home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Я изо всех сил пыталась работать, но то и дело косилась на дверь, за которой скрылась Анжела, бессовестно умыкнувшая начальство. Прошло уже больше сорока минут, но ни ее, ни Андрея Иннокентьевича на горизонте не наблюдалось. Неужели совсем ушли? А как же доклад? Вопиющее нарушение традиционного отчета о достижениях!

Но увы, миновал уже и полдень, а начальник все не возвращался, и в итоге пришлось мысленно признать, что вряд ли вернется. Сегодня я застолбила время обеда на час, но до сих пор так и не решила, где буду есть. В закусочной напротив вкуснее, но дороже. В столовой колледжа наискосок – дешево, но не всегда вкусно. В кафе кварталом дальше – очень вкусно и недорого, особенно бизнес-ланчи, но… далеко.

Раньше меня бы это не остановило, но наставления Петра были очень свежи в памяти, и сейчас мне приходилось делать нелегкий выбор.

Хотя… Если вспомнить его замечание, что теперь за мной присматривают круглосуточно, то можно и побаловать себя обедом в дальнем кафе. За окном то и дело мелькало редкое солнце, задумчивые тучки не торопились выливать на прохожих свое содержимое, так что я окончательно определилась с выбором.

Без пяти час вернулась с обеда Светлана, и я, подхватив сумку, поторопилась в выбранном направлении. Шла быстро и по сторонам сильно не смотрела, помня путь наизусть и все никак не желая выбросить из головы утреннее происшествие. Если целью Анжелы было заинтересовать нашего начальника настолько, что он полностью позабыл о нас, то она справилась на отлично. Но это ведь разово. Сомневаюсь, что она пойдет на что-то большее…

Анжела и Андрей? Нет, не могу даже представить!

До кафе я дошла практически на автопилоте, борясь с желанием позвонить Петру и узнать у него номер телефона Анжелы. Ей в свое время очень хотелось познакомиться со мной (по словам того же трансмита), а сейчас уже я практически мечтала допросить кошечку. С пристрастием!

Посетителей в кафе, как всегда в это время, хватало, но мне посчастливилось найти свободное место за дальним столиком в углу, который освободили перед моим приходом. На заказ облегченного бизнес-ланча я потратила минуту, еще минут через десять мне его принесли, и я с удовольствием приступила к дегустации ухи из семги с помидорами. Мм… Необычно, но очень вкусно!

– Это вам, – неожиданно вернулась официантка и поставила передо мной десерт из мороженого с фруктами, который я не заказывала.

Я успела лишь недоуменно взметнуть брови, а мне уже доброжелательно объясняли:

– От мужчины за пятым столиком.

И какой из двадцати столиков в этом кафе пятый?!

– Там… – ответили на мой невысказанный вопрос, обернулись, чтобы указать пальцем, но тут же растерянно протянули: – Ой, уже ушел…

– Как он выглядел?

– Красивый, – мечтательно прикрыла глаза молоденькая официантка, но большего я от нее добиться не смогла.

Как ни морщилась Марина (имя значилось на бейдже), но так и не смогла вспомнить ни цвет волос, ни цвет глаз, ни возраст, ни одежду. Словно заколдовали ее!

– Хорошо, не так уж это и важно, – постаралась я успокоить расстроенную официантку, хотя сама чувствовала себя не в своей тарелке. – Он ничего на словах не передавал?

– Ой, точно! – взмахнула руками она и даже покраснела от смущения. – Передавал! Сказал, что сегодня вы еще обворожительнее, чем обычно, и он наслаждается каждым моментом пребывания рядом.

М-да… Ничего не понятно!

Судя по витиеватости послания, все-таки Эдмунд. Но что-то не вяжется эта подозрительная скрытность с решительным и властным характером темного лорда. Что за игры, Оверъяр?! Я начинаю злиться!

Наверное, при новом рождении в меня забыли положить романтичность и восторженность, потому что мороженое я есть не решилась. Мало ли что он туда подсыпал и наколдовал! Петру звонить тоже не стала, не представляя, что скажу. Ну да, вроде как необоснованно подвергла себя опасности, не предупредив о том, что пойду обедать так далеко. Но в целом ничего не произошло, и своего загадочного поклонника я так и не увидела.

