home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Поиски урн заняли практически всю ночь. Лишь под утро, когда я, злясь на весь мир и Константина в частности, уже была готова признать свое поражение, мне улыбнулась удача. Нижний уровень, хранящий в себе не только секреты лабораторных опытов семейства Оверъяр, оказался богат еще и на тайники, щедро оснащенные ловушками всех мастей. В одном из них я и обнаружила стройный ряд ваз с крышечками.

Продолжительные поиски вымотали, так что прежде чем приступить к немыслимому в этих краях вандализму, я устало присела прямо на пол. На дорожку, так сказать. Блаженная улыбка самоубийцы легла на мои губы, в голове было девственно пусто, совесть – кристально чиста, а намерения – как никогда четкими и категоричными.

Варварству быть!

Ну вот, на дорожку отсижено, последние крохи сомнений задавлены, и моя слегка подрагивающая от нервного напряжения рука тянется к ближайшей вазе…

– Не делай этого!

А вот и первый зритель.

– Чего не делать? – В последнее время у меня очень хорошо получалось разыгрывать невинную блондинистость, вот и сейчас я лишь саркастично усмехнулась, но не замедлила движение руки ни на секунду, и первая урна встретилась с каменным полом тайника. – Вот это? Ой… Какая я неловкая!

– Род не простит тебе этого! – со странной обреченностью завопила Лизабель, когда я потянулась ко второй вазе.

– А я не прощу этого роду, – зло отрезала я, и вторую урну постигла участь первой. – Кажется, кое-кто возомнил себя слишком могущественным и непогрешимым. Так я развею это заблуждение! И не только я.

– Ты не понимаешь, какую ошибку совершаешь! – Снежинка спикировала на меня, явно пытаясь помешать, но я без труда уклонилась от той, кто, по заверениям Константина, уже не являлся цельной личностью, отдав часть своих сил и души в общий котел рода.

Я этот путь повторять не планировала.

– Попытка манипулировать мной – вот это ошибка! А желание быть свободной от навязанных исподтишка обязательств – это естественно!

Третья ваза присоединилась к предыдущим, и по полу уже начал клубиться прах тех, кто был в них запечатан, поэтому я поторопилась завершить свою подрывную деятельность, чтобы ни один лорд из свежеразбуженных призраков не смог мне помешать.

Две секунды на каждую урну, полный игнор истерящей Лизабель – и вот у моих ног – осколки пятнадцати ваз, а вокруг меня – пятнадцать вихрей различной степени возмущения и негодования, постепенно формирующихся в призрачных ящеров.

Дожидаться, пока меня начнут отчитывать за беспредел уже лорды рода Оверъяр, не стала. Шагнула назад, чтобы не мешать воплощаться, и погромче заявила:

– Всем привет! Прошу чувствовать себя как дома! Разрешается шалить, наказывать не оправдавших надежды потомков, а также приструнять своих жен, зашедших слишком далеко. Не благодарите!

И пока меня не прибили излишне «благодарные» лорды, рванула наверх, чтобы выполнить данное еще вчера обещание: навестить свою милую Розочку. Надеюсь, когда вернусь, обо мне вспомнят в последнюю очередь.

Бежала я очень быстро. Практически летела. Но все равно не успела удалиться в горы настолько далеко, чтобы не услышать мощный вопль разъяренного Константина, сотрясший скалы.

– Катер-р-рина! Убью!

Как старо и знакомо. Тихонько хмыкнула себе под нос и продолжила путь на север. Может, и правда убьет. Может, ему в этом даже род поможет. Зато с моей души свалился груз нелегкого выбора, и теперь на ней светло и легко.

Потому что выбирать я не собираюсь!

Сделала я его уже, свой выбор. И он – в пользу свободы.

И сразу воздух показался ароматнее и горы – красивее… Решено, останусь на ночь с Розочкой. Потреплемся с живоглотышем по душам, полюбуемся звездами, оставим в качестве последнего прощального жеста роду Оверъяр какую-нибудь наскальную живопись в стиле «здесь был Вася», помечтаем о том, кем я стану, когда моя душа возродится в новом теле…

Забавно. Кажется, я все-таки сошла с ума или что-то в моей призрачной голове неслабо щелкнуло, потому что мысли о скорейшей смерти уже не казались мне странными и страшными. Я просто усну и проснусь младенцем. Маленькой, розовенькой, пухлощекой крошкой…

– Вот ты где!

Из размышлений о прекрасном меня вырвал чей-то незнакомый женский и явно ликующий возглас. Я замерла, настороженно осмотрелась, но лишь когда к моему лицу спикировала снежинка, поняла, что побег в горы не удался.

