home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Из-за адреналиновой встряски от встречи я еще долго не могла успокоиться, но потом все же начала мыслить более трезво. Спустя еще минут тридцать глубоких раздумий поняла, что все стало еще сложнее. Эдмунд здесь. Живой. Сильный. Коварный и очень предусмотрительный. Он умудрился не сказать ничего прямо, но и так расклад ясен, как самый солнечный день.

Он пришел за мной.

Любовь ли это?

Сколько ни думала, с какой стороны ни смотрела – так и не смогла ответить на этот вопрос однозначно. Сейчас я могла сказать лишь за себя – я снова боялась. Оверъяр непредсказуем, как наша погода. Сегодня он был ироничен и сдержан, но я видела и иное поведение. В любой момент Эдмунд может потерять терпение, и тогда…

Что будет тогда, я даже представлять не хотела. Сомневаюсь, что в нашем мире есть сила, которая может остановить темного лорда. И что со всем этим делать мне?

Ответ на этот вопрос я искала практически до утра. На потолке, в окне, по стенам… Не нашла, не выспалась и в итоге встала даже раньше брата. Не обращая внимания на противную морось, выгуляла Тузика, впервые за долгое время приготовила полноценный завтрак на двоих и, когда зевающий Пашка зашел на кухню, встретила его ароматами свежесваренного кофе и омлета с колбасой и овощами.

– Та-а-ак… – Специалист по мозгам иных критичным взглядом окинул стол, затем меня, задумчиво хмыкнул и сел напротив. – Кому-то нужна консультация специалиста?

– Нужна, – согласилась я, не поддержав подтрунивающий тон брата. – У меня проблемы.

– В пять минут уложишься или придешь на прием? – моментально посерьезнел Павел Александрович.

– Надеюсь, уложусь. – Я глубоко вдохнула, перевела взгляд на свою кружку и, пока не передумала, торопливо заговорила: – Эдмунд Оверъяр, пятнадцатый темный лорд мира Галион, здесь. Приходил ко мне ночью магическим порталом прямо в спальню. Живой, одетый по земной моде.

– Что хотел?

На этот вопрос сложно было ответить кратко, но емко, так что пришлось постараться.

– В том мире он, как и я, был призраком. Через несколько дней после знакомства сказал, что любит и хочет на мне жениться.

Пашка удивленно присвистнул, но все равно деловито уточнил:

– А ты?

– А я думала, что мы друзья… Все начиналось вообще якобы с опекунства, – задумчиво пробормотала я и закусила губу. Подняла на брата сухие от недосыпа глаза и попыталась объяснить свою позицию. – Он не ухаживал, не проявлял внимания, не делал комплиментов и намеков. Просто знакомил с миром, замком и помогал приспособиться к жизни после смерти. Понимаешь? А потом просто пришел и заявил, что любит и не против взять меня в жены! Не против! Знаешь, как меня это взбесило? Да ему чертова туча лет! И он ящер, в конце концов!

– Успокойся. – Пашка деловито посмотрел на часы, чуть поморщился, отхлебнул из своей кружки, немного подумал и наконец пришел к решению. – Ночью о чем говорили?

– Ночью разговора не вышло, – устало хмыкнула я и подперла рукой подбородок. Спать хотелось – просто ужас. – Я была зла и взвинченна. Он это увидел и заявил, что мы поговорим тогда, когда я успокоюсь, и после этого сразу ушел.

Не забывая завтракать, братишка задавал короткие, но правильные вопросы:

– Координаты оставил? Адрес, телефон?

– Визитку! – Фырканье вышло нервным. – Вот, оцени.

И бросила на стол черный картон с золотым тиснением.

Когда я вчера нашла в букете не только открытку с комплиментом, но еще и самую настоящую визитку с адресом и телефоном, то сначала долго не могла поверить своим глазам. Этот бессовестный ящер мало того, что сумел обзавестись живым телом, так еще и в моем мире уже обжиться умудрился. И где? В историческом центре города! Не поленилась, пробила адрес по Интернету, обследовала городской форум и узнала, что именно там совсем недавно были отстроены не самые шикарные по меркам страны, но тем не менее весьма презентабельные современные офисы-особняки. В одном из них и обосновался господин Оверъяр, умудрившись выкупить не просто какой-то там крохотный офис, а целое трехэтажное здание, потому что на визитке значился лишь номер дома.

– А теперь сформулируй проблему, – деловито резюмировал дипломированный психиатр, внимательно изучив визитку и вернув ее мне.

– Я его боюсь.

