home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 7: Чем больше шпионов, тем точнее информация



ГЛАВА 7: Чем больше шпионов, тем точнее информация

Ясность — это одна из форм полного тумана.

Мюллер. К-ф: «Семнадцать мгновений весны».


На ужин я шла как на каторгу. С обеих сторон меня окружили конвоиры. Широ тихо зверел, а Тариван ехидно скалился, за что мне хотелось выбить парочку его ровных зубов. Вот только я боялась даже шелохнуться. Одно неверное движение, и на нашем месте будет зиять обугленная дыра.

Бешенство застилало все разумные доводы, и до первородного не было ни малейшего шанса достучаться. Когда наше развеселое трио влетело в обеденный зал, все разговоры затихли сами собой, а взгляды скрестились на мне. Неужели такая растрепанная?

— Рады, что вы, наконец, соизволили прибыть к ужину, — упрекнул феникс.

Ну что за тупое создание? Кто вообще сказал, что он мудрый? Пните этого недальновидного.

— Все вопросы к Суардане, — голос был тихим, но переливчатые звуки, полные эльфийской певучести ввели всех присутствующих в состояние окаменения.

Тут же сползло все негодование с лица феникса, сделав его статуей самому себе. Алкай склонил голову пониже и прикинулся пеньком. Кельпи сделали вид «Моя хата с краю, ничего не знаю». Один только Баск проводил эльфа пристальным взглядом до его места. Когда же Широ уселся, внимательного взгляда удостоилась я. Сделав страшные глаза, кивнула в сторону учителя, и провела указательным пальцем поперек горла, высовывая язык. Владыка дернул головой, спрашивая причину такого бешенства. Теперь настала моя очередь прикинуться пеньком.

— Может мне стоит удалиться, чтоб вы свободно поговорили?

Я аж подскочила на месте, собственно, как и Баск. Широ сидел, подперев подбородок рукой, и все это время внимательно следил за нашей пантомимой. Троллев сын!

— Не возражаю, — неожиданно заговорил маньяк. Ой, что сейчас будет.

— Не тебя спрашивал.

— Зато я ответил. Простой этикет, которым ты не владеешь, — не обращая внимания на искры, что летают между ним и Широ, Тар встряхнул салфетку и положил ее себе на колени, будто помахал тряпкой перед мордой дракона.

Температура резко повысилась, а в руке моего учителя начала формироваться огненная сфера. Кранты!

— Широварт, мне срочно нужно с тобой поговорить, — Баск уже вставал из-за стола не оставляя светлому выбора.

Отвлекшись на Владыку, первородный потерял концентрацию, и зарождающееся пламя погасло. Воспользовавшись растерянностью эльфа, Баск схватил того за руку, и они вдвоем покинули зал.

— Фух, — облегченно выдохнули все присутствующие. Я так вообще не дышала, пока Владыка не увел ходячую пиротехнику в эльфийском теле.

— Расслабься, девочка. Не ты была его целью. Хотя забавно, что причиной была именно ты, — противно улыбаясь, уколол меня маньяк.

— В смысле? — как всегда вклинилась любопытная птичка.

— Жуй, давай! Все ему знать надо, — бросила я Ласкану.

Мне было жутко неловко. А стыд в отношении Широ только возрос. Как я вообще теперь с ним работать буду?

Десять вар мы поглощали пищу в тишине. Но ей не суждено было продлиться долго.

— Собирайся, Дана. Вы выдвигаетесь завтра рано утром.

В зал стремительно ворвался Владыка. Он глубоко дышал и лицо его немного раскраснелось. Наверное, пробежался.

— Что значит, сегодня, Али? Еще три дня впереди, — я начала здорово нервничать.

