home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Спустя полчаса после их ухода я поняла, что больше не могу сидеть на одном месте. Мыслей, впечатлений, эмоций внезапно оказалось слишком много, хотя я уже полностью поверила во всё услышанное. И, если мне и хотелось думать, что двое магов на нашей с Теей кухне, рассуждающие о балансе сил и убийствах, мне только привиделись, то лежавшая передо мной книга в вытертом переплете была самой настоящей. Сейчас, пока она просто лежала на столе, от нее не исходило никакой угрозы, но она всё равно продолжала притягивать мой взгляд.

Нечего было и думать о том, чтобы сразу заняться переводом написанных от руки на желтых страницах заклинаний, несмотря на все мрачные предостережения магов о том, что у нас оставалось мало времени. Меня переполняла беспокойная энергия, которая срочно требовала выхода, так что я решительно отправилась в коридор, надела куртку и, сунув в карман ключи, вышла на улицу.

Совершенно не следя за дорогой, я около часа бесцельно бродила по окрестным улицам, не зная, куда иду. Мне повезло, что был воскресный день: машин на дорогах почти не было, и я практически не рисковала оказаться сбитой, поскольку моя внимательность сегодня явно оставляла желать лучшего. Погода по-прежнему была хмурой, и мне попадались лишь редкие прохожие. Но прогулка подействовала благотворно на мое взбудораженное сознание: суматошные мысли наконец-то перестали теснить друг друга, а голова начала соображать.

Майкл и Розмари, конечно, не всё мне рассказали. Да и с чего бы? Я совершенно посторонний человек, и сразу же посвящать меня во все тонкости было бы глупо. Но вопросы у меня по-прежнему были. Как эти двое очутились на месте ритуала на следующее же утро после его проведения? Розмари сказала, что равновесие сил сместилось еще до ритуала. Почему? Играет ли это значение? Во что я вообще ввязалась, раз двух магов, имеющих какое-то представление о происходящем, попытались убить на следующий день? Кто такие "темные", которых Майкл и Розмари упоминали в своем разговоре? И, наконец, какой глобальный катаклизм собирается организовать этот таинственный маг, готовый ради достижения своей цели не щадить чужие жизни?

Жаль, конечно, что я не могу рассказать друзьям, какая правда мне открылась. Даже смешно — мне попала в руки эксклюзивнейшая информация о сверхъестественном мире с солидным доказательством в виде книги, которая буквально сочится черной магией, а я работаю на сообщество, которое как раз изучением этого сверхъестественного и занимается! По-хорошему, мне стоило бы прямо сейчас схватить книгу и помчаться в офис "Искателей", и пусть уже они разбираются с внезапно привалившим к ним счастьем. А если и впрямь удастся ее перевести? "Искатели" мне тогда сразу медаль дадут и звание академика за огромный вклад в науку! Неплохое достижение в двадцать четыре года, не так ли? Но ни о том, ни о другом я никогда не мечтала, а вот с друзьями, конечно, хотелось бы поделиться — ведь Шарлотта, Алекс и Мартин уж точно имели право знать, из-за чего вчера им угрожала опасность…

Но нельзя. Дело было не в том, что я глубоко прониклась оказанным мне доверием, вовсе нет. Розмари и Майкл были мне симпатичны, но с ними всё же стоило быть осторожной. Кто их, этих магов знает? Что у них может быть на уме? Но, если они правы, и их и в самом деле пытались убить только за то, что они могли знать что-то лишнее и стать помехой таинственному колдуну, мне уж точно следовало держать рот на замке. Раз эта книга считается утерянной, то пусть остальные маги думают так дальше. Целее буду.

Или отказаться?.. Позвонить им и сказать, что я не хочу иметь с этим ничего общего? Зачем я вообще на это согласилась? Возможно, сперва я действительно сочла всё происходящее интересным, но это было до того, как я поняла, что здесь замешаны убийства. Может, отказаться, не связываться, раз всё происходящее так опасно? В конце концов, тяги к геройству у меня никогда не было, и в борцы с магической преступностью я никогда не записывалась! А тут заранее не угадаешь, какими последствиями будет для меня чревата эта авантюра!

Но, с другой стороны, вдруг Майкл и Розмари правы? Вдруг, если сейчас ничего не предпринять, и впрямь начнут погибать люди? Мартин уже в больнице, У Джека рука на перевязи, Алан Маршалл тяжело ранен… И это всё лишь случайные жертвы! Те, кто просто оказался не в том месте и не в то время! И, если бы Майкл не был готов к нападению, Алекс, Шарлотта и я могли погибнуть! И что, теперь просто стоять скромно в сторонке, пока какой-то маньяк убивает людей?

