home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7



Меня тошнило, голова кружилась, и вообще чувствовала я себя преотвратно.

- Ну-ка, выпей...

Знакомый голос, только я не могу вспомнить, кому он принадлежит.

Теплые руки осторожно поднимают мою голову, в рот мне льется прохладная вода.

- Вот так...

Несколько минут у меня уходит на то, чтобы вспомнить, и я открываю глаза.

- Берт...

Бертен Сенар смотрит на меня грустно, с какой-то понимающей улыбкой, и от этого становится еще противнее и страшнее.

- Да, дорогая.

- Зачем?

- Неужели ты не понимаешь? - и такое искреннее удивление в глазах, столько чувства...

Я оглядываюсь вокруг.

- Где мы?

- На берегу, в рыбачьем сарае. Местные жители издавна промышляют контрабандой, для них спрятать кого-то - несложно. Тиртанцы придут с ночным отливом, нас отвезут на лодке к кораблю.

- Тиртанцы?

- Что тебя так удивляет?

- Но ведь принц Алекс...

- Перехватил часть. Не всех, нет...

Я шевельнула руками, и внезапно обнаружила на них намотанные в два слоя веревки. Пальцами - и то не двинешь.

- Ты с ума сошел?

- Наоборот, пришел в себя. А ты думала, что сможешь обвести всех вокруг пальца? Маг жизни...

Я вздохнула.

- Помоги мне сесть. Будь любезен.

Лицо Берта исказилось от ярости.

- Да, в этом ты вся! Вежливость до кончиков ногтей, а что за ней? Безразличие! Тебе же наплевать, на всех наплевать!

Оправдываться я и не подумала. Вместо этого попробовала перекатиться на бок и сесть хоть так. Бертен скрипнул зубами, но быстро поднял меня под мышки и посадил, оперев спиной на что-то твердое. Я огляделась.

Да, сарай.

Всякий очень важный и жизненно необходимый хлам навален кучами, на стенах развешаны сети, на козлах стоит нечто вроде лодочного скелета, в полу рядом с нами устроен люк, и что-то мне подсказывает, что завалить его - минутное дело. Кричи, не кричи - не услышат, и люк не найдут...

И это может сыграть мне на руку. Учтем.

- Благодарю.

- Поблагодаришь потом, на корабле. Другим способом, - Берт оскалился, глядя на меня недвусмысленным взглядом. - Думаю, ты понимаешь, что тебя ждет?

- Пока нет, - я старалась говорить спокойно и рассудительно. - Объясни?

- На корабле нас обвенчают, капитан имеет такое право. В Тиртане у меня есть домик, откроем при нем практику, начнем зарабатывать... там не принято, чтобы женщина лечила, но этот вопрос мы решим. И будем жить спокойно, как и стоило бы. Может, у нас и кто из детей магом получится, тоже неплохо будет.

Меня встряхнуло.

- Говорить, что я не хочу за тебя замуж, смысла нет?

- Можешь говорить, но это ничего не изменит, - Бертен был доволен и не скрывал этого. - Можешь говорить, орать, кусаться и царапаться, мне даже нравится, когда женщина в постели брыкается. Но ты неглупая, сама понимаешь, а Тиртане - ты всего лишь имущество. И лучше уж мое, чем чье-нибудь еще.

Я этим я бы тоже поспорила, но не время. Так что я пожала плечами.

- Это нападение - ваших рук дело?

- Да. Я, конечно, рисковал, оставаясь в лечебнице, но оно того стоило. Ты все же пришла. А дальше все было делом техники - усыпить, дать знать своим.

- Подельникам.

- Своим людям, вывезти тебя. Алхимический состав, который ты употребила, отключит даже мага. Хотя и ненадолго.

Мои охранники!

- Моя охрана... они живы?

- Зачем убивать магов? - искренне удивился Бертен. - Это долго, муторно, тяжело, и вообще... Пока ты была на операции, им принесли взвара с пирожками. Думаю, сейчас они уже проснулись, все же покрепче народ.

Я прикусила губу.

Тварь, ты мне ответишь за похищение. Но внешне... я смогу выжить, вырваться и отомстить, только если сохраню спокойствие. А потому - не думать сейчас об этом!

- А меня вы украли.

- Вывезти тебя из города было несложно. В Алетаре много ворот, а деньги любят все.

В этом я и не сомневалась. Придумали, к примеру, что жена спит, и даже платить не пришлось. Стражники могли меня узнать, а могли и не узнать, как повезет. Женщины ведь и шляпки носят, и капюшоны.

- Меня будут искать.

- Но найдут не сразу. А там... Думаю, в Тиртан его величество не достанет.

- Зря.

Бертен пожал плечами. Может, и зря, но это еще когда будет, а я-то здесь и сейчас, полностью в его власти...

- Сколько нам придется еще здесь ждать?

- Я же сказал...

- Ты не сказал, сколько времени сейчас?

- Что-то около трех часов дня.

- Тогда меня уже должны искать, и серьезно искать. Если хочешь, отпусти меня и убирайся, я ничего и никому про тебя не расскажу.

Бертен фыркнул в ответ на мое предложение.

- Ты меня дураком считаешь?

Вообще-то я примерно так и считала, но признаваться было нельзя, не тот момент.

- Я думала, что как умный человек ты поймешь выгоду моего предложения.

- Я свою выгоду и так понимаю.

Я вспомнила кое-что... точнее, все вдруг зацепилось одно за другое, и пошел разматываться клубочек...

Тиртан - рабы - канцлер - яд...

- Ты отравил Алонсо Моринара?

- Я, конечно. Догадалась?