Лишь это подозрительное мороженое и не менее подозрительное послание. Хм… А если…

А если спровоцировать его на личную встречу и с глазу на глаз выяснить, что ему надо на самом деле? Поскандалить там, посуду побить, Тузика натравить, Туру сдать… Но как это сделать?

Фантазия, поначалу отказывающаяся работать в полную силу, к концу обеда порадовала меня аж несколькими вариантами. Один кровожаднее другого! Я с трудом сдерживала коварные смешки, когда уже более детально продумывала гениальнейшую авантюру всех времен и народов. Главное, не умереть от этого снова…

Нет, я все-таки сумасшедшая!

На работу я возвращалась с той самой загадочной улыбкой на губах, которая присуща безумцам и самоубийцам. Точно так же я себя сейчас чувствовала, прекрасно понимая, что задумка попахивает шизофренией. Наверное, потом я даже пожалею об этом… Да, скорее всего пожалею.

Но, даже понимая это умом, я не могла отказаться от задуманного. Намного сложнее было оставаться в неведении и в том самом подвешенном состоянии, которое намного хуже самых безрассудных поступков. Хватит с меня тех жутких часов в мире Галион, когда я знала, что не смогу обмануть род и избежать развоплощения. Хватит! Это мой мир, и в нем я буду действовать по своим правилам!

А ведь всего-то и надо, что смоделировать смертельную ситуацию, в которой лорд просто не сможет остаться в стороне и либо спасет меня, тем самым раскрыв свое инкогнито и истинную цель пребывания на Земле, либо… О втором варианте лучше не думать.

– Катя, у тебя все в порядке? – робко отвлекла меня от коварных мыслей Света, и только тогда я поняла, что не просто улыбаюсь, а практически скалюсь, упершись в монитор пустым взглядом. – Что-то случилось?

– А? – встряхнула я головой, старательно возвращая себя в реальность, и немного натянуто улыбнулась. – Да… Да, все в порядке. Не беспокойся.

Ольги еще не было, чему я втайне обрадовалась, но даже при таком раскладе обсуждать со Светой проблемы собственного здравомыслия я не планировала. А вот Света, похоже, очень хотела поговорить… Это было прекрасно видно по ее смущению, неловкому ерзанию на стуле, нервному постукиванию карандашом по пустому листку бумаги и вороватым взглядам то на дверь, то на меня. Минут через семь я сдалась:

– У тебя что-то случилось?

– Да нет… – Света смутилась еще сильнее, но затем явно через силу выдавила: – Ты ведь знаешь его намного лучше, чем говоришь Ольге, да?

– Его? – чуть нахмурилась я, хотя уже примерно поняла, о ком не может сказать наша мышка.

– Грига, – едва слышно выдохнула Светланка и тут же потупилась, словно сболтнула лишнего.

Не знаю, кто из нас чувствовал себя более неловко, – я или Света, но действовать требовалось жестко и бескомпромиссно. Григ, может, и хороший друг, но сводить мышку и крокодила я не собиралась. Моя совесть была категорически против подобной противоестественности.

– Знаю. – Я недовольно поджала губы. – И мой тебе совет – забудь.

– Почему? – В Свете прорезалось незнакомое мне раньше упрямство, и, как и я, она сжала губы в тоненькую, едва заметную бледную ниточку. – Объясни. Не дура, пойму.

Как и Света минутой раньше, я бросила взгляд на часы и слегка поморщилась. Я многое могла рассказать и привести сотню доводов, но на них элементарно не оставалось времени. С минуты на минуту должна была вернуться Ольга, а уж при ней я точно не собиралась говорить ни слова о Григе.

– Объясню, но после работы, – наконец решилась я, вместе с этим понимая, что взваливаю на себя практически неподъемную ношу. – В кафе.

– Договорились, – непривычно сурово кивнула обычно тихая и неприметная Света, и я чуть ли не впервые увидела в девушке, сидящей напротив, не серую мышку, а серого кардинала.

Открытие поразило меня настолько, что следующие два часа я то и дело косилась на Свету, чтобы снова и снова поразиться ее преображению. У мышки появилась цель, и это изменило ее намного больше, чем могло бы все то, о чем я думала совсем недавно. Макияж, одежда… все это ерунда, если нет цели.

