не успеет...

Еще месяца два назад, я бы возмутилась, я бы спорила, ругалась, попыталась сбежать. Сейчас же...

Что-то изменилось во мне самой. Я видела смерть, мимо меня потоком шли больные люди, которым я помогала, я брала на себя ответственность, и решала за других. Я знаю, что грязь встречается везде - и в лачугах, и во дворцах, лишь от меня зависит, чтобы в моей жизни ее было как можно меньше. Может быть, мой будущий муж не полюбит меня так, как это написано в книгах. Но уважение и симпатию мы друг другу постараемся обеспечить.

Мало этого?

Люди живут...

А глупое сердце все равно грустило. Разве можно отказываться от надежды на счастье? Но что такое счастье - для лекаря?

Не знаю. Ничего не знаю.


***

Его величество в это время был занят.

Виконт Леклер таки очнулся, и сейчас поеживался на кровати под 'ласковым' королевским взглядом.

- Ва-ваше величество...

- Мое. Рассказывай, дитятко...

- А...

- Куда ты ехал той ночью?

Виконт залился краской от лба до шеи.

- К... к даме.

- А даму, часом, не госпожа Ветана зовут?

- Да.

Вранья король пока не чувствовал.

- И зачем?

- Я знал, что задумал герцог Ришард. И я не хотел, чтобы она умерла, она мне жизнь спасла.

- И только? - прищурился его величество.

Парень покраснел еще сильнее.

- Ваше величество, я никогда не запятнаю чести дамы.

- Так то дамы, а то лекарки из желтого города.

Мальчишка покраснел еще сильнее, хотя куда бы уж? Явно что-то такое себе думал.

- Госпожа Ветана не такая...

- Любая женщина будет благодарна за спасение своей жизни, - его величество пожал плечами, делая вид, что все в порядке. Ох, далеко тебе до отца, мальчик. Вон, и во взгляде самодовольство...

- Ваше величество, я...

- Не вышло? Не страшно. Она за тебя очень переживала.

- Правда?

Как и за любого, умирающего у нее на руках. Маг жизни - это навсегда.

- Она тебе всерьез нравится?

Виконт подумал, и кивнул.

- Она замечательная. Только... любовницей она не стала бы, а женой мне отец никогда не позволил бы. Поэтому я и решил уйти из ее жизни.

Его величество едва не фыркнул.

Ну да, теперь это так называется. Когда заговор готовишь, как-то не до девушек!

- Она теперь Ветана Моринар.

Большие круглые глаза виконта говорили сами за себя.

- В... ве... Моринар?!

- Канцлер собирается официально удочерить ее, с моего полного согласия. Так что если она тебя заинтересует в новом качестве - дерзай. Но вежливо, не то и косточек не найдут, понял?

Виконт сверкнул глазами, потом осознал - на кого сверкает, обдумал сказанное и устыдился.

- Простите, ваше величество. Я благодарен вам...

- Этого достаточно, остальное вы решите с Ветаной. А теперь расскажите мне, что вы еще знаете о заговоре?

Леклер потер лоб. Чего уж там, он отлично понимал, что сейчас надо выдавать всех. Тогда он уцелеет. А хранить верность Ришардам?

Да кто ему поверит после побега и всего последующего? Тут - не убьют, там - всенепременно убьют, выбор очевиден.

- Я мало знаю, ваше величество. Отец знал больше, но...

- Итак?

- Герцог очень долго готовился, больше десяти лет. Деньги добывались в том числе и работорговлей, начальник порта был прикормлен. Герцог вербовал вашу гвардию, постепенно договаривался с некоторыми магами...

Его величество вспомнил арбалетный болт в плече и поморщился.

- Он полагал, что этого хватит?

- Не знаю, ваше величество. Знаю, что тиртанцы сейчас должны покусывать ваши войска вдоль побережья, отвлекая внимание на себя, а часть гвардии тоже его. Чтобы когда гвардейцы ударят...

- Уже ударили. Маги, гвардейцы, тиртанцы и эпидемия - это все? Или есть что-то еще?

Леклер честно задумался.

- Ваше величество, у меня ощущение, что есть и третий слой.

- Вот как?

- О таком не говорили, в курсе был только герцог, может быть, мой отец, но я даже в этом не уверен. На совещаниях я видел храмовника из высоких. Может, даже приближенного.

- Вот как, - король сдвинул брови. - Понятно.

