home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Очередной дерзкий вопрос окончательно вывел вампира из себя: он разъяренно сверкнул на меня глазами, налившимися кровью, ощерился, склонился к столу, словно собирался на меня прыгнуть… Но, надо отдать ему должное, сумел сдержаться и не совершить ошибки. Мне всего лишь властно указали когтем на дверь и зловеще прошипели:

– Аманда.

Испытывать терпение вампира и дальше желания у меня не возникло, так что я как прилежная пленница поторопилась на выход. За дверью меня уже ожидали, причем не только те четверо, кто привел меня в дом, но и новое действующее лицо.

Выше меня сантиметров на десять молодая стройная брюнетка с ледяным взглядом. На вид ей можно было дать лет двадцать пять, не больше, но в неестественно синих глазах замерла скука, которая моментально накинула ей еще полсотни лет. В отличие от мужчин она выглядела почти как человек: безупречная, немного бледноватая кожа, но не трупного оттенка, аккуратный маникюр и небольшие клыки, заметные, только если очень хорошо присматриваться. Пока следовали к гостевым покоям, я все косилась на идущую рядом дочь вампира и в итоге пришла к выводу, что в целом моя будущая надсмотрщица производит приятное впечатление. Неброский макияж, нейтрального оттенка помада, едва уловимый морской запах туалетной воды, ухоженные волосы собраны в высокий хвост. Из одежды – синие узкие джинсы без дырок и страз, а небольшая грудь полностью спрятана под легкую кашемировую кофточку уютного шоколадного цвета.

Даже удивительно было увидеть настолько обычно одетую и накрашенную вампиршу.

Мы поднялись на второй этаж по боковой лестнице, прошли до конца коридора, и один из вампиров распахнул передо мной дверь, открывая доступ в стильно обставленную гостиную.

– Проходи, – прохладно обратилась ко мне Аманда, вновь приятно удивив очень мелодичным, женственным тембром голоса, при этом и сама тоже вошла в комнату.

Стоило мне войти, как за мной словно по волшебству закрылась дверь, а затем в замке нарочито громко провернулся ключ. Забавно. И как это понимать?

Недоумевая мысленно, задавать вопросы вслух я не торопилась, а предпочла сначала осмотреться. Надо будет – сами все расскажут.

Гостиная была очень уютной, в классическом английском стиле. Песочного цвета тканевые обои с мелким цветочным рисунком, два кресла у стены с двумя окнами, большой диван, на стенах – картины, на полу – ковер с затейливым рисунком. В дальней стене – закрытая дверь, наверняка ведущая или в спальню, или в санузел. Ни телевизора, ни радио, ни игровой приставки, ни полок с книгами.

Непорядок! И как в таких условиях томиться?

– Екатерина Измайлова… – наконец задумчиво протянула вампирша, повернувшись ко мне спиной и отойдя к зарешеченному окну. – Темная леди Оверъяр. Обычный человек с необычной тайной. Не думай, что мне приятно исполнять обязанности, возложенные на меня отцом.

Вампирша повернула голову и окинула меня неприязненным взглядом.

– Вряд ли ты вообще понимаешь, что сейчас происходит…

– Ну почему же. – Я не собиралась оставаться в стороне от обсуждения, которое, кажется, очень хотелось устроить моей надсмотрщице, и направилась к дивану, решив, что ожидание спасения лучше провести за плодотворной беседой. – Оверъяр влез туда, куда его не звали, присвоил то, что ему не принадлежало, а я гарант того, что он одумается и все вернется на круги своя. Верно?

Вампирша заинтересованно обернулась, иронично приподняла бровь, взглядом намекая на то, что я умнее, чем ей казалось, а затем едва уловимо кивнула и грациозно села в одно из кресел у окна.

– В теории? Верно, – цинично усмехнулась Аманда, явно собираясь раскрыть тему более широко. – Но что по факту? Кто он вообще такой, этот Оверъяр? Я видела его лишь мельком, но этой секунды мне хватило, что понять – он своего не упустит.

О, это верно.

Моя понимающая ухмылка вызвала глухое раздражение Аманды, но та лишь неприязненно поджала губы, удерживая негатив в себе. Сильна. И если бы не обстоятельства, я бы хотела узнать ее ближе. Все-таки было в ней что-то такое, что могло заинтересовать.