Ну и как мне теперь переубедить ее в том, что цель она выбрала не ту?

Еще через полчаса, отвлекшись на клиентку, желающую взять тур по Золотому кольцу, я вспомнила, что неплохо бы предупредить о легкой корректировке планов и своего рыцаря. Звонить не решилась, чувствуя на себе неприязненный взгляд Ольги, и, не желая провоцировать ее на внеплановую склоку, написала эсэмэс. Пока писала, несколько раз стирала и переписывала, чтобы никто ничего не принял на свой счет, и в итоге остановилась на более или менее нейтральном послании. «Задержусь примерно на час. Идем со Светой пить кофе и перемывать косточки всем бессовестным. Как закончим, позвоню и дождусь».

Уж не знаю, о чем додумался проницательный опер, но спустя всего три секунды пришел лаконичный ответ: «Договорились».

Я не смогла удержать благодарной улыбки, чуть ли не впервые в жизни встретив настолько понимающего мужчину. Наверняка ведь озадачен не только способом связи, но и самой эсэмэской, но не перезванивает, не забрасывает вопросами, не ставит меня в неловкое положение. Коротко и ясно – договорились. Деловой и по-настоящему дружеский подход!

Даже немного неловко стало. А вдруг у него были иные планы на вечер? Но только подумала и сразу же откинула эту мысль подальше. Были бы планы – мы бы обсудили их еще утром. А в остальном Петр сам уверил меня, что, пока не решен вопрос с моим тайным поклонником, все его внимание в мое нерабочее время принадлежит мне одной. Впору загордиться…

Остаток дня прошел напряженно, но ни одна из нас не торопилась поднимать вопрос ни о начальнике, ни об Анжеле, ни о мужчинах. В итоге, когда минутная стрелка миновала цифру двенадцать, а часовая уверенно расположилась на семи, Ольга выскочила из офиса первой, явно не желая задерживаться на работе ни минутой дольше.

Мы со Светой лишь молчаливо переглянулись и неожиданно синхронно фыркнули, но тоже ничего не сказали. По улице шли молча. Выбор места для откровений Светлана доверила мне, и я вновь остановила его на кафе, где обедала днем.

Повезло нам и сейчас – несмотря на вечерний час пик, нас ожидал свободный столик. Каким-то чудом это оказался столик, где я обедала. Моментально возникло ощущение дежавю, и я, не обращая внимания на вопросительный взгляд Светы, сначала придирчиво осмотрела каждого посетителя кафе и только после этого сделала заказ.

– И все-таки у тебя что-то случилось… – тихо проговорила Света, заказав лишь кофе, тогда как я разорилась еще и на мясной салат, предчувствуя, что домой попаду еще не скоро.

– Случилось, – не стала я отпираться на этот раз, но все равно не собираясь говорить правду. – Но это – совсем другая история. Поговорим о тебе и Григе. Чего ты хочешь?

– Хочу… – задумчиво повторила за мной Света и замолчала, пустым взглядом уставившись на пустой стол.

Минут пять, пока нам готовили кофе, мы просидели в молчании. Я не торопила коллегу, на самом деле слабо представляя, какими именно словами подтолкнуть и поддержать. А может, мы и вовсе думаем о разных вещах? Может, Света заметила что-то странное и хочет поговорить об этом, а не о том, как ей нравится Григ и как она хочет стать его подружкой на ночь?

Тысячи мыслей нестройным хороводом проносились в моей голове, но ни одна не казалась той самой. Верной.

В итоге Света заговорила, лишь когда отпила свой эспрессо.

– А я ведь и правда не знаю, чего хочу. Это было каким-то помутнением… Я впервые в жизни увидела мужчину своей мечты не на обложке, а рядом. Даже коснулась его. Ехала с ним в машине, смеялась над его шутками… – Нервно отпив, Света с болью посмотрела на меня. – А затем поняла, что я для него никто.

За тяжелым вздохом последовала горькая усмешка.

– Ты не представляешь, как я была счастлива, когда Ольга рассказывала о том, что у них ничего не получилось. Впервые в жизни я радовалась чужой неудаче.