- У меня создалось впечатление, что Храм должен поддержать герцога и объявить его право на престол законным...

- Только это?

Виконт выразительно пожал плечами.

- Не знаю, ваше величество. Ощущения - это далеко не все, вы же понимаете...

Его величество понимал. Похоже, ему надо ждать еще одной пакости. Но какой?

Ладно, когда город был закрыт из-за эпидемии, и отсюда даже голуби не летали! Но сейчас?

Что планирует Ришард, которого уже вовсю объявляют преступником и злодеем короны? Что он реально может сделать?

Собрать войска?

Войти в Алетар?

Приплыть и высадиться на кораблях?

Простите, это из области детских сказок. Такого не бывает и не будет! Это нереально!

Сговориться с храмами и взбунтовать народ? Объявить, что эпидемия наслана за королевские грехи, а значит, надо свергать династию?

Это уже ближе к истине, но ненамного.

Допустим, он это проделает. Но ему придется выползти из укрытия, в котором он сейчас прячется, а значит...

Его величество задумчиво осмотрел свои ногти. Красивые, ухоженные...

Если что - одного удара Ришарду хватит. И пора национализировать его имущество. Стране деньги не лишние... значит так. Бунтовщика убить на месте, все имущество в казну, потомков лишить титула, а всех его родственников... а, то же самое! И пусть лично объясняют королю, что они могут хорошего сделать для государства, если хотят хоть медяк получить обратно. Будем считать, что его величество в гневе. Да, и с Леклерами то же самое. Только...

- Ты понимаешь, что теперь тебя загрызут?

Виконт понимал, только не знал, что с этим делать. Его величество вздохнул.

- Подумай над своим будущим. Ни титула, ни денег я тебя не лишу, выставим тебя героем, который рвался к королю, чтобы спасти Алетар, но... тебе тяжело придется. Может, я тебе подарю какое-нибудь поместье на границе, посидишь там пару лет, а потом опять в столицу... с супругой?

Леклер робко улыбнулся. Король отечески похлопал его по плечу.

- Я умею быть благодарным. Так что лежи и думай о хорошем. И не обессудь - охрану я тоже приставлю.

- Спасибо, ваше величество.

Король улыбнулся, еще раз ободрил парня, и покинул комнату.

Ему срочно нужен был приближенный Фолкс.


***

- Нет, ваше величество!

- Да неужели?

Вот сейчас король мог напугать и человека похрабрее Фолкса. Исказившееся от гнева лицо, красные огни в глазах, удлинившиеся клыки, мало того, магия демонов. Очень специфическая... они не маги разума, нет. Змея тоже не гипнотизер, но воздействовать умеет.

А демоны могут давить ужасом на свою жертву. И получается у них неплохо...

До специфического запаха и пятна на мантии приближенного.

- Хотите сказать, что все это проходило за вашей спиной?

- Ваше величество, да если б я знал! - приближенный глотал ртом воздух, как карп на суше. - Что ж я - идиот? Я ж не первый год здесь, я вас вижу...

Это верно, первое время приближенный еще пытался что-то плести, но быстро понял, что королевское неодобрение может быть смертельно опасно. Да и одно дело приобрести мага жизни для храма, а другое - пытаться свергнуть короля. Разница как между перехваченной сделкой, тут честная конкуренция, и убийством конкурента. В торговле такое не прощается.

Во власти?

Там прощается, но только если не попадаться. А то умных много, власти мало.

- Кто из приближенных еще приехал в Алетар?

- Н-не знаю, ваше величество.

- Вам не сообщили?

- М-может быть... т-тайно?

Это было вполне возможно.

- Есть кто-то, кто вас ненавидит? Из приближенных?

Судя по лицу Фолкса - все.

- Думайте, потому что вас серьезно подставили. Если бы я считал, что вы замешаны в заговоре, вы бы вышли отсюда на плаху.

- Ваше величество! Да я никогда!!!

- Я знаю. И поэтому вы уйдете отсюда своими ногами и в свой храм. Более того, вы останетесь на своем месте до старости и смерти... надеюсь.

Фолкс выдохнул. Не убьют. А значит...

- Ваше величество, я попробую узнать, кого из приближенных сейчас нет на месте. Но...

- Мага воздуха я дам, если вы об этом.

- Благодарю, ваше величество.

Король быстро написал пару строк на листе бумаги, капнул воском, приложил перстень.