- Догадалась, - кивнула я. И не удержалась. - Можешь, кстати, меня поблагодарить, именно я догадалась не только, что канцлера отравили, но и как это сделали.

Бертен фыркнул еще раз.

- Не ты, Вета. Твой дар.

- Пока ты не придумал, как нас с моим даром оторвать друг от друга - именно я, - почему-то обиделась я. - Даже маги воды не догадались.

- Зато ты им подсказала! Дрянь! Что ж, тебе же хуже, теперь мне деньги за него не заплатят.

- А платили?

- Конечно! Ты думаешь, я просто так канцлера травил? Этот гад слишком активно принялся чистить порт, и мешал нашей маленькой торговле с тиртанцами.

Я похолодела. Не от страха, от гнева.

- Так ты... это ты приглядывал подходящих людей в лечебнице? Ты передавал их работорговцам?

- Умничка.

Меня аж затрясло.

- Гнида!

Пощечина заставила меня дернуться, отшатнуться назад. Во рту появился солоноватый привкус, кровь окрасила губы вишневым тоном.

- За ругань буду бить. Больно, - предупредил Бертен, как ни в чем не бывало. - Пока не научу покорности.

Я скривилась.

- На женщин руку поднимают только ничтожества.

- Женщина должна знать свое место в доме. И не открывать рот для глупостей.

Можно было обругать Бертена, и продолжать ругаться, пока он меня бьет. Боли я не боялась, но... глупо. Когда мне представится случай бежать, я должна быть в хорошей форме. Самостоятельно передвигать ноги, быстро соображать - еще несколько пощечин, и у меня ничего не получится. Хотя я маг жизни, на нас все заживает быстрее... Только сейчас неподходящее время для опытов.

Я сбегу, и обязательно. Спасут там меня, не спасут, это еще неизвестно, у Светлого, кроме моих - рук нет. Поэтому я перевела тему.

- Ты родом из Тиртана?

- Отец. Мать как раз раденорка. Рабыня. Кстати, травница, она меня и научила многому из того, что знала сама.

- Не жена? - уточнила я, зная о быте Тиртана из книг.

- Нет.

- В Тиртане ты всегда был бы второго сорта. Отец тебя признал?

- А ты разбираешься... да, признал. Сенар - материнская фамилия, я в нее пошел. Когда отец умер, уехал, мне братья ничего не оставили из наследства, но руки и голову отобрать не смогли. Я обосновался в Алетаре, стал работать, а потом меня нашли люди трея Лантара. И предложили хорошую цену.

- За людей...

- За человеческий мусор, который никому не нужен. Эти бродяги, нищие, шлюхи...

- Дети...

- Да, беспризорники, из которых вырастет ворье и разбойники. Да я благо людям делал, избавляя их от этой мрази!

- Благодетель, - покривилась я. - Так зачем ты травил канцлера?

- Трей Лантар работал с кем-то в Алетаре, мне не назвали имени. Я же не только в лечебнице работал, я еще и по вызовам ходил... мне дали список имен, кого хорошо бы устранить, и дали яд.

- Так просто?

- А зачем усложнять? Вот, попали к нам Ришард с другом, были бы они в списке, и их бы не стало. Тот же Палач...

Доберется он до тебя!

Я вспомнила Рамона Моринара, объятого пламенем, и на душе стало тепло и уютно. Впервые я надеялась, что на моих глазах убьют человека.

- До него тебе не добраться.

- Да и не надо. Канцлера я бы тоже не тронул, но эта гнида мне все дело поломала, а я бы еще годика три-четыре поработал, набрал на усадьбу и рабов. Кстати, мне и за испытания составов платили. Рабы все ж денег стоят, а тут - полна лечебница бесплатного материала. Хочешь - на стариках пробуй, хочешь на детях.

Вот ведь мразь...

- Тамиру тоже ты?

- Я. Эта шлюха что-то заподозрила, покопалась в моих вещах, и начала меня шантажировать. Как ты понимаешь, я этого допустить не мог.

- Вы спали вместе?

- Ревнуешь?

Настала моя очередь фыркать.

- Брезгую. После шлюхи...

Бертен кивнул, словно что-то понял.

- Я чист. Сама понимаешь, лекарь. Да и магам жизни такое не страшно, верно?

- Ты рассчитываешь, что я буду тебя лечить?

- Будешь. Если сама не захочешь получить ту же болезнь, - Бертен похабно улыбнулся.

- Что с ней стало? - решила не развивать тему я.

- Умерла.

Я вздохнула. Тамира - Тамира...

Несмотря ни на что, мне ее было жалко. Да, она не знала слова 'разборчивость', но когда хотела, отлично работала. И человеком была не самым плохим, я и похуже насмотрелась.

- Она тебя, кстати, ненавидела.

- За что?

- А, за все. За то, что ты девушка, а она нет. Что ты высокородная, а она родилась чуть ли не в канаве. Что у тебя есть талант, а у нее не было...

- Был. Просто другой. И служительницей она была хорошей.

- Талант и у тебя есть, - пожал плечами Бертен. - думаю, даже без дара ты стала бы хорошей лекаркой, может, травницей или служительницей в лечебнице. Рука у тебя легкая и уверенная, глаз точный, впрочем, никто тебе не мешает так же работать и в Тиртане. Будем поить больных сонным зельем, и только-то...

- А все лавры будешь присваивать ты. И всю оставшуюся жизнь паразитировать на моем даре, держа меня в клетке.

- Не в клетке, а в твоем доме. С любящим мужем и любимыми детьми, которые у нас обязательно будут.