— Тебе прикрытие нужно. Я не успел еще вам сообщить, но приглашение на бал Хрустальному лесу до сих пор не соизволили прислать. Это прямое оскорбление эльфийской империи. И этого я не потерплю. Вы явитесь туда тайно. Сейчас как раз нанимают временную прислугу на неделю празднества. У тебя есть не плохой шанс попасть в число нанятых во дворец, — Баск сел на свое место и обратился к фениксу, — я так понимаю, вы идете с ними?

— Да.

Ну зачем Баск начал этот разговор при фениксе, да еще и спросил о его желании присоединиться? Неужели, изначально хотел отправить пернатого с нами? А я как дура боялась проговориться.

— Тогда вам тоже нужно собираться. Широ сейчас готовит портал, так что останется его только активировать. Уходите до рассвета, выйдите в пятнадцати татах от города. Этого должно хватить, чтобы вас не обнаружили. Портал засекут, но пока доберутся, вас там уже не будет. Удачи.

Быстро похватав все съедобное, что пригодится в дороге, я извинилась и поспешила к себе, собирать вещи. Через двадцать вар Ласкан принес сумку с необходимыми настойками, ядами, противоядиями и травами. Он беззвучно сел на кресло и ждал, пока я соберусь.

Кроме вещей, мне приходилось выгребать давно заброшенное снаряжение. Веревка, арбалет, кошки для лазанья по стенам, косметика для маскировки, тончайшие кожаные перчатки и несколько магических хваток с радиусом действия в три тара. Еще я добавила к уже собравшейся куче свой старый облегающий костюм. Один эльфийский мастер когда-то сшил его специально для меня. По всей длине комбинезона, сзади, бежит плотный ряд из множества пуговиц. Застегнуть эту прелесть самой невозможно, как и расстегнуть. Зато удобно проникать в помещения и лазать по стенам.

Вместо обуви на грубой подошве, в дополнение к костюму, мне сшили длинные носки с уплотненным тканью, и чем-то еще, низом. Чувствуется каждый камешек, зато передвигаешься абсолютно бесшумно. Ко всему этому пришлось достать ненавидимые мной ножны, что плотно прилегают к телу с боков, от самых подмышек и до талии. Именно в них на заданиях я прятала свои ножи. Из-за их особенного расположения нереально вычислить, что у меня есть оружие. Часто, именно это спасало мою жизнь. Но Всечувствующие, как же неудобно их носить!

Я поморщилась, глядя на перевязь, и аккуратно сложила ее в мешок прямо с ножнами. Успею еще надеть.

— Я готова.

Феникс, до этого пристально наблюдавший за всеми моими манипуляциями, будто отмер.

— Тебе Баск лечебный мешок передал, — показал он на принесенную ранее сумку.

— И не только лечебную, — поправила я, — а ты собрался?

— А что мне собирать. Вся одежда и мелочи, что я с собой привез, уместились в небольшой вещевой мешок. Долго мучиться со сборами не пришлось.

— Везет тебе. Мне еще ревизию устроят. Лишнее выкинут, нужное впихнут. Широ, не проверив мои пожитки, с места не сдвинется. Вот такой дотошный эльф, — Ласкан улыбнулся, — тебя это тоже коснется, пусть и в меньшей степени.

Феникс в момент погрустнел и даже возмутился. Как это его сиятельную персону будут инспектировать и указывать, что можно брать, а что статус не дотянул отстоять.

Плюнув на кипящего праведным гневом принца, отловила служанку и попросила приготовить нам чай с какой-нибудь сдобой. Мне Широ, кстати, задолжал пяток эльфийских пирожных. Надо бы взыскать должок.

— Давай расслабимся на пару ват. Как только переступим порог моих комнат, отдых нам не светит.

Предложила я, попивая черный чай и сидя с ногами в мягком кресле. Ласкан поддержал мой настрой и на ближайшие пять ват мы были потеряны для всего мира.

