home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Вечер, проведенный с Петром, оказался одним из тех самых немногочисленных вечеров, которые оставляли после себя бархатное послевкусие. Тихий дальний столик, вкусный ужин, приятный и образованный собеседник. Я не только с удовольствием слушала умопомрачительные фантастические байки о трудовых буднях оперов, но и рассказывала о себе, уделяя много внимания своим увлечениям фэнтези и ролевкам. А затем мы оба со смехом сравнивали вымысел и реальность. Порой они отличались друг от друга, как небо и земля.

Но вот шоколадный десерт подошел к концу, а я…

– Домой? – Петр заводил машину, но при этом очень выразительно смотрел мне в глаза. – Или…

– Домой.

Я не могла подобрать слов, чтобы описать свое состояние. Впервые в жизни я провела вечер в компании мужчины, которому смогла рассказать абсолютно все. Он располагал к себе с первой секунды, и сейчас мне казалось, что я совершу чудовищную ошибку, если соглашусь продолжить этот сказочный вечер так, как это задумывалось изначально.

Петр мне нравился. Нравился по-настоящему. Стильный, уверенный в себе, умный, начитанный, общительный. С хорошим чувством юмора и не зацикленный на работе и жизненных проблемах. Мечта, а не мужчина. С таким нельзя поступать так, как хотела я.

Пока я пыталась облечь эти мысли в связные предложения, Петр вырулил на дорогу, взял меня за руку и участливо поинтересовался:

– Что-то не так? Что за грусть в глазах? У тебя проблемы?

– Да. Проблемы. Кажется, в новое тело не положили мозг, – кривовато улыбнулась я и отвела взгляд, предпочитая смотреть на вечерний город, а не на спутника. – Иногда я бываю излишне импульсивна, и это не всегда идет мне на пользу. Понимаешь, я ведь действительно умерла там. Вела себя вызывающе, дерзила, хамила, буянила, зная, что мне за это ничего не будет… Думаю даже, меня начало охватывать какое-то призрачное безумие от вседозволенности. А затем меня вернули обратно. И я обнаружила, что тело…

– Новое, – договорил за меня Петр, когда я замялась. – И ты запаниковала.

– Немного. – Признание прошло неожиданно легко, и я благодарно сжала мужские пальцы. – Чуть позже я узнала, что до сих пор невеста. Тур, конечно, снял привязку, но… – Губы тронула грустная улыбка, и нарочито бодрым голосом я добавила: – Наверное, я зря отказалась от помощи брата. Что-то с моей головой все-таки не в порядке, раз я затеяла все это.

Мы немного помолчали, а затем Петр предположил:

– Боишься, что тот, от кого ты сбежала, найдет тебя здесь?

– Не знаю. – И снова это было правдой, а я наконец смогла облечь и эти мысли в слова. – Эд в какой-то мере хороший. Просто я не понимаю, зачем я ему. Он говорит, что любит, и в то же время совершает такие поступки, после которых я не знаю, что и думать. И род его все вывернул так, что я была обязана. Понимаешь? Обязана! У меня банально не было выбора, у меня элементарно не было времени узнать его и понять свои желания. Либо «да» как можно скорее, а затем жизнь, хуже смерти, либо смерть. Но ведь так нельзя…

– Воспитание, устои, принципы. Традиции, – неожиданно встал на сторону Оверъяров Петр, чем искренне меня озадачил. – Я так понимаю, он темный лорд?

– Да. Причем мертвый темный лорд. Призрак. Сумасшедший эгоист и эксцентричный болван!

– О как? Хм… – Опер почему-то иронично хмыкнул. – А если бы не это? Если бы не все эти противоречащие твоим принципам условия? Не было бы метки, не было бы принуждения. Если бы он был живым?

– Ах, если бы… – Я лишь вновь усмехнулась и скептично качнула головой. На мгновение зажмурилась, прогоняя неуместное уныние, и поняла, что рассказала слишком много. – Черт, я с тобой на свидании, а плачусь о другом. Извини.

– Ерунда, – отмахнулся опер. – Поверь, это такая мелочь по сравнению с тем, что я слышу обычно. Я польщен доверием и постараюсь его оправдать. Можешь говорить еще. Все, что пожелаешь. У тебя очень нежный голос… – И снова комплимент, от которого приятно не только ушам, но и сердцу.