– Он дал повод? – нахмурился Пашка. – Угрожал, ударил?

– Не меня. Внука.

Братишка недоверчиво вздернул бровь, и пришлось еще немного приоткрыть завесу прошлого.

– При мне он избил его два раза с интервалом в сутки. Первый раз – в лаборатории, когда его внук, нынешний правящий лорд, пытался меня оживить, а затем грозился убить, а второй раз – наутро, когда мы с Костей напились с горя и провели ночь в одной кровати. Без интима! – торопливо уточнила я, когда вторая бровь братишки иронично поползла к первой. – Вломился утром в спальню, естественно, все неправильно понял, сдернул Костю с кровати и отделал так, что тот выжил лишь чудом.

– Значит, ревнив…

– Очень, – кисло согласилась я.

– Так. – Братишка вновь глянул на часы и поморщился. – Время. Я, конечно, подумаю обо всем этом, но и тебе рекомендую сделать то же самое. Постарайся пока его никак не провоцировать, раз уж он настолько вспыльчив и непредсказуем. Кстати, ответные чувства есть?

– Нет, – уныло выдохнула я. – Если бы были, я б не парилась. Я просто не воспринимаю его как гипотетического парня. Тем более – как мифического мужа. Ему около тысячи лет, и буквально еще неделю назад он был призраком. А еще он такой безупречный, могущественный, умный, красивый, богатый и все остальное, что я элементарно не понимаю, почему он зациклился именно на мне. Не верю я в его чувства, понимаешь?

– Понимаю, – деловито кивнул братишка, даже не думая ерничать, и отправился одеваться, повысив голос, чтобы я слышала: – Тогда пока придерживайся моей рекомендации, а там что-нибудь придумаем. Ты о нем уже уведомила тех, кого следует?

– Нет.

– Чего ждем?

Чего-чего… Озарения?

Вздох получился тоскливым, но я понимала, что Пашка прав. Необходимо поставить в известность о ночной встрече не только Петра, но и Тура, ведь они прямо мне об этом говорили. Но как это сделать, если я элементарно боюсь за них? Может, и зря, ведь они профессионалы, а это всего лишь регистрация и, по сути, формальность, но снедало меня нехорошее предчувствие… А так ли законопослушен Оверъяр? Откуда у него деньги на шикарную жизнь? Особняк, одежду? Где мог взять настолько крупные суммы темный лорд, учитывая то, что в этом мире он меньше недели?

То-то и оно.

– Все, я пошел. Будут проблемы – звони.

Да, господин доктор.

Ну вот… Теперь и я в числе пациентов уважаемого господина Измайлова. Дожили!

До контрольного времени, когда за мной заедет Петр, оставалось около сорока минут, которые я провела в бездумной медитации над остывшим кофе. Глаза то и дело закрывались, больше всего хотелось плюнуть на условности, отключить телефон и рухнуть обратно в кровать, но я не могла позволить себе подобной роскоши. Больничные у нас не оплачивались, прогулы не поощрялись, ко всему прочему, это существенно сказывалось на премиальных, так что вариантов у меня не было.

В зеркало я посмотрела лишь раз, перед выходом, но сразу же поняла, что сделала это зря. Мало того, что серые круги под глазами и покрасневшие белки, так еще и ненакрашенная, унылая, раздраженная и просто уставшая от бессонной ночи.

Мой вид в полной мере оценил Петр и моментально посуровел.

– Рассказывай.

Вот и пытайся оградить их после этого…

Я вдохнула поглубже, предчувствуя, что меня сейчас будут отчитывать, а затем начала признаваться:

– Оверъяр ночью приходил. Прямо в спальню. Порталом.

Во взгляде опера читалось осуждение вперемешку с тревогой, но прерывать меня Петр не спешил.

– Визитку оставил. – Черный кусочек картона перекочевал в мужскую руку. – Но внятного разговора так и не получилось.

– Разберемся, – хмуро кивнул мой добровольный рыцарь, и визитка отправилась в нагрудный карман, а мне вновь достался цепкий взгляд. – Ты сегодня вообще спала?

– Нет.

– Тогда выходи.

Э…

– На правах куратора имею полное право отстранить тебя от работы, – на полном серьезе заявил Петр и даже выбрался из машины, чтобы открыть мне дверь, потому что я просто впала в ступор. – Выходи.

– Меня уволят. – Я попыталась аргументированно сопротивляться, но попытку не оценили и буквально вытащили меня из машины силой. – Петр!