- С этим к канцлеру, он распорядится.

- Ваше величество, позвольте вопрос?

- Да?

- Госпожа Ветана...

- Жива, здорова и не перегорела, если вы об этом.

- Да, ваше величество, - избавившись от непосредственной угрозы жизни, Фолкс быстро сориентировался. - Могу ли я...

- Повидаться? Пока нет.

- Но возможно...

- Девушка в утешении не нуждается. Она занята новыми проектами. Город построит для нее лечебницу, в которой она будет вести прием больных.

Фолкс широко улыбнулся.

- Ваше величество, ваша мудрость поистине не знает границ...

Конечно. Сейчас ему почти впрямую сказали, что и с услугами мага жизни проблем не будет. Договоримся...

Король махнул рукой, отпуская посетителя, и проводил его насмешливым взглядом. Что ж, надо провести еще один разговор...

Пойти, навестить Рамона Моринара.


***

Рамон Моринар оказался сейчас у канцлера. Тем лучше...

Вот его величество с порога и озадачит обоих.

- Рамон, мне нужна охрана для Леклера.

- Слушаюсь, ваше величество, - отрапортовал по всей форме Рамон.

-В и слушайся. Да, Алонсо, ты когда девочку официально удочеришь?

- Думаю, дня через два. Сейчас чуть-чуть все утрясется, опять же, Линетт все подготовит...

Линетт чуть за голову не схватилась. Два дня!

А прием? Прическа? Платье? Приглашения?

- Отдай приказ прислуге, пусть готовят все во дворце. Я буду свидетелем и крестным отцом, чтобы никто и вякнуть не посмел.

- Хорошо.

- Да... Леклер попросил у меня разрешения ухаживать за девочкой. Ты ему не мешай. - Его величество от души насладился зрелищем двух пар больших круглых красивых глаз, и продолжил благодушно, - У мальчика серьезные намерения, он жениться хочет. Может, даже от отца отречься, грех такой хорошей инициативе мешать. Рамон, особенно тебя касается.

Палач вспыхнул не хуже, чем недавно виконт.

- А... - канцлер попытался что-то сказать, но был остановлен мановением монаршей руки.

- Уж если он мчался, чтобы увезти девочку и спасти от эпидемии, определенно, он заслуживает шанса. И усильте охрану.

- Ваше величество? - подобрался Рамон.

- Ришарды планируют что-то еще. Я, конечно, сегодня его прокляну так, что костей не соберет, но не один он воду мутит. Что-то они еще планируют.

Известие никому не понравилось.

- Но что?

- Знать бы...

И все же, выходя из кабинета канцлера, его величество улыбался во весь рот. Клыкастый...

Главное - это правильный подход. Не стоит упускать мага жизни из-под контроля, нет, не стоит...

Вот что сейчас произошло? У девочки появится выбор, и она не будет думать о том, что все подстроено - куда уж дальше? Сын предателя! Более либерального выбора и представить нельзя.

У Рамона появится соперник. И это тоже неплохо. А еще...

Сладок запретный плод. Так бы он соперника прибил, ан нельзя! Играй честно... Или вообще откажись. Но если Палач откажется...

А, не страшно! Что-нибудь еще придумаем.

Король должен раздавать добро и причинять справедливость во имя всеобщего блага. И наоборот тоже. Вот он и будет...


***

Линетт навестила меня ближе к вечеру. Алемико тоже был с ней и весело прыгал по комнате, пока мы общались. На очень важные темы - платье, туфли, прическа, драгоценности, Линетт говорила, я слушала, и понимала, что не выйдет из меня аристократки. Нет, не получится, не срастется...

Вот моя мать была бы в диком восторге, иначе и не скажешь. Она бы продумала все до мелочей, вплоть до цветов ошейника у комнатных собачек и полировки листьев роз. А мне было скучно.

Когда-то, еще год-два назад, я бы слушала внимательно. До своего побега я считала, что это - жизнь. Неужели я была такой глупой? Я думала, что это важно, что это нужно для жизни... насколько же я поменялась сейчас?

Линетт говорит о платье, а я думаю, кого из лекарей сманить в свою новую лечебницу, и как оборудовать операционные.