– Но раз уж мы перешли к личным признаниям, то можно и я кое в чем покаюсь?

Вопрос меня озадачил и даже немного напряг.

– Можно…

– Надеюсь, ты не любительница боев без правил? – шутливо уточнил Петр.

– В смысле?

– Не ударишь меня за правду?

– Смотря какую, – задумчиво протянула я. – Но не убью точно. Остальное заживет.

– А вы страшная девушка, Екатерина Александровна, – многозначительно хмыкнул Петр, хотя я видела, что он ерничает.

– Так темная же, – поддержала я его шутливый тон. – Ну так что?

– Вне зависимости от того, как пройдет наше с тобой знакомство, меня попросили за тобой присмотреть.

– О-о-о…

Обида? Есть такое. Ударить? Да ну его! А я-то уже размечталась…

– Кать, не надо. – Петр вновь сжал мои пальцы, заставляя посмотреть на себя. – Не знаю, о чем ты думаешь, но догадываюсь. И все совсем не так.

– Это все из-за форума, да? – Я искала в глазах собеседника истину и не видела ее. К тому же он вновь сосредоточился на дороге и отвел взгляд.

– Нет. Поверь, дело не в этом. Это личная просьба Тура и совсем не из-за форума. И просьба эта была озвучена уже после того, как мы договорились о встрече. Первое время мы стараемся присматривать за всеми новенькими, потому что даже самые разумные совершают множество ошибок, а с тобой дело осложняется еще и возможным преследованием. Мы не представляем, на что способен темный лорд иного мира и чего он желает в действительности. Как он будет тебя искать? Как станет обустраиваться в незнакомом для себя мире? Насколько законными будут его методы, и не обезумеет ли он, когда узнает, чем ты занимаешься?

– Значит, нянькаться со мной будешь… – задумчиво пробормотала я, еще не решив, злиться ли на исполнительного опера дальше или простить, потому что существенного основания для злости пока не набиралось. – То есть я тебе совсем не нравлюсь, раз ты решился признаться?

– А вот этого я не говорил, – впервые за вечер нахмурился Петр. – Давай не будем торопиться. Я же прекрасно вижу, что ты уже и сама не рада тому, какой переполох устроила на форуме. Твоя проблема – совсем не проблема, и не надо на ней зацикливаться. Всему свое время. Ты хорошенькая, умненькая…

– Забавненькая… – не удержалась я от саркастичного замечания и слегка скривила губы.

– Кать, не делай вид, что не поняла. Я не первый год работаю с людьми и нелюдями различных социальных слоев и моральных устоев и понимаю, что прежде всего ты растеряна и тебе просто нужен друг. Тот, с кем можно поговорить обо всем, о чем нельзя разговаривать с обычными людьми. Не кидайся в крайности. Успокойся и расслабься.

– Брат-психиатр, парень-психиатр… Как жить дальше? – Закатив глаза, я поискала решение на потолке, но не нашла.

– Так же, как и раньше.

– Нет, – мотнув головой, вздохнула я. – Как раньше, уже не будет. Ладно. Я все поняла. Ты прав. Вечер был великолепен, и я еще долго его не забуду. Спасибо за доставку…

– Твои слова звучат как приговор, – словно не замечая моих поджатых губ и хмурого выражения лица, Петр заглушил мотор и улыбнулся. – Сходим завтра в кино?

– Зачем?

– Затем, что ты просто не имеешь права сидеть летними вечерами дома и лишать меня удовольствия проводить эти вечера с тобой.

Хм, завернул…

– И как это будет выглядеть? А самое главное – как называться? Ты будешь моим телохранителем?

– С чего это? Я буду твоим парнем, сама же сказала.

– Когда? – немного опешила я.

– «Брат-психиатр, парень-психиатр»… – процитировал мои же слова Петр. – Катюша, совсем не важен повод, из-за которого мы познакомились. Важно то, что мы можем стать с тобой хорошими знакомыми, друзьями, а может, и не только. Давай не хмурься и не думай глупостей. У меня девушки нет, у тебя нет парня, вместе нам интересно. Почему бы не скрасить приятной компанией вечер-другой?

– Заодно выполнить поручение начальника…

– Заодно выполнить поручение начальника, – не стал отрицать очевидное опер. – Ты же не бросишь меня на произвол судьбы?

– Хм… как заманчиво.

– Екатерина Александровна! Вы разбиваете мне сердце.

