home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Поиски потерявшихся студентов продолжались уже третью неделю. Все тревожились, ведь ни одного следа не было найдено, и лишь то, что я и матери потерянных чувствовали, что те живы, заставляло поисковую группу раз за пазом лететь к месту пропажи. Я не раз набивалась к поисковикам, но ни мольбы, ни угрозы не заставили тех взять меня, объясняя отказ тем, что лишь буду мешать и отвлекать драконов. Матери моих лиане были на стороне поисковиков, заявляя, что не хватало потерять ещё и меня.

На четвёртой неделе я не выдержала и сбежала, втихую преследуя группу поиска. Сложно было лететь, постоянно опасаясь быть обнаруженной, а ведь было важно не потерять из виду драконий клин. Особенно сложно приходилось, когда солнце встало высоко над горизонтом и мой бело-золотой окрас стал отражать солнечные лучи. Приходилось подниматься на запредельную высоту и выдерживать дополнительный холод и давление на крылья. Но ничто не могло отвлечь меня от цели, ведь я чувствовала, что только мне под силу найти драконов.

Синие горы поражали своим величием ещё на подлёте. Белые шапки вершин, плотным кольцом стоявших на пути, восхищали своим великолепием. И лишь пролетая над первыми уступами, я поняла, за что эти горы прозвали синими. Сам камень, ставший основой гор, был словно опутан паутиной сиих линий. Эти линии сплетались в камне в хаотичные узоры. Я ещё до своего побега вычитала в библиотеке, что этот синий минерал является очень полезным во врачевании и закалке оружия, но добыть его из породы очень сложно, потому как слишком сильно он впаян в породу. Многие пытались вести широкомасштабные разработки в добыче минерала, но это было сложно и затратно, и потому, такая добыча быстро сворачивалась. Лишь несколько специалистов из гномов с разрешения повелителя драконов не бросали добычу минерала, но запрашивали за свой труд баснословные суммы. Да, парадокс, такое огромное количество минерала, целые горы, практически на поверхности, а добыть его так вот сложно.

Я как-то сразу догадалась, куда летит поисковая группа. К тем самым добытчикам руды, ведь, кто лучше горняков-рудокопов знает Синие горы.

Переговоры с гномами был не долгим и драконий клин полетел дальше. Я, дождавшись, когда поисковики удалятся на приличное расстояние, спустилась к горнякам, приняв человеческую форму. Гномы настороженно взирали на ещё одного представителя драконьего племени. Лишь когда, увидели, что перед ними совсем ещё молоденькая драконица, заулыбались и даже пригласили к столу. У гномов мне понравилось, было весело, мне от простоты в общении и уморительных шуток, гномам от присутствия пусть и драконицы, но всё же женщины. То и дело они хитро поглаживали свои бороды и старались приосаниться.

Самый старший сразу понял цель моего визита, но, видимо, сказал мне то же, что и поисковикам. После обвала вместе с драконами пропало и несколько рудокопов, а потому и сами гномы искали своих соплеменников, уже даже не надеясь на удачу.

Я поинтересовалась, где именно случился обвал. Гном согласился показать это место, и спустя пару часов я в сопровождении отряда из пяти гномов шагала по горной тропе. Это было сложно, ведь прежде мне не приходилось двигаться в таких сложных и крайне опасных условиях. Спасибо проводникам, они каждый раз предупреждали о каждом предстоящем сложном участке, кое-где поддерживая, а кое-где и втаскивая на скальный уступ.

Почему я не летела следом, ведь так мне было бы легче? Мне, казалось, что именно пеший ход может дать мне увидеть то, что упустили из виду поисковики.

Два часа по горной тропе дались нелегко и мне, и гномам. Хорошо, что как дракон, я хорошо научилась лечить синяки и ссадины, ведь покрывали они нашу группы практически целиком. Солнце ещё было высоко, но было принято решение остановиться и продолжить путь лишь утром, когда все хорошенько отдохнут и выспятся. Я хоть и рвалась идти дальше, но посчитала решение правильным, ну, на что я сгожусь, если буду без сил.