Меня стремятся обрадовать украшениями, а я размышляю, как вести истории болезни. И как без меня справился Харни, что справился, я и не сомневалась, но ему определенно было тяжелее. И согласится ли Линда перейти в новую лечебницу? И надо обязательно предусмотреть место для мальчишек-практтикантов, не сомневаюсь, что шими будет одним из первых. А может, и кто-то еще из бездомных детей....

Я ушла из одного мира, и не перешла еще в другой. Я в неопределенности, и не знаю, что с ней делать. Что привяжет меня и к какому из кругов?

Не знаю.

Я ничего не знаю, и мне страшно.


***

Пентаграмма на полу, черные свечи, мерный голос, произносящий неприятные слова.

В центре пентаграммы лежит платок с несколькими каплями крови, над ним тоже горит черная свеча. Его величество изволит наводить порчу на врага.

Только вот...

Свечи то чадили, то дымили, платок совершенно не желал вспыхивать и осыпаться прахом, кровь горела маленькими рубинами...

Наконец его величество плюнул, ругнулся, и оборвал ритуал. Уселся в кресло и принялся мрачно смотреть в окно.

В дверь постучали.

- Войдите!

Рамон Моринар шагнул в королевский кабинет, и едва не сбил ногой свечу.

- Осторожнее, в воске испачкаешься, - король и не подумал встать из кресла. Да и уборкой ему заниматься пока не хотелось, чуть позднее...

Король не занимается уборкой?

Иногда можно. Особенно если не хочешь получить вместо нормальных слуг - зомби или призраков. Мало ли что случится с обычным человеком, прибирающим на месте некромантского ритуала...

- Ваше величество?

- Пытался найти Ришарда, - ладно, не найти, а проклясть на смерть, но к чему сейчас об этом? - А он, подлец, словно за щитом.

- Такое возможно?

- Видимо, да, - его величество в раздражении не замечал, как когти скрежещут по креслу, снимая стружку. - Не знаю, правда, как он может обойти зов крови.

- А это точно его кровь?

- Точно.

Рамон пожал плечами.

- Тогда будем искать обычными методами. Никуда он не денется, разве что за границу...

- Я его и там достану, - мрачно пообещал король.

- Пришло сообщение от его высочества.

- Что с ним?

- С ним все в порядке. Они тут наткнулись на корабли тиртанцев, и немножко их потрепали.

- Немножко?

- Штук десять уцелело. Ушли обратно в Тиртан, даже не попрощались.

Судя по донесению, которое пришло от принца, корабли шли к Алетару, но его высочество устроил на море небольшой шторм. И не только...

Вы знаете, что такое коралловые рифы? По сути - это дохлые кораллы, рачки, и прочая мелкая морская живность. Море, конечно, сильно блокирует некроэнергию, но у принца Алекса на корабле был еще и маг воды. Получилось просто превосходно - водник заставил море выбросить на поверхность всю дохлятину в радиусе километра, а Алекс просто поднял ее и натравил на тиртанцев. И тем мггновенно стало не до маневрирования и сражений.

Выловленные из воды тиртанцы признались, что их нанял трей Лантар. Они должны были дойти до Алетара и высадиться на берег. Для блокировки столицы.

- Они рассчитывали, что я буду мертв,  а разнести эпидемию по всему Алетару не хотели, - задумчиво подвел итог король. - Ришард где-то рядом. Но где эта тварь и что он замышляет?

Рамон развел руками.

- Пора открывать городские ворота. Хватит сидеть в осаде. Распорядись, завтра с утра пусть разберут баррикады, и свободно выпускают людей. Те, кто выжил, уже не заразны.

- Слушаюсь.

- И по поводу гвардии... Разрешаю тебе набирать туда людей из всех сословий. Хватит мне этого дворянского гнезда под боком.

- Это было неплохой идеей в свое время...

В свое время - да. Третьи-четвертые сыновья, без надежды на наследство, отирались при дворе, присматривали выгодные партии, ну и были заложниками в случае нелояльности их семей. Но сейчас... Если удастся раздавить Ришарда, следующие лет пятьдесят никто и не чихнет без разрешения короля. Какие там заговоры?

- Время прошло. Дадим шанс и другим... надо подумать. Может, и дворянское сословие чуть разбавим, свободные поместья есть... скоро еще появятся. Ты списки составил? Кто, что....

- Да.

На стол королю легли несколько листков.

Те, кто шли убивать. Те, кто защищал короля. Вербовщики в пользу Ришарда. Павшие в бою - два списка. Надо бы раньше, но ведь сколько человек пришлось допросить? Дознаватели в три смены работали, как с правыми, так и с виноватыми!

