home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 31

— Джеймс этого не делал, — горячо твердила я, когда Майкл, Розмари и я втроем возвращались в Лондон. Несмотря на бессонную ночь и ощущение разбитости, сна больше не было ни в одном глазу. — В чем ему выгода? Зачем ему убивать людей на алтаре?

— Джейн, я бы полжизни отдала за то, чтобы твои слова оказались правдой, — Розмари утомленно прикрыла глаза. С момента обнаружения Рыцарем записки она осунулась и разом постарела на десяток лет.

Наша "группа захвата" возвращалась в Лондон уставшая, взвинченная и разочарованная. Алисия, не найдя больше ничего интересного под камнями, вернулась к нам и несколькими вопросами с легкостью выпытала у разбитых и опустошенных Розмари и меня ответы на интересующие ее вопросы. Тот факт, что она с готовностью обвинила Джеймса в убийствах, а меня — в неумении держать язык за зубами, меня не очень удивил: после проваленной операции ей срочно требовался козел отпущения. Что меня поразило гораздо сильнее — так это то, что и мои знакомые маги, кажется, поверили в то, что он был виновен. Я не хотела верить в это, не хотела принимать их точку зрения, но… Раз даже его близкие считают, что подобное возможно, выходит, опасения Алисии небезосновательны?

— В таком случае, получается, что это он попытался убить вас с Майклом на следующий день после ритуала в Оствике! Как ты можешь так плохо о нем думать? Он же, в конце концов, твой брат!..

— Поэтому я о нем так и думаю: потому что я единственная знаю, на что он бывает способен, — отрезала она, и я осеклась. На это мне было нечего возразить, но в то же время я всей душой, больше всего на свете желала, чтобы в этой истории главным злодеем оказался кто-то другой. Не Джеймс Блэквуд.

— Всё равно это надо проверить, — угрюмо подал голос Майкл, который до этого вел машину молча, предоставив нам с Розмари всласть поспорить друг с другом.

— Проверим, — желчно усмехнулась Розмари. — Ты же знаешь Алисию — она теперь весь Лондон вверх дном перевернет, чтобы добраться до него.

— Как ты себе вообще всё это представляешь? — сердито спросила я, упорно возвращаясь к тому, что меня волновало больше всего. — Что Джеймс после того, как его чуть не убили, отвез меня к вам и, весело насвистывая, отправился писать эту записку, чтобы позлить всех нас? Розмари, он не убивал того Картера, Лоренса или как там его!

— Но и нельзя отрицать, что здесь слишком много совпадений, — негромко напомнил Майкл, когда я выдохлась и умолкла. — Он темный маг. По какой-то причине его приезд в Лондон связан с Путешественниками, и, если бы ты случайно не попалась ему на пути, мы бы даже не узнали о том, что он в городе. И он действительно знал о нашей засаде.

— Это только совпадения, — буркнула я.

— Почему ты его так яро защищаешь? — вдруг медленно спросила Розмари и поймала мое отражение в зеркале заднего вида. Я отвернулась, чтобы не видеть ее проницательных глаз. — У меня создается впечатление, что ты принимаешь случившееся к сердцу еще ближе, чем я. Почему?

Я не ответила, а она вдруг резко повернулась ко мне, что было не так просто сделать в небольшом пространстве машины. И хотя я старательно отворачивалась, она все равно смогла что-то разглядеть на моем лице.

— Да ты влюблена в него, — изумленно произнесла она, внезапно всё поняв. — Верно?

Майкл удивленно моргнул, но, к счастью, не стал поворачиваться, а продолжал следить за дорогой. Я ничего не ответила. Влюблена? Вполне возможно, хотя мне еще не приходило в голову охарактеризовать свои чувства столь сильным словом. Но что я могла сказать?

— Бедная девочка, — негромко сказала Розмари с таким сочувствием, что я отвернулась от окна и растерянно уставилась на нее. Ну, конечно, я без постороннего вмешательства понимала, что у нас с Джеймсом ничего никогда не будет, но зачем смотреть на меня с такой неприкрытой жалостью?