Особенно сильный порыв ветра ударил мне в лицо, так что я была вынуждена остановиться и натянуть на голову капюшон, пережидая шквал. Волосы лезли в глаза, мешали видеть, но мне удалось разглядеть, как угрожающе раскачивались деревья неподалеку. Аномально сильный ветер, вспомнилось мне. О нем еще в новостях говорили.

Равновесие сил сместилось, как сказала Розмари. Это замечают даже обычные люди, хоть и не понимают, что происходит.

Я этим займусь, наконец твердо решила я. Хотя бы начну. Не знаю, о каких ужасах мне поведает принесенная книга, но попробовать разобраться стоит. Если же выяснится, что всё совсем плохо, или ситуация начнет выходить из-под контроля — брошу в ту же секунду. От этой мысли мне даже стало как-то легче.

Домой я вернулась успокоенная и взявшая себя в руки. Однако прошло еще несколько часов, прежде чем я заставила себя сосредоточиться на деле и приступить к переводу. Тея уже давно вернулась домой, я выслушала поток изумленных ахов — Тея заметила цветущую орхидею. Затем сестра закрылась у себя в комнате с ноутбуком и наушниками — собралась смотреть сериал. Убедившись, что Тея слишком увлечена перипетиями сюжета и обо мне в ближайшее время не вспомнит, я поднялась к себе, прикрыла дверь и аккуратно, на вытянутых руках, достала книгу из ящика и положила на письменный стол. Мне инстинктивно не хотелось подносить ее близко к себе. Едва я прикоснулась к обложке, как снова ощутила неприятный холод, но больше никаких спецэффектов, вроде шепчущих голосов и пророческих видений, не последовало.

Майкл сказал, что эта книга полна черной магии… Интересно, как это возможно? Согласно прочитанным мной фантастическим романам и просмотренным фильмам, вещь могла стать магической лишь в двух случаях: если над ней провели специальный ритуал и сделали из нее амулет, или же если этой вещью совершали настолько ужасные деяния, что она напиталась некоей отрицательной энергией. Первый способ обычно срабатывал с мелкими предметами, из которых делали талисманы и амулеты, а второй — с оружием, которым совершали особенно жестокие убийства. А с книгой что? На амулет она не тянула, на орудие — тем более. Разве что ей забили кого-нибудь насмерть?.. Но на переплете кровавых пятен вроде нет…

Недовольно фыркнув, я потрясла головой, отгоняя эти мысли. Только разгулявшейся фантазии мне для полного счастья сейчас не хватало!

Я включила настольную лампу и наклонила ее пониже, чтобы круг света, в который попала книга, был как можно ярче. Развивайся события в каком-нибудь фильме, исследователь взял бы лупу, тщательно изучил обложку, рассмотрел бы страницы и уверенно резюмировал, где, когда и предположительно кем была создана книга. Но у меня подобных знаний не было, а был только опыт описи старых книг, который я приобрела во время практики в научной библиотеке моего университета в отделе редкой книги. Итак, какие выводы можно сделать?

Книга очень старая. К старым европейским издательствам она не имеет никакого отношения, поскольку все ее содержание написано целиком от руки. Бумага старая, пожелтевшая, но целая, без дыр. Водяных знаков нет (а если бы и были, вряд ли я смогла бы придумать, что с ними делать). Единственный вывод, который мне удалось сделать, — изначально это было несколько тетрадей, которые впоследствии переплели вместе.

Ладно. Что можно сказать о тексте? Книгу явно писали не сразу, а в течение многих лет: чернила на некоторых страницах выцвели так сильно, что их было почти не разобрать, а на других остались вполне четкими. Все записи были сделаны на древнеирландском, даже пояснения к руническому алфавиту, который я обнаружила целиком на одной странице где-то в середине. Неизвестный мне маг оказался очень аккуратным — всё содержимое книги было разбито по главам, а в начале страниц шли подзаголовки. Затем я заметила, что некоторые "разделы" были датированы. Заинтересовавшись, я пролистнула всю книгу от начала до конца. Итог был таков: самая ранняя дата обнаружилась на странице, где некогда черные чернила стали бледно-серыми — 1621-й год. Самая поздняя — под знакомым изображением рун, которое было вполне черным и легко читалось. Это было описание ритуала, который мы обсуждали сегодня с Розмари и Майклом — 1885-й год.

Ого. Так этот ритуал настолько старый? Его изобрели почти сто тридцать лет назад, и кто-то решил, что сейчас самое время его применить?