- Я прогляжу, и решу,  что с кем делать.

- У нас еще человек десять сидит под замком. Не все сгорели...

Амулетов на гвардейцах хватало - не беднота. Они и позволили и раны пережить, и огонь, а потом, когда пошла волна магии исцеления, кое-кто даже вылечился. Нет бы подохнуть... добавили палачам работы.

Пока - тюремщикам, но Рамон справедливо полагал, что все еще впереди. Не оставлять же в живых тех, кто пришел убивать короля? Это даже нелепо как-то...

- Пусть пока сидят, там посмотрим, где их применить во благо государства.

После ритуала король до сих пор чувсттвовал себя не слишком хорошо. Мало того, что пересилить чары неизвестного некроманта не удалось (ладно, подожди, гад, я тебе еще посмертие попорчу), так еще ритуал резко прервали, а импровизация с силой смерти вообще была изобретена на ходу. И перекачать через себя столько энергии...

Его величество планировал в ближайшее время спуститься к алтарю и принести пару-тройку жертв, восстанавливая пошатнувшийся энергеттический баланс. Жестоко?

А вы не устраивайте заговоров против короны.

Рамон не уходил, мялся на пороге, как ни забавно было говорить такое о Палаче. Король показал на удобное кресло.

- Присядь, там в графине компот, нальешь себе?

- Да, спасибо. Из Миеллена пришло сообщение.

- Вот как? Это про нашу девочку?

- Да. Нашлись ее родители...

- Оломары? И что?

- Они едут сюда.

Король вскинул брови.

- Вот как? И зачем? Как они это объясняют?

- Они волнуются за дочь, переживают, нервничают, готовы принять бедную девочку обратно...

- Меньше сахара, больше сути.

- Узнали о смерти Артау, теперь им позарез надо выяснить, что с долгами. И заодно подумать, куда пристроить дочь. До них дошли слухи, что девочка пользуется благосклонностью Мооринаров и лично вашего величества, вот и...

- Это уже ближе к истине. Одни родители?

- Нет. С собой они взяли младшую сестру Ветаны... то есть Иветты.

- Надеются и ее повыгоднее пристроить к Моринарам?

Рамон покривился, что не укрылось от внимания его величества.

- Ар-ристократы.

- Не растраивайся. Наши не лучше...

- Не до такой же степени!

- А кто из гвардейцев из простого сословия? Ох уж мне эти вторые-третьи сыночки, которым хочется стать первыми.

- Но там-то... так что с ними делать?

- Пригласи ко двору. Девочку мы им,, конечно, не отдадим, но и из вида их выпускать не надо. Вдруг там кто-то из предков был магом?

- Вета не говорила...

- А о чем она вообще говорила? О чем-то она рассказывала из своего прошлого?

- О бабушке. Больше никто о ее даре не знал, а бабушка не просто знала - учила, контролировала...

- Интересно. Со стороны отца, матери?

- Вроде как по отцу, Вета точнее не говорила.

- Надо будет расспросить родителей. Если этот дар уже встречался в их семье...

- Тогда надо приглядывать за всем семейством, и за второй дочерью тоже...

- Может быть, даже пристроить ее замуж в Алетаре.

- Значит, не зря они едут, - Рамон поморщился.

- Конечно, не зря. Такую кровь мы из Раденора не отпустим.

- Вы действительно хотите выдать Вету замуж за Леклера?

Король пожал плечами, не показывая, как его радует и этот разговор, и сам вопрос. Будь Рамону безразлична девушка, он бы просто сообщил о приезде родителей. А его задевает их отношение к дочери, злит, раздражает, сам не понимая того, он уже защищает Ветану. Вот и отлично, подбавим уголька в костер...

- Почему нет? Он не хуже всех остальных,  он догадывается о талантах девочки, и даже вроде как увлечен ей. Узнает,  что Вета знатного рода,  и вовсе счастлив будет.

- Мятежники.

- Заметь,  этот - раскаялся.

- Ничего подобного! Он просто...

- Хотел забрать Ветану. Ты думаешь,  она бы ему позволила?

Рамон покачал головой. Если бы виконт Леклер добрался до лекарки невредимым,  Вета никогда не ушла бы из Алетара. Наоборот,  притащила бы беднягу к королю, канцлеру,  да к кому угодно! Эпидемия это страшно...