— Розмари, мне прекрасно известно, кто он такой. Впрочем, — тут я против воли расплылась в мечтательной улыбке, — встреться мы в другом месте и при других обстоятельствах…

— Ничего бы всё равно не получилось, — грубо отрубила Розмари, одним махом возвращая меня с небес на землю. — Джейн, пойми, в своей жизни мой брат любил всего одну женщину — свою жену, и было это аж в девятнадцатом веке! После ее смерти он так ни разу и не смог испытать сильных чувств. Не пойми меня неправильно, я не хочу тебя задеть… но я сильно сомневаюсь, что тебе удастся пробиться сквозь ту стену, которую он возвел вокруг себя, как бы ты не напоминала Джеймсу ее. А ты, хоть и похожа на нее, но все же не она…

Я выслушала ее отповедь с широко раскрытыми глазами, а затем опустила голову и уставилась на сложенные на коленях руки. Вот тебе и объяснение, кого же я так напоминаю магу, что он упорно видел во мне другую женщину и позволил себе поддаться чувствам. И здесь абсолютно не важно, кто такая я, какой личностью являюсь и какими качествами обладаю. Всё дело только в сходстве? И все те часы, которые мы провели в коттедже из серого камня, наши разговоры, шутки, откровения, — это всё совсем ничего не значит? А теперь еще история с засадой, о которой знал Джеймс, и которая благополучно провалилась. Причастен он к этому или нет? Как узнать? Что ни говори, а Розмари права — я слишком плохо и мало его знаю…

Маги довезли меня до моего дома, и только там я вспомнила, что моя машина, по всей видимости, так и осталась на Пэлл-Мэлл, у офиса "Искателей". Надо будет съездить забрать ее… Об этом я успела подумать, и в ту же секунду на меня накатила смертельная усталость. Переживания из-за Джеймса вдруг отступили на второй план, и, кажется, именно в этот момент я с особенной отчетливостью поняла, что история так и не закончилась. Темного мага мы не схватили, а его зловещий план так и остался незаконченным, но не пресеченным. Вероятно, мне сейчас стоило подняться к себе и засесть за черную книгу в поисках дальнейших инструкций — например, что полагается делать колдуну в случае, если одно из жертвоприношений не успело состояться. Однако было странным, почему Розмари и Майкл оставались так спокойны и не гнали меня поскорее сесть за работу.

— Что мы теперь будем делать? — задала я самый главный вопрос перед тем, как выбраться из "Ягуара".

— Ты можешь немного отдохнуть, — ответил Майкл и окинул меня проницательным взглядом, подмечая мой помятый вид и красные от недосыпа глаза. — Поспи. Этот раунд мы проиграли. Завтра начнем думать, что делать дальше.

Мы попрощались, и они уехали. Дома я только разулась и прямо в одежде завалилась на свою кровать, и проспала несколько часов. Проснулась из-за того, что где-то рядом звонил телефон. Солнце уже висело высоко над землей — день шел к полудню. Звонила Шарлотта с вопросом, как прошла магическая "операция по захвату", о которой я успела рассказать друзьям накануне, как и о том, куда я пропала на два дня. По моему голосу Шарлотта сразу поняла, что всё пошло не так, как было задумано, и предложила, чтобы мы втроем — Мартин, Алекс и я — приехали к ней. Испытывая странную душевную опустошенность, я согласилась сразу же — встреча с друзьями была сейчас именно тем, что мне было необходимо.

Я успела принять душ, привести в себя в более или менее человеческий вид и переброситься парой слов с Теей, когда мне неожиданно позвонил Ричард с напоминанием, что мы собирались встретиться. Несмотря на стыд, который я испытывала из-за того, что напрочь позабыла об этом, я тем не менее прекрасно понимала, что у меня просто нет никаких сил на то, чтобы идти сегодня на свидание.

— Джейн, в чем дело? У тебя странный голос. Будто неживой, — обеспокоенно произнес он, когда я осторожно сказала, что сегодня увидеться вряд ли получится.

Врать мне не хотелось.

— Кое-что случилось. Это связано с магами и сверхъестественным. У нас была возможность схватить того, кто совершает убийства, но мы ее упустили. Есть вероятность, что это произошло по моей вине. Я сейчас поеду к друзьям, чтобы всё им рассказать, — тут мне в голову пришла неожиданная идея. Немного помедлив, я ее озвучила. — Поедешь со мной?

Он запнулся буквально на секунду, прежде чем ответить.

— Да, хорошо, — голос звучал очень решительно. — Я же говорил, что смогу справиться со сверхъестественным вмешательством. Когда за тобой заехать?

Я назвала время и отправилась собираться, действуя механически, словно робот, который не способен испытывать чувства и эмоции. Ричард приехал без опоздания, и мы вместе отправились к Шарлотте.