Спустя минут десять вампирша вновь первой нарушила молчание:

– Не расскажешь мне о нем?

– Что именно?

– Откуда он здесь? Почему Архангельск? Почему территория моего отца? Каковы его дальнейшие планы?

– Извини, но я знаю ответ лишь на два первых вопроса. – На недоверчивый взгляд собеседницы я смогла лишь пожать плечами. – Я не в курсе, где конкретно находится мир Галион, но там род Оверъяров – правящий. Мир поделен на Темную и Светлую половины, и как раз таки именно Темной половиной правит внук Эдмунда. А в Архангельск Эд приехал потому, что здесь живу я. Почему-то он решил, что я стою его сиятельного внимания.

И мило улыбнулась, с интересом рассматривая, как недоверчиво расширяются зрачки Аманды. Как и отец, она предпочитала внимательно смотреть и даже, кажется, принюхиваться, прежде чем заговорить вновь.

– Ты не лжешь… – В тоне вампирши слышалось искреннее недоумение. – Но ты? Почему?

– Повторюсь, но ты не поверишь! – хохотнула я. – Понятия не имею! Он так решил – и все.

– Решил – и все… – задумчиво пробормотала Аманда, явно размышляя уже о чем-то своем. Вновь помолчала, а затем едва слышно проговорила: – Завидую ему. Обоим вам.

На этот раз молчали намного дольше. Не меньше получаса – точно. Я уже подумывала о том, как бы встать и пройтись, изучить обстановку, найти в других комнатах какой-нибудь журнал или книгу, на худой конец – телевизор, как вдруг Аманда отмерла и пристально уставилась на меня.

– Насколько он силен?

– Не знаю.

– Примерно! – требовательно рыкнула вампирша, удивив меня своей настойчивостью.

– Если расстояние не препятствует силе рода, то он сильнее всех земных магов, – твердо проговорила я, припоминая каждый момент своего пребывания в мире Галион, но при этом не собираясь рассказывать дочери врага более детальные подробности. – Полегчало?

– Немного, – съязвила моя надсмотрщица, а затем категоричным тоном заявила: – Значит, так, как только переговоры перейдут в стадию открытого конфликта, держись поближе ко мне, чтобы шавки отца тебя не тронули, когда он отдаст приказ о ликвидации. В идеале перепрятать бы тебя, но, думаю, времени уже не осталось. Все поняла?

Поняла. Но уточнить кое-что желаю.

– Почему?

И снова – длительное молчание, пристальный взгляд глаза в глаза, и лишь спустя минут пять – невероятно искренний, наполненный болью ответ.

– Потому что мне в отличие от тебя с родом не так повезло. Нелепая смерть наследника, поздняя и единственная дочь, да и та – полукровка, тотальный контроль с рождения, ни шагу без присмотра бездушных шавок, ни единой возможности покинуть Архангельск дальше чем на сотню километров, семнадцать умерщвленных парней, причем половина – только потому, что я имела неосторожность им улыбнуться… И это – лишь малая часть того, за что я ненавижу своего отца! Ты думаешь, это жизнь? Это ад!

Под конец лицо Аманды перекосилось от ярости и отвращения, но это длилось не дольше нескольких секунд. Вампирша быстро взяла себя в руки и насмешливо подытожила:

– Если Оверъяр будет так неосторожен, что оставит меня сиротой, я не стану держать на него зла.

Сурово.

– А сколько тебе лет? – полюбопытствовала я, своим неуместным вопросом приведя Аманду в легкое замешательство.

– Восемьдесят семь, – резковато выдала вампирша и недовольно поджала губы. – Это-то тут при чем?

– Не бери в голову. Просто поддерживаю разговор, не в тишине же сидеть. А чем интересуешься? Музыка, танцы, живопись?

На меня вновь посмотрели как на идиотку, но все же немного нервно признались:

– Я врачом хотела стать… Ветеринаром. У меня в детстве даже щенок был. Почти два часа… – Улыбка вампирши была едва уловимой, а продолжение – горьким. – А затем его нашли и свернули ему шею. Давно это было… А ты чем занимаешься?