- Все равно...

- Не ворчи. Девочке он нравится,  а уж как она выложилась,  спасая его...

- Она для всех так выкладывается,  маг жизни ведь!

Его величество взмахнул руукой,  которая уже вернулась к своему обычному состоянию - без когтей и демонской шкуры.

- Это неважно. У тебя все?

- Да.

- Тогда занимайся гвардией. Остатками.

- Разрешите идти,  ваше величество?

- Да...

Рамон вышел, и хорошо,  что он не видел хитрющего взгляда короля. Демоны, такие демоны... Кстати!

Его величество дернул шнурок колокольчика,  вызывая слугу,  и принялся убирать черные свечи и платок с кровью Ришарда. Ничего,  ты люди не гордые... то есть демоны. Один раз не получилось,  так мы еще попробуем.

Его величество искренне полагал,  что есть важные дела, в которых не обойтись без хозяйского глаза, и неважные,  те,  которые могут идти без его непосредственного контроля. Но единственный на весь Алетар маг жизни к неважным делам не относился.

Первое - от Веты можно было получить такое же потомство.

Второе - уже сейчас она могла быть хорошим козырем в политической игре.

Третье - на нее можно было выманить других магов жизни.

Так что пристраивать мы ее будем в хорошую семью,  дружественную и преданную королю. И главное - добровольно!


***

Ранее утро в Алетаре восхитительное время. А когда ты смотришь в окно дворца...

Солнце встает над дюнами, заливая их розоватым светом, и кажется, что песок светится, как раковина изнутри. По морю пробегает золотистая дорожка, распадаясь на отдельные искорки, потом их становится все больше и больше, и наконец их становится так много, что море начинает светиться собственным светом.

Красиво?

Нет. Невероятно...

Как бы мне сейчас хотелось оказаться в городе! Сейчас самое время мне идти на работу...

Стук в дверь оказался ответом на мои мысли. Маг огня, Алан Шенс, смотрел весело.

- Госпожа Ветана, доброе утро.

- Доброе утро, господин Шенс.

- Его величество распорядился. Если вы хотите отправиться в лечебницу...

Хотела ли я?

- А можно?!

- Да, разумеется. Приказать заложить карету?

Я представила королевскую карету рядом с лечебницей для бедных. Впечатлилась.

- А...

- Пока при вас остаюсь я и Айрат. Можем доехать, а можем просто прогуляться по Алетару.

Конечно, я выбрала второй вариант.

Ах, Алетар, моя любовь...

- Больше с нами никто не пойдет?

- Гвардейцы ненадежны, да и три мага... отобьемся, - махнул рукой Алан.

Я не стала спорить, мне очень хотелось пройти по городу.

И Алетар оправдал мои ожидания. Он был потрясающе, невероятно живым. Он искрился каплями росы и подмигивал солнечными зайчиками. Он пушился листвой и хмурился облачками...

И кое-где на дверях домов висели черные ленты.

Единицы, но они были. Я проходила мимо, и хмурилась. Я не могу спасти всех... я не смогла. Я хотела, но...

А если бы была лечебница? Или лекари, которые будут ходить на дом? Или как-то еще... допустим, экипажи завести при лечебнице? Не все ведь могут прийти своими ногами, но тогда нужна конюшня, нужно заводить амбары с сеном, конюхов...

Голова пухнет от всех этих вопросов.

Маги молчали, я тоже не вступала в разговор, и когда впереди показалось здание лечебницы, даже обрадовалась. Как-то там без меня?

Как оказалось - обыденно.

Люди болеют, люди лечатся, и мое присутствие или отсутствие ни на что не влияет. Ан нет...

Первой меня увидела одна из служительниц, завизжала, и бросилась на шею. Я аж попятилась.

- Милли?

- Вета! Живая! Веточка!!!

На визг обернулись еще несколько человек... спустя пять минут меня затискали, затормошили, зацеловали, и я совершенно потерялась среди людей. И это было приятно.

Харни выглянул из кабинета, но лезть в вакханалию восторга не стал, просто кивнул мне, мол, зайдешь, и исчез за дверью.

- Как тут? - шепотом успела спросить я у Линды.

- Все хорошо. Мы тебя ждали-ждали, а потом от дворца как волна пошла. Знаешь, не тепло, не свет, а что-то такое... оно всех накрыло, и людям вмиг стало легче. Ты была там?