– Что-то в последнее время я слишком многим его разбиваю. Тенденция, однако, – иронично хмыкнула я, посмотрела на часы и вздохнула. Время близилось к десяти, а мне еще Тузика выгуливать. – Хорошо, ты прав. Ты прав во всем. Чур, кино я выбираю!

– Как скажешь, Катюша. Как скажешь.


Примерно в это же время. Галион. Темная половина мира. Замок Оверъяров. Задний двор

Как же в эти мгновения он ненавидел все эти традиции и условности! Он был готов бушевать, рвать и метать, но разум был слишком силен и приводил все новые доводы в пользу спокойствия и выдержки. Силовыми методами ничего не добьешься, на это его ума хватало. Это ему с легкостью доказала девчонка, прибывшая из иного мира. Взбудоражившая кровь, захватившая мысли и оставившая ни с чем.

Мерзавка!

Лорд еле высидел торжественный обед, сорвавшись с него сразу же, как только позволили приличия. Он! Темный лорд целой половины мира вынужден терпеливо ждать, когда род укажет ему на нужную девицу! Последнюю сотню лет никто не смел ему указывать! Никто!!!

Но род суров, а долг – еще суровее… Макс на семь лет буквально запрятан за непреодолимыми стенами академии, а это значит, что еще как минимум семь лет Константину придется править этими землями.

Семь лет совсем не срок…

Совсем не срок…

Но только не тогда, когда от понимания безысходности хочется разорвать всех и каждого! Не поступи Арчибальд настолько безумно, Константин бы не раздумывал ни мгновения – ушел бы следом за дедом, который наверняка отправился за Катериной.

Но долг… Пропади оно все пропадом!

Не в силах усидеть на одном месте, лорд как неприкаянный бродил по ночному замку, не в состоянии справиться с нервным раздражением. Уже завтра ему придется весь день общаться с белокурой Раминой, но от одной этой мысли ему тошно… И ведь нет этому объяснения! Красива, высокородна, фигуриста, невинна и обольстительна, как белоснежные пики окружающих гор!

Но нет…

Все равно тошно.

На мгновение прикрыв глаза, лорд стукнулся лбом о каменный парапет крыши, куда взобрался в поисках истины. Нигде не было уединения, всюду по замку мелькали снежинки-леди и призрачные лорды рода, отказавшиеся уходить до свершения свадебного обряда. И лишь здесь, на самой высокой северной башне, Константин смог глотнуть призрачный воздух свободы.

Свободы! Вот чего ему сейчас не хватало больше всего!

Но что это? Что за шорох, который отвлекает его от успокоения?

Лорд замер, но все прекратилось, словно таинственный лазутчик тоже что-то почуял. Константин нахмурился и принюхался, но тут же поморщился: Северная башня выходила на загоны для всевозможных тварей, на которых пребывали гости замка.

– Тайфун! Дубина! А ну, хватит дурить! – выдал себя пока невидимый злодей. – Выходи, а то хуже будет!

А вот это уже интересно…

Слившись с ночной тенью, лорд кровожадно улыбнулся неожиданному, но такому своевременному развлечению, которое хоть ненадолго, но смогло бы отвлечь его от грустных мыслей, и в несколько четко выверенных прыжков спустился под защиту невысокой ограды, что шла прямо от стены загона. Она как раз разделяла загон и задний двор…

– Ну, Тайфунушка… Мальчик мой упрямый… Выходи, – продолжал шептать, но уже с мольбой кто-то невидимый, чье присутствие надежно скрывала безлунная ночь. – Ты же не хочешь остаться тут еще на трое суток? Уже все твои новые знакомые разъехались, и лишь мы с тобой почему-то еще здесь. А хочешь… Хочешь морковку? Хо-о-очешь…

Во тьме послышался сочный хруст, и лорд недоуменно нахмурился. Что за ерунда там творится?

Непонятный шорох, цоканье… И вот на выходе из загона показались две тени. Странные, с трудом опознаваемые, так что пришлось подключить магические способности, мысленно сетуя на тучи. Но стоило Константину это сделать, как с его губ слетел недоверчивый выдох:

– Какого…

И вновь прыжок, но уже грозный, и прямо перед теми, кто, судя по всему, собрался без разрешения покинуть замок Оверъяров.

– Леди Неона! Как это понимать?