В развешенное окно робко заглядывала убывающая Руи. Ее золотой лик менялся с каждым проплывающим облаком, что прятали разные черточки ее лица. Белесые барашки медленно шли друг за другом, не торопясь открывать полный образ ночного светила. Полусонный погонщик-ветер то мерно подгонял свое стадо, то забывал о нем, увлеченный желтеющими кронами деревьев и подсыхающей травой.

На земле природу окутала своей силой увяданья осень, рождая целый калейдоскоп ярких красок. Но взор был направлен в небо, игнорируя прелести наземной жизни. Там, в вышине, ожидали своего пастуха кучевые овечки, почти застыв на месте без движения. Проходили долгие вары, и рассеянный ветер вновь брался за своих пушистых подопечных, что белесым дымом все больше застилали небо.

Природа была спокойна. Излив свои слезы днем, она умиротворенно засыпала, уставшая от переживаний. Вместе с ней крепко спал в мягком кресле феникс и тихо посапывал.

Мне не спалось. Ощущение опасности предстоящего задания, волнение, азарт — все смешалось внутри, убивая даже малейшие зачатки сна. Я знала, что сон мне недоступен, но хотела побыть одна. Поэтому, незаметно для Ласкана, бросила в заварку корень хейши[1]. Отличное снотворное. Оно дает красноватый цвет, но черный чай полностью скрыл этот небольшой изъян почти идеального растения.

Время пришло. В дверь постучали.

— Пора.

Полностью экипированный светлый стоял в дверях покоев, не решаясь переступить порог. Боевая коса мирно растянулась на груди первородного, тая в себе жуткие страдания для его врагов, а сапфировые глаза уставились куда-то вдаль, стараясь избегать взглядов на меня. Я поднялась, игнорируя, вдруг ставшего робким, эльфа, и направилась к соседнему креслу.

Широ подождал, пока я растрясу Ласкана, а потом передам сонному фениксу часть имеющихся сумок. Не говоря ни слова, мы направились в императорский сад. Вещи никто не стал перебирать, мы просто распределили их по возможностям каждого.

Прощание было молчаливым. Баск кивнул и Широ активировал портал. Первой шла я. Оглянувшись на высокие башни и Всевышних, что недвижно стояли на их верхушках, попросила их благословения. В последний момент увидела два блеснувших в темноте пятнышка. Лунные глаза моего кошмарика. Он притаился за кустом розалий, провожая меня пристальным взглядом.

Поворот и я в мареве портала, что через ван сменяется красочным пейзажем более поздней осени. В Хрустальных лесах осень наступает к середине, а то и концу своего первого месяца, в то время как на людских землях эта пора года заявляет свои права гораздо раньше.

Вот я и добралась до восточного людского королевства. Давно хотела наведаться сюда, но при других обстоятельствах.

Сзади охнул феникс, грузно свалились на траву наши пожитки, и портал схлопнулся по разрешению своего создателя.


***

Около тысячи весен назад


Глубокая ночь. Свет луны не пробивается сквозь плотный строй облаков, что затянул весь небосвод, скрывая собой любые проявления света. Только одна одинокая звездочка, рассеивая белый туман вокруг себя, смогла вырваться из плена дымчатых охотников, но тут же была захвачена вновь голодными клубами белесых хищников.

По насыпной дороге, скрываясь под капюшоном, стройная мужская фигура в полной темноте двигалась в направлении портала. Он точно знал, куда идти. Он знал, что больше сюда не вернется. Сожаление затопило душу юноши. У него была счастливая жизнь впереди, а теперь он изгнанник. Никто не придет проститься с ним, никто не взглянет ему в глаза в последний раз и не пожелает удачи. Запрещено!

Это слово преследует его. Звучит набатом в его голове. Голоса близких и сородичей твердят его в один голос!

Он нарушил закон, не совершив то, что запрещено. Никто не задумался над свершенным. Никто не стал разбираться в нем. Хватило всего одного выкрика «Запрещено!», и приговор вынесен. Изгнание без срока.