Я кивнула. Значит, вот как это выглядело?

- Человек десять спасти не удалось, мы не боги, но остальных всех выходили. Приближенный так и сказал, что теперь волноваться надо только о тебе.

- Да?

А больше он ничего не сказал, интересно знать?

- Да. Не понимаю, правда...

- Давай не будем об этом. Теплая рука легла мне на плечо, я обернулась и увидела Берта.

- Здравствуй, Вета.


***

Он совсем не изменился за это время, да и сколько там прошло? Неделя?

Меньше, просто для меня в эти дни уложилась целая жизнь, с ее кровью, болью, страданием, а для Бертена, видимо, нет.

Те же светлые волосы, связанные в хвост, те же глаза, та же улыбка.

- Я рад, что ты вернулась.

- Я и сама рада.

- Я тебя сейчас отвлекать не буду, но ты потом загляни, ладно? У меня один интересный случай, не могу понять, чем женщина больна...

Я кивнула. Загляну, разберемся. Хорошо, что мы сможем работать вместе, Бертен умный и талантливый, мне не хотелось бы с ним ссориться. Но и замуж за него мне тоже не хотелось бы.

И я скользнула в кабинет к Харни Растуму.

- Доброе утро.

- Доброе. Попрощаться пришла?

Я хлопнула ресницами.

- А вы...

- Догадался я, чего уж там. Да и кто бы не догадался.

- О чем?

- Ты ведь маг жизни, верно?

Я вздохнула. Уселась в кресло для самых ценных посетителей, пристально поглядела на Харни.

- Верно. Кто еще догадался?

- Из лекарей, думаю, все. Служители, часть так точно...

- Половина Алетара.

- Это вряд ли. Со мной никто не говорил, да и сама знаешь, сплетни я слушаю...

Я знала. Харни был в курсе обо всем, что происходит в лечебнице. Не знаю уж, как ему это удавалось, но он был осведомлен и о том, сколько ворует повариха, и о том, с кем спит Тамира, и о том, где я живу...

Самые разные сведения, и все полезные в тот или иной момент жизни.

- Всегда удивлялась вашей осведомленности.

Харни вздохнул, прошелся по кабинету, протянул мне стакан с соком.

- Знаю, вино ты не любишь, да и нельзя, магам-то... Лечить у меня не слишком хорошо получается, а вот за хозяйством смотреть - дело другое. Здесь я на своем месте. Ты-то куда уходишь - и когда?

- Его величество хочет еще одну лечебницу построить. Вот, туда...

- Еще лечебницу? Это хорошо. Ты там работать будешь?

- Да.

- Посмотрим тогда. У меня старший сын как раз подрос. Лечить он не умеет, а вот хозяйственник хороший. Может, вам кто-то вроде меня и понадобится.

Я искренне рассмеялась. Харни, как всегда, неподражаем.

- Мы обязательно рассмотрим его кандидатуру. Но если он похож на вас, господин Растум, я буду только рада.

- Я-то ему ума вложу, если что, - подмигнул Харни. - А скоро дело сделается, что его величество говорит?

- Думаю, еще год-два. Не знаю точнее... но пока буду работать здесь. Не погоните?

- Не получится. Вета, ты иногда наивна до ужаса. Так и даст его величество тебе среди городского отребья крутиться!

- Но сюда мне прийти разрешили...

- Даже это уже странно. Я бы запретил...

Я сверкнула глазами, но на Харни это не подействовало.

- Вета, маги жизни - это чудо. То, что ты здесь, передо мной, уже невероятно. Его величество должен беречь тебя, как самую большую ценность...

- Запереть в сокровищнице и посадить на поводок.

Харни вздохнул, потер лоб.

- Вета, а ты сама-то чего хочешь?

Я пожала плечами.

- А меня об этом как-то не спрашивали. Никогда.

- А если бы спросили? Вот, допустим, я спросил?

Я задумалась.

А чего я, в самом деле, хочу? Ответ прост.

Хочу вернуться к себе домой, и лечить всех, кто ко мне приходит, и просто жить. Может, со временем найти человека, который будет меня ценить не за лекарский дар, а просто, как Вету, родить детей... обычные женские мечты. Я в общем-то, достаточно неприхотлива. Если бы барон Артау не оказался поддонком и убийцей, может, я бы вышла за него замуж, не любила, но уважала, рожала ему детей, вела хозяйство, лечила крестьян, и прожила свою жизнь без особых встрясок.