– Лорд Константин… – опешила степная красавица, уже оседлавшая своего козла, с чьих боков свисали плотно набитые дорожные сумки. Но смущение ее длилось недолго. В прищуренных глазах промелькнула ирония, и дева приветливо улыбнулась. – Темной ночи, лорд. Не спится мне что-то. Не будете ли любезны пропустить меня прогуляться?

– Далеко? – Тон лорда сочился сарказмом, а руки категорично скрестились на груди. – Со всеми вещами?

– Да, знаете ли, не люблю оставлять имущество без присмотра. Да и мысли всякие обуревают… Никак не уснуть.

– Что ж, тогда составлю вам компанию, – вдруг ухмыльнулся лорд, своим неожиданным решением ломая все планы беглянки. – И меня мысли обуревают. Может, поделимся ими друг с другом? Говорят, порой в беседе решаются даже самые неразрешимые проблемы.

– Но… – Лихорадочно ища повод для отказа, Неона все не могла его найти, а лорд уже подзывал свистом своего ездового ящера.

В конце концов, степная красавица рубанула правду:

– Лорд Константин, не трудитесь, я уезжаю домой.

И столько решимости было в ее словах, что настал уже черед лорда удивляться.

Для начала – наглости девы.

Но было в ней столько величия и веры в принятии верного решения, что лорд попытался объяснить капризной деве сначала вежливо:

– Леди Неона, вы, наверное, не понимаете всей серьезности ситуации. Вас выбрали на третий тур. Вы обязаны остаться.

– Для чего? – фыркнула степнячка, враз растеряв показное равнодушие. – Чтобы узнать, какой вы эгоист и бабник? Так я и без этого все знаю. Слухами земля полнится. И, наверное, я вас разочарую, но скажу вам правду: я приехала сюда лишь для того, чтобы выполнить волю отца и старейшин, а не выйти замуж. Им показалось, что они уважат вас тем, что пришлют не одну, а трех дочерей степи. Но мои кузины уже уехали, хотя, на мой взгляд, они намного больше подходят на роль темной леди, а я все еще здесь, и знаете… Я этому не рада. Ужасные горы, ужасное окружение, унылый вид и абсолютная изоляция от окружающего мира. Поверьте, вы ничего не потеряете, если я уеду. А я имею на это право, я это помню. Ваш дед сам говорил, что кандидатки вправе отказаться от лорда, если он придется им не по душе.

Слегка деморализовав Константина вполне обоснованными выводами и претензиями, а особенно – нескрываемой неприязнью, Неона вновь напомнила хозяину замка о том, что он ей мешает.

– Лорд Константин, время позднее, а завтра у вас наверняка весь день расписан. Отойдите в сторону.

Но лорд, словно закаменев, смотрел на дерзкую степнячку, посмевшую сказать немыслимое в этих стенах, и понимал, что это правда. Ужасные горы, ужасное окружение и унылый вид… И кто этому виной, как не он сам?

Сколько лет этой девочке? Вряд ли больше восемнадцати. Но ум ее остер, как и язычок… Наверное, и характер не из легких. Но раз она желает уйти…

– Я провожу вас, – склонился в едва уловимом поклоне темный лорд, пугая своей покладистостью воительницу.

Она-то уже почти приготовилась с боем отстаивать свое право на отказ.

– Не стоит…

– Стоит, – сурово кивнул Константин и уже мягче добавил: – В наших горах юным девам небезопасно. Даже таким воинственным, как вы. Не спорьте, мне лучше знать.

Спустя всего несколько минут Арчибальд, выбравший себе весьма удобное место для любования ночными горами на шпиле центральной башни, с едва уловимой усмешкой наблюдал, как в ночь уезжают двое. Темный лорд, в чьей душе уже зародились ростки глубокого интереса, и его будущая темная леди, которая еще ни о чем не догадывается…

Правда, свадьбу придется ненадолго отложить, ведь без боя она точно не сдастся. Но это, по сути, такая мелочь.


Утро среды встретило меня низкими тучами и гаденькой моросью. Но! Ножки в брючки, ручки в водолазку, а на лицо улыбку. Жизнь прекрасна и удивительна! А когда в девять тридцать звонит мобилка и тебе радостно сообщают, что жеребец прибыл, то вообще восхитительна!

Я спускалась вниз, прыгая по ступенькам, как девочка. Мурлыкала себе под нос что-то нежно-невразумительное, а сама думала о своем новом знакомом.

