home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Чувствуя себя не столько оскорбленной и униженной, сколько разочарованной и обманутой, в свои покои я зашла очень задумчивой. Так же задумчиво села на кровать и небрежно бросила рядом листок с пером. Я не очень много ожидала от Эдмунда, после того как решила, что мы друг другу совсем не пара, но уж точно не этого. Или этого…

Что-то я запуталась. А может, я все-таки схожу с ума и теперь даже не понимаю, чего хочу и чего ожидать от окружающих? Вряд ли кем-то из местных ученых проведены исследования в сфере влияния призрачного состояния на разум, так что предположение не лишено смысла. Вот в исторических романах очень часто пишут о безумных призраках… Эдмунд тоже поначалу был классически безумным. Сейчас, конечно, очень удачно косит под вменяемого, но в том-то и дело, что наверняка лишь косит.

И я… Неужели и я начинаю сходить с ума? Вот чего не хотелось бы! У кого бы спросить?

– Эй… – тихо позвал меня кто-то, находящийся в районе потолочного светильника. – Эй, Катерина! Пс!

– Кто здесь?

Первым делом я бросила торопливый взгляд на стол, где из-под простынки одиноко выпирал змеевик, но там все находилось на своих местах, и я начала шарить взглядом по комнате.

– Я здесь, – прозвучало снова тихо, затем сверху прямо на листок плавно опустилась снежинка и чинно представилась: – Лизабель.

Мне это ни о чем не сказало, и я скептично приподняла брови, предлагая продолжить.

– Я одна из рода, – терпеливо пояснила снежинка.

А вот это уже интереснее! Но все равно ничего не понятно!

– А почему такая маленькая?

– Потому что дух и одна из рода, – уже с раздражением повторила незваная гостья. – Я одна из мертвых женщин рода Оверъяр. После смерти наши тела помещают в родовой склеп, а наши магические силы впитывает в себя замок и таким образом хранит живых. Нам же остается лишь дух в виде сияющей частицы, которую ты сейчас и видишь.

Вот так перспективы! Совершенно неприглядные, я вам скажу! Ладно еще у меня тело есть. Пока. А у них даже его нет!

– А остальные где?

– Занимаются другими делами, – почему-то немного нервно ответила одна из рода. – Я что пришла-то… У нас тут возникли некоторые разногласия. Некоторым из нас кажется, что род принял неверное решение и тебя зря сделали невестой.

– Согласна! – Я даже подскочила от переизбытка эмоций. – Мое мнение кого-нибудь интересует?

– Очень! – воодушевилась Лизабель. – То есть ты совершенно не любишь Эдмунда?

И столько радости было в ее вопросе, что я мигом насторожилась. К голосу интуиции я прислушивалась редко, но сейчас сделала исключение. Ох неспроста она именно сейчас ко мне прилетела…

Не собираясь торопиться с признаниями, я степенно села и чинно кивнула.

– Верно. Не люблю. Но мне импонирует Константин…

– Этот самовлюбленный мальчишка? – с нескрываемым презрением удивилась гостья. – И что ты в нем нашла?

– Ну-у-у… – Я театрально закусила губу и мечтательно уставилась в потолок. – Харизму, например. Властность. Он так забавно рычит, когда злится… Невероятный темперамент!

– Эдмунд рычит громче! – обиженно воскликнула Лизабель. – И харизматичности в нем не в пример больше!

– То есть все-таки рекомендуете присмотреться к нему? – провокационно ухмыльнулась я.

– Нет! Даже не думай! – и резко осеклась, словно сказала лишнее. Помолчала, но затем явно не выдержала и высокомерно заявила: – Я считаю, ты ему не пара. Никому из Оверъяров не пара. Простолюдинка и выскочка. Хамка без какого-либо знания манер.

– А вы, значит, в манерах спец… – тихо проговорила я, мысленно прикидывая, как же поскорее выведать у странной гостьи истинную причину беседы.

А то ведь мне еще сочинение писать.