Не вышло.

И сейчас я не знаю, что меня ждет впереди. Бабушка боялась того, что все это произойдет, но я... я просто не убереглась. И покатилось все, цепляясь, одно за другое, разрастаясь снежным комом...

Я одним глотком выпила сок и улыбнулась Харни.

- Я отвечу. Как верная подданная короля Алетара, я желаю, чтобы все было согласно его воле. Извините, я пойду, у меня еще дел много.

Харни покачал головой, но настаивать не стал. А что он ожидал?

Что я сейчас кинусь ему на шею? Разоткровенничаюсь, расплачусь, просто доверюсь?

Простите, господин Растум, среди кандидатов на мое доверие вы даже не в первой десятке. Я найду с кем поговорить о жизни. А о вас...

О вашей догадливости я тоже найду с кем поговорить.


***

Я прошлась по лечебнице, поздоровалась со всеми, мимоходом пролечила десяток-другой больных, из самых тяжелых - дар рвался наружу, и мне все труднее становилось его сдерживать. Он так и требовал выплеснуть его...

Айрат объяснил мне, почему так происходит.

Когда маг вычерпывает себя до дна, а потом восстанавливает силы, происходит, образно говоря, раскачка. И резерв, то количество силы, которое маг может воспринять и удержать, с каждым разом растет. А я-то...

Именно это со мной и происходило. То без сил валяюсь, то опять лечу, выкладываясь до донышка, о последних событиях и говорить не стоит.

Почему все маги так не поступают?

Есть опасность перегореть и остаться вовсе без магии. Тут надо очень точно чувствовать грань, а это не все могут, далеко не все. Это первое.

Второе же...

Когда твой дар растет, с ним нужно уметь управляться. То есть делать все медленно и постепенно. Подросла в силе, освоила новые возможности, лезь на следующую ступень. А я...

В силе я подросла, а вот что делать?

Сейчас мне бы и скрыть свой дар не удалось, остается только сдаться на милость его величества и ждать решения. Но я не была против, и на то были свои причины.

Против чего меня предостерегала бабушка?

Да против людей, которые захотят управлять мной, контролировать каждый шаг и получать все для себя и только для себя. Таких много, но не Эрик Раденор. Он сам маг и весьма специфический.

А еще - полудемон, и это, как ни странно, мирит с тем, что меня будут использовать. Потому что я как сейчас вижу его лицо во время ритуала, я знаю, как он выкладывался.

И я помню, как он отдавал всю силу, не жалея ни себя, ни меня, чтобы вылечить Алетар.

Он бы и жизнь отдал, свою ли, мою - без разницы. И это заставляет его уважать. Когда сам король идет впереди, без оглядки на чин и звания, без требований чего-то для себя, без...

За таким королем можно идти.

Да и просто стоять у него за плечом - можно. Он не предаст.


***

- Вета!

Я поглядела на Бертена.

- У меня операция, можешь помочь?

Странный вопрос. Я вздохнула с облегчением, понимая, что мой отказ не принес неприятных последствий. Друзья - и друзья, коллеги - и коллеги, вот и ладненько! И шагнула в операционную.

Да, тут магией не поможешь.

Аппендицит, который уже плавно перешел в воспаление всего живота, сепсис, еще немного и бедолага просто помрет...

Сейчас его усыпили, но даже во сне лицо мужчины лет тридцати кривилось от боли.

- Я режу, ты чистишь? - предложил Бертен, берясь за скальпель.

Я кивнула. И встала к столу.

Операция продолжалась около получаса, но вымоталась я капитально. Я и до этого силы потратила, а сейчас еще добавила, зато мужчину мы спасли. Руки у Бертена из нужного места растут, и швы он накладывает замечательно - поглядеть приятно.

Шов, другой... почти все?

- Водички? - предложил Бертен, беря кружку у подошедшей прислужницы.

Да, не помешало бы.

В моей кружке оказалась не вода, а взвар с острым травяным привкусом... но сладко. И вкусно, вкус такой необычный...

Комната внезапно поплыла перед глазами, чьи-то сильные руки подхватили меня, влили в рот остатки взвара... последнее, что я услышала гаснущим разумом: 'проспит до вечера'.

И сознание отключилось.




Глава 5 | Дар целителя | Глава 7







Loading...