Она жила в пригороде Лондона, в Хиллингдоне, и, сколько я помнила, все наши самые лучшие посиделки с друзьями проходили именно здесь. В старом просторном трехэтажном доме, в котором когда-то обитала ее бабушка, Шарлотта сейчас жила одна и от души этим наслаждалась, не чувствуя ни одиночества, ни страха оттого, что она была там совсем одна. Несколько раз я оставалась у нее ночевать, и лично мне было не по себе, особенно в те ночи, когда за окном царила непогода, и весь дом стонал и скрипел от порывов ветра. За домом была широкая зеленая лужайка, на которой в теплую погоду мы устраивали барбекю и чаепития.

Появление Ричарда, казалось, моих друзей нисколько не удивило, и Шарлотта поздоровалась с ним так, словно лично приглашала. Мартин казался сегодня более расслабленным, чем во время нашей последней встречи — должно быть, уже пришел в себя после того, как из него изгнали Путешественника. Алекс выглядел точно так же, как всегда: беззлобно подтрунивал над Шарлоттой, охотно болтал со всеми остальными. Сам Ричард первые несколько минут держался так, словно в любой момент ждал нападения или каких-нибудь магических фокусов, но быстро убедился, что здесь были только мы, заметно расслабился и вернулся к привычной шутливой манере общения. Рядом с ним мне было… комфортно. Уютно. Ни бешеного стука сердца, ни немеющих рук и ног, ни капли того волнения, которое я испытывала каждый раз, когда вблизи от меня появлялся Джеймс. Но, может, это и не так плохо? Может, кипение адреналина в крови — это вовсе не главное?..

День сегодня выдался на редкость теплый и солнечный, и погода не спешила меняться каждые полчаса. Интересно, это неожиданное солнце было как-то связано с тем, что очередное жертвоприношение сорвалось? Может, баланс сил начал наконец-то возвращаться в норму?..

Мы расположились за столом на свежем воздухе, наслаждаясь теплыми солнечными лучами, обсуждали какие-то посторонние дела, и я почувствовала, как начинаю приходить в себя. Шарлотта сервировала чай, я помогла ей накрыть на стол. Ледяная корка, сковывавшая меня всё утро, начала лопаться и расползаться. Но хочешь-не хочешь, а посвятить друзей в курс дела было необходимо, и они все ждали моего рассказа.

— Значит, темный маг, которого мы искали, — это Блэквуд? — задумчиво резюмировал Алекс, когда я замолчала.

— Похоже на то, — угрюмо подтвердила я, чувствуя, как внутри меня всё переворачивается от этих слов. — По крайней мере, большинство фактов говорят против него.

— Но какой в этом смысл? — искренне озадачился Ричард. По мере моего повествования он ни разу не перебил меня, только всё больше хмурился. — Зачем ему тогда было спасать нас от Путешествеников? Убил бы нас, и дело с концом.

— Втирался в доверие? — Шарлотта нервно покрутила в руке подвеску из необработанного кварца. — Ведь всё логично: он спасает вас, Джейн проникается к нему благодарностью и симпатией, а затем рассказывает ему о планах магов, да еще спасает жизнь в качестве приятного бонуса…

Именно в этот момент я сообразила, что напрочь забыла рассказать Розмари и Майклу о ритуале, который Джеймс провел в Оствике. Ведь кто знает, что это был за обряд на самом деле? Он мог наколдовать что угодно и скормить мне любую ложь, я бы поверила без вопросов… Но мне сейчас не хотелось об этом думать. Не оставалось больше сил снова куда-то бежать и что-то делать. Хотелось хотя бы сегодня, хотя бы на несколько часов просто опустить руки и поупиваться собственными страданиями.

— Вообще логично, — после паузы подтвердил Мартин. Я тряхнула головой, когда сообразила, что его слова относились не к моим мыслям, а к реплике Шарлотты. — А у тебя есть другие кандидатуры на место того, кто всё это устроил?

— Кандидатуры есть, но они не выдерживают критики, — кисло отозвалась я. — Я бы с удовольствием обвинила в происходящем Валери или Чарльза, но как? Валери — редкая стерва и дрянь, но она не похожа на человека, который убивает во имя какой-то грандиозной идеи. Плюс ко всему, она влюблена в Джеймса и вряд ли бы стала так его подставлять. Или стала бы?..

— Если он ее оскорбил или отверг ее любовь — запросто, — проницательно заметила Шарлотта. — Она могла захотеть отомстить.