– Между прочим, да! – вспылила Лизабель. – Уж я-то точно никогда бы не позволила себе щеголять перед будущим супругом в полупрозрачных рубахах и халатах! Всю ночь пить с другим, а наутро заявлять немыслимое! Что он вообще в тебе нашел?!

Ба-а-а! Да это ревность в чистом виде! Стоп. Мадам из рода. Часом, не жена ли почившая? А что? Имя в принципе подходит… Если не путаю, его бывшую как раз звали Лизой.

Не собираясь говорить о своих догадках вслух, я лишь иронично фыркнула и нахально предположила:

– Может, свой идеал?

– Ты? Идеал?! – Снежинку явно перекосило от возмущения. – Да таких идеальных в иные миры высылать надо без права на реинкарнацию! У Эдмунда явно испортился вкус, раз он вообще посмотрел в твою сторону. Да если бы я была старшей рода, я бы никогда не допустила подобного! А сейчас расхлебывай, следи за вами!

Ты говори, говори…

Снежинка еще немного повозмущалась, а затем грубо обратилась ко мне:

– У меня к тебе деловое предложение.

– Продолжай, я вся внимание.

– Ты прекращаешь доводить Эдмунда, не даешь ему пустых надежд на ваше совместное будущее, а я помогаю тебе избежать брака и кары рода.

– Каким образом?

Я ни на грош не верила Лизабель, которая явно преследовала какие-то свои цели, но узнать было интересно.

– Я одна из рода, – высокомерно выдала снежинка. – И могу воспользоваться частью его силы, чтобы снять с тебя метку и отправить в твой мир.

– Где я благополучно уйду на перерождение? – расхохоталась я в ответ на подобное «щедрое» предложение и категорично заявила: – Нет, благодарствую. Мне нравится жить, пускай даже и призраком. А замуж… Ну, подумаешь, замуж. Все туда ходят. Я там, кстати, не была, так что, пожалуй, тоже схожу. На этом все или будут еще деловые предложения?

– Ты не знаешь, от чего отказываешься! – разъярилась снежинка. – Соглашайся сейчас же или пожалеешь!

– Уже жалею, что потратила на тебя бесценное время, отмеренное на написание сочинения, – максимально холодно отчеканила я, поняв, что конструктивного диалога более не предвидится и все, что мне хотели предложить, уже озвучено. – Прошу более не отвлекать. Или мне пожаловаться роду?

– Мерзавка… – гневно прошипела Лизабель, яростно сверкнула и пропала.

А у меня появилось еще несколько вопросов к Оверъярам…

Но это потом, как выдастся подходящий момент, а сейчас мне необходимо вернуться к текущим делам. То есть к написанию сочинения на тему «Мой идеальный мужчина». Каким вообще может быть идеал?

Я вновь взяла в руки листок с пером, но, прежде чем они соприкоснулись, хорошенько подумала. Солгать не получится, да и в принципе незачем. Я не собираюсь писать фантастический рассказ о том, что мужчина обязан быть мужчиной с большой буквы. Главное, чтобы был суровым, но добрым, властным, но ласковым, решительным, но не единогласно. В общем, не слюнтяем, не кретином и не извращенцем.

Так и напишу!

Хихикнув, я торопливо застрочила, не выбирая выражений. Времени оставалось не так много, но все равно к назначенному часу, когда перо предупреждающе замерцало, прежде чем пропасть, я успела высказать все свои предпочтения. От души! Естественно, без имен, без описаний внешности и телосложения, материального положения и прочего. Смысл? Если это действительно мужчина, а не его жалкое подобие, то не важно, как его зовут, какого цвета его глаза и волосы. Намного важнее его внутренний стержень, моральные принципы, воспитание и отношение.

А вот с этим у Оверъяров проблемы, и немалые, причем у всех троих. Не спорю, Эдмунд на фоне восемнадцатого лорда почти идеал, но в том-то и дело, что «почти».

Я, правда, тоже далеко не идеальна, и это факт.

Так, снова не о том.