Я покривилась. Как-то не тянуло меня замуж за Бертена, и мужчина это угадал. И вдруг разозлился, наклонился так, что его лицо оказалось совсем рядом с моим.

- Ты, Вета, высокомерная дрянь! Если бы не твоя сила, кому бы ты была нужна?

Я пожала плечами. Как бы, жених у меня уже был, спасибо... и предложение он мне делал два раза, правда, не подозревая, что я маг жизни.

- Ты из себя ничего не представляешь! Ты просто придаток к своему дару! Вот что тебе нужно в жизни? Что интересно? Чего ты хочешь?

Я невольно задумалась, отвечая на вопросы. Не вслух, нет, но мысленно и самой себе.

Что мне нужно в жизни? То, что мне пообещал король Алетара. Моя лечебница, мой дом, жизнь, в которой я буду свободна... пусть не в рамках всего мира, но в Алетаре - точно, а то и в Раденоре. А больше мне и не надо, если бы меня спросили, где я хочу жить и умереть, я бы и так назвала Алетар. Этот город пустил крепкие корни в моем сердце, и вырвать их уже не получится.

Что мне интересно? Лечить людей, ясно же! Учиться, работать, узнавать нечто новое... Разве этого мало? А что еще нужно? Танцевать на балах? Примерять платья? Кокетничать с мужчинами? Страшно сказать, но это - не мое. Совсем не мое...

Чего я хочу? Да того же, что и все женщины. Дом, семью, детей, просто не прямо сейчас, а в перспективе. И любви, да. Только вот я плохо понимаю, как это, когда любят. Не научили...

Бабушку я любила, а больше никого... уж хорошо ли это, плохо ли это, а так получилось.

Нет, я не могла назвать себя просто придатком к своему дару. У меня было все то, что поставил мне в упрек Бертен. А что немного другое...

Так глупо же, имея талант мага жизни, стремиться в музыканты. Или в поэты.

Берт понял по моему лицу, что стрела не достигла цели, и еще раз дернул меня за волосы. Больно.

- Ничего. Я тебя еще обломаю.

Я прищурилась.

Была еще одна возможность, о которой я не хотела упоминать. Ах, как же хорошо, что маги жизни стали для многих больше сказкой, чем реальностью. А тем не менее...

Я могу убить Бертена в любой момент. Остановить ему сердце, устроить спазм сосудов, сделать так, чтобы он не смог вздохнуть... убить человека несложно.

Но если я это сделаю, то навсегда потеряю свой дар.

Стоит ли одна отнятая жизнь сотен и сотен неспасенных?

Пока ответа на этот вопрос у меня не было. Но если дойдет до какого-то предела...

Я не думала, что бесчестье страшнее смерти, я вообще не героиня романа, но если у меня выпадет случай избавиться от Бертена... ни рука, ни язык у меня не дрогнут. Это я своим даром убивать не могу, но кто сказал, что ради меня не убьют?

И я не буду ни жалеть, ни стесняться, ни даже оплакивать подонка. Он потерял все права на мою жалость, когда поставил себя выше других. Убивать людей - плохо. Но торговать ими - мерзее и не придумаешь.

- Я хочу есть. И пить.

Бертен скрипнул зубами.

- А еще я хочу в туалет. Мне прямо здесь лужу сделать?

- В том углу.

- Юбки мне подними, будь любезен. И панталоны снять поможешь, - я не собиралась стесняться. Во-первых, это тоже лекарь, во-вторых, пусть осознает, во что ввязался и не ждет приятной жизни. Тварь!

Бертен тоже понял, что я настроена издевательски, и в его руке блеснул нож. Длинный, острый...

- Я сейчас освобожу тебе руки и ноги. И накормлю. Но вздумаешь бежать или орать - пеняй на себя.

Я кивнула.

Бежать я не вздумаю, пока не разберусь, где оказалась. А там уж - не обессудь.


***

Маги проспали чуть меньше, чем Ветана - до полудня. Тревогу подняла Линда, которая нигде не смогла найти Ветану, пошла к магам, увидела, что они спят, грохнула рядом крышкой чайника, поняла, что сон неестественный, шумнула еще раз - и погромче, а потом завопила так, что половина лечебницы сбежалась.

Маги при этом не проснулись.

Кое-как их удалось растолкать к полудню, когда Ветаны и след простыл. Маги очнулись, переглянулись, и опрометью бросились во дворец. Выслеживать людей огневики не умели. Оставалось только доложить, но прошло не меньше пяти часов, прежде, чем король и канцлер осознали простую истину - у них из-под носа увели мага жизни.

Его величество в гневе был страшен. Спасло магов только то, что это ресурс ценный и редко встречающийся - мужчина коротко сообщил магам, что они кретины, и пообещал в ближайшее время отправить их на границу. А сам вызвал к себе канцлера и командира гвардии.

Речь Моринаров особенно не отличалась от королевской, разве что Рамон проявил больше агрессии, но разгуляться Палачу не дали старшие товарищи.

Дальнейшее было несложно предсказать.

Его величество выругался, и отправился в лабораторию - делать амулет поиска. Никто не знал, что Ветана смешала с ним кровь, и это хорошо. Теперь он может ее найти. Конечно, на большом расстоянии амулет действовать перестанет, но - насколько далеко могли увезти девушку? Да и кровь у полудемонов сильная.

Пока его величество был занят, канцлер тоже не сидел без дела.

Он пошел отправлять гонцов в казармы городской стражи. Достаточно быстро выяснилось, что из Алетара, через северные ворота, сегодня вывезли женщину, по описанию похожую на Ветану. Только она спала...