– Не уволят, – самоуверенно заявил опер и подтолкнул меня к подъезду. – У тебя налицо – нервное истощение с истерическим уклоном. Нам для полного счастья еще нервного срыва темной леди не хватало…

Все это говорилось по пути в квартиру, где нас встретил недоумевающий Тузик, моментально принявший самонадеянного опера за своего, о чем говорил интенсивно ходящий из стороны в сторону хвост и любопытствующий взгляд.

– Завтракала? – тем временем поинтересовался товарищ куратор, снимая с меня плащ.

– Завтракала, – обиженно буркнула я, хотя мысленно признавала, что следующие несколько часов лучше провести в кровати, а не за рабочим местом. – Меня точно не уволят?

– Даже отсутствия не заметят, – подтвердил Петр и вновь чрезвычайно сурово заглянул мне в глаза. – А сейчас отставить разговоры, марш к себе в комнату и спать. Как проснешься – позвонишь. Если придет снова – позвонишь. Случится что – позвонишь.

– Да, нянюшка, – не удержалась я от ехидства, но спорить не стала. Лишь вздохнула и с тревогой посоветовала: – Вы с ним там поаккуратнее, хорошо? Все-таки темный…

– Это наша работа, – подбадривающе подмигнул мне опер и отправился по своим делам.

Я же, закрыв за Петром дверь, устало прикрыв глаза и переставляя ноги практически через силу, поплелась в свою комнату…

– Значит, друзья? – угрожающе прозвучало со стороны окна, и мои глаза распахнулись сами по себе.

Сон как рукой сняло! Но если в первые мгновения меня охватил страх, то затем я разозлилась так, что в голове что-то щелкнуло, а глаза заволокло кровавой пеленой ярости.

– Это мой дом. – С моих губ сорвалось настоящее змеиное шипение, а пальцы, враз облачившиеся в каменный доспех, неосознанно сжались в кулаки. – Моя комната… Моя жизнь! Какого черта, Оверъяр, ты в нее лезешь?!

Рядом грозно зарычал Тузик, всем своим видом намекая на скорейшее нападение, но лорд даже бровью не повел. Практически неуловимо, едва ли на миллиметр вздернул подбородок, недовольно поджал свои безупречные губы и лишь спустя бесконечно долгие двадцать секунд ровно и безэмоционально произнес, умудряясь при этом глядеть сквозь меня:

– Я пытаюсь этого не делать, Катерина, поверь. Даже слово дал… – Лорд прикрыл черные как сама бездна глаза, словно это могло ему помочь, а в тоне его проскользнула невыносимая горечь. – Но это сильнее меня. Прости.

Последнее слово упало хрупкой вазой и разбилось на тысячу осколков. Я сморгнула, напряженно прищурилась, обострившейся интуицией чувствуя, что сейчас это не пустой звук, а искреннее раскаяние, и, не представляя, что делать дальше, сначала переступила с ноги на ногу, а затем растерянно присела на кровать.

Злиться на такого Эда не получалось. Он был таким… потерянным.

Я же вновь почувствовала себя слишком уставшей, чтобы ругаться. Да и просто говорить… О чем? Лорд тоже молчал, словно ждал от меня первого шага, при этом так и оставшись стоять с закрытыми глазами, а я…

Опять он играет нечестно!

В душе возник детский и откровенно глупый порыв просто лечь на кровать, отвернуться, закрыть глаза и сделать вид, что в комнате, кроме меня, никого нет, но я осознавала, что это чересчур малодушно даже для меня. Взрослые и ответственные люди так не поступают. Вот только как они поступают? Кто мне скажет?

– Чего ты хочешь? – наконец устало спросила я, понимая, что еще минута – и точно лягу, наплевав на все.

– Я прошу дать мне второй шанс, – тихо произнес Эд, открыв глаза и сосредоточившись на мне. – Давай попробуем забыть о тех недоразумениях, что произошли с нами на Галионе, и начать с чистого листа. Ты больше ничего и никому не должна. Над тобой больше не висят смертельные обязательства и, я уверяю, никогда не повиснут. Просто… Позволь мне ухаживать за тобой. Позволь нам обоим узнать друг друга ближе.

На этот раз не было ни воодушевленного пафоса, ни бахвальства, ни фантастических обещаний, ни грандиозных планов на ближайшие сто лет. Лишь твердый взгляд да слова, идущие, казалось, прямо из души. И я поверила ему сразу.

– Хорошо.

Улыбка вышла слишком усталой, а зевок я и вовсе едва успела прикрыть ладонью. Но прежде чем лорд обрадованно вскинулся, я наставила на него палец.