Я задумчиво проследила, как пропало перо, тем самым давая понять, что время вышло, затем аккуратно взяла лист с сочинением, поправила перед зеркалом волосы, распахнула дверь, чтобы отнести задание лордам… И немного испуганно отшатнулась назад.

За дверью стоял задумчивый Эдмунд.

– Ты меня напугал, – не стала я скрывать очевидного. – Ты что-то хотел?

– Да. – Лорд с едва уловимой досадой поморщился. – Хотел извиниться. Ты права, я не подумал о том, как это будет выглядеть.

– Что именно?

– Моя настойчивость в соблюдении традиций и протокола. – Эдмунд говорил напряженно, при этом почему-то не сводя взгляда с листка в моих руках. – И поэтому я…

– Ты? – подтолкнула я призрака, когда он замялся.

– Я зашел попросить прощения, – вновь повторился Эдмунд и снова покосился на лист. – Ты что-то написала?

– Написала. – Мой взгляд тоже скользнул на сочинение, и губы тронула улыбка. Не самая милая и добрая, так как выражений я не выбирала. – Как ты и хотел, я очень старалась. Не уверена, правда, что тебе понравится…

– Тогда поступим проще.

Из моих рук ловко выдернули листок и… в одну секунду разорвали его на множество крохотных кусочков.

– Что ты… Зачем?! – потрясенно выдохнула я, когда лорд цинично подбросил самодельное конфетти в воздух. – Что ты наделал?! Я для кого старалась?

Встретилась взглядом с лордом, в чьих глазах вновь мелькали угрожающие алые всполохи, хотя лицо оставалось холодно-безучастным, я сначала задохнулась от возмущения, а затем гневно наставила на самодура палец и выпалила:

– По какому праву ты уничтожил моего идеального мужчину? Эдмунд, отвечай! Я так старалась! Писала! Ты, бездушный мертвый ящер! Зачем ты вообще все это делаешь? И почему я?

Я всхлипнула от обиды, опустилась на пол, чтобы хоть попытаться собрать крохотные кусочки воедино, но тщетно – их подхватил взявшийся из ниоткуда невероятно сильный ветер, закружил в вихре и унес прочь, оставив меня растерянно сидеть на полу.

– Я не бездушен, – зло отчеканил лорд и, схватив меня за плечо, рывком поднял наверх. Полыхнул дымом в лицо и зло прорычал вновь: – Я стараюсь вести себя должным образом, но ты не ценишь! За этот день я извинился уже дважды, но ты словно этого не слышишь! Может, я и не идеален в твоем понимании, но я таков, каков есть, и это – неизменный факт.

– Неизменный? – Страха во мне не было, как и почтения. Я насмешливо фыркнула и язвительно уточнила: – А каков ты, Эдмунд? Эгоистичный темный лорд? Самовлюбленный самодур? Так я вижу! И скажу тебе – это не мой вариант. Два часа назад я что-то слышала о цветах и подарках, ухаживании и терпении. Где они? Я вижу лишь наглеца, который противоречит сам себе! Ты сам-то осознаешь, насколько непоследователен? Я не одна из ваших пищащих от восторга темных леди, которой достаточно лишь сказать: «Ты, к ноге», – и она уже там. Я другая, Эд! Мой мир, мой характер и мои мечты не такие, как у вас! И пока ты это не поймешь не только на словах, но и на деле, нам не о чем разговаривать. А теперь выключи дымоход и отпусти мою руку.

Мою гневную речь выслушали с каменным, точнее, с чешуйчатым лицом. Медленно, очень медленно отпустили руку, сделали шаг назад, глухо прорычали что-то явно нецензурное и пропали в ярчайшей огненной вспышке.

Да-а-а… Кажется, довела.

Но не я первая начала!

Кстати, что теперь? Я прошла во второй тур или нет? Мне пора паковать свои призрачные чемоданы или я как самая удачливая остаюсь вне конкурса и традиций?