Включившись в подготовку к ужину и сну, на время забылась, запрятав тоску по своим лиане подальше. Гномы, сидя за потрескивающим искрами костром, расспрашивали о моей жизни, делая это так ненавязчиво, что вскоре с удивлением я осознала, что выложила им всю свою историю. Узнав, что бросив всё, я отправилась на поиски своих лиане, гномы одобрительно загудели. Ведь не каждая гномка так поступит в отношении своего возлюбленного, пускаясь в сложный и опасный путь. Хотя, поругали меня и за беспечность, не дело, мол, было отправляться в путь, никого не предупредив. Да я и сама была согласна с этим, но если б я предупредила хоть кого, я бы сейчас не сидела в компании рудокопов.

Ночь вновь для меня стала беспокойной, как и все предыдущие. Снова тот же сон об абсолютной темноте и тоске. Но было и отличие, на этот раз мне показалось, что я расслышала голоса своих лиане, словно шёпот на краю сознания. Я пыталась идти на этот шёпот, с трудом, но мне это удалось. Казалось, что звук раздаётся в огромной пещере, потому как доносились голова словно эхом.

— Воды почти не осталось, — эхо голоса Мионеля.

— Съедобного мха тоже, — а это Румаэль.

— Господа драконы надо урезать рацион, — хм, а это ещё чей-то голос.

— Будем, надеяться, что ваши рудокопы нас всё же найдут…

— И мы при этом ещё будем дышать…

— Как там наша девочка, Мио?

— Как бы я хотел увидеть её в небе…

— Ну, что ж, отдохнули, господа гномы, пора браться за работу. Как вы думаете, долго ли нам ещё пробивать этот тоннель?

— Эх, если б наши могли нас услышать и начать пробиваться с той стороны, дело б пошло быстрее. А так ещё дней пять-шесть. Только вот хватит ли сил, от недоедания у всех уже руки трясутся. Да, порода Дикого кряжа не уступает по прочности синему камню.

Потом я слышала размеренные удары по камню и тяжёлое дыхание. А потом вдруг проснулась с быстро колотящимся сердцем.

Заря уже поднималась над горизонтом, и гномы начали просыпаться. За завтраком я всё вспоминала свой необычный сон, и как-то так само собой получилось, что я вдруг выпалила:

— А здесь есть Дикий кряж?

— Да есть, куда ж он денется. А почему он тебя заинтересовал?

И я пересказала свой сон вдруг притихшим гномам. По мере окончания рассказа безумная надежда зажглась в их глазах. Быстро пошептавшись, проводники куда-то отправили одного из своих, самого молодого и шустрого, как я успела заметить. А мы изменили направление своего маршрута, забирая влево от первоначального пути. Шли недолго, буквально с час-полтора.

— А вот и Дикий кряж, девочка, — выдохнул старший группы. — Благодари богов, что послали тебе вещий сон. Скоро вызволим твоих крылатых.

— Как вещий? — удивилась я.

— А ты знала раньше о Диком кряже? Может, когда название такое слышала? — хитро поинтересовался гном.

Я от безумной надежды замерла на миг. А ведь и, правда, о Диком кряже ни сном, ни духом.

Гномы деловито стали доставать кирки. А я-то всё думала, зачем они тащили их с собой всю дорогу. Вскоре в работу включились все, даже я. Сначала гномы откалывали по небольшому пласту породы, а дальше подключалась я, находя при помощи драконьего чутья самую лёгкую для раскола породу и била её направленной силовой молнией. Работа спорилась, и к вечеру мы вошли вглубь горы на приличное расстояние.

За два часа до заката к нам подошла помощь, вызванная ушедшим ещё утром посыльным. Даже несмотря на наступление сумерек работы не прекращались, падая от усталости, мы сменяли друг друга, отрываясь лишь на получасовой сон и перекус. Все понимали, что от того насколько быстро мы сможем пробиться к погребённым в завале, зависит их жизнь.

Распахнув сонные глазки, испуганно встрепенулась. Когда это я успела свалиться от усталости, даже не заметив этого. Ведь использовав все магические силы, я наравне с гномами махала киркой, не замечая содранных в кровь мозолей. А ведь кто-то даже укрыл меня, оберегая от ночного холода. Подхватившись, быстро подошла к горящему костру, где на очередную передышку подошла группа гномов. Молча взяла протянутую кружку с целебным напитком и краюху хлеба. Пищу мы тоже старались приберечь для запертых внутри горы.