Петр, Петя… Петруша? О нет! Петр и только Петр.

Вчера я еще долго не могла уснуть и думала о нем практически половину ночи. Как и мой умудренный книгами брат, Петр был невероятно проницателен, и в итоге мне пришлось признать, что опер прав. Безоговорочно прав…

Слегка обидно, стыдно и капельку завидно. Многие грабли мне еще предстоит обойти, прежде чем я научусь рассуждать так же здраво и смотреть на жизнь не столь однобоко. Но к этой бочке меда осознания как всегда примешалась и неизменная капля дегтя: Петр нравился мне… как друг. Ничего не екало в груди при мысли о нем, не ныло томно, и даже фантазия отказывалась подбрасывать пикантные картинки нашей с ним близости. Это был просто не мой мужчина.

Жаль, причем искренне, но лучше понять и принять это сразу, чтобы не натворить новых и еще более ужасающих глупостей. Несмотря на все это, на улицу я вышла в радостном предвкушении встречи с очень хорошим человеком и улыбаясь во весь рот. Он просто… просто мил до безобразия!

– Привет.

– Доброе утро. – Меня по-дружески поцеловали в щеку и галантно распахнули дверь авто. – Ты очаровательна. Как спалось?

– Крепко и задумчиво.

Петр заинтересованно приподнял бровь, не забывая заводить авто и выруливать на проезжую часть.

– Да-да. – Я не удержалась от смеха. – Не поверишь! Я думала. И надумала…

– Мм? – промычал мой добровольный опекун явно заинтригованно.

– Ты прав.

– Опа! – Судя по откровенному удивлению, он не ожидал услышать подобное признание. Помедлив, Петр сдержанно уточнил: – И в чем же я прав?

– А во всем! – залихватски взмахнула я рукой. – И, исходя из своих размышлений, я решила, что ты будешь теперь не только моим другом, но и психиатром. Ибо брату я такое не расскажу никогда и ни за что.

– Не любите вы меня, Екатерина Александровна… – тоскливо вздохнул опер, при этом явно ехидничая. – Я уж было обрадовался, что не слышу ваших мыслей, а вы…

– А я?

– А вы мне собираетесь их вслух озвучивать!

– Реальность сурова, мой друг. Крепись.

Я изо всех сил старалась сохранить серьезное выражение лица, но выдержала лишь три секунды, а затем расхохоталась в голос. Петр тоже не удержался, по достоинству оценив мою подколку, и тоже засмеялся. Вот так и ехали мы до моей работы, подшучивая друг над другом, при этом не забыв договориться о том, что фильм я выберу в течение дня, а вечером Петр заедет за мной, и мы вновь прекрасно проведем время.

– Благодарю за доставку, мой рыцарь. Буду ждать вас к семи.

– Я не подведу вас, моя леди.

Добежав до офиса и радуясь, что сегодня первая, я скинула курточку и даже успела подкраситься, прежде чем в помещение вплыла сияющая Ольга.

А вот это уже интересно… Неужели раскрутила Гришаню еще вчера? Хотя… Зная Ольгу, могу точно сказать: у себека просто не было шансов.

– Оля, колись, – с пониманием дела кивнула я, разрешая нашей красавице открыть рот.

– Он моя мечта!

Оля явно пребывала в иных слоях реальности, двигаясь медленно и вздыхая томно. Она дошла до своего стола без приключений, явно лишь благодаря физической памяти тела, но при этом сумка беспечно полетела прямо на пол, а не как обычно – на край стола, причем сама Оля не придала этому ни малейшего значения. Все ее внимание было «там».

– Мы встречаемся сегодня. О-о-о… Катя! Какой он умопомрачительный! Как тебе удалось познакомиться с ним?

– Тонна везения и вагон удачи. – Я еле сдержала ироничный смешок, сама в этот момент представляя лицо Грига. Да… Ум помрачить – раз плюнуть! – Обаял?

– Обаял! – восхищенно воскликнула Ольга, закатывая глаза от переизбытка эмоций. – Вскружил голову и влюбил в себя одной улыбкой!