– На моих условиях! Первое – больше никаких несанкционированных проникновений в мой дом! Второе – никаких силовых и прочих запугивающих мер по отношению к моим друзьям и знакомым. Я ни с кем из них не встречаюсь, и если тебе что-то почудится, то первым делом потрудись уточнить у меня!

Губы темного лорда тронула абсолютно неуместная усмешка, словно я говорила откровенную чушь, но я не собиралась останавливаться.

– Третье – искренне надеюсь, что ты законопослушный гражданин моей страны, потому что встречаться с преступником я не буду. И четвертое! – Пришлось повысить голос, потому что лорд хмыкнул совсем уж не по-светски. – Никаких провокаций и глупых выходок! Никаких «шалостей» и уж тем более ваших фирменных темных подлостей!

– Как скажешь, моя прекрасная леди, – явно подначивая, заявил Эдмунд и склонился в шутливом поклоне. – Не уверен, что это будет легко, но постараюсь. А теперь прошу позволить мне начать выполнять твои распоряжения.

Почему-то захотелось бросить в паяца тапкой. Увы, все тапки остались в коридоре.

Все-таки, что ни говори, а он все тот же Оверъяр. Непредсказуемый, самоуверенный и явно уже что-то задумавший. Но почему-то сейчас я его больше не боялась. Словно спало то дикое наваждение, которое охватило меня в последние дни. Да, он темный. Даже лорд. Красивый, зараза… И такой обаятельный, когда улыбается, что хочется поколотить!

Даже интересно, Ольга сразу зубы в порошок от зависти сотрет или сначала желчью изойдет?

Эдмунд уже открыл портал, когда я все-таки решила его предупредить:

– Ты уже знаешь, что у нас положено регистрироваться всем тем, кто обладает определенными силами?

– Да.

И столько невысказанной иронии я увидела в обращенном на меня взгляде, что с подозрением уточнила:

– И наверное, уже в курсе, что скоро к тебе придут особенные гости…

– Я не трону их, моя леди, – еще шире усмехнулся Оверъяр, а в его янтарных глазах заплясали ехидные темные огни, – изволь не беспокоиться о своих друзьях.

И тут же, посерьезнев, закончил:

– Отдыхай, Катюша. Я позвоню тебе вечером.

Уже отключаясь, причем так и не найдя в себе силы раздеться, я вдруг подумала: «А откуда у Эдмунда мой номер телефона?»


– Господин, к вам посетители, – почтительно склонился перед темным лордом бес и с легким отвращением добавил: – Из управления…

– Я жду их, – удивил слугу Оверъяр и небрежно взмахнул рукой. – Проводи их ко мне и распорядись подать чаю.

Снова поклон, причем на этот раз – еще почтительнее, и бес торопится уйти, чтобы исполнить волю своего господина. Думал ли когда-нибудь Эйджи, родившись в захолустной приморской деревеньке на отшибе цивилизации, что однажды всего в двух шагах от его укрытия откроется межмировой портал и из него шагнет самый настоящий темный лорд? Да даже мечтать не смел! И теперь он и вся его родня, радостно преклонив колени и дав клятву своему кумиру, нарадоваться не могут смене места жительства и рода деятельности. Ведь на что они могли раньше рассчитывать? Трущобы, закоулки, темные подворотни и объедки – во всех мирах бесы без хозяев считались отребьем и их не шпынял только ленивый.

Но теперь! Теперь у них есть хозяин! И какой? Самый лучший! Самый могущественный и великодушный! Он им даже личины выдал! Самые настоящие! Теперь можно не только ночью подворотнями передвигаться, чтобы, не приведи Бездна, на глаза людишкам не попасться, но и днем на улицу выходить! На любую улицу! А комнатки? Теперь у них есть собственные комнатки! Кровати, тарелки, одежда!

За одно это весь их род боготворил своего господина, вернувшего им смысл жизни.

И сейчас, когда опера из управления вздумали прийти в дом господина без приглашения, да еще и имеют наглость настаивать на встрече вне расписания, Эйджи был готов растерзать их на месте. Как смеют эти нелюди беспокоить его темнейшество по столь мелкому поводу, как регистрация? Как захочет – так сам и придет!

Но, оказывается, господин их уже ждал и наверняка теперь руки потирает, ведь это опера пришли к нему на поклон, а не он к ним по повестке явился… Как же он коварен, его обожаемый хозяин!