Проверив, восстановились ли магические силы, сменила вместе с отдохнувшими валившихся от слабости рудокопов. Пол дня пролетело незаметно, вот, казалось бы, солнышко только-только взошло, а уж висит высоко над горизонтом. Грязная, вся в пыли от породной крошки, я продолжала вгрызаться магией вглубь горы. Когда маг-силы сошли на нет, опять взялась за кирку. Войдя в ритм работы, отупев от усталости, даже не заметила, как кирка провалилась в пустоту. Поняла что что-то не так, лишь когда острый край рабочего инструмента за что-то зацепился. Потянув ручку на себя, нахмурилась и сильнее потянула, но было ощущение, что что-то тянет кирку на себя с той стороны.

Неожиданно монолит породы пошёл трещинами, и мы едва успели отскочить, от начавшей разваливаться породы.

Когда пыльная крошка улеглась, моё сердце пропустило удар. На меня с диким удивлением и безумным счастьем взирали уставшие, грязные, все в лохмотьях и ссадинах, но главное живые и невредимые, мои любимые лиане.

И я буквально полетела к ним навстречу, перепрыгивая через острые края обвалившегося камня. Мои драконы колыхнулись мне навстречу, но их ноги подогнулись от слабости, заставив ребят упасть на колени. Подбежав, я упала рядом и прижалась к любимым крепко-крепко. Сквозь учащённое дыхание себя и моих лиане, заливаясь слезами облегчения и счастья, услышала радостные возгласы гномов, увидевших своих невредимых братьев.

— Маленькая, как ты здесь оказалась? — прошептал Румаэль, уткнувшись мне в маковку.

— Как вы нас нашли, цветочек?

— Всё потом. — отмахнулась я. — Сначала вы нормально поедите и отдохнёте, а потом и поговорим.

Мы с трудом поднялись и отправились на выход, все трое шатаясь от усталости, но при этом стараясь не выпускать хотя бы руку друг друга.

Никогда не чувствовала себя настолько счастливой, как сейчас, чумазая, в одежде полной дыр, полуголодная, с трясущимися от усталости руками, но зато рядом с теми, кто был мне безмерно дорог.

Набив, до сытого икания, животы, все повалились спать. Гномам необходимы были силы для обратной дороги к своим, а нам, чтобы долететь до дома. Я заснула мгновенно, едва устроила голову на жёсткой подстилке, ребята повалились рядом, заключая в объятья. Вот что-что, а замёрзнуть этой ночью я не смогу при всём желании. Не смотря на крепость сна, я очень часто просыпалась, боясь, что мне лишь приснилось, что драконы нашлись. Но убедившись, что и Румаэль, и Мионель всё так же прижимаются ко мне, вновь засыпала.

Гномы попрощались, едва взошло солнце, и отправились вверх по тропе. Мы решили ещё немного подремать. Ага, дрыхли аж до обеда. Первым подхватился белобрысый дракон, один из четвёрки наших потеряшек. Мне вдруг стало интересно, а кто ещё кроме родителей ждёт его, ну и того второго, что так отчаянно зевает. Так, а куда это мои голубчики потопали? Хм, ах, да, мне б тоже не помешало уединиться. А где для этого лучшее место? Конечно, в вырубленном нами тоннельчике. Едва успев сделать свои дела, услышала обеспокоенные голоса своих лиане, отчаянно звавших меня. И куда я без них денусь? Пошла успокаивать ребят.

Едва вышла из арки туннельчика на свет, как на меня налетел ураган из двух неадекватных драконов.

— Илли, ты, что с ума сошла? Неужели не чувствуешь, что гора снова нестабильна? А вдруг бы новый обвал, и тебя завалило? — начал выговаривать Румаэль, оттаскивая меня от тоннеля.

— Да я только… — начала было оправдываться, только, кто мне дал?!

— Цветочек, ну, где твои инстинкты? — посетовал Мионель.

Ну, спят мои инстинкты, или вернее все они сосредоточены сейчас на двух симпатичных дракончиках, которые слишком долго заставляли меня за них волноваться.

— Ну, мне в кустики надо было? — чуть покраснев, наконец-то объяснила я.

— А где ты в пещере кустики увидела? — ехидно поинтересовался Румаэль.

— Нет, ну, вы же поняли о чём я? — спросила, ещё больше покраснев.

— Илли, попросила бы нас, мы б нашли тебе уединённое местечко.

— А вас не было, а мне очень было надо, — надулась я.

— Ладно, цветочек, пойдём, пожуём, что осталось, и в дорогу.


* * * | Ты моя сила | * * *