— Женщины, вы страшные и коварные создания, — ужаснулся Алекс.

Шарлотта ответила ему ангельской улыбкой:

— Разумеется.

— В общем, с Валери вопрос спорный, а Чарльз просто не подходит, — продолжила я. — Он, конечно, тот еще подонок и ненавидит Джеймса, но он не темный маг и ничего не знал о засаде.

Ричард несколько секунд в задумчивости рассматривал чашки на скатерти, а потом вдруг спросил:

— Среди вас может быть предатель?

Мы все с одинаковым недоумением воззрились на него, и он пояснил:

— Тот, кто мог предупредить темного мага о засаде. Что ни говори, а довольно много народу было посвящено в детали. Даже вы трое, — он обвел взглядом Алекса, Мартина и Шарлотту, — хоть вы вообще не участвовали.

— Я никому не говорила, — быстро отказалась Шарлотта. Парни поддержали ее энергичными кивками. — И деталей нам Джейн не сообщала.

— Допустим. Тогда кто еще был в курсе событий? Джейн?

— Майкл Фостер, Розмари Блэквуд и Алан Маршалл, — перечислила я. — Но их сразу можно вычеркнуть. Тот колдун уже попытался убить их всех троих. Попытка провалилась, хотя Алан тогда, кстати, был тяжело ранен. Плюс Валери, но она не знала о месте проведения ритуала — маги сказали ей, что это будет в Кранли. И остаются Рыцари, о которых я толком ничего не знаю, хотя Розмари, Алан и Майкл утверждают, что для них нет ничего важнее чести и соблюдения закона. И еще есть я, но я не говорила никому, кроме вас и Джеймса.

— И как ни крути, мы снова возвращаемся к Блэквуду, — пробормотал Алекс. — Понятно.

Я глубоко вздохнула. У меня больше не было сил об этом думать.

— Давайте поговорим о чем-нибудь другом. Если честно, я бы очень хотела отвлечься и просто расслабиться.

Они поддержали мое предложение одобрительными возгласами, и до конца дня мы уже не говорили ни о жертвоприношениях, ни о магах, ни о Джеймсе. Обсуждая обычные дела, вспоминая веселые жизненные истории, делясь воспоминаниями, мы просидели до вечера, и я почувствовала, как уходит напряжение. Потом Шарлотта достала бутылку вермута, и настроение стало возвращаться в норму еще быстрее. За вермутом неожиданно последовал ром, который вообще не пойми откуда взялся в домашнем баре, и любые волнения просто вылетели у меня из головы. На улице стемнело, похолодало, и мы перебрались в гостиную. Мысли были легкие-легкие, но потом меня неудержимо потянуло в сон, и сквозь темную завесу, которая становилась всё плотнее и плотнее, до меня время от времени доносились громкие взрывы смеха и посторонний шум. В себя я пришла от ощущения, что кто-то трясет меня за плечо.

— Ого, да ты совсем пьяная, — удивленно заметил Ричард. — Или просто устала? Ты же этой ночью толком не спала…

— Я нормально, — заплетающимся языком пробормотала я, слепо хлопая глазами, как сова на свету.

— Да я уж вижу, — весело фыркнул он. — Пожалуй, на сегодня гулянку пора прекращать. Сейчас поедем домой…

Мы попрощались с остальными, поклявшись напоследок в вечной любви и дружбе, и мы с Ричардом сели в машину. В любой другой ситуации я была бы против того, чтобы он нетрезвым вел машину, но сейчас в мою пьяную голову это здравое соображение попросту не пришло. Дом Шарлотты остался где-то позади, мы выехали на пустое шоссе. Ричард включил радио, где играла какая-то романтическая песня годов из 80-х, и я снова начала засыпать, толком не заметив, что мы слишком сильно разогнались…

Но провалиться до конца в сон я не успела. До меня внезапно донеслось громкое ругательство Ричарда, потом машина резко вильнула вбок — рывок был настолько сильным, что я пребольно ударилась боком и головой о дверцу, после чего окончательно проснулась. Но на боль я едва ли обратила внимание — всё мое внимание было приковано к ветровому стеклу, сквозь которое я видела, как к нам стремительно и неумолимо приближался грузовик, ослепляя меня фарами. Ричард что-то встревоженно кричал, но его крики не доносились до меня. Время остановилось, секунды тянулись, подобно часам. В следующий миг затуманенное сознание внезапно стало кристально-чистым, и я с небывалой ранее четкостью поняла, что сейчас произойдет. Но испугаться или закричать я даже не успела.