– Господа, – в голосе беса, исполняющего обязанности лакея-дворецкого, не было ни грамма почтительности, а по губам личины, изображающей нескладного долговязого подростка, скользила ехидная ухмылка, – прошу пройти в кабинет господина Оверъяра. Вас ожидают.

– Бесы теперь настолько богаты, что могут позволить себе личины? – холодно поинтересовался в ответ Тур, изучая наглеца пронизывающим взглядом.

Причем интересовался он почему-то у своего спутника.

– Подарок лорда, – удивленно приподнял бровь Петр, без труда считав все без исключения поверхностные мысли лакея. – А нас и правда ждут… Интересно.

– Темные никогда не были дураками, тем более лорды, – со знанием дела отметил начальник Архангельского управления и лишь после этого отвел тяжелый взгляд от беса, чья спина уже покрылась ледяными каплями пота.

Как-то забыл Эйджи, каким жутким может быть начальник управления.

– Так куда нам идти? – деловито поинтересовался Петр, когда пауза затянулась.

– А?! А вот сюда! – отмер Эйджи, указал рукой вдоль коридора, ведущего вглубь дома к рабочему кабинету господина, и даже чуть припрыгнул от испуга, когда опера шагнули. Отшатнулся в сторону, развернулся на пятках и припустил вперед. – Сюда-сюда… Вот!

Услужливо распахнутая дверь впустила служителей закона в кабинет, который, безусловно, поражал своей непривычной обстановкой. Можно было назвать это строгой классикой, если бы в отделке стен преобладало дерево, а не камень. Внушительный стол темного дерева, огромный камин, несколько викторианских кресел для посетителей, кресло подороже для хозяина, ковер на каменном полу, люстра ручной работы на высоком потолке с лепниной, наисвежайший ремонт с явным использованием мощной магии – ни одна деталь, поражающая своей изысканностью и ценой, не ушла от цепкого взгляда гостей, но на это им хватило всего нескольких секунд. А затем их внимание переключилось на хозяина кабинета.

Пятнадцатый темный лорд иного мира Эдмунд Оверъяр при всем желании не был похож на страх и ужас всей Темной половины мира Галион. Тридцатилетний доброжелательно улыбающийся блондин, чьи волосы едва уловимо переливались всеми оттенками неба, одетый в светло-серый дизайнерский костюм-тройку, голубую рубашку и ярко-синий галстук, естественно, не встал при появлении представителей закона, но все же выказал им свое расположение.

– Добрый день, господа. Присаживайтесь. С кем имею честь беседовать?

Прежде чем ответить, Тур несколько мгновений внимательно смотрел в непривычного цвета оранжевые глаза гостя из иного мира, но так и не увидел в них ни одной эмоции, кроме доброжелательной сдержанности. Силен… И очень опасен.

Что ж, для начала поиграем в хороших полицейских.

– Тур, смотрящий региона, – коротко представился мужчина, намного более похожий на темного, чем хозяин дома. – Мой подчиненный, Петр.

– Эдмунд Оверъяр, – кивнул в ответ лорд, не став перечислять всех своих титулов, которые оставил на Галионе.

Правда, Петру достался намного более пристальный взгляд, чем Туру, что заметили оба гостя, но вслух ничего произнесено не было. На всякий случай опер возвел все возможные ментальные щиты, что явно не ускользнуло от внимания лорда, но он лишь едва уловимо прищурился. Правда, с ехидством…

– Так чем обязан вашему вниманию? – вновь заговорил лорд, когда молчание затянулось.

– В нашем мире действуют определенные правила, – зашел немного издалека Тур, все больше ощущая себя не ведущим, а ведомым.

Ощущение было не из приятных. Казалось, гость иного мира знает все наперед и играет с ними, как кот с мышами. Умудренный опытом, невероятно могущественный и пока что сытый кот…

– Да, меня уже ознакомили с некоторыми вашими правилами, – небрежно согласился со смотрящим Оверъяр. – К сожалению, я не смог посетить ваше управление из-за неотложных дел, но если вы назначите мне день, то обязательно выполню все положенные законом инструкции. – Ироничная улыбка тронула губы лорда. – Я всегда был на стороне закона.

Мысленно отдав должное выдержке лорда, Тур тем не менее к выходу не торопился.

– Рад слышать. Но, прежде чем мы уйдем, я бы хотел задать вам несколько безотлагательных вопросов.

– Конечно, прошу, – даже и не подумал пререкаться со смотрящим лорд.