Признание следовало за признанием, и чем больше я слушала Свету, тем сильнее ей сочувствовала. Просто по-человечески. Понимать, что твои чувства темны и неприглядны, и признаваться в этом – дорогого стоит.

– А потом я поняла, что ничем не лучше, – выдохнула Светлана и посмотрела на меня исподлобья. – Ведь чего я хотела? Да все того же! Чтобы меня сводили в кафе, покатали на своей машине, развлекли, отвели к себе домой и…

Света зажмурилась и мотнула головой, словно не желала облачать остальные свои мечты в слова. Будто это могло хоть как-то помочь ей справиться.

Но с чем?

– Чего ты хочешь от меня? – наконец озвучила я главный вопрос вечера.

– Скажи мне, что я дура, – тихо прошептала та, кого я всегда воспринимала как часть офиса.

Незаметную, но обязательную часть. Голос разума нашего небольшого и совсем не дружного коллектива.

– Не скажу, – тоже тихо проговорила я и накрыла холодные пальцы Светы своей неожиданно горячей ладонью. – Ты очень умная. Умнее меня – уж точно. Об Ольге даже говорить не стоит. И знаешь… – Мне пришлось очень тщательно подбирать слова, чтобы не выдать Свете ту информацию, за разглашение которой меня могут привлечь к административной ответственности согласно законам иных. – Поверь мне, однажды ты встретишь свою судьбу. Может, он будет не так красив и богат, но рядом с ним ты станешь той единственной, на которую он будет смотреть как на свою богиню. Просто верь в это.

Наверно, я несла откровенную банальщину, но как сказать иначе, не знала. Просто чувствовала, что сейчас Свете как никогда нужна самая обычная дружеская поддержка.

– Григ же… – Я поморщилась, не зная, как сказать о том, что опер не человек, и в то же время не проговориться. – Он просто…

– Просто не моего уровня? – с самоуничижением попыталась сыронизировать Света.

– Точно, – щелкнула я пальцами, соглашаясь, чем явно удивила собеседницу. – Он слишком самовлюблен и зациклен на своей неотразимости, чтобы осознать, чего лишается. Он тебя элементарно недостоин!

Наверное, хорошо, что кофе закончился, иначе Света точно бы подавилась. А так просто уставилась на меня как на дуру и несколько раз недоуменно сморгнула.

– Думаешь, я шучу? – А я наконец поняла, какими именно словами могу сказать почти правду. – Да ни капельки! Я тебе сейчас открою большую тайну, но ты ведь понимаешь… – Я заговорщицки понизила голос, и Света непроизвольно наклонилась ко мне ближе и завороженно кивнула: мол, да, никому. – У него просто прорва комплексов. Я не знаю всей информации, но, судя по тому, что мне известно, раньше Григ был не так популярен у женщин, как сейчас. И теперь у него просто крышу сносит от осознания того, что никто не может ему отказать. Вот и пользуется, забывая о моральной составляющей, которой, как мне кажется, для него просто не существует. Не буду утверждать голословно, но кое-кто сам мне признался, что лечился у кое-кого от пагубной зависимости «охмурить и переспать», но итог ты сама видела. Лечение не удалось.

Я намекала не слишком завуалированно, точнее, практически прямо говорила, что Григ – беспринципный пикапер, и меня, естественно, поняли.

Сначала на лице Светы проступило недоверие, которое сменилось хмурой задумчивостью и завершилось брезгливо поджатыми губами. Вердикт был вынесен тихо, но категорично:

– Неудачник…

В душе я понимала, что поступаю не очень красиво по отношению ко всем: по большому счету, лгу Свете и очерняю в целом хорошего парня Грига, но иначе было нельзя. Я не могла допустить, чтобы моя коллега влюбилась в крокодила, пускай он и называл себя загадочным словом «себек». Чувствовала ли я себя спасительницей? Нет. Но отступать не собиралась, так как именно эту ложь считала благом для них обоих.

– Спасибо, – наконец подняла на меня задумчивый взгляд Света и грустно улыбнулась. – Не поверишь, раньше я считала себя невероятно проницательной, умеющей смотреть намного глубже, а сама попалась на эту удочку. Будет мне уроком. И я, наверное, пойду… Остаешься?

– Да, – коротко ответила я, кивнув на еще нетронутый десерт. – Посижу еще немного, подумаю о превратностях судьбы.

