home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 17: Портал сработал на прием



ГЛАВА 17: Портал сработал на прием


— И почему вы все столпились в моей спальне? — закономерный вопрос, если на вашей кровати разлеглись два кельпи и один Владыка.

— Ну, с принцем я уже пообщался наедине, как, впрочем, и с Широ. А тебя я просто давно не видел, — его нежность через слова окутывала меня своей теплотой.

— А я решил связь закрепить, все-таки разрыв уз не такое обычное дело, — охотно поделился своей причиной пребывания в мой комнате кельпи.

— Ты-то ладно, а вот зверобратец что здесь забыл?

— Брата, — абсолютно спокойно оповестили меня. И ведь не поспоришь.

— Баск, зачем ты его притащил, а? — я с положения стоя упала поперек на свою мягкую кровать. По-другому и не получилось бы, слишком много лишних на ней обосновалось.

— Мне же надо было на ком-то ехать. Да и Кайю он не отпустил бы одного.

— Ясно, — а что еще сказать, ведь и так понятно, откуда ноги растут у этой идеи, — Баск?

— Что?

— А как ты вообще на монстра залез? Он же, вроде как, неприкасаемый? — я даже привстала, чтобы посмотреть на эльфа.

— Э-э-э… я дал клятву, что не попытаюсь завладеть его волей. К тому же, ты старшая, а я, вроде как, родственник. Но это одноразовый пропуск на спину кельпи. Мне понравилось, — Владыка улыбнулся как мальчишка, получивший свой первый настоящий меч.

— Я рада за тебя. Жаль, что наше спокойствие не продлится долго, — я тяжело вздохнула.

— Ты не уверена в нашем плане? — Владыка заложил руки за голову и откинулся на одеяло рядом со мной.

— Не очень. Против карателей у нас есть только ифрит, да Шантель со своей магией огня. Даже если все пройдет гладко, уничтожить проклятых не получится. Нужен…

— Маг земли, — закончил за меня Али.

— Да.

— А таковой остался во дворце.

— Да.

— И это не дает тебе покоя, — подытожил эльф.

— Баск, ты не видел того, что видела я. Он развеял дюжину карателей за какой-то вар, а цена за это была смехотворной. Всего-то потеря контроля над телом, — я воодушевленно пыталась в чем-то убедить светлого. Вот только в чем? Я соскучилась по Ваньке и до сего разговора не понимала насколько, но сейчас мое восхищение его силами нам ничем не поможет.

— Я верю тебе, Суа. Но его здесь нет. К тому же, ты слишком быстро спустила мага воздуха со счетов, — наигранно обиделся Владыка и отвернулся.

— Баск, ну Баск, — я пыталась повернуть его к себе, куда там. Эльф притворялся на славу, — я знаю, что ты сильный и можешь зашвырнуть этих мертвяков очень далеко, но ты не подпалишь их как Шантель или Альхерт. Все-таки огонь эффективнее против нежити, — оправдывалась я.

— Ладно, сестренка, на сей раз прощаю, — продолжил играть Баск, — но запомни, Владыку эльфов всегда надо брать в расчет.

— Непременно, Ваше Величество, — я изобразила нижайший поклон, насколько это было возможно в положении лежа.

— Суардана, — вдруг заговорил Палан.

— М-м-м?

— Кайя заснул.

Это он намекает, что кельпи остается здесь? А мы знаем, что если один здесь, то и второй тоже.

— Неси его в гостиную, — поспешно выпалила я.

Понятливо улыбнувшись, зверобратец подхватил кошмарика и понес его в соседнюю комнату. Еще бы он не оскалился, специально же все это проделал, лишь бы поиздеваться.

— А вы хорошо ладите.

Я недоуменно уставилась на, вроде как, мудрого правителя. Это в каком месте мы ладим?

— С полуслова друг друга понимаете, — или он слеп или издевается.

— Ага, с полупинка, — поправила я.