Я задумчиво прикусила губу, поискала взглядом хоть один клочок сочинения, но каменный пол площадки был девственно чист, и на мой мысленный вопрос никто не ответил. Перевела взор на запястье, где темнела татуировка, и решила, что раз она на месте, то ничего не отменяется. Жаль. Было бы забавно, если бы из-за глупой выходки Эдмунда меня исключили из списка участниц.

Хотя какая разница? Пусть лорд и дальше дурью мается, раз пребывание в урне настолько разжижило его мозги, что он уже не отдает себе отчета в действиях и желаниях, а мне есть чем заняться. А то вдруг и я тоже совсем скоро стану точно такой же взбалмошной сумасбродкой? Нет-нет, сначала дело!

Губы вновь расплылись в предвкушающей ухмылке, я скользнула обратно в покои, тщательно заперлась и подплыла к столу с наполовину собранным агрегатом. Где тут у нас нужная колбочка с горелкой? Вот они, мои родимые! А ну-ка идите ко мне, пора поработать!

Уж не знаю, кого благодарить – судьбу, удачу или везение, но следующие сутки меня никто не отвлекал. Никто не стучал, не звал, под дверями не караулил, когда я вылетала пару раз в лабораторию за недостающими ингредиентами, и в целом не мешал эксперименту. Где-то вдали слышались звуки, оповещающие о том, что кто-то уезжает или скандалит, но меня они не волновали.

У меня все варилось, шкварчало, дымило, вступало в реакцию, выпадало в осадок! Словом, я продвигалась к конечной цели!

Судя по зеленоватому отливу вместо желтого, что-то шло не так, но я не собиралась останавливаться на половине пути. Подумаешь, зеленый! Ну, станет он не цыпленком, а жабой. Пф! Одинаково приятно. Мне.

Хихикнув, я ойкнула, когда жидкость забурлила слишком яростно, и торопливо убавила огонь. Перегревать ни в коем случае нельзя, иначе все испорчу. Время потихоньку близилось к полудню, а я никак не могла нарадоваться тому, что мертва, мне не требуется времени на сон и просто отдых, и я могу экспериментировать без устали.

Та-а-ак… Кажется, достаточно.

На всякий случай сверилась с брошюркой, удостоверилась, что все правильно, и сняла колбу с огня. Теперь пусть остынет, и уже тогда отправлюсь на поиски своего экспериментального оппонента.

Пока ждала, решила немного прибраться, так как за эти сутки я успела навести на столе полнейший беспорядок, что в нашем деле было не просто опасно, а реально смерти подобно. Порошки сюда, реактивы туда…

Вежливый стук в дверь, раздавшийся абсолютно неожиданно, насторожил, а просьба, прозвучавшая до ужаса знакомым голосом пятнадцатого лорда, заставила мысленно ругнуться.

– Катюша, это я, Эдмунд. Открой, пожалуйста.

И вновь простыня прикрыла то, что я еще не успела убрать, а я недовольно подошла к двери. Изображать отсутствие глупо, как и игнорировать темного лорда. Он же все-таки лорд… Пусть и сошедший с ума.

Открыла. Констатировала, что мои подозрения верны и Эдмунд не один, а с цветами и презентом. На этот раз лорд держал просто огромный букет роз, едва вмещающийся в руки, а на полу стоял кованый сундучок, украшенный золотом и драгоценными камнями.

Я вздохнула, постаравшись сделать это незаметно, натянула на лицо улыбку и замерла, ожидая ответного хода.

– Я прошу прощения…

Где-то я это уже слышала.

– Я бываю иногда весьма несдержан, но это не из-за эгоизма или глупости, просто…

Я милостиво кивнула, предлагая не останавливаться и продолжать.

– Чем у тебя пахнет?! – вдруг настороженно принюхался лорд и, бесцеремонно отодвинув меня в сторону букетом, а заодно и вручив цветы мне, торопливо вошел в комнату. – Катерина?!

А вот это уже зря!