Что оставалось делать спасателям?

Только выехать из города через те же ворота, ехать по дороге, и ждать, пока кровь не отзовется крови. И надеяться на лучшее.

Что они успеют вовремя. Что похитители ничего не сделают девушке. Что...

Рамон давно уже не молился, но сейчас готов был и в Храм сходить.

Светлый, помоги ей!

Пожалуйста...


***

Бертен кажется, подглядывал, пока я общалась с помойным ведром. Было противно, гадко, но чего-то подобного я и ожидала. Кто же повернется ко мне спиной - сейчас? После таких признаний? Только дурак, а Бертен дураком не был. Зато он был высокомерным тиртанцем, несмотря на всю его жизнь в Алетаре. Поэтому я оправила платье, и поинтересовалась:

- Так кормить меня будут?

Кажется, мужчина даже поперхнулся от моей наглости.

В качестве обеда мне были предложены черствый хлеб, вонючий овечий сыр и свежая, по счастью, вода. Я отломила себе горбушку и принялась жевать.

- Не балуют тебя здесь разносолами.

Бертен мрачно жевал сыр.

- И не должны. Что-то ты больно спокойна.

- А почему я должна волноваться? Меня найдут, тебя убьют... кстати, если хочешь огласить завещание, можешь не стесняться. Обещаю передать твои последние слова по назначению.

Мужчина поперхнулся еще раз. Теперь - сыром. Эх, устроить бы сейчас ему спазм, минуты на две, чтобы задохнуться не успел... или затяжной понос. Кстати...

Я отломила у Бертена кусок сыра и мужественно принялась жевать, стараясь загнать внутрь рвотные спазмы.

Так надо. Здесь и сейчас - так надо. И вот еще...

Я оглядела сарай.

- Мы заперты снаружи?

- Разумеется. Хочешь - проверь.

Я не отказалась. Прошлась по сараю, толкнула дверь... та не поддалась.

- Нас откроют только вечером, перед тем, как пригнать лодку.

- А мы точно в деревне?

- Не в самом поселке, конечно. Это лодочный сарай, на берегу. Здесь у всех такие есть.

Орать тоже смысла не было. С другой стороны, здесь один Бертен. Что я - не справлюсь с ним? Я с болезненной гримасой потерла руки.

- Ты перестарался. Надеюсь, сильных отеков не будет.

- На тебе же все заживает...

- Быстрее. Это верно. Но не сразу же! И кожа у меня тонкая...

Жаловаться я могла долго и со вкусом, мамина школа. Этим я и занялась. Бертен морщился, но слушал, ведь ничего хамского я не говорила, наоборот. Страдала. Вздыхала и проклинала судьбу.

А еще через полчаса у меня от гнусного сыра расстроился желудок. И посещать ведро я стала намного чаще.

Первые раза три Берт еще подсматривал. Потом понял, что я не притворяюсь, и перестал наблюдать - в конце концов, это зрелище хорошо лишь для извращенцев. А потом и вовсе расслабился. Я сделала ставку на женскую слабость, и не прогадала. Бертен вырос в Тиртане, он априори не сможет воспринимать женщину, как равную себе. А вот как слабую, глупую, беспомощную... хотя такой в тиртанском гареме не выжить.

Но показывала я именно это. И мне верили.

Темнело.

Что ж, если меня не нашли до сих пор, то и потом могут не найти. Значит, надо рассчитывать только на себя. А раз так...

Меня в очередной раз потянуло на ведро. Бертен отвернулся, и я воспользовалась случаем.

Рука поудобнее перехватывает скользкую дужку.

Шаг, другой...

- Берт...

Мужчина только начал поворачиваться ко мне, когда я резко нахлобучила ему на голову ведро со всем зловонным содержимым.


***

Лекари - не слабые и не хрупкие, плюньте в глаза тем, кто это сказал. А потому сверху по ведру я еще от души врезала удачно присмотренной деревяшкой. Рев перешел в стон, а я рванула крышку люка.

Она поддалась, открывая черную пасть подвала, и я что есть силы толкнула Бертена в бок.

Оглушенный, ошеломленный, ничего не видящий, он сделал шаг вперед, второй... еще один толчок, и он полетел в провал под ногами.

Я тут же задвинула крышку люка, и потащила на нее, что потяжелее. Проверять, что там с Бертеном? Оказывать ему помощь?

Хорошая шутка.

Даже если он сломал шею, мне жалко не было, да и условие было выполнено. Своей магией я его не убивала, а всем остальным - можно. Теперь надо открыть дверь...

Это было не так сложно. Сарай был заперт снаружи на обычный засов, который можно было поддеть изнутри. Просто для этого требовалось время, которое Берт мне не дал бы. А сейчас сидит он в погребе, или лежит... плевать!

Засов откинулся в сторону, и я всей грудью вдохнула свежий морской воздух.

Так... а где я? И где Алетар?

Вариант пойти в поселок и предложить вернуть меня, я даже не рассматривала. Люди сейчас по определению мои враги. Нет, я должна идти по полосе прибоя, чтобы море скрыло мои следы. Но куда идти?

Я огляделась.

Укромный распадок между холмами, несколько сараев, и пока никаких людей. Надолго ли?

Я поспешила к морю. Солнце садится на западе, Алетар расположен... Темного крабом!

Сараи расположены в бухте, с одной стороны галечная коса выдается в море, с другой стороны нечто вроде ложбинки. Я пригляделась к небу.

Ага, так и есть. Несколько дымков... поселок, о котором говорил Берт? Туда мне точно не надо, и обойти его я не смогу. Мало ли кто на берегу окажется.