– Надеюсь, у вас все сложится, – не совсем верно поняла мой ответ Света и, оставив на столе деньги за кофе, ушла.

Я же только и смогла кисло поморщиться ей в спину.

Настроение испортилось, и его не поправил ни наконец доеденный салат, ни очень вкусный десерт. Желания звонить Петру не было, я в принципе не хотела никого видеть, но, кажется, у судьбы на меня были иные планы.

– Это вам.

На стол передо мной легла кремовая роза, а рядом с ней – маленькая открытка. Официантка же, принесшая это, больше ничего говорить не стала. Просто ушла.

Что на этот раз, Оверъяр?

«Не грусти, все не так плохо, как тебе кажется».

Вот как? А откуда ты знаешь, как все обстоит на самом деле?

Злость вспыхнула буквально на пустом месте, но как вспыхнула, так и пропала. А может, и правда, я просто устала. Суматошные дни, лавина новой информации, открытие за открытием, а я… Я лишь хочу, чтобы все стало как раньше! Просто, понятно и решаемо!

Не замечая, как мну лепестки ни в чем не виноватой розы, опомнилась, только когда укололась о ее шипы. Резко замерла, перевела взгляд на руку и сдавленно охнула: от розы остался один стебель, а по моей руке текла тоненькая струйка крови, перемешиваясь с грязной кашицей остатков лепестков.

– Я ошибся? – огорченно прошептали мне практически на ухо, а когда я испуганно дернулась и заозиралась, так же тихо шепнули до боли знакомым голосом пятнадцатого темного лорда: – Не ищи, меня нет рядом, это магия. Но я неподалеку и вижу тебя, моя несравненная Катерина. За тобой очень профессионально присматривают… Кто?

– Д… друзья… – с трудом выдавила я, сглатывая вязкую слюну.

– Странные у тебя друзья, Катюша, – так же тихо шепнули мне на ухо с труднораспознаваемой интонацией.

То ли угроза, то ли просто констатация факта… Одним словом, мне просто стало жутко.

– Что тебе надо? – стиснув зубы, прошипела я, когда молчание затянулось.

– Встретиться, – твердо ответил невидимый собеседник. – Без друзей и иных соглядатаев. Я хотел сделать это позже, но, кажется, вновь ошибся. Сегодня. В полночь.

– Где? – Мой голос обрел твердость, которой я сама еще не ощущала, но Эд был прав.

Встретиться нам необходимо как можно быстрее. Жаль, что не на моих условиях, которые я практически досконально распланировала днем, а на его, но тем лучше для психики окружающих. Возможно…

– Я приду сам.

Почему-то я сразу поняла, что на этом беседа завершена. Просто пропало едва уловимое ощущение стороннего присутствия, и лишь спустя несколько неимоверно долгих секунд я потянулась за салфеткой, чтобы стереть натекшую в ладонь кровь. Так просто. Никаких многоходовых интриг, никаких коварных ловушек и подключенных специалистов со стороны. Просто приду. Сам. В полночь.

Наверное, дико смотрелась со стороны непонятно с чего истерично захохотавшая девица, размазывающая по ладони окровавленную салфетку…

Петру я позвонила лишь спустя сорок минут. Сначала успокоилась, сходила и умылась, выпила еще кофе, не постеснявшись заказать к нему стопку коньяку, вкус которого не почувствовала, и только после этого набрала номер опера. Трубку взяли после второго гудка.

– Мы закончили. Отвези меня, пожалуйста, домой.

И, не желая больше ни говорить, ни слушать, сразу же отключилась. Я понимала, что тем самым лишь озадачу и насторожу, но иначе не могла. Мозг паниковал, отказываясь признавать, что всего через несколько часов я вновь встречусь с одним из Оверъяров, которого не могло быть на Земле по всем законам логики, а тело задеревенело и элементарно не желало двигаться.

Мое нервное оцепенение не прошло, даже когда ко мне за столик подсел явно обеспокоенный Петр и, хмурым взглядом пройдясь по разрухе на столе, сурово потребовал:

– Рассказывай.

– Это Эд, – только и смогла выдавить я.

– Он был здесь? – еще сильнее нахмурился опер и, кажется, к чему-то прислушался.