Неожиданно фигура замерла, чуть наклонив голову так, что его длинные, странного цвета, волосы упали на лицо, скрывая лик от любопытных глаз. Портал в пятнадцати тарах от замершего юноши, засиял голубоватым светом и выпустил из своих пространственных объятий девушку.

Каштановые волосы кучерявились, спадая кольцами на затянутую в корсет грудь, а длинное серебряное платье фалдами струилось вниз. Жрица мотнула головой, будто стряхивая с нее что-то, и подняла золотые глаза на юношу. Миг и их взгляды встретились.

— Портал заблокирован на ночь, что вы тут делаете? — официально начала девушка, вытянувшись в струну и одернув испачканный в грязи подол.

— Но вы же прошли через него, — оправдывался изгнанный. Ему не хотелось, чтобы кто-то из посторонних узнал о его участи. Ему хватило позора среди своих. Пусть она опустит его.

— Я жрица долины и заместитель хозяина долины. Я могу то, что другим запрещено, — гордо возвестила вторая хозяйка долины.

Юноша вздрогнул. Снова прозвучало так ненавидимое им слово. Но жрица будто этого не заметила и продолжила допытываться.

Увлеченные разговором не заметили движения со стороны леса, но треск веток привлек их внимание, прерывая беседу. Из-за высоких деревьев выступили два мужчины. Глаза их были плотно завязаны черной, непроницаемой для света, тканью. На головы накинуты широкие капюшоны, а сухопарые фигуры скрыты под длинными темными плащами, давая пищу воображению. Один из добровольно ослепленных выступил вперед, неизвестно как ориентируясь в кромешной темноте, и заговорил.

— Он изгнан! Ему следует уйти! — голос звучал властно и будто приказывал, но это не смутило скорбящую.

— Кто так решил? — скрестив руки на груди, вызывающе поинтересовалась девушка. Теперь она готова была воевать.

— Так решил совет. Он нарушил закон фениксов. Ему не место среди нас, — настаивал на своем мужчина.

— Ты феникс? — жрица обернулась к изгнанному, ожидая ответа. Тот только положительно кивнул, склонив голову ниже, то ли от стыда, то ли из уважения к старшим сородичам.

— Он изгнан, — продолжали повторять хранители истории, вторя друг другу.

— Это у вас он изгнан. Я его, как и хозяин долины, не выгоняла. Почему он должен покидать нашу землю? — девушка недоумевала, и была яро против самосуда на своей территории.

— Он сделал то, что запрещено. Он должен уйти. Никто не примет его назад, — категорично заявил феникс, что заговорил первым.

— Ну и пусть. Будет жить с оборотнями или русалками. Да с кем захочет, — голос повысился, выражая протест той категоричности, что веяла от странных гостей, — это его выбор, и с этой земли он не уйдет. По крайней мере по вашей указке.

— Тогда уйдем мы, — гордо подняв голову, пригрозил, как показалось жрице, предводитель. Интонация была, на удивление, спокойная, но сквозь нее так и сквозило раздражение. Мужчины нервничали, хоть и скрывали это весьма искусно. Но на то она и главная жрица, чтобы улавливать малейшие колебания эмоций.

Несмотря на волнение, феникс говорил серьезно. Он верил, что поступит именно так в случае провала. Но это не убедило девушку. Наоборот, в душе разлился гнев. Ее — вторую хозяйку долины, нагло шантажируют. Да, кланы фениксов огромный плюс в защите и существовании долины, но они не краеугольный камень благополучия. И жрица сделала то, что подсказало ей сердце.

— Уходите, — повисла тишина, такого не ожидал никто, — я хочу, чтобы к утру все недовольные моим решением покинули Долину трех лучей. Те, кто согласен жить бок обок с изгнанником, могут остаться. Это слово второй хозяйки этих земель. Оно нерушимо.