А значит мне надо идти в противоположную сторону. И подальше, подальше.

Найти место, чтобы переночевать и дождаться помощи.

Я бегом вернулась к сараю, огляделась, схватила плащ и сумку Бертена... кстати, он точно был жив, и рев, который доносился снизу меня не радовал. Но и не огорчил.

Пусть его палач казнит, как положено. А я...

Будем считать и плащ, и сумку военными трофеями. Это не грабеж, это почти законное мародерство!

Я решительно сняла туфли, сунула их за пояс, подоткнула платье повыше, прихватила с собой деревяшку, которой оглушила Бертена, и направилась по воде прочь от сараев.

Идти было неудобно, не слишком приятно, под ноги все время подворачивалось нечто острое, и вообще, холодно. Море накатывало, обдавая ноги противными брызгами. Теплое оно, только пока солнышко, а ближе к закату, уже не очень, чтобы приятно. Да и осень уже подступает, темнеет раньше, холодает быстрее... плащ я накинула сразу же.

Долго я так не пройду, но мне очень долго и не надо, за косой я смогу выйти из моря. Тут главное погоню сбить со следа...

Могут ли рыбаки привести собак?

Пару минут я размышляла над этим вопросом, потом решила, что им это не надо. Вот, сбежала я. И? Им-то что?

Я же ничего не знаю, и места этого отродясь потом не найду. Их дело - избавиться от Берта, все равно каким способом, чуть-чуть переставить все в сарае, и доказывай потом! А то и поджечь сарай можно, и горько плакать на угольках.

А преследовать меня по темноте...

Нет, до утра этим заниматься никто не будет. Потому что у всех свои дела. Контрабанда, рыбная ловля, тиртанцы... не утопил их принц Алекс. Вот как тут оставаться мирной и доброй?

Хотя... он тиртанцев недотопил, я Берта недоубила... тьфу! Что за гадость в голову лезет?

А, пусть. Зато под это дело я прошла уже больше половины пути, и... ай!

В пятку больно впилось что-то острое. Я присела на песок, и выдернула из ступни осколок ракушки.

Темного крабом!

Ладно, заживет! Мне заражения крови бояться не надо, сейчас по воде еще пройду, море все смоет...

А кровь идет... больно будет.

И больно-таки было, когда морская вода попала в рану на пятке. Но я шла и шла, сначала по прибрежной полосе, потом по гальке, потом выбрала удачное место и по ней же свернула от берега. Галька плохо держит следы, это-то я знаю.

Что ж, Вета, идем...

Интересно, это и есть то самое третье зло, которое меня ожидало?

Вспомнив картину Бертена с ведром на ушах, я от души хихикнула. А чем не метод сражения с мировым злом? Надо только ведро подобрать подходящее - и нагадить побольше!

Стемнело, и на небе начали зажигаться крупные звезды. С моря дул холодный ветер, стихающий по мере того, как я удалялась от воды, впереди полосой темнел лес...

По дороге я копалась в сумке Бертена, и тихо радовалась, что прибрала ее. Конечно, что-то у него наверняка было и еще, на себе, я бы точно так поступила, но и в сумке обнаружились несколько десятков золотых монет, горсть серебра и мелочи. Так что...

Доберусь я до дома, никуда не денусь! Женщина - это слабое, нежное, хрупкое существо, которое преодолеет любые препятствия! И становиться у нас на пути опасно! Надеюсь, Берт раз и навсегда в этом убедится. Если выживет.

А, кракен с ним! Надо бы приглядеть место для ночлега, потому что в темноте я запросто дам хороший крюк, а зачем мне гулять по холмам? Мне надо в Алетар, а не побегать.

Только вот...

В холмах ночевать неудобно. Поспать мне тут не удастся, костер развести (у Берта в сумке нашлись и кремень, и огниво, неясно зачем, но были ведь!) тоже - мало ли откуда его увидят, ноги едва отогрелись - уйдя от воды я тщательно обтерла их краем плаща и только потом надела туфли, но если я сейчас сяду и буду сидеть на земле...

Я не заболею ничем серьезным, я смогу иметь детей, но есть одна болячка, которая совершенно не разбирает, маг ты жизни, маг ты смерти... простуда называется.

И зачем мне такие радости?

У Берта в сумке была еще фляга с хорошим вином, это я по запаху поняла, но пить не стану. Пока точно не стану, не хватало еще захмелеть с усталости и голода. Лучше потом ноги разотру, все полезнее будет.

Но почему меня еще не нашли?

Какая наглость со стороны моих спасателей! Так я раньше них сама себя спасу... эх, не выйдет из меня героини романа. Но и жертвы негодяя тоже не выйдет, а это важнее. А что у нас там хорошее? Лес, что ли, темнеет?

Я прибавила шагу.

Лес - это правильно. В лесу я уже переночевать смогу. Там и на дерево влезть можно, и веток наломать, и заметить меня в лесу сложнее...

И я даже знаю, где я!

Лес к Алетару подходит только с северной стороны. То есть - с утра мне придется идти обратно, и делать большой крюк. Ладно, не смертельно. Главное, удрали, а теперь уже разберемся по обстоятельствам.

Подходящее дерево я нашла где-то спустя час.

Здоровущий выворотень словно для меня приготовили. Его не до конца вывернуло из земли, а наполовину, и он оперся в развилку другого дерева. Получилось нечто, вроде сильно наклонной лестницы, по ней можно было влезть достаточно высоко, а там я найду, как усесться.*

* автор живет не в тайге, но каждое лето проводит в лесу. И лично наблюдала подобные деревья. Кстати, и лазила, правда, в более юном возрасте. Прим. авт.