– Не трогай! – завопила я, как только поняла, что Эдмунд идет прямо к колбе, остывающей на подоконнике.

– Что это? – с подозрением поинтересовался лорд, но остановился, так что я выдохнула.

– К презентации своего хобби готовлюсь, – не знаю, насколько невинно это прозвучало, но я старалась. – Я ведь правильно понимаю, что продолжаю участвовать в отборе?

И, обойдя хмурого Эдмунда бочком, встала между ним и окном.

– Да, но… Совсем не обязательно так утруждаться, – немного растерялся призрак, переключивший внимание на не слишком качественно прикрытый простыней стол. – Где ты это все взяла?

– В лаборатории. – Я с вызовом вздернула подбородок, обозначая твердость своей позиции. – И пока не завершу задуманное – не отдам. И даже не думай, что на этот раз позволю тебе все испортить!

На это заявление лорд поморщился, а затем немного натянуто проговорил:

– Я понимаю, ты воспитывалась в ином мире, и наши порядки тебе во многом не по нраву, но смею просить об осторожности. Даже для призраков опасны некоторые реактивы и необдуманные эксперименты. Я верно понимаю, что ты не новичок в алхимии?

Я задумчиво кивнула, с подозрением глядя на лорда, но тот не злился. Скорее, был слегка обеспокоен.

– И это запах иллюзорной мандрагоры, смешанной с порошком из пера василиска?

Я снова кивнула, но напряглась.

– Только вот цвет… – Эдмунд чуть вытянул шею, чтобы увидеть колбу, и с осуждением констатировал: – Не желтый. Что это?

– Мой ответ твоему внуку, – честно призналась я.

– И кем ему суждено стать? – вдруг весело усмехнулся лорд, впервые за эти сутки вернувшись в доброе расположение духа и вновь став душкой-шалопаем Эдом.

– Это мы узнаем очень скоро, – ответила я тем же воодушевленным тоном. – Но раз на этом все, то не мог бы ты оставить меня одну? Я еще не закончила.

– Я могу помочь, – неожиданно предложил Эдмунд. – Знаешь, замок дорог мне как память, и не хотелось бы стать свидетелем его преждевременного разрушения.

Мило. Нет, правда!

Но не по плану!

– Не очень приятно услышать, что ты в меня не веришь, но я постараюсь не обижаться, – проворковала я, настойчиво указывая лорду на дверь. – И тебе наверняка не понаслышке известно, что некоторые эксперименты требуют индивидуального подхода, так что…

– Катюша? – Эдмунд недоверчиво приподнял брови.

– Эдмунд? – ответила я тем же тоном.

– Я ведь извинился… – недовольно понизил тон лорд.

– А я приняла твои извинения, – максимально ровно вторила ему я, начиная подозревать, что сейчас все повторится вновь. – Но одно не следует из другого. Я прошу оставить меня одну, разве это сложно?

– Я беспокоюсь за твою безопасность. – Эдмунд попытался воззвать к моему чувству самосохранения, хотя я увидела в этом банальное желание просто настоять на своем.

В самом-то деле! Уже сутки прошли, а я все жива! Не показатель ли?

– Не стоит. – Моя ответная улыбка была откровенно фальшивой и нервной. – Моей безопасности абсолютно ничего не угрожает.

– Не уверен… – тихо пробормотал лорд, при этом глядя не на меня, а на подоконник. Затем резко рванул ко мне, отпихивая в сторону, и закричал не своим голосом: – Катя, берегись!

И тут оно бабахнуло…

Так бабахнуло, что мы оба пролетели сквозь внешнюю стену, и, если бы не фантастическая реакция Эдмунда, быть мне размазанной по ближайшей скале. Но нет, лорд извернулся, перехватил в воздухе меня, при этом сдавленно ругаясь сквозь стиснутые зубы, и плавно приземлился на один из крупных валунов внутреннего дворика. Затем глянул наверх, ругнулся снова и отскочил назад еще метров на пять. И все это – со мной на руках.