Больше не было сказано ни слова. Жрица взяла юношу за плечи и развернула в сторону раскинувшегося в низине поселения. Немного подтолкнув ошарашенного феникса, чья жизнь буквально вынырнула из пропасти, скорбящая повела его в главный дом, оставляя позади безутешный народ, что виноват лишь в одном. В своей гордыне.

Спустя не полный лунный месяц юный принц хранителей истории даст клятву всегда сопровождать свою спасительницу и делать все ради ее благополучия. А еще спустя десять весен трое друзей, связанных крепкими духовными узами, станут тремя хранителями. Триединой опорой самой великой долины этого мира. Долины трех лучей.


***


— Я не буду жить с эльфом в одной комнате! Или я получаю отдельную, или тебе, Данка, придется потесниться!

Наша розовая нимфа снова истерила. На нас уже все пялиться начали. Мало того, что молодой брюнет с зелеными глазами визгливо возмущался, так еще и коротко-стриженная блондинка, явно ниже его по происхождению, воспитывала мальчишку, а под конец и вовсе дала подзатыльник. Интересная ситуация, правда?

На самом деле Широ сразу по прибытии замаскировал нас. Я теперь худенькая блондиночка, с карими глазами и прямыми волосами до плеч, а Ласкан смуглый человеческий юноша с угольно-черной шевелюрой до талии, собранной в низкий хвост и невинными водянисто-зелеными глазами. Скрыть аристократичность черт его лица не получилось, поэтому феникс выглядел породистым наследником одного из герцогов, не меньше.

Сама птичка долго материлась, увидев себя в зеркале, но оставить его в прежнем обличии было чревато огромными проблемами. Многие заинтересуются, кем является наш принц и тайно появиться на балу не будет возможности. Не говоря уже о том, что Ласкан может попасть к охотникам или к кому похуже. За нами и так каратели шли. Желания продолжить знакомство с ними у меня лично не было.

— Ладно, Широ. Пусть спит у меня. В конце концов, ткну иголкой, и все крики стихнут.

Феникс сложил руки на груди и сощурился, пристально смотря на меня.

— А что ты хотел, истеричка обморочная, чтоб я тебя ночами выслушивала?

Кажется, на меня здорово обиделись, но это мало волновало. Став свидетелем, по меньшей мере, трех приступов недовольства, сопровождаемых надрывным визгом, я готова была начать швырять дротики в неуравновешенную нимфу, лишь бы прекратить эти пытки.

Комнаты оказались довольно светлыми и сухими, что редкость в таких постоялых дворах. «Верный товарищ», таверна при гостинице, находилась недалеко от северных ворот столицы. Эта часть города всегда была более благопристойной, чем западная и южная. Попасть в притон мне не хотелось, поэтому выбор места временного пребывания я оставила за эльфом, и он не разочаровал меня. Вполне приличный постоялый двор для заезжих купцов и редких туристов.

— Из-за тебя мне придется жить в двуместной коморке, вместо одноместной, — буркнула я, входящему следом фениксу.

— А в чем разница? Двуместная должна быть больше.

— Такая же, как и одноместная, только кровати две и минус тумбочка. Постояльцы любят сэкономить, оплатив за двуместную, как за одноместную, вот хозяева и решили не заморачиваться по поводу роскоши. Привыкай, люди — существа жадные. Лишнюю копейку зубами выдирать будут.

— А почему не взять три комнаты, — недоумевала птичка, разбирая свои вещи. Собственные я просто вывалила на кровать, оставив не тронутыми только сумки с экипировкой и снаряжением.

— Только две комнаты рядом были свободны. Три не занятых в ряд — редкость. Вот и здесь не нашлось, — пояснила недальновидному фениксу. Он явно не ходил в разведку. Хотя с такой внешностью и характером это неудивительно.

Разобравшись с сумками, и хорошенько спрятав непредназначенное для чужих глаз, мы спустились в общий зал, где для нас уже накрыли два столика. Один для Широ, что вроде как не знаком с нами, другой для нас.