Могла ли я по ней взобраться?

Жить захочешь, еще не так устроишься!

Я сняла туфли, засунула их в сумку, поудобнее все подоткнула и полезла. Шершавая кора царапала пальцы, смола мазалась, но я не обращала внимания. Все равно основная грязь доставалась плащу.

Вот и крона. А высоковато...

Ничего. Вот удобный сучок, вот тот я сейчас сломаю, ветку уберем, и привяжемся покрепче. Может, и подремать удастся!

Зато сюда уж точно никакие хищники не залезут! Других таких дурных в лесу - нет!


***

Здесь и сейчас я размышляла о достаточно неприятных вещах.

С одной стороны, меня похитили. Я плохо себя чувствую, я едва не уехала в Тиртан в качестве то ли невесты, то ли рабыни, я в лесу и не знаю, куда идти.

С другой стороны...

У меня есть одежда, деньги, кое-какой опыт. И если я захочу....

Я могу не возвращаться в Алетар. Умерла, так умерла. Нет меня, и что со мной сталось - неизвестно. Рано или поздно я выйду на какой-нибудь из королевских трактов, поплутаю немного, и примкну к каравану. И - прочь из Алетара, из Раденора...

Я найду, где обосноваться, а на что жить первое время у меня уже есть.

Я могу.

И уйти, и начать жизнь с чистого листа, и перечеркнуть прошлое. Была Ветана Тойри, будет Ива Лойри, так, к примеру. Травница, знахарка, лекарка... я найду себе место.

Это несложно. И не будет ничего из пугающих перспектив. Ни короля, ни Моринаров, ни барона - ничего. Буду жить, наслаждаться жизнью...

Пока опять не выдам себя.

А с моей силой долго этого ждать не придется. Дар иногда просто диктует мне свои правила, и я подчиняюсь. Я раскроюсь, рано или поздно.

И сколько я буду бегать с места на место?

Сколько мне прятаться, скрываться, бояться, избегать отношений? Всю жизнь?

Здесь уже что-то определилось, а как будет там?

Я боюсь?

Нет, я не боюсь. Я стараюсь осознанно сделать свой выбор. Либо Алетар - и все, что меня там ждет. Либо - неизвестность.

Я обхватила руками колени и поглядела вниз.

Одиночество.

Вот ведь беда, где бы я ни была, я останусь одинокой. А чтобы быть рядом с кем-то люди все равно поступаются своей свободой. Иначе-то не получится. Это жизнь.

Мне страшно там, и страшно здесь. Но... Алетар - или другая страна?

Я вспомнила город. Жемчужные стены и золотистые лучи солнца.

Вспомнила людей. Всех, кого лечила, к кому успела привязаться...

Вспомнила, как король отдавал все силы, чтобы спасти свою страну...

Рано или поздно мне все равно придется где-то остаться. Почему не в Алетаре? Меня многое к нему привязало...

Я приняла решение, и откинулась на ветки, безбожно пачкая платье смолой.

Да, завтра я возвращаюсь в Алетар.


***

Рамон Моринар сжал в ладони амулет.

Самый простой, на крови, действующий по принципу 'горячо-холодно'. Приближаешься к человеку - горячо, удаляешься - холодно. Сейчас амулет был теплым. Не горячим, но ладонь приятно грелась, доказывая, девушка где-то рядом.

Интересно, где?

Не могла она, как приличная аристократка, дождаться спасения из лап похитителей?

Не могла.

Когда отряд ворвался в поселок, когда запылали корабли контрабандистов, а в море, направляемые водниками и воздушниками, ринулись черные смерчи, которых боялись, как смерти*, в сарае никого не оказалось.

* водяной смерч, торнадо, который существует больше времени, поддерживаемый магией, прим. авт.

На первый взгляд. Потом все же услышали стоны и крики из погреба, пара солдат слазила туда, и достали Бертена Сенара. Хотя опознали его и не сразу.

Вид мужчины был ужасен. Сломанная рука и нога, так что стоять он не мог, сломанные ребра, так что даже лежа он сильно кособочился, и запах...

Ведро с нечистотами на голову - это не розовые лепестки. И по запаху - тоже.

Рамон полюбовался на очаровательную картину, зажимая нос, выслушал рассказ Бертена, и кивнул своим людям.

- Заканчивайте тут. Со мной десяток - будем спасать девушку.

И пришпорил коня.

Амулет в ладонь нагревался все сильнее, давая понять, что его кровница - рядом.


***

Ночью в лесу... страшновато.

Что-то шуршит, сопит, топает, собирается скушать именно тебя и именно сейчас, дерево жесткое, иголки колючие, а мягкое место оказывается вовсе даже плоским и костлявым. Вот когда бы лишний вес-то пригодился! А то я каждую косточку у себя пониже спины уже чувствовала и назвать могла.

А спускаться - страшно. Кто его знает, что там такое?

Может и ежик, слышала я как-то одного зверька, на кухне приютили, так он по ночам топал, словно отряд солдат. Но может, и не ежик? Я спущусь, а там что-то большое, злое и голодное...

Нет уж. Спасибо, мне такого не надо.

А ноги затекают. Интересно, утром я хоть встать-то смогу? Не то, что спуститься, а просто - самостоятельно встать на ноги?

Или придется методом удачного падения? М-да, перспектива...

Руки тоже мерзли, и вообще было холодно и промозгло, а под утро еще и роса выпадет... бррр! Кажется, через пару часов я буду с большой симпатией вспоминать Берта и сарай. Там хотя бы снизу не дуло. А тут - дует.