В дверь неожиданно постучали. Ну что неймется этому клыкастому копытному? Поправочка, когтистому.

— Что случилось? Небо на гору рухнуло что ли?

В проеме показалась белая макушка.

— Дана, Алибаскаэль, портал снова сработал на прием.

— И? — одновременно лениво выдавили полусонные мы.

— И мы приняли, — слегка настороженно поглядывая на нас, уточнил дроу. Его явно озадачивало наше непонимание.

— Кого? — снова у нас с эльфом синхронно получилось.

— А в этом и вся проблема, мы не знаем, — мстительно выдал Шантель, и вышел. Видимо наше безразличие и не гостеприимство его чуть-чуть разозлили. А в нас-то любопытство проснулось. Кого это посреди ночи из портала принесло?

— Зря мы так, — озвучил нашу общую мысль Баск, — теперь из него подробностей не вытянуть. Всевышние, сон как рукой сняло.

— Да уж, пока не узнаю, кто наш смельчак, бессонница мне обеспечена.

— Нам, — поправил эльф.

— Эх, — обреченный вздох двух лентяев.

— Пойдем? — кивнул на выход Владыка.

— Пойдем, — согласилась я.

И вечный бой, покой нам только сниться! Мы с Баском чуть ли ни все ближайшие хребты облазили, но даже маломальского следа не нашли. Кем бы ни был наш ночной гость, прятался он преотлично. Шантель с Широ тоже остались ни с чем. И тут возникает проблема, а не спутает ли нам все планы этот нежданчик. Ведь уже все решили на коллективном собрании, раздали роли и инструкции к применению. Не дай Всевышние, кто прознает о нашей затее.

Вот за такими неутешительными мыслями мы и вернулись под утро в скальный домик. Ласкан, сволочь розовая, до сих пор дрыхнет. Алкай еще не вернулся с ночной прогулки, полнолуние как-никак. А вот что кельпи делает в моей спальне? То, что не спит, ясно по его стоящей фигуре.

— И чего не спиться тебе в такую рань? — обессилено заваливаясь на кровать, спросила я. Только и успела, что сапоги скинуть.

— О! Ты вернулась.

Кажется, я погорячилась, он спал стоя.

— Ага, так зачем ты здесь?

— Так интересно же. Поймали? — Кайя резво отскочил от окна и в два прыжка оказался над моей головой.

— Кого? — с силой расплющиваю сонные глаза и в упор смотрю на свеженькую мордашку кошмарика, а тот цветет и пахнет. Даже завидую его бодрости. Я сейчас максимум могу приподнять голову, чтобы тут же плюхнуть ее на подушку.

— Э-э-э… не знаю, — растерялся мальчишка.

— Я тоже. А теперь брысь, коняшка, у меня сонная кома по расписанию, — и, не обращая внимания на чуть ли не завалившегося на меня Кайю, повернулась на бок и с головой нырнула под одеяло, — сон, сладкий сон. Мням!

Только я ступила во владения Морфея, как меня грубо оттуда вытянули.

— Кайа! Зомби тебя за ногу! Отдай одеяло!

— А ты забери, — скакало это недоразумение в моих ногах с шерстяным трофеем. Какой он все-таки ребенок.

— Темень! Я хочу спать! Сгинь, умоляю.

— Но ты не ответила на мой вопрос, — обвинили меня. Было бы в чем.

— На какой?

— Вы поймали его?

— Кого? — как-то знакомо разговор пошел.

— Э-э-э… Дана! Ты издеваешься! — раздраженно вскрикнул кельпи, но одеяла так и не отпустил.

— Нет мелкий, я сплю, — захихикала я, снова укладываясь на подушку. Орк с ним, с одеялом!

— Ну ответь, я же умру от любопытства-а-а, — заканючили у меня над ухом.

— Не поймали. А теперь возвращай украденное и вон!

Как бы ни так, мне явно не дадут сегодня поспать.