У меня же перед глазами мигом промелькнули все двести с лишним сияющих клыков себека. Брр! А Оля тем временем неприязненно прошипела:

– И если бы не Светка, мы бы еще вчера…

А вот этого озвучивать не надо! Моя фантазия подобного не переварит! А вот Гришаня влип, Оля не из тех, кто просто так отпустит свою жертву. Готова поспорить на премиальные, что одной ночью Ольга не удовлетворится. Предупредить ее, что ли…

Хотя нет. Все равно не поверит.

Пока Ольга мечтательно вздыхала, я приняла окончательное решение побыть сторонним наблюдателем и переключилась на текущие дела. Усердно изображая трудовую заинтересованность, лишь краем глаза отметила, что едва не опоздавшая Света сегодня необычайно тиха и даже не накрашена. И тут катастрофа. Эх, Гришаня… Ну как же так, а? Если Ольгу мне совсем не жаль – та сама акула, каких мало, то Света-то в чем виновата? Хорошая девчонка. Тихая, скромная. Не самой красивой внешности, но далеко не уродина. Просто обычная. Ее бы к стилисту-визажисту-косметологу, на десерт подсыпать пару витаминок уверенности – и все, затмит любую.

Пасмурный день не радовал клиентами, поэтому я снова, причем на этот раз – с намного более серьезными намерениями, изучала сайт и законодательство иных. А изучать было что…

– Девушки, добрый день. Курьерская доставка. Кто из вас Катерина? – Когда в четыре часа наше бабское уединение разбавил парень-курьер с корзиной красивых роз необычного кремового оттенка, я сначала не поняла, кого он имеет в виду. – Девчата-а-а. Ау! Я понимаю, погода просто шепчет: «Поспи», – но у меня еще семь заказов. Катя, Катерина, голос подай.

– А? Я, – перевела удивленный взгляд с корзины на парня и не очень уверенно кивнула. – Я Катерина. Вы уверены, что не ошиблись офисом?

– Уверен, – усмехнулся парнишка, дошел до моего стола и, подмигнув, водрузил корзину прямо передо мной. – Хороший у вас поклонник. Щедрый. Особенно на чаевые. Если что, пусть обращается снова, все доставим в лучшем виде.

– Ага… да, спасибо.

Все еще подозревая, что курьер ошибся и это не мне, проводила парня задумчивым взглядом и, когда он скрылся за дверью, озадаченно уставилась на цветы. Вариантов немного: Петр, Григ и… некто.

Принципиально не замечая заинтересованных взглядов девчонок, я с некоторой опаской прикоснулась к вложенной в цветы открытке и, мысленно радуясь, что таинственный поклонник предусмотрел и это, перевернула, чтобы прочитать… «Самой лучшей девушке».

Черт. А подписаться?!

Я нахмурилась, все больше подозревая в этом розыгрыше именно Грига, а затем решительно набрала номер Петра.

– Привет.

– Привет.

Всего одно слово, но сказанное с таким теплом, что зарождающееся раздражение тает, как под южным солнцем.

– Можно я задам глупый вопрос?

– Можно, – засмеялись на том конце трубки.

– Цветы от тебя?

– Цветы? – На этот раз повисло озадаченное молчание, но продлилось оно не больше пары секунд. – Нет. У тебя объявился тайный поклонник?

– Самой интересно, – вновь нахмурилась я, потому что самый безболезненный вариант канул в небытие, но все же уточнила: – А крокодильчика там рядом с тобой, случайно, нет?

– Есть. – Петр прикрыл трубку, некоторое время стояла тишина, а потом меня вновь расстроили: – Нет, это не он. Еще варианты?

– Нет.

– Карточка была?

– Была, но без подписи. – Я вздохнула, поморщилась, случайно отвела взгляд от цветов и поняла, что мой разговор – достояние общественности.

Судя по тому, что обе мои коллеги замерли за своими столами, и никто ничего не читал и не печатал, каждое мое слово было поймано радаром и занесено в протокол.

– Мм… Ладно, сама разберусь. Поболтаем, как приедешь. Хорошо?

– Обязательно, – успокоил меня Петр всего одним словом, сказанным невероятно уверенным тоном. – Только без меня никуда не уходи. Договорились?

– Да, конечно.

Я и сама прекрасно понимала, что тайный поклонник при новых обстоятельствах – это сомнительная вещь, так что никаких резких движений и опрометчивых поступков совершать не собиралась.

Я, конечно, в последнее время практически «Мисс мира» в номинации «Глупость», но пора уже с этим завязывать.


Глава 5 | Попаданка. Если вас убили | Глава 7