Холодно, страшно, противно, и вообще - очень гадко.

Домой хочу. В уютную кроватку.

А глаза слипаются, а спать не получается, потому как страшно, холодно и неудобно. И страшно холодно, и страшно неудобно тоже.

Что я там говорила о свободе? Кажется, такой ценой она мне не сильно и нужна.

Я передернулась, чудом не свалившись с дерева. Ногу свело, пришлось разминать мышцы. Долго ли я так еще продержусь?

- Ветана!!!

Чей-то голос разорвал шумы и шорохи ночного леса, прорезал их, как нож - бумагу.

- Вета!!! Это Рамон!!! Отзовись!!!

Рамон Моринар?

Палач?

Темного крабом, я сейчас от счастья заплачу!

Но орать я все равно не стала. Мало ли кто там и кем назовется? Так покричишь, потом наплачешься за доверчивость. Все же свобода мне дорога...

Я следила за огнями, мелькающими между деревьями, следила, пока прямо под моим деревом не остановилось несколько людей, и один из нихз замысловато не выругался, потирая почему-то ладонь.

Блеснули алым в свете факела седые волосы.

- Рамон, - тихо позвала я со своего насеста.

Рамон Моринар поднял голову и вгляделся в меня.

- Вета? Ты цела?

- Относительно, - честно призналась я. - Ничего непоправимого, но слезть я не смогу.

- Почему? - Рамон передал факел одному из сопровождающих, и принялся обходить дерево, ища, где поднялась я.

- Ноги затекли.

- Тогда сиди смирно, я сейчас...

Для тренированного и сильного мужчины, взбежать по стволу дерева было несложно. А поднять меня на руки, и уже опрометью удрать обратно, слыша за собой угрожающее потрескивание, тем более. И вовремя.

Палача даже дерево не выдержало, треснуло в нескольких местах и заметно покривилось. Я проводила его грустным взглядом. Хоть и собиралась я с утра в столицу, но как-то все очень быстро получилось...

Ай!

Ногу так свело судорогой от изменения положения, что я невольно взвизгнула, и вцепилась в Моринара что есть сил.

- Что случилось? - тут же насторожился Палач.

- Судорога, - честно призналась я.

- У мага жизни?

- А что мы, - не люди? - обиделась я. Можно подумать, маги жизни не спят, не едят и в туалет не хотят!

Рамон вздохнул, уселся на землю, и принялся бесцеремонно задирать мне юбку.

- Не дергайтесь, сейчас мы с этим разберемся.

Я и не собиралась дергаться. Понятно же, что все затеяно не ради... покушения на мою честь, а для помощи. Да и простите, какое покушение в ночном лесу в присутствии отряда свидетелей?

Моринар кивнул, и принялся сгибать мне ступню. Спустя минуту судорога отступила, и я смогла вздохнуть, но руки на этом не остановились. Мужчина впился в мышцы так, словно они были тестом. Сначала я взвизгнула от боли, но потом стало легче.

- Спасибо, ваша....

- Вета...

Сказано было тихо, но с достаточной угрозой.

- Спасибо, Рамон, - согласилась я. Пусть меня и не удочерили пока официально, но Моринары уже посчитали меня частью семьи. - Как вы меня так быстро нашли?

Я все же в лесу, и тут не так легко отыскать человека?

- По амулету с кровью. Ты же с его величеством теперь кровная сестра, - тихо шепнул Рамон.

Теплое дыхание шевелило волосы на виске.

- А почему тогда так поздно пришли?

- Пока мы обнаружили похищение, пока сделали амулет, пока сюда добрались - к сожалению, быстрее не получилось.

- Ах, вот оно что...

Рамон осторожно встал и принялся пристраивать меня на лошадь.

- Я все тебе расскажу позже.

- Очень на это надеюсь, - согласилась я.


***

Позднее, когда мы ехали к городу, Рамон и правда рассказал мне все.

После того, как я вылечила канцлера от отравления, его величество хотел разнести, к кракену, всю лечебницу Потом остыл, передумал, и решил понаблюдать за ее работниками. Виновен, невиновен... это выяснить можно легко, но тут как со змеей. Хвост оторвешь, а голова останется. И не факт, что новый не отрастет. Это не дикая природа, среди людей все намного жестче и грязнее.

Убедить в том же Аонсо Моринара было несложно - у канцлера хватало проблем с портом, да и должность такая... тут быстро отвыкаешь рубить сплеча.

Решили понаблюдать за лечебницей, узнали что Харни ворует, что Карнеш любит мальчиков... да, именно в том самом смысле, что...

Много чего узнали, кроме имени отравителя.

Потом события закрутились. Эпидемия, тиртанцы...

Бертену просто повезло - до него не успели добраться.

А вот он...

Успел, на свою голову.

Мое похищение было несусветной наглостью, потому и сработало. Никто попросту не ожидал, что усыпят и меня и магов, что Бертен со свое сообщницей выберутся из города, увозя мое бесчувственное тело что поиски начнутся не сразу, что тиртанцы вообще рискнут подойти к нашему берегу.

И рискнули, и подошли, и к настоящему моменту уже горько об этом пожалели.

- Моя охрана?

- Живы. Его величество их обещал отправить на границу.

- Зачем? Не надо...

- Вета, - Рамон сжал челюсти так, что под кожей желваки заходили, - не лезь в это. Ты чудом жива осталась, потому что они расслабились не вовремя.

- Они же не нарочно...

- В работе телохранителя таких ляпов быть не должно. Не ждал, расслабился... Без тебя разберутся!