— Дана-а-а, а почему?

— По кочану, да по капусте. Отстань мелкий, или я тебя с утеса сброшу!

— Ну Дана!

Главное не отвечать и он сам отстанет. Должно же ему надоесть? Правда?

Я так и думала, пока он напевал какую-то белиберду. Я игнорировала его, когда он начал репетировать какой-то танец с моим снаряжением в роли отбойных молотков. Я даже простила ему разбитые светильники, не подав при этом признаков жизни. Но когда этот малолетний садист начал делать мне «расслабляющий массаж», как он это назвал, моими кошками, я поняла — он не уйдет, и на это можно ставить хоть всю гору с дроу в купе.

— Все, мелкий! Ты труп!

— Ва-а-а-а! — заорало это недоразумение, скорее от радости, чем страха и дало деру из спальни.

Может, ну его? Пусть бегает, а я спать. Ага, будто что-то или кто-то помешает ему вернуться и вытрясти-таки из меня душу.

Я соскользнула с кровати, подхватила со стула еще влажное полотенце и затаилась за дверью. Ох и отобью я ему одно место, сидеть с неделю не сможет! И вот она — долгожданная месть! Замах и что есть мочи выбрасываю вперед руку со скрученным полотенцем. О, это будет адски больно!

— Ра-а-ар! — что-то большое кубарем летит на пол, и это явно не Кайя. А еще под этим кем-то с остренькими ушками и золотыми волосами растекается травяной настой. И что-то подсказывает мне, что пар идет не от свойств травок, а от кипятка. Мама!

— Я убью тебя! — взревели с пола.

А ведь это мои слова. Я тоже кое-кого убью, если меня раньше не отправят на покой. Вечный!

— Пха-ха-ха! Ну ты даешь!

— Мелкий, слишком весело тебе для мертвого…

— А ты слишком спокойна для того, кто через вар составит ему компанию, — мелодично пропели за моей спиной.

— Ик!

Не представляю лицо учителя сейчас, раз даже Кайа заикаться стал. Осторожно показываю кельпи на круглый деревянный столик глазами, а потом на выход. Ответом мне был очередной «ик».

Рывок в сторону, мальчишка опрокидывает стол под ноги эльфу, грохот за спиной, но мы не оборачиваемся, а на всех парах несемся прочь из дома.

— Подожди у меня, мелкий. Я тебе устрою каникулы у Всенижнего за такие выходки.

— Да кто ж знал, что его нелегкая к тебе с утра пораньше принесет, — сверкая пятками впереди меня, оправдывался кельпи, — я бы в жизни не стал испытывать его терпение, тем более шутить над ним. А ты его полотенцем, да еще по лицу. О Всечувствующие, нам конец! — простонали мы одновременно.

— Мы в полной и беспросветной! — заключила я, — кошмарик, а какого я на своих двоих бегу? — вдруг осенило меня, — а ну быстро перекинулся и меня на спину подхватил!

— Хорошая мысль, — и передо мной уже бежит шикарный жеребец, черный как смоль, с бело-пепельной гривой, — запрыгивай!

— Счаз! Уже! А ну тормози, я на тебя и в стоячем положении не залезу, а ты хочешь на ходу! Я не самоубийца, — начиная задыхаться и сбивать дыхание, из последних сил крикнула коню.

— Широ догоняет!

— А-а-а! — и я на Кайе! Как? Сама не знаю!

Оборачиваюсь, а сзади никого. Похоже, эльф отстал.

— Не делай так больше!

— Но сработало же, — оправдывался мальчишка.

— Твое счастье. А теперь давай на Лунное плато, Широ его терпеть не может. Там и заляжем до вечера, пока светлый не выпустит пар, отправив парочку дроу на тот свет.

— Поддерживаю.

Страшно признаться, но о сне я даже не вспоминала. Шоковая терапия, некромант ее упокой!

— Дана.