Туда, где мы только что находились, смачно шмякнулось что-то… Что-то мягкое по звуку.

Я вывернулась, хотя это оказалось непросто – меня прижали к себе весьма крепко, и тихонько охнула.

Башни больше не существовало. На ее месте клубилось нечто невообразимое. Словно живое, оно пузырилось, раскидывало во все стороны свои каменные щупальца, подтягивало ближе захваченные валуны и, кажется, их пожирало.

– Вот об этом я и говорил, – недовольно проворчал лорд, покрываясь чешуей и отпрыгивая еще дальше, когда одно из щупалец потянулось к нам. – Что это?

– Не знаю, – испуганно призналась я. – Я такого не планировала! Правда!

– Все строго по рецепту? – напряженно уточнил Эдмунд, не сводя взгляда с каменной химеры, которая потихоньку обретала различимые формы.

По крайней мере, уже можно было рассмотреть голову и огромный щербатый рот.

– Не совсем… – пробормотала я сконфуженно, радуясь, что призраки не краснеют. Кажется.

– Подробности. Быстро!

– Я не нашла камень полуночи и не влила толику магии, как требовал рецепт, ведь я не маг. Но я заменила их камнем сумерек и добавила порошка. Розового такого… Название у него еще…

– Цусими? – со стоном подсказал лорд, и я радостно щелкнула пальцами.

– Точно! Цусими. На нем как раз было написано, что это заменитель магической составляющей.

– Цусими нельзя мешать с мандрагорой! – рявкнул Эдмунд и снова отпрыгнул в сторону, уворачиваясь от прожорливого щупальца. – Они магически несовместимы!

– До этого раздела я не дошла, – только и сумела пискнуть я в свое оправдание, когда меня весьма небрежно перекинули на руки к подбежавшему Константину.

– Что происходит?

– Эксперимент, – прошептала я подавленно, понимая, что напортачила всерьез. – Моя, так сказать, презентация ко второму этапу.

– Каменный живоглот?

Я не совсем поняла, возмущенным или потрясенным был тон семнадцатого повелителя, глядящего в спину своему деду, отправившемуся унимать разошедшийся эксперимент, но спустя секунду Константин вновь уставился на меня. И потребовал объяснений:

– Кто его сделал?

– Я, – честно призналась я, заодно аккуратно слезла с рук лорда и отступила на пару шагов назад.

На всякий случай!

– Как? – откровенно удивился он. – Секрет их создания утерян пятьсот лет назад!

Я торопливо глянула на монстра, чьи размеры уже превзошли размеры разрушенной башни, и отступила еще на шаг. Каменное чудище, на чьей голове одна за другой распускались розы, а на шкуре поблескивали золотые украшения, доверия не внушало. Особенно учитывая то, что всеми своими щупальцами оно пыталось поймать, а может, просто расплющить Эдмунда.

– Ну… Вот такая я умная, – сказала я глупость и удостоилась пронзительного взгляда лорда.

– Тогда сумничай еще и заставь себя слушаться, пока он не уничтожил мой замок, – резко приказал Константин и попытался схватить за руку.

К счастью, ему это не удалось – моя призрачность не позволила.

– Катерина, – неожиданно мягко повторил повелитель, не переставая одним глазом косить на монстра, – это не шутки. Если живоглота не подчинить сейчас же, он тут камня на камне не оставит. Секрет их создания не просто утерян, а уничтожен намеренно, потому что твари практически неуязвимы и питаются тем, из чего созданы!

Ага… А наш живоглотик создан из камня. И питается камнем.

И замок тут из камня…

Упс!

– А много он ест? – полюбопытствовала я, тоже переключая внимание на противостояние призрака и монстра.

– Постоянно, – стиснул зубы Константин, когда щупальце протаранило стену одной из хозяйственных построек и оставило в ней зияющую дыру.

– А почему именно я должна это подчинять?

– А кто его создал? – возмутился лорд.

– Ну я, – ответила я хмуро, внутренне признавая, что в целом он прав и я обязана отвечать за свой промах.