– Нет. Но он… – Я с трудом сглотнула, жалея, что вновь нечем запить, но заказывать кофе больше не стала. – Он говорил со мной. Шепотом. Так, словно был рядом, но… Но его не было.

– Что он сказал?

И в эту секунду я поняла, что не скажу всей правды. Если скажу – встречи не будет. Или будет такая, что выживут не все. Я не понимала, почему так боюсь. Это не поддавалось здравому смыслу, но меня просто парализовало от ужаса при мысли о том, что со мной на встречу может прийти кто-то еще.

Он ведь темный. Оверъяр. Ящер из иного мира. который даже внука своего не пощадил, когда подумал, что у нас с ним роман. А что он сделает с тем, кто ему не родственник? Кажется, только сейчас до меня в полном объеме начало доходить, что Эд – это не парень с соседней улицы. Не раздолбай-программист в растянутом свитере, не офисный планктон в дешевом костюме, гордо называющий себя менеджером, и даже не мажористый папенькин сынок, сорящий родительскими деньгами направо и налево. Это темный лорд. Гроза и ужас Темной (а может, и не только) половины мира Галион. Тот, о ком живые говорили лишь шепотом и постоянно оглядываясь. Тот, кого боялся собственный внук, не говоря уже о правнуке. Все так же магически силен и непредсказуем. С той же небрежностью, что Эдмунд одаривает меня цветами, он может в любую секунду забросать мнимого соперника чем-нибудь смертельным.

И сейчас он здесь.

– Катя? В чем дело? – Петр наклонился ко мне, словно пытаясь заглянуть через глаза прямо в душу. – Он тебе угрожал?

– Нет. – Улыбка вышла тусклой, но я постаралась взять себя в руки. – Я просто не ожидала, что он так умеет, и немного испугалась. Эд сказал, что хочет встретиться.

– Когда?

– На днях…

Не знаю, насколько убедительной вышла ложь, но в эту минуту я смотрела не на Петра, а на истерзанную мною розу. А ведь он наверняка видел и это…

– Не бойся. – Мою руку накрыла широкая мужская ладонь и легонько сжала. – Мы будем рядом.

Не поверишь – этого я боюсь намного больше, чем встречи.

– Отвези меня домой.

– Идем.

Поездка домой прошла в тяжелом молчании. Я не рвалась раскрывать душу и делиться сомнениями, предпочитая смотреть в боковое окно, а Петр тактично не приставал с расспросами, хотя я чувствовала его частые косые взгляды. Тузика тоже выгуливали молча и расстались, пообещав встретиться завтра. С братом я перекинулась лишь парой ничего не значащих фраз, а затем ушла к себе, чтобы продолжить то, что не закончила в кафе.

Я вновь начала себя накручивать.

Не помогла ни музыка, ни легкая физическая разминка, ни контрастный душ, ни кофе с вафлями, ни запущенная на компьютере игрушка, которую я выключила уже через пять минут после того, как бездумно поелозила по экрану мышкой. В сторону алкоголя я даже не смотрела, прекрасно понимая, что мне необходима ясная голова, а за двадцать минут до полуночи поняла, что пора бы и подготовиться.

Мало того, что я так и не разделась, до сих пор перемещаясь по квартире в брюках и блузке, так я еще раз наведалась на кухню и вооружилась лучшим оружием всех времен и народов. Скалкой.

За пять минут до полуночи выгнала сонного и откровенно недоумевающего Тузика из спальни, переживая, что Оверъяру ничего не стоит просто испепелить моего пса на месте, а затем нервно плюхнулась в компьютерное кресло, предварительно развернув его к окну, закинула ногу на ногу и положила на колени скалку.

И все равно я ошиблась и почти прозевала появление Оверъяра, который, вопреки моим предположениям, не пришел через окно, а вышел из портала в стене за моей спиной. Лишь по едва уловимому шуршанию и практически неслышимому треску я поняла, что что-то происходит, и торопливо крутанулась, чтобы тут же стать свидетельницей потрясающего волшебства: часть стены пошла рябью, образовался двухметровый темный овал, очень похожий на зеркало с зыбкими рваными краями, а затем сквозь него шагнул он.