Решив начать с наименее сложного, я открыла страницу с подписанным 1885-м годом. Работа оказалась неожиданно трудной, несмотря на все мои познания в древнеирландском языке и то, что эти записи сохранились лучше всего. Провозившись больше трех часов, я наконец устало откинулась на спинку стула, обозревая результаты своих трудов. За окном давно стемнело, и лампа на столе была единственным источником света в пределах видимости. Книга в темном переплете смотрелась особенно зловеще и невольно притягивала взгляд.

Больше книг на сайте — Knigolub.net

Мне удалось узнать не так много нового. Майкл и Розмари днем изложили суть ритуала почти слово в слово, как было рассказано в книге, только более сжато. В книге же подробно излагалось, что означает каждая руна, и были приведены конкретные рассуждения о том, к чему может привести нарушение баланса сил в природе. По мнению автора, в магически нестабильной среде колдуну становились подвластны поистине масштабные и разрушительные заклинания, которые в обычных условиях осуществить практически невозможно. Природные катаклизмы, эпидемия чумы в крупных населенных пунктах, засуха на полях и уничтожение посевов или мор скота — вам становится доступен любой каприз. На фоне описанного нынешние погодные изменения казались сущей безделицей.

Однако не было не сказано ни слова, что из всего этого задумал таинственный маг. То ли он не хотел делиться своими планами, то ли просто использовал эту книгу как руководство…

Впрочем, о чем это я? Ритуал был записан в конце девятнадцатого века! Конечно, эти два мага — тот, которого Майкл и Розмари остановили несколько лет назад, и тот, который действует сейчас — лишь провели уже записанный ритуал!

Я задумчиво прикусила кончик шариковой ручки. Приступить, что ли, к переводу следующей страницы? Там уже какая-то пентаграмма была изображена… За сегодняшний вечер я, конечно, не управлюсь, но хотя бы начну…

Телефон зазвонил так внезапно, что я вздрогнула. Оказывается, я так увлеклась изучением сложных символов и непонятных слов, что совершенно выпала из реальности, и резкий посторонний звук здорово меня напугал. Сообразив, что это было, и ругнувшись себе под нос, я пошуровала рукой в стороне и выудила из-под исписанных листов бумаги мобильник. На дисплее высветилось имя "Шарлотта".

— Привет, — поздоровалась она. Голос звучал устало, и я только сейчас вспомнила, что они с Алексом сегодня возвращались в особняк. — Ну всё, я только вернулась домой. Джек из нас с Алексом всю душу сегодня вытряс, так что, надеюсь, у тебя день прошел веселее, чем у нас…

— Это точно, — неосторожно согласилась я и тут же прикусила язык, но подруга, к счастью, слишком хотела пожаловаться на жизнь и не обратила внимания на оговорку.

— В общем, мы впустую потратили весь день. Приперлись с утра пораньше в этот особняк, а там до сих пор полиция и еще какие-то службы… Ну, Алекс взял общение с ними, как обычно, на себя, и нас оттуда хотя бы не выставили. На этом наше везение кончилось. Полдня проторчали там и ничего не обнаружили! Ничего странного или необычного! Ни одного подтверждения, что Джек был прав!

— Прямо совсем? — уточнила я, вспомнив объяснения моих сегодняшних гостей того, что вчера произошло.

— Совсем! И, главное, Джек упорно не верит, что там ничего не было! Мы весь особняк обошли взад, вперед и наискосок, заглянули в каждый угол, блин! И ничего! А он твердит — вы просто плохо смотрели! В общем, полная ж…

— Понятно, — стараясь сделать так, чтобы мой голос получился исполненным сочувствия, сказала я. Выходит, вчерашний несостоявшийся убийца никаких следов не оставил… Или оставил, но успел их все ликвидировать. — И что теперь?

— А х… его знает, что теперь, — раздраженно отозвалась Шарлотта, не стесняясь в выражениях. — Пускай Джек думает. Мы с Алексом свою работу сделали. Завтра, кстати, собираемся к Мартину в больницу. Ты с нами?

— Конечно, — без колебаний подтвердила я.

— Ну хорошо. Ладно, пойду я спать, наверное… У тебя-то ничего сегодня не случилось? Чего-нибудь интересного?

— Н-нет, — запнувшись, сказала я. Какое-то мгновение я еще боролось с желанием выложить всё то, что я сегодня узнала, но здравый смысл в итоге победил.

— Ладно, — устало сказала она. — Пойти, что ли, моему байкеру написать?.. А то Майкл со вчерашнего вечера никак не давал о себе знать. Впрочем, черт с ним, с этим Майклом. Байкер всё равно круче. А Майкл даже не позвонил…

И я бы не особо рассчитывала, что еще позвонит, пронеслось в моей голове, но говорить эти слова вслух я не стала.