В это мгновение в дверь робко постучали и на пороге появилась опрятно одетая пожилая бесовка под личиной полноватой старушки невероятно благообразной внешности. С обожанием служанка взглянула на своего господина, слегка пренебрежительный взгляд достался гостям, а затем она вкатила в кабинет тележку с чаем и выпечкой. Поить и угощать подобных гостей не хотелось никому из прислуги, но такова была воля их господина, и они даже мысленно не смели его ослушаться.

– Ваш чай, господин.

– Спасибо, Матильда, – поблагодарил бесовку лорд, и та, просияв, как юная девушка, поторопилась выйти, чтобы не мешать важной беседе.

Не став отказываться от угощения и заодно проверяя иномирного гостя на злой умысел (нет ли в угощении чего-то подозрительного), Тур и Петр взяли себе по кружке невероятно ароматного чая и отдали должное изысканному вкусу хозяина кабинета.

Но прежде чем показалось донышко и закончилась изумительная домашняя выпечка, над которой явно трудился профессионал, Тур вернулся к вопросам.

– Цель вашего пребывания на Земле?

– Изучение человеческой природы и отдых, – тонко усмехнулся лорд, пряча иронию под ресницами. – В моем родном мире правит внук, земли и расы давно изучены, а на покой мне еще рано. Гостья из вашего мира, по нелепой случайности попавшая на некоторое время в наш, заинтересовала меня своим взглядом на жизнь настолько, что я решил более подробно изучить ее родину.

– Вы говорите о Екатерине Измайловой? – тут же уточнил Тур.

– Верно.

– Какие у вас планы по отношению к самой девушке?

Тактичность никогда не была в приоритете у смотрящего.

– Это вас не касается, – все с той же снисходительной улыбкой абсолютно ровно ответил Эдмунд, хотя Петр отметил, как потемнели глаза лорда и в янтаре показались угрожающие огненные всполохи. – С моей стороны ей ничего не угрожает.

– Что ж… – Прищурившись в ответ, смотрящий задумчиво скользнул взглядом по стеллажам справа от лорда, заполненным томами юридического и финансового содержания, и решил немного сменить тему. – Тогда поговорим о вашей законопослушности в сфере финансов. – Пристальный взгляд потусторонних черных глаз вернулся к Оверъяру и попытался проникнуть ему под кожу. – Откуда деньги?

– Сбережения прошлых лет, – с напускной небрежностью хмыкнул лорд, без труда выдерживая тяжелый взгляд высшего демона и заодно мысленно удивляясь подобному выверту.

Высший демон – на страже закона и покоя людей? Что-то новенькое!

– Не беспокойтесь, ни один законопослушный гражданин вашего мира не пострадал.

И столько иронии, столько многозначительности было в этой фразе, что всем присутствующим сразу же стало ясно – пострадавшие были. Просто к законопослушным их никак нельзя отнести.

Против своей воли, Петр восхитился выдержкой и предприимчивостью темного, умудрившегося обустроиться в новом мире всего за неделю, да еще и так предусмотрительно прикрыть тылы. По большому счету им даже предъявить ему нечего! А по мелочи и начинать не стоит. Не того уровня противник. Вот только что на это скажут те, кто уже давно поделил этот город между собой и вряд ли будет рад новому соседу?

– Что ж, раз никто не пострадал, то у меня больше нет к вам вопросов, господин Оверъяр, – неожиданно завершил допрос смотрящий и встал с кресла. – Ждем вас на официальную регистрацию у себя в управлении в течение суток. Адрес знаете?

Лорд лишь небрежно кивнул, вновь пристальным взглядом пройдясь по Петру, а затем взмахом руки распахнул перед уходящими гостями дверь, не стесняясь демонстрировать господам законникам мощь своей силы. С учетом того, что Земля всегда была бедна на тех, кто умел так непринужденно пользоваться скудными потоками энергии, данный жест произвел на гостей должное впечатление.

Лишь в машине, уже заводя мотор, Петр задумчиво пробормотал:

– Будут проблемы. Большие проблемы.

– Будут, – согласился его начальник, прикрывший глаза, чтобы составить полную картину прошедшей беседы. – Ты удивишься, но я поставлю на Оверъяра. Есть в нем что-то такое…

– Темное? – иронично хмыкнул опер, за все время, проведенное в доме, так и не сумевший поймать даже отголоски мыслей лорда. Это нервировало.

– Нет, – не согласился с подчиненным смотрящий. Задумчиво пожевал губами и наконец подобрал подходящее определение: – Целеустремленное.


Глава 8 | Попаданка. Если вас убили | Глава 10