Но мы еще посмотрим, кто кого!

– А вы, простите, кто? – поинтересовалась я весьма прохладно у незнакомки.

– Леди Присцилла, супруга седьмого лорда Оверъяра, – тоже похолодев тоном, представилась дама. – И вам, барышня, надлежит вернуться в замок и ответить за свой чудовищный поступок перед родом.

– Надлежит? – иронично уточнила я и бессовестно рассмеялась. – Знаете, что-то у меня на этот прекрасный день совсем иные планы. Созвонитесь с моим секретарем и согласуйте подходящее для возвращения время. Допустим, на… – Я сделала вид, что серьезно задумалась, затем щелкнула пальцами и закончила: – К Армагеддону у меня как раз высвободится пара свободных минут.

– Не дерзи, девчонка! – вспыхнула одна из рода, и в меня полетела крохотная молния, от которой я сумела увернуться. – Это решение рода, и оно неоспоримо! Вернуться в замок! Сейчас же!

– И кто же такой глупый решил, что решение рода неоспоримо? – В моем голосе проскользнули нотки ярости, и, имей я хоть каплю магических сил – отправила бы в собеседницу что-нибудь потяжелее молнии. – А я желаю его оспорить! Я свободная личность с правами гражданки России, и никто не может, тем более какой-то там род Оверъяр, отнять их у меня!

– Ты часть рода! Это его решение! – Леди, явно не ожидая подобного яростного отпора, вступила со мной в спор, но в ее голосе послышалась неуверенность.

– Подлое и не согласованное со мной! – рявкнула я, уже устав доказывать местным, что их решение не может быть единственно верным только потому, что они, видите ли, «род Оверъяр».

А я Катя Измайлова, и это, между прочим, тоже звучит весьма и весьма гордо!

– Род Оверъяр – единственные и безоговорочные повелители Темной половины мира, и все живущие на ней существа – его подданные! – сделала очередной выпад леди и явно загордилась этим. – Слово рода на этих землях – закон!

Пф!

– Живущие, дамочка, живущие… – съехидничала я и театрально ткнула себя пальцем в грудь. – Я же чуток мертва, если вы не заметили.

– И мертвые – тоже подданные! – поторопилась поправиться снежинка. – И вообще! Мне надоел этот бессмысленный спор! Я сказала – в замок! Значит, в замок!

Из-за ближайшей скалы показался кончик очень знакомого каменного щупальца и… как надоедливого комара прихлопнул не успевшую даже пискнуть леди Присциллу.

– Чка-а-а? – причмокнула выглянувшая из-за скалы Розочка, явно интересуясь тем, правильно ли поступила.

– Умничка, – злорадно усмехнулась я и в два счета оказалась на розовой голове своей подопечной. – А я к тебе шла, проведать, как и обещала. Но задерживают тут всякие… Как твои дела, милая? Идем гулять?

– Лять! – гаркнуло восьмиметровое чудовище и запрыгало на щупальцах, как преданная собака, мигом напомнив мне моего любимого Тузика.

Эх, Тузик… Надеюсь, братишка о тебе заботится. Но… Черт! Кто позаботится о Розочке, когда меня все-таки догонят и убьют?

– Милая, а пойдем-ка отсюда поскорее… Что-то тут слишком проходимость повышенная. Как тебе во-о-он та скала? Кажется, на ее вершине лежит снег. Снег – это здорово! Пойдем посмотрим?

И мы пошли. Точнее, поскакали. Если совсем точно – поосьминожили.


– Она… меня… – захлебываясь от возмущения, леди Присцилла все никак не могла доложить старшей рода о том, почему не выполнила поручение. – Они…

А дальше покраснели и смущенно закашлялись все присутствующие лорды, потому что леди перешла на не слишком высокородную речь.

– Я за то, чтобы наказать мерзавку! – в итоге гневно закончила седьмая леди.

– За что наказать-то? – ворчливо поинтересовался первый из Оверъяров, уже давно превратившийся в циничного и весьма меланхоличного советчика, предпочитающего приходить на помощь потомкам в облике черного как самая безлунная ночь ящера.

Именно поэтому великого и ужасного Арчибальда подымали реже остальных. Говорят, в свое время он повидал так много всего, совершил столько великих и порой ужасных дел, чтобы основать свой род, что просто устал…

– За непослушание роду! – взвизгнула Присцилла, и присутствующие лорды недовольно поморщились.

Судя по их лицам, они были не согласны с выводами седьмой леди.