Высокий, статный, гладковыбритый и стильно подстриженный, одетый с иголочки в дизайнерский темно-синий костюм-тройку. Белая рубашка, кирпичного цвета галстук в мелкую косую полоску… Эдмунд Оверъяр собственной персоной. Только живой.

Это и сорвалось с моих губ, прежде чем я смогла их крепко сжать.

– Живой…

– Слава роду, – скупо улыбнулся тот, кто не уступал по красоте личине Грига, а по окружающей его ауре ужаса – Туру. – Доброй ночи, Катюша. Вижу, ты… – лорд замялся, когда его взгляд остановился на моих коленях, а затем его губы тронула понимающая улыбка, – меня ждала?

– Ждала, – зло процедила я сквозь зубы, не сводя с гостя подозрительного прищуренного взгляда, и показательно погладила орудие самозащиты, а в случае чего – нападения. – Чем обязана?

За дверью глухо зарычал Тузик и несколько раз настойчиво поскребся.

– Не стоит меня бояться, – почему-то устало прикрыл глаза Эдмунд и, сделав шаг к кровати, присел на ее край. – Я пришел поговорить.

– Хорошо. Говори.

– Ты обижена. Вновь обижена… – Лорд будто говорил сам с собой, при этом рассматривая мою комнату так, словно не мог поверить, что такое вообще возможно. – Но на что в этот раз?

– Может, на твое здесь присутствие? – вспылила я, но шепотом, потому что боялась разбудить брата. – Какого черта, Эд?! Это мой мир. Моя жизнь! Твое место на Галионе!

– Позволь мне самому решать, где мое место, Катюша, – раздраженно отрезал лорд, полыхнув в мою сторону огненными бликами, которые поселились в его янтарных глазах.

– А вот это интересно! – Нервы откровенно сдавали, страх сменился безумным куражом, и я взмахнула скалкой. – Так мы вернулись к цели встречи? Давай говори! Какого черта ты делаешь на Земле?

И тут на меня посмотрели. Задумчиво. Пронзительно. С тем жутким прищуром, который заставлял искать защиты. Хоть где! Да хоть за шторой!

– Обживаюсь, – неожиданно улыбнулся Оверъяр, но в этой улыбке я не увидела приязни. Лишь ледяную констатацию факта. – Вот, зашел проверить, как у тебя дела. Арчибальд переживал, что первые дни пребывания в родном мире тебе может грозить опасность, но вижу, что он ошибся и у тебя все в порядке. Семья, питомец, друзья…

Чем дольше говорил Эд, тем сильнее вытягивалось мое лицо. Что за чушь он несет и кто такой Арчибальд?!

– У тебя все хорошо, чему я искренне рад. Хорошо ведь? – все с той же фальшивой улыбкой уточнил лорд.

– Хорошо… – подтвердила я слегка обескураженно.

– Тогда не смею более отнимать твое время…

– Зачем ты снова лжешь? – оборвала я Эдмунда, когда он встал.

– Я не лгу. – Впервые за последние пять минут по лицу лорда скользнула настоящая, а не притворная эмоция.

Злость.

– Лжешь, – повторила я с нескрываемым ехидством. – Я никогда не поверю, что род помог тебе переместиться в этот мир и одарил телом лишь затем, чтобы проверить, как я.

– Я и не говорил этого, – вернул ехидную ухмылку Эдмунд и сделал шаг ко мне, отчего я неосознанно вцепилась в скалку еще крепче. – Но все, что я не сказал, ты уже знаешь и сама, однако стоически отказываешься признавать это. Не вижу смысла повторять это снова и снова. Я просто выжду время, а когда ты прекратишь злиться на меня из-за ерунды, мы и поговорим.

И пока я приходила в себя, ловя воздух ртом, самый бессовестный из Оверъяров… просто скрылся в портале.

– Из-за ерунды?! – наконец смогла возмущенно выдохнуть я, но было уже поздно.

Портал закрылся, оставив после себя легкий запах сырости, озона и почему-то роз. Огромный кремовый букет упал на меня с потолка спустя еще секунду, из-за чего я нарушила тишину не только визгом, но и несколькими нецензурными выражениями.

– Ящер бессовестный!


Глава 7 | Попаданка. Если вас убили | Глава 9