Я обиделась, но высказывать ничего не стала. Не здесь, и не сейчас. Помолчу.

- Попробуй хотя бы подремать, - Рамон поудобнее притянул меня к себе.

Пошлые мысли советую опустить сразу. Просто я с трудом держалась на ногах, и Рамон, видя это, взял меня к себе в седло. А ехать вдвоем на одной лошади сложно. Очень сложно.

Это красиво выглядит, но седла на двоих еще не придумали, лошадь с длинной спиной тоже не вывели, так что сидеть на ней можно только очень вплотную друг к другу и в обнимку, вне зависимости от чувств, которые вы испытываете ко второму наезднику. Или свалишься.

Я поудобнее облокотилась о Рамона.

Он был большой, уютный и теплый, так что я уткнулась в него носом, повернув поудобнее голову, покрепче обняла, и попробовала подремать.

И пусть плохо будет тому, кто плохо о нас подумает!

Я недавно... пусть, переболела, потратила все силы, едва восстановилась, тут эти номера с Бертеном, побег, лес...

Хорошо хоть, меня раньше не свалило.

Как меня вносили во дворец, как служанки раздевали меня и укладывали в кровать, я даже не чувствовала. Спать хотелось - смертельно.

Спа-а-ать...


***

Раамон постучался в двери королевского кабинета, дождался разрешения и вошел. Канцлер и король ждали и встретили его заинтересованными взглядами.

- Ну? - подался вперед Алонсо.

- Жива, здорова, сейчас спит у себя, - отчитался Рамон канцлеру.

- Рамон, - его величество сдвинул брови, - Ветана не пострадала - как маг жизни?

- Ее дар тоже в полном порядке. Если вы об этом. Гнездо мы накрыли, взяли кучу народа, теперь допросить - и в расход.

- Замечательно, - король довольно кивнул. - Подробности?

Рамон честно все рассказал, вызвав приступ хохота у короля и канцлера. Мужчины от души смеялись, качали головами.

- Молодец, девочка, - подвел итог его величество. - Я все же волновался.

Если бы Ветана не нашлась достаточно быстро, король вообще устроил бы нечто, вроде призрачного хоровода. А десятка два злобных и голодных духов кого хочешь достанут.

И надо усилить меры безопасности. А то расслабились, распустились...

- О девушке - или о ее даре?

- Одинаково, - ушел от ответа король. - Ты же не маленький, такие вопросы задавать, сам все понимаешь.

Рамон понимал. И считал, что они тоже распустились, надо было бы еще когда вычистить лечебницу. Еще после покушения на Алонсо, кого на пытку, кого к дознавателям... а кто работать-то будет? Людей лечить надо, и нищету тоже, а кто этим займется?

Одна Ветана?

И как она еще восприняла бы такие новости? Вряд ли с восторгом и пониманием.

Маг жизни - ценность, и большая, а потому его величество корректировал свои планы по ходу действия, делая все, чтобы не внушить девушке отвращение к Короне. В ее глазах король должен быть строгим, но справедливым, кем-то между отцом и дядюшкой...

И он своего добился, судя по рассказу Рамона Моринара.

Но как она справилась с этим лекаришкой!

- Я не понимаю, почему она не использовала магию. Могла бы оглушить его, или вообще...

- Вообще магам жизни нельзя, забыл? - поинтересовался его величество. - Она от этого дар потеряет. А оглушить... так уметь надо. Это не ведром по голове, это магия чуть перестараешься, и у тебя на руках - труп. Зачем такие риски?

Рамон задумчиво кивнул.

- Вета настоящий боец, таких мало.

Его величество переглянулся с канцлером. Ишь ты, боец...

Хотя раньше от Рамона и таких слов нельзя было добиться в адрес женщин. Сильно он в молодости обжегся.

- Думаю, породу она нам не испортит, - кивнул его величество. И не удержался. - И Леклерам тоже.

Рамон на миг сверкнул глазами. Но так быстро это произошло, что, может, это просто отблеск свечей? И такое бывает...

Но его величество все равно счел нужным напомнить.

- Не мешай молодежи. Пусть ищут общий язык. Мне маги жизни нужны.

- Да ваше величество.

Эрик благосклонно кивнул.

Рамон ушел ближе к утру, ушел подремать и Алонсо, а его величество смотрел в окно.

Да, люди бывают удивительно глупы. Иногда?

Нет, иногда они используют по назначению свой разум, а чаще всего считают, что они самые умные, а кругом одни болваны и дураки. Вот так получается почему-то.

Любой, кому удалось сходить налево, или положить себе в карман пару медяков от казенных нужд, принимается воображать себя умным, сильным, обязательно, очень хитрым, на чем и прокалывается. Рано ли, поздно ли...

Дай человеку подтверждение его ума, и он - твой. Хвали его за гениальность, восхищайся тонкостью замысла, элегантностью идеи, ее великолепным воплощением, которое тебе (еще бы!) и в голову прийти не могло... и он - твой. Чаще всего так и бывает. Есть редкие исключения, но каждого, каждого человека можно подловить н такой мелочи.

Если считаешь себя выше других, стоит чаще смотреть под ноги. А то ведь даже на плесени можно поскользнуться, да так, что костей не соберут.

Это и произошло с заговорщиками. И очень удачно, осталось додавить последних, как клопов.

К себе его величество свои размышления, к сожалению, не применил. А просто сидел, и думал, что он все рассчитал правильно.

Видимо, поглядев на это, жизнь и решила щелкнуть его по носу.

Больно.



Глава 6 | Дар целителя | Глава 8







Loading...