— Чего тебе, палач моих сновидений?

Я лежала на травке в окружении страстоцветов с закрытыми глазами, дабы не начать выдирать эти злосчастные цветочки с корнем. Как же они меня раздражают своим цветом! А каким именно, меня вообще доводит до бешенства!

— Тебе ведь нравится эльф? — ничего себе вопросы с утра пораньше!

— И?

— Тогда почему ты не отвечаешь ему? Ведь и оборотню ясно, что ты ему дорога.

— Прости, но Баск для меня как брат или дядюшка, но никак не любовник.

— Я про Широ! — взволнованно уточнил Кайа, — и ты меня поняла.

— Поняла, поняла. Вот только ты ошибаешься. Светлому я не нужна. Я всего лишь его долг. Моя защита, это все что его волнует.

— А я так не думаю, — прошептал мальчишка.

— А я и не думаю, я знаю, Кайа. Не первый день с ним знакома. Широ был моим учителем очень долго и то, как он меня учил… — я запнулась, — тебе лучше не знать.

— Но я хочу услышать причину, — вот любопытный.

— Я тебя предупредила — я села, внимательно посмотрела в глаза парню и продолжила. И только боги знают, чего мне стоил мой спокойный голос, — Широ учил меня не только выносливости и боевым навыкам, он так же тренировал меня как шпиона. И эти тренировки были много жестче чем у остальных, — я неотрывно смотрела прямо в лунные глаза кельпи, — он учил меня умирать. Молча.

Легкое дыхание воздуха коснулось глаз, заставив меня отвести взгляд. Стремительно набирающие объем капли медленно, но верно пересекали границу века, изливаясь на прохладные щеки. Это ветер. Это не я плачу. Всего лишь ветер.

— Он топил меня по нескольку раз за рассвет, возвращая к жизни, чтобы начать эту пытку снова, пока я не перестану умолять. Пока не произнесу ни слова. Пока я не буду готова принять смерть как должное — молча. Проходили дни, а он не останавливался. Топил, душил, останавливал сердце магией. К моменту, когда эти пытки закончились, я уже сама желала безмолвной смерти, лишь бы не видеть его васильковых глаз в обрамлении золотых нитей, что прядями падали на мои щеки, когда он душил меня в очередной раз. Холод его взгляда убивал лучше любых рук и магии. Его присутствие рядом было невыносимо. Я ненавидела его, ненавидела сильнее всего на свете, и это чувство не угасло по сей день. Я ни на миг не забываю, что он чудовище, которое прерывало мое существование сотни раз.

Я незаметно смахнула в очередной раз набежавшие слезы. Нечего перед ребенком реветь. Стыдно даже.

— Дана… прости, я…

— Не надо, милый, — я погладила его по щеке, — это было давно и не правда. Просто забудь. Ведь я почти забыла, — Кайа судорожно обнял меня, — Знаешь, меня гораздо больше ранили его слова, чем действия, — я взлохматила его макушку.

Держась за мальчишку, как за последнюю опору, что держит меня от провала в омут прошлых переживаний и ненависти, я медленно успокаивалась. Но до полного покоя мне было еще слишком далеко.

— Ты прав, он засел в моем сердце и уже давно. Когда-то я его туда впустила и получила пощечину. Одну из тех, что опаляют щеки на протяжении всей твоей жизни. Стоит только сблизиться с ним, как острая боль внутри напоминает об истинном положении вещей. Возможно, это и к лучшему.