– Девочка обижена, – отмахнулся Арчибальд и ехидно подметил: – И между прочим, имеет на это полное право. Все это время мы внимательно следили за всем, что происходило в стенах родового замка, и вот что я вам скажу…

Основатель рода посмотрел на каждого Оверъяра, будь он живой или мертвый (а в центральном тронном зале сейчас присутствовали абсолютно все), заглянул в их глаза и души и только после этого продолжил:

– Я недоволен вами, дети. Обычная девчонка из иного мира, не обладающая ни каплей магических способностей, сумела внести в ваши ряды смуту и хаос. Разрушила башню, настроила деда против внука, довела леди Присциллу до нервного срыва, а леди Лизабель – до подлости по отношению к роду… Но все это – абсолютная чушь по сравнению с тем, что натворили вы сами. Посмотрите на себя. Кем вы стали?

Когтистый палец ткнул в будущего восемнадцатого лорда, и по залу прошелестел понимающий и весьма осуждающий вздох.

Один лишь Макс недоуменно хмурился и все косился на отца, молча требуя пояснить этот непонятный для него момент. Константин же не обращал на наследника внимания, уже давно задумавшись о том, где теперь искать Катерину. Времени с каждым часом оставалось все меньше, он это прекрасно осознавал. Даже утреннее явление всего рода в его покои не стало для него таким тяжелым известием, как побег Катерины из замка. Что она вообще задумала, эта гордая и непокорная девчонка?

– Твое решение, Арчибальд? – наконец озвучила Маргарет то, что крутилось в уме у остальных, не посмевших нарушить тяжелое молчание. – Я признаю свою ошибку и прошу быть снисходительной ко всем.

– Ты всегда просишь быть снисходительной… Но сегодня я на это не настроен, – тихо усмехнулся лорд, и его коготь указал на Лизабель. – Ваша подковерная возня зашла слишком далеко. В назидание остальным я как основатель нашего рода требую высшей меры для той, что предала род. Казнить. Немедленно.

– Я проте… – только и успела пискнуть леди Лизабель, прежде чем ее звезда жизни погасла и на пол осыпались крохотные песчинки праха ее души.

На тронный зал опустилось гнетущее молчание, но лишь на несколько секунд.

– Лорда Максимилиана – в военную академию на следующие семь лет. Без права досрочного возвращения, применения силы рода, озвучивания своего титула и прочих привилегий, – прозвучал вердикт, и, прежде чем обескураженный Макс успел открыть рот, его окутало вихрем темной силы и унесло на Гретские острова, славящиеся своим жестким подходом к воспитанию сыновей знатных семей.

Следом за лордом к ректору академии полетело письмо с просьбой зачислить юношу на первый курс. Также письмо содержало кое-какие особые указания и рекомендации по воспитанию и, естественно, личную печать первого лорда Оверъяра.

Единственный оставшийся живой лорд немного напрягся… И не зря.

– Константин, – коготь сдвинулся в направлении правящего лорда, – ты нас разочаровал. Но мы даем тебе шанс все исправить. Девушку для тебя я подберу лично. Возражения?

Константин не был самоубийцей и поэтому лишь едва уловимо кивнул. Не первый раз его женят на той, кого выбрал род… И, к сожалению, кажется, не последний.

– Эдмунд. – Коготь двинулся дальше, и все присутствующие перевели внимание на поджавшего губы бледного пятнадцатого лорда. – Мальчишка… Я понимаю тебя. – В глазах Арчибальда промелькнуло что-то странное, но голос не потеплел. – Но не одобряю. С тобой – чуть позже.

Ропот удивления прошелестел по залу, но никто не посмел перебить основателя рода.

– А теперь – о Катерине. Она та, что показала вам вашу слабость, и лишь в этом ее вина. Я освобождаю ее от бремени невесты рода и дарю свободу. Ни один из вас не смог справиться с обычным женским негодованием, и это… – Черный, как глубины бездны, ящер развел лапами и язвительно продолжил: – Это говорит лишь о вашей деградации. Вы не темные лорды. Вы слюнтяи. А девочке за храбрость, смекалку и истинное темное поведение положена награда. Маргарет, подойди.

– Да, мой лорд. – Леди послушно склонила голову и приблизилась к основателю рода. Она уже поняла, что он хочет воспользоваться всей силой рода, но пока не поняла для чего.

Никто этого не понял, да и не собирался лорд Арчибальд что-то объяснять. Просто сжал свою когтистую лапу в кулак, концентрируя в ней всю силу Темной половины мира, и отправил черный огненный смерч в сторону Северных гор.

– Собрание закончено, – провозгласил через несколько секунд первый лорд и раздал последние указания: – Константин, нам новые урны. Маргарет, подготовка свадьбы Константина на тебе. Эдмунд, пойдем поболтаем…


Путешествие к заснеженным вершинам местных скал оказалось невероятно захватывающим. Казалось бы, всего лишь изредка встречающиеся незнакомые высокогорные крохотные цветочки да цветные змейки вкраплений неизвестных пород, причудливо извивающиеся по местному граниту, но как же это было красиво!