— Кстати, — вдруг оживился в телефоне голос Шарлотты. — Совсем забыла тебе сказать! Мне звонил сегодня этот журналист, Ричард Арчер. Он тобой явно заинтересовался, просил дать телефон, хочет снова увидеть тебя.

— Вы и телефонами успели обменяться? — удивилась я, почти не вдумываясь в ее слова. В мыслях я уже вернулась к книге перед собой и Шарлотту слушала вполуха.

— Да, пока вчера ждали врачей. Но я тут совершенно не при чем, а вот с тобой он хотел бы встретиться. Сказал мне, что хотел бы взять у тебя интервью. Интересно, что он под этим имел в виду?..

— Зачем? — рассеянно спросила я, перекладывая перед собой бумажки с набросанным на них переводом и пропустив ехидный намек Шарлотты мимо ушей. Не потерять бы ничего из собственных записей… Может, пронумеровать их? Или сразу завести толстую тетрадь? — Я не расскажу ему ничего интересного. Когда произошел взрыв, я всё время была рядом с тобой.

— Взрыв? — недоуменно переспросила она.

— Ну, люстра взорвалась, — торопливо пояснила я, когда поняла, что едва снова не сморозила лишнее. Шарлотта ведь наверняка запомнила только то, как разбились окна, а взрыв благодаря вмешательству Майкла она даже толком не ощутила.

Шарлотта вздохнула.

— Джейн, зачем люди разного пола обычно встречаются? Помимо работы?

Позабыв о древнегерманской письменности, я даже села прямее и насторожилась.

Так дело не в журналистском расследовании и чисто профессиональном интересе? Ричард "заинтересовался" мной в совершенно другом, но тоже вполне понятном смысле? Эта новость вызывала смешанные чувства. С одной стороны, приятно, конечно… Но, с другой, сразу возникала мысль о развитии "отношений", которое закономерно могло последовать за этой встречей.

Все мои предыдущие "отношения" выходили так себе.

В моей жизни их было четыре или пять, и все проходили по совершенно одинаковому сценарию. Время от времени возникали некие молодые люди, примерно мои ровесники или на пару лет постарше. Свидания происходили где-то раз-два в неделю — и я сама, и молодые люди обычно были обременены работой и учебой, и свободное время у всех присутствовало в дефиците. До серьезных отношений дело никогда не доходило — я решительно говорила адью и возвращалась к привычной жизни.

Вот скука.

Может, это со мной что-то не так?

Ведь все молодые люди были милыми, образованными, на шее у родителей не сидели. Хамов и недоумков среди них тоже не было, говорили они все грамотно и без ненормативной лексики, и даже некое подобие чувства юмора у всех присутствовало… Вроде бы всё нормально! И я не могла четко этого объяснить, но просто невозможно, невозможно было тянуть лямку с этими "отношениями"! Конечно, я прекрасно понимала, что такой любви, как в романах, не существует, и ждать "огромного всепоглощающего светлого чувства", от которого "дрожат колени" и "как бабочка, колотится сердце" абсолютно бессмысленно, а герои-любовники, если и встречаются в жизни, то оказываются совершенно никчемными, ни к чему не приспособленными типами. Вон, взять хотя бы этого Майкла Фостера — красавец, каких мало, обаятелен, галантен и в то же время не внушает никакого доверия. Но хотелось всё же каких-то сильных эмоций, сильных переживаний, чтобы действительно стремиться на встречу с человеком, желать снова увидеть его, а не просто тащиться на свидание, словно выполняя какую-то рутинную необходимость! Мол, мне уже вроде как за двадцать и надо поддерживать хоть какую-то видимость присутствия личной жизни — главным образом, не для себя, а для знакомых. Себе-то какой смысл врать, и так понятно, что всё это просто притворство, обман!..

— Джейн, ну так что? — поторопил меня голос в трубке, когда пауза начала затягиваться. — Зря отказываешься, между прочим. Он ничего. А не понравится — так и пошли его к чертовой матери после первого свидания.

Ничего? В целом… Наверное, да. Я попыталась вспомнить, как журналист выглядел на приеме. Милый, симпатичный. Заметно ниже меня ростом, к сожалению… Но зато с чувством юмора, что немаловажно. Никакого притяжения к нему я во время нашего разговора, правда, не ощутила, но я даже не уверена, что подобное в принципе существует. И что я теряю? Максимум — свободный вечер, которых у меня и так выше крыши. А так хоть пообщаюсь с новым человеком…

— Хорошо, — решилась я. — Диктуй его номер. И можешь отправить ему мой.

— Правильно, — одобрила та. — Потом расскажешь, как он тебе.


Глава 8 | Путь Искательницы | Глава 10