— Но что он сделал? — кельпи поднял на меня глаза, и, увидев что-то лишь ему ведомое, осекся — прости…

— Ничего, — я вновь погладила его по волосам, пропуская смоляные нити вперемешку с белоснежными косичками сквозь пальцы, — мы почти стали близки с ним. Я открылась, принимая его ухаживания, но вмешался рок. Нас вовремя остановили, вернув в реальность. Никогда не думала, что словами можно нанести физические раны, но я чувствовала их. Чувствовала всем телом, как что-то с треском рвется внутри, выпуская струйки теплой крови, что ознаменовала конец всему. Всего лишь подвернувшаяся под руку девчонка, ему сошла бы любая. На весь дворец прогрохотал его певучий голос, вырывая слезы откуда-то из обрывков души и…

Я замолчала, а перед глазами так и всплывала картина. Я, полуголая, сижу в кровати, крепко прижав простынь к груди и до крови кусаю губу. Кровь перемешивается с солеными каплями и струйками стекает с подбородка на шею, рисуя алые подтеки на коже. Я уже ничего не вижу, но к своему безумию, отчетливо слышу. Громкие звуки складываются в слова. Слова в предложения. Предложения обретают страшный, жестокий смысл:

— Жива твоя зазноба, Владыка. Не подпортил я ее, — самодовольство и пренебрежение звенели в воздухе, даже когда слова затихали. Безмолвие не было им помехой, — просто от долгого воздержания крышу снесло. Ты мне служаночку через минутку пришли, а лучше двух. А то с этой даже от переизбытка низменных чувств ничего не пошло.

Звон. В ушах стоит монотонный звон, ограждая меня от дальнейших слов, что были произнесены. Наконец-то его голос стих. Наконец-то он отпустил меня из своего мучительного плена.

— …на… Дана!

— А?

Я вдруг резко стала видеть. Взволнованный мелкий трясет меня, пытаясь добиться хоть какой-то реакции. Медленно ползущий, опаляющий кожу своим огнем, шар проходит точку зенита. Кучевое облако в форме таара настигает его, норовя укрыть в своих объятиях. Ветерок холодит кожу лица чуть сильнее в местах мокрых дорожек, выветривая их до полного исчезновения. Реальность. Она лучше, чем могла бы быть.


***


Домой мы возвращались в полном молчании, говорить не хотелось. Солнце медленно, но верно приближалось к горизонту, слабо освещая вечерние горы. Еще несколько ват и мы покинем Валларский хребет.

— Наши, наверное, уже собираются, — нарушил затянувшееся молчание Кайа.

— Эх, а я даже не успела выспаться. Еще этот неизвестный гость, — пожаловалась я, ожидая раскаяния. Куда там, ноль реакции! Бессовестный мальчишка!

— Странно, что его даже дроу не нашли.

— Согласна. Маскируется хорошо.

Подходя к дому в скале, непроизвольно замедлила шаг. Необычная тень скользнула по каменному выступу и скрылась. Может, я бы и отреагировала иначе, но сонный разум отказывался заострять внимание на чем-либо кроме еды и, собственно, сна.

— Дана! — голос был удивленным, а фигура высокой и широкой. Поражаюсь своему восприятию сейчас.

— Да, — еще и ответила. Похоже, мне совсем плохо.

— Да ты жива! — вот не пойму, он обрадовался или разочаровался?

— Была вар назад, сейчас не уверена, — спокойно отвечаю и обхожу застывшую фигуру, направляясь к дому. Темно, почти ничего уже не разобрать. Голос-то знакомый, а что толку, если лица не видно.

— Ее контузило? — вполне серьезно интересуется незнакомец.

— Ага, воспоминаниями по темечку съездило, — ай маладца мелкий, умеет колкости говорить. Плохо, что про меня.

— Ладно, мне тут больше делать нечего. Пусть безмозглый с зомби-банши пообщается, — как-то загадочно произнес голос.

А я все шла к дому. Больше суток без сна с пробежками и неожиданными гостями — это тяжело. Не ровен ват свалиться в затяжной обморок, переходящий в глубокий сон.

— Дана, ты жива! — вот этот голос явно испытывал щенячью радость по поводу моего нахождения среди живых.

Оценить свою значимость для этого некто не успела. Меня снесло стеной и припечатало к стене же. Весь воздух разом вышел и возвращаться не хотел, а без него плохо.