А когда мы добрались до снега и Розочка восторженно захрюкала, начав, как юная козочка, скакать по девственно-белым сугробам, я окончательно убедилась в том, что приняла верное решение. Здесь и сейчас я чувствовала себя намного живее и естественнее, чем там, внизу, среди глупых невест, чванливых лордов и зарвавшихся леди. Самые простые чувства – радость, умиление и умиротворение захватили меня целиком. Среди всей этой первозданной красоты и умереть не жалко.

Среди светлых чувств эйфории проскользнула легкая грусть, но я быстро ее прогнала. Я не променяю свою свободу на роскошь и величие рода. Это просто не мое. Да, я бунтарка. Я наконец нашла в себе силы, чтобы признаться в этом себе самой и заявить об этом остальным. Я хочу уважения и понимания. Не приказов, неподчинение которым карается родом, а дружеской поддержки и интереса к моим собственным желаниям.

Да, черт возьми! Я просто хочу влюбиться не по приказу, а сама!

Миллиарды снежинок искрились под ярким солнцем чужого мира, и я любовалась каждой из них, успевая найти десятки различий, прежде чем Розочка выкапывала очередную траншею.

Розочка… Милый и глупый ребенок. Единственная, о ком я буду переживать, когда меня найдет род. Вряд ли они пожалеют ее…

Я уже несколько минут со все возрастающим напряжением наблюдала, как со стороны замка на нас надвигается жуткий черный смерч, искрящийся тысячью огненных всполохов, и жалела лишь о том, что никак не смогу защитить свое создание. Может, я бестолковая и глупая дерзкая выскочка, преступившая черту, за которой нет прощения, но это лишь моя вина. Не Розочки. Не трогайте ее!

Живоглот тоже заметила приближающийся смерч и, воинственно расставив свои лапы, оскалилась и подалась вперед, всем своим видом давая понять, что не боится ни одного лорда. Я тоже не боюсь.

Я спрыгнула перед своим созданием, понимая, что не смогу закрыть ее своим телом, но все же попыталась. С вызовом вздернула подбородок, расставила руки в стороны и зло прошипела прямо в лицо смерчу, обретшему черты незнакомого жуткого ящера:

– Не трожь Розочку, Оверъяр! Она под моей защитой!

А затем мир погас…


Где-то в замке Оверъяров

– Ну… вот и все. – Лорд Арчибальд к чему-то старательно прислушался, а затем уверенно кивнул своим мыслям. – Награда нашла свою цель. А теперь поговорим о тебе.

Тяжелый взгляд основателя рода впился в своего дальнего потомка, но тот лишь прищурился с вызовом. Эдмунд не боялся смерти. Намного хуже смерти были безразличие и забвение…

– Наглец… – усмехнулся Арчибальд спустя несколько минут молчаливого противостояния. – За это и благоволил тебе всегда. И, видимо, разбаловал. Я отправил твою Катерину обратно. В ту самую ночь, когда ее похитили. Что скажешь на это?

– Я ухожу за ней, – без заминки ответил тот, кого в свое время боялись и уважали не меньше первого лорда.

А порой – и больше.

– Пожалеешь…

– Может быть. Но если останусь, пожалею сильнее.

– Принуждение… Я читаю в твоей душе нестерпимую жажду обладания, невзирая на все остальное. – Мудрый старец брезгливо поджал губы. – Но нужна ли тебе женщина, которая будет ненавидеть тебя вечно?

– Я уже усвоил урок. – Скулы на щеках призрачного лорда обозначились резче, а в глазах зажегся темный огонь упрямства. – И не повторю этой ошибки.

– Я услышал тебя, Эдмунд. – По губам Арчибальда впервые за сутки скользнула отеческая улыбка одобрения. – Наш род силен не только лордами, но и достойными их леди. Помни об этом. И будь достоин своей леди. Пригляди за ней первое время с особым вниманием, ей может понадобиться помощь. Все-таки не каждый день получаешь второй шанс на жизнь. А теперь прощай.

Не было ни вспышек, ни вихрей, ни иных красочных спецэффектов, которые во все времена наводили ужас и восхищение на окружающих. Эдмунд просто склонил голову перед мудростью и могуществом основателя рода и… пропал.

В этом мире.

А где-то на Земле появился и обрел тело тот, кто вскоре обязательно найдет свою леди… Даже если поначалу она будет против!


Глава 10 | Попаданка. Если вас убили | Глава 1