Удар, который, казалось, превратил мои внутренности в кашу, душераздирающий скрежет металла, от которого хочется зажать уши, звон бьющегося стекла…

И темнота.


***

Я брела в темноте по дороге куда-то вперед. Вокруг меня царила непроглядная тьма, словно я находилась где-то в пустыне, за тысячу миль от человеческого жилья. Ни фонарей, ни луны, ни звезд — ни малейшего лучика света, и было странно, что я могу разглядеть дорогу под ногами.

Где я? Что произошло?

Столкновение с грузовиком я помнила вполне отчетливо. Сомневаюсь, что вообще когда-нибудь смогу его забыть… Но, согласно логике, физике и другим замечательным наукам, я не могла после аварии просто подняться и пойти куда глаза глядят. Меня же должно было в лучшем случае ранить! А в худшем…

Тут я остановилась и огляделась вокруг, а затем принялась ощупывать себя. Ни боли, ни ран, ни даже царапин. И где Ричард? Почему его нет рядом? Почему я просто ушла, хотя, возможно, он где-то там лежит, беспомощный, и умирает под обломками? Как я вообще могла подняться и уйти?

Так что же получается? Я… умерла?

Не самое лучшее окончание дня… И родители расстроятся. Не хочу их огорчать…

Продолжая идти вперед по какому-то странному наитию, я внезапно обнаружила себя на перекрестке трех дорог. По одной пришла я, другая тянулась куда-то вбок и тонула в темноте, так что невозможно было разглядеть, что там будет дальше, а в конце третьей неожиданно зажегся свет. Яркий, за которым ничего не было видно, но мягкий и зовущий. Странное ощущение… Уверенность, будто именно туда мне и надо идти.

Хм. Пресловутый "свет в конце тоннеля"? И что же там будет? Что на самом деле ожидает человека там, за порогом смерти? Ад и Рай? Небытие? Хельхейм и Вальхалла?

— Эй! — вдруг раздался откуда-то незнакомый голос, и я с ошалевшим видом закрутила головой по сторонам. Что еще за номера? Разве я не должна находиться здесь в полном одиночестве?

По третьей, темной, дороге навстречу ко мне внезапно выскочила невысокая фигура, оказавшаяся вблизи молодой девушкой в старомодной амазонке с пышной длинной юбкой, местами испачканной в грязи. Девушка была довольно миловидной и смотрела на меня с глубоким удивлением.

— Вы кто? Вы… тоже умерли? — недоуменно спросила она, как-то по-странному произнося слова. То ли акцент, то ли что-то еще…

— Похоже на то, — осторожно подтвердила я.

— И нам теперь… туда? — она кивнула в сторону света, и на ее лице появилась слегка отстраненная улыбка, как у человека, внезапно осознавшего что-то, недоступное другим людям.

Я не двигалась с места и теперь пристально изучала путь, по которому сюда пришла незнакомка. Дорога, хоть и темная, не пропадала и так и лежала передо мной — ровная и загадочная. Интересно, что будет, если по ней пойти? Что там ждет? Ведь свет в конце тоннеля — это замечательно, но ведь это конец… всего. Конец жизни, стремлений, желаний. Я не хочу туда! Я еще не готова так легко отказаться от жизни — особенно сейчас, когда она вдруг стала такой насыщенной и непредсказуемой!

— Вы идете? — девушка на секунду остановилась и повернулась ко мне.

— Нет.

Я твердо сделала шаг назад и ступила на второй путь. Незнакомка приподняла недоуменно брови, но возражать не стала.

— Как знаете.

Она уверенно двинулась вперед и скрылась в ярком свете. Я проводила ее исчезновение глазами. Свет никуда не исчез и продолжал манить меня, но я решительно отвернулась от него и пошла вперед — туда, откуда пришла девушка. В темноту.

Сколько времени я шла — не помню. Даже не помню, в какой момент всё переменилось. Но внезапно мир вокруг завертелся, снова обрел телесность, звуки, краски. Я ощутила, что лежу, что моя голова разрывается от боли, и попробовала открыть глаза. Получилось, хотя в первый момент я не смогла разглядеть ничего, кроме теней, которые метались по потолку.

— Бетси! Хвала Господу, ты очнулась!


Конец первой части

Больше книг на сайте - Knigolub.net



Глава 30 | Путь Искательницы |