— Какая-то странная парочка из нас получилась. Служанка и аристократ, — заметил садящийся за стол Ласкан.

— Будут спрашивать, я твоя служанка, дочка твоей няни, что заменила тебе мать, и мы вместе росли. Поэтому такое свободное к тебе отношение.

— Это ты только что выдумала? — какой проницательный.

— Да. Я на маскировке русалку съела.

Феникс еще немного поспрашивал меня о всяких интересовавших его мелочах, а потом подали горячее, и я полностью отдалась процессу поглощения пищи.

Проведя остаток дня в комнате за подготовкой к собеседованию, даже не заметила, как стемнело. В дверь постучали.

— Извините за беспокойство, кажется, персонал ошибся, и мне принесли ваш заказ.

С той стороны отчетливо слышался голос эльфа, но игра есть игра.

— Правда!? Подождите, пожалуйста, я двери открою.

Быстро накрыв разбросанное снаряжение одеялом, метнулась к двери.

— Проходите, пожалуйста, — вежливо пригласила я.

Широ оглядел комнату и осторожно зашел. Как только мы оказались в закрытом помещении, эльф, не медля, накинул полог тишины.

— Ну как? — дошептав заклинание, он обратился ко мне.

— Уже почти собралась. Завтра, за ват до рассвета я должна прибыть в королевский дом прислуги. Господин Дерин, дворецкий, он отвечает за слуг, и госпожа Линея, экономка, будут проводить отбор временной прислуги во дворец на время празднества.

— Хозяин таверны сказал? — безошибочно определил мой источник первородный.

— Он самый. А теперь выметайся, я хочу принять ванну и отдохнуть хоть чуть-чуть. Мне завтра рано вставать.

Пожелав спокойной ночи, эльф ушел, а феникс сказал, что посидит с ват в общей зале. Какая чуткая птичка. С чего бы?

Вообще, я не сильно жаждала водных процедур, но находиться с Широ в одной комнате, пусть даже с нами был Ласкан, было неуютно и беспокойно. Нужно сократить наши встречи, до необходимых. Ни к чему хорошему частое сталкивание не приведет.


***


— Ваше имя?

Щуплый старичок на входе, одетый во фрак, внимательно вглядывался в лица людей, будто его еле различающие силуэты глаза могли разглядеть хоть что-то вразумительное. Тем более что его задача заключалась в регистрации имен прибывших, а не в описании внешности.

— Я так волнуюсь, — прошептала полненькая девушка с огненно-рыжей копной волос. Вздернутый носик постоянно шморгал, а его хозяйка не спешила на помощь с платком.

— А чего бояться-то? Тут или возьмуть, или не. Третьего не дано, — разъяснила женщина лет сорока, с широкими ладонями, отвисшим пузом и масляными губами. Точно кухарка.

— А если арестуют? — пропищала полненькая.

— А есть за шо? — не унималась кухарка.

— Нету, — поспешно ответила рыжая. А руки ее затряслись еще сильнее.

— А что не так? — шепнула свой вопрос на ухо готовой разрыдаться девушке.

— А ты не знаешь? — ужаснулась она, всплеснув руками.

Я помотала головой.

— Так советник короля женщин терпеть не может. Все горничные, что в его покоях убирались, пропадали. Говорят, что воровали девки, их и арестовали. Да тока не видать тех молоденьких больше. Как вошли в покои, так и не видел больш никто. А я как раз в горничные иду. Страшно мне. А вдруг и меня того, и нет.

— А про советника еще что-нибудь говорят? — я навострила ушки.

— Говорят, еще как говорят. Слухи ходят, что советник ихний по юношам. По молоденьким мальчишкам сведущ, — сделала большие глаза рыжая, — от того и с девками не ладится у него.

— А он один из приближенных короля?