Но если бы я только знала как?!

Я еще несколько минут помедлила, глядя на бесплодные попытки Эдмунда сделать хоть что-то, а затем решительно шагнула к окончательно сформировавшемуся живоглоту – этакому каменному осьминогу с огромными глазами и клыкастым ртом и громко закричала:

– Эй, обжора! А ну слушай сюда! Это я, твой создатель!

Плюх… Щупальце хлопнуло там, где я только что стояла.

– А ну возьми себя в руки! Что за манеры?! Ты тварь дрожащая или создание магическое?! – возмутилась я, удачно перепрыгнув на само щупальце. – Не сметь конечность на леди поднимать!

– Катерина! Ты что творишь?! – закричал Эд и рванул ко мне, но его перехватило щупальце и метким ударом отправило в ближайшую скалу.

А вот это нехорошо! Он ведь призрак! А живоглот его смог ударить!

Надо поаккуратнее…

– Молодец, – спокойно похвалила я живоглота, который после расправы над пятнадцатым лордом заинтересованно уставился на меня. – А теперь поговорим. Меня зовут Катерина. А тебя?

Монстр озадаченно сморгнул, и из его бездонной глотки вырвался недоуменный рык.

– Да, тебя. Очень красивая прическа, кстати. – Я все говорила, осыпая живоглота комплиментами о мощном телосложении и тюнинге из золотых украшений, которые наверняка были в том сундуке, и потихоньку приближалась к туше, шагая прямо по щупальцу.

Что делать дальше, я пока не представляла, но искренне надеялась, что разберусь по ходу дела.

– Но если у тебя нет имени, то, может, я смогу тебе помочь его выбрать?

Монстр взволнованно заколыхался, что я восприняла как одобрение, принявшись неторопливо называть звериные клички. Начала с банальных Тузиков и Рыжиков, но живоглот отрицательно качал головой и недовольно перебирал щупальцами.

Наверное, со стороны мы смотрелись футуристично…

На Бобика живоглот, кажется, обиделся, возмущенно затряс головой, и рядом осыпалось несколько розовых лепестков. Хм…

– Может, Роза? – не очень уверенно предположила я.

Судя по тому, что чудовище задумчиво замерло, его это заинтересовало. Я же, воодушевившись, начала перебирать дальше.

– Роз? Розан? Розалий?

Живоглот протестующее фыркнул, и меня осыпало буквально градом из лепестков.

– Розун? Розэт? Розанчик?

Возмущенный писк монстра был сродни воплю тысячи ворон. Да что не так-то?

– Тогда, может, все-таки Роза? – устало переспросила я у привереды. Живоглот тихо фыркнул, но вновь не одобрил и, словно на что-то намекая, уронил на меня целый бутон. – Так кто? Ну… Роза. Розочка…

– Уи-и-и! – заголосило чудовище, едва не оглушив, и зачмокало своими каменными губами. – Чка-а-а!

Господи… Так и помереть заново недолго!

Стоп.

– Так ты… дама?

– Чка-а-а, – согласилось со мной чудище и жеманно заморгало ресничками-розами.

Тьфу ты!

Ну хоть с именем определились.

– Костя… – тихо позвала я лорда, пока семиметровый каменный осьминог по имени Розочка приглаживала свои шипастые космы, заколосившиеся пуще прежнего. – А что дальше?

– Объясни ей правила, – так же тихо посоветовал мне лорд, при этом не торопясь подходить ближе. – Пусть питается только в горах и не больше, чем центнер в сутки. Замок и пристройки не есть. Никого из гостей не трогать и уж тем более не бить и не убивать. Ну и так далее.

Эдмунда до сих пор видно не было, так что пришлось верить на слово Константину.

– Розочка, – вложив в голос всю свою душевность, обратилась я к красотке, – ты невероятно мила и очаровательна, но у меня к тебе серьезный разговор. Как насчет немного прогуляться в горы?


Глава 8 | Попаданка. Если вас убили | Глава 10