— Дана, я нашел тебя! А меня все бросили, во дворце пусто. Из комнаты не выпускают. Я сбежал. Ты живая! О, а я поймал ящерицу, — верещало нечто басом, и не думая пустить хоть капельку воздуха в мои легкие, — но она больше не шевелится. Эльф со странными сине-голубыми глазами сказал, что я, олух такой, ее укокошил. Я не понял его. Но ты не волнуйся, я поймаю еще одну и покажу тебе, — и меня еще крепче притиснули к железной груди, напрочь лишая каких-либо ощущений, кроме боли и хруста костей.

— Пусти ее, ненормальный. Дана сейчас все внутренности выплюнет тебе в лицо.

Ужас какой! Не дай Всевышние, предостережение кельпи сбудется!

— Ой, прости. Но я так рад тебя видеть, — меня, наконец-то, отпустили.

— Темень и ее твари! В чем я запуталась?!

Движение рук сковывало что-то похожее на сеть, причем очень запутанную.

— Я не виноват, — пробасил несчастный, оправдываясь. Разве что ножкой не покрутил. Хотя, в темноте не видно, может и покрутил. Этот мог.

— Ванька, что за паучья ловушка? Чем ты меня обмотал? — допытывалась я, трепыхаясь в плену, как мотылек в паутине.

— Я нечаянно. Ты же ушла, а я никому другому не давал трогать свои волосы.

— Так это волосы?! — я ужаснулась. Не початый край работы меня ждет.

— Эльфы пытались расчесать, но… — он замолчал на полуслове. Ой, не нравится мне это.

— Что «но»?

— Но переселили мня в другую комнату, — закончил мой ненормальный.

— Причем здесь другая комната? — или я тупая или мир такой.

— Сказали, что покушение на главу старшего дома карается казнью, — мне уже страшно.

— И?

— И план второго этажа отдадут младшему дому Виерн.

Все, конец подкрался незаметно. Совет распнет меня на границе Хрустальных лесов, чтобы другим неповадно было.

— Что ты сделал?

— Ничего. Меня просто закрыли в комнате без окон. Там еще двери такие большие и крепкие. Правда, странно открываются.

— То есть? — мне уже и так хуже некуда, пусть продолжает.

— Ее нужно поднимать, выносить, а потом ставить назад. Первый раз было тяжело, но я справился. Потом научился ее без грохота ставить, — а какая счастливая улыбка озаряла его лицо, когда он говорил о своем достижении, что подписало мне смертный приговор. Любо-дорого смотреть, если б не на тот свет отправляться в скором времени.

Да уж, Баск не обрадуется отсутствию второго этажа во дворце. Но, с другой стороны, я рада, что он последние две недели проторчал в Хрустальном замке, ожидая открытия стационарного портала. Меньше знает, дольше Малыш живет.

— Еще один вопрос. Ты вчера ночью через портал пришел? — я в этом уверена, но уточнить стоит.

— Нет.

— Как нет, — да как так! Не может быть!

— Это он прошел через портал, — мой ненормальный тыкал пальцем себе в грудь, обозначая того самого нарушителя, — сам бы я не смог. Он согласился, что ты в опасности и тебя нужно найти.

— Маньяк за меня беспокоился? — я вылетела в астрал. Меня даже медитация в него не выводила, а тут так просто.

— Да. Мы боялись, что ты умираешь.

— Не зря. Опасность была, — я взяла Малыша за руку, — пойдем, горе луковое. Нас уже все заждались. Только про дворец ни слова, — я строго посмотрела на белобрысого мужчину с громадным гнездом на голове. Мне кивнули.

— Ох, и как маньяк довел себя до такого состояния?

— В комнате зеркал не было, — поднял завесу тайны своей лохматости бывший раб.

— На его счастье, — злорадно выдала мстя.



ГЛАВА 16: Гости | Острый осколок | ГЛАВА 18: Пробужденная