— А как же, самый ближний, ближей некуда. Король его во всем слушает, все рассказывает. Пока с советником не покумекает, решение не принимает. Во какая птица этой советник, — девушка подняла указательный палец, показывая важность сказанного, только я и без жестикуляции поняла, что советник вельможа опасный.

Лезть к такому человеку в покои резко расхотелось. А вдруг и вправду придушит. Только проблема в том, что именно у него все тайны и хранятся. Если кто и может дать нам ответы, так только советник.

Соблазнить не получится, он у нас не по бабам спец. А мальчишку, в виде подарка, я ему ни за какие коврижки не подсуну. Совесть сгноит на зачаточном этапе. И как теперь поступить? В прислугу рваться — смысла нет, на бал тоже.

— Напугали вы меня девки, пойду-ка я по добру по здорову. Лучше в трактир какой наймусь.

И не слушая разговорившихся кумушек, быстро зашагала прочь от дома слуг. Нужно возвращаться в таверну и срочно менять стратегию. Наш план трещит по швам.


***

Шировар ла Эк


— А ты в этом уверена?

— Абсолютно. Перед тем как окончательно уйти, я наведалась на кухню, притворившись, что меня приняли на работу. Там-то и подтвердились все слухи. Из покоев советника живыми выходят только юноши, и те с большим трудом. Свои пассии Альсакор из спальни выпускает только когда наиграется. Страшный человек, — передернула плечами банши.

— И информация вся у него, — скорее подтвердил, чем спросил я.

— Именно. Так что полетел наш великолепный план к драконам на завтрак. Как вытянуть из него ответы или хотя бы порыться в его документах, я не представляю, — голос звучал обреченно.

Дана положила руки на голову и, наклонившись вперед, начала покачиваться. Да уж, известие поставило нас всех в тупик.

Мы в первый же день выяснили, что взламывать кабинет советника без толку, уйдет слишком много времени. Но была лазейка. Когда кто-то живой находится в покоях Альсакора, защита слабеет, убирая смертельные заклятья, и оставляет только защитные. Вывод напрашивался сам собой. Нужно было кому-то попасть в комнаты, чтобы я снаружи смог взломать кабинет. Дана, будучи служанкой, работала бы в паре. Ей самой никак не вышло бы прошерстить покои. А вот я могу. Но теперь этот план пустышка. Что же делать?

— Не понимаю, в чем проблема? — вдруг раздраженно вскинулся Ласкан, — подсуньте ему любовника. А пока он будет им занят, обшарьте кабинет.

Су подняла на феникса уничтожающий взгляд. Ласкан заткнулся. И правильно, ляпни этот недальновидный еще хоть слово, летел бы уже пеплом по ветру.

— А могу я спросить? — подняв руку, как правильный ученик, прошептал принц.

Здорово его припечатало. Су явно не в настроении шутить. Умный феникс, знает когда смирение ключ к выживанию.

— Ну, — буркнула моя ученица. Ее явно раздражал сам факт присутствия розового.

— А почему нет?

И тишина. Смотрю на свою малышку, и вижу нарастающую бурю. Похоже, упокоиться сегодня феникс не один раз.

— А знаешь, Широ, мне план нравится, — улыбаясь, будто только что удавила с десяток младенцев, пропела банши.

— Что?!

Каюсь, даже не успел взять себя в руки и замаскировать эмоции. У меня просто был шок.

— Почему бы и нет? — как заправский садист, продолжала Су, — возьмем молоденького, стройного и наивного юношу, подсунем его советнику, только, — она сделала паузу. Ой, что сейчас будет, — только юноша должен быть нашим.

Закончила Су, смотря на феникса, как удав на кролика. До того же медленно начало доходить, что тем самым наивным парнишкой будет он, и что ИМЕННО ему придется делать с советником.

По мере осознания своего плачевного положения, глаза все больше округлялись, и в них зарождалось возмущение вперемешку с обреченностью. Глядя на банши, можно сказать, что вся эта ситуация ее дико забавляла, вот только еле заметный, мимолетный блеск ее золотых глаз, говорил, что она серьезна в своих намерениях.

— Данка, ты рехнулась? Хочешь меня под советника положить?

— А ты хотел, чтоб я кого-то другого подложила? — Су продолжала прожигать взглядом феникса.

— Я принц!

— А я банши! — Су все еще не сводила глаз с то краснеющего, то бледнеющего феникса.

— В чем связь? — опешил розовый.

— Ни в чем. Ты увязался за нами, значит, титул оставил позади. Разведчики не имеют ни титулов, ни индивидуальности. Мы все одинаково серы и равны для окружающих. Для нас важно только задание, — спокойно поясняла прописные истины шпионов моя малышка. А ведь это я ее когда-то этому научил.

— Я не пойду! — взвизгнул Ласкан.

— Тогда возвращайся в Хрустальный лес и не лезь в нашу работу, если не способен воплотить собственную идею, слабак! — Дана почти кричала, и это подействовало.

Принц резко раскрыл рот, явно намереваясь ответить на оскорбление, но так и застыл, осознав всю глупость своего поведения. По движениям и мимике можно было отследить все стадии принятия решения — задумчивость, согласие, сомнение и принятие. На последнем феникс решил все же озвучить свои мыслезаключения.

— Хорошо, я сделаю это. Но как? — нашел маленькую надежду избежать страшной участи приманки феникс.

Вопрос имел смысл. Действительно, как? И вся троица глубоко задумалась, не подавая признаков активности в течении пятнадцати вар. Первой отмерла моя ученица.

— Я пойду с Ласканом на бал. Сделаем из него идеал невинного юноши и постараемся почаще мельтешить перед глазами советника. Он клюнет.

— Нет, Су. Рядом не должно быть женщины. Тем более, у нашего феникса на лбу крупными буквами написано «принц». Не пройдет. К гостям Альсакор не прикоснется. Нужен другой план.

— Но он не может один явиться во дворец. С какого перепугу, для него даже личности нет!

Банши была права. Протащить Ласкана одного на бал невозможно, а со мной к нему советник и на пушечный выстрел не подойдет.

Все снова надолго погрузились в пучину раздумий, изредка что-то бормоча себе под нос.

— Широ, на балах все также соревнуются самые лучшие дома терпимости? — внезапно прозвучал вопрос, выводя меня из задумчивости.

— Да. Госпожа Лига и госпожа Ринайя будут представлять лучшее из своих домов. Аукцион состоится после официальной части, когда останутся избранные, — пояснил я, стараясь понять, что задумала моя банши.

— Ты все еще дружишь с мамочкой? — спросила, как бы между прочим, а у самой глаза так и блестят.

Я вздрогнул. Откуда такие познания о моей личной жизни. Я был уверен, что эту часть моей биографии Су уж точно не знает. Как наивно с моей стороны.

— Мы общались не так давно, — осторожно поведал я.

— Отлично!

Су вскочила и начала расхаживать по комнате, попутно разъясняя свой план. Чем подробнее она высказывала свои мысли, тем больше бледнел Ласкан. Да уж, роль отведена ему весьма специфическая. Но сам план хорош. Настолько, что может сработать.

Следующие два дня мы готовились к операции. Я встретился с мадам Ринайей и заручился ее поддержкой, а Су обучала Ласкана нужным повадкам и движениям. Когда настал вечер бала, все было готово.


[1] Хейши — растение с плодами лилового цвета и алым соком. Очень редкое. Чаще всего встречается в горах. Из его сока делают вкуснейший напиток — хейшин, а так же более дешевый вариант — настойку на корнях хейши. А в свежем состоянии корень растения сильнейшее снотворное.



ГЛАВА 6: Непредвиденные последствия | Острый осколок | ГЛАВА 8: Пылающая слеза