– В отличие от тебя я никогда не хотела идти в медицину, но с такой наследственностью, как у меня, это нереально. – Мое фырканье вызвало повышенный интерес, так что пришлось рассказывать дальше. – Что мама, что отец – оба врачи от Бога. Брат стал успешным психиатром, а я, с трудом отучившись в медучилище, работаю туроператором. Понятно, что это все несерьезно и нужно думать о будущем, но до недавнего времени меня все устраивало.

Мои ответные признания очень удивили Аманду, и некоторое время меня настойчиво допрашивали о родителях, годах учебы и прочем, что было связано с медициной. Пришлось рассказать и о Тузике: как я его нашла, затем долгое время выхаживала и каким преданным другом он вырос. Поведала и о нескольких эпизодах из жизни, когда знание медицины помогло оказать помощь случайным прохожим, и даже о том, как я создала живоглота, когда решила вспомнить свое увлечение химией.

– Какая же у тебя все-таки интересная жизнь… – Раз десятый тоскливо пробормотала вампирша.

Хотела сказать что-то еще, но вдруг дом вздрогнул.

Мы обе замерли, переглянулись и настороженно прислушались. Дом вздрогнул еще раз, причем намного сильнее – одна из картин не удержалась на стене и грохнулась на пол.

– Началось, – прикусив губу, прошептала Аманда и требовательно указала мне пальцем на дальнюю дверь. – Скорее, будем баррикадироваться.

О том, что я не только под защитой рода, но еще и под защитой Розочки, говорить обиженной дочери тирана-отца я не стала. Все-таки какой бы ни была она приветливой, это запросто могло быть уловкой, и доверять так с ходу я не собиралась. Пусть окажется приятным сюрпризом.

Вот только забаррикадироваться толком мы не успели. Лишь вбежали в комнату, которая оказалась спальней, общими усилиями сдвинули кровать к двери, а в нее уже начали ломиться страждущие. Грохот стоял знатный, и было видно, что защита слишком хлипкая, чтобы долго продержаться, даже с учетом толщины двери из натурального дерева и поставленного на кровать комода, который Аманда подняла без видимых усилий.

Я бросила торопливый взгляд в окно, зарешеченное так же, как и в гостиной, но вынужденная союзница моментально поняла мою невысказанную мысль и лишь поджала губы.

– Решетка рассчитана на силу взрослого вампира-мужчины, мне ее не выломать.

– А вместе?

Все-таки побег казался мне более приемлемым выходом, чем встреча с жаждущими моей смерти вампирами. Защита рода – это замечательно… Но лучше надеяться на себя. Да и на открытом участке отшвыривать от себя кровососов намного приятнее, чем в замкнутом пространстве, где того и гляди кровью и кишками забрызгает. На мой привередливый взгляд – абсолютно неэстетично и негигиенично!

– Вместе? – Меня смерили скептичным взглядом. – Не пойми меня превратно, но…

– Ага. Уже поняла, – фыркнула я, торопливо распахивая створки и силой воли активируя каменные доспехи. – Не умничай, ломай!

Не знаю, что на этот раз подумала о моих умственных способностях Аманда, просто не смотрела на нее, но, когда дверь начала крошиться в щепу, грозя рухнуть в любую секунду, клыкастая союзница встала рядом и взялась руками за решетку.

– Дави наружу на счет три! – скомандовала я, глубоко вдохнула и выпалила: – Три!

Из окна мы не вывалились чудом. Один из шести штырей оказался чуть крепче остальных, и решетка повисла на нем, пока мы обе, испуганно отпрянув от окна, восстанавливали равновесие. За дверью разъяренно зашипели, явно начав догадываться, чем мы занимаемся, и мы, переглянувшись, поторопились взобраться на подоконник и доломать решетку.

А высота тут будь здоров… метров семь, не меньше. Вот буржуи!

– Не бойся, – меня одним рывком подхватили на руки и без предупреждения сиганули вниз. – Держись крепче!

Я вцепилась в шею своей добровольной спасительницы так крепко, что, будь она человеком, наверняка сломала бы ей что-нибудь. Вслед нам неслись заковыристые ругательства, шипение, рычание, а спустя пару секунд еще и преследователи объявились.

Побег закончился, едва начавшись, но все же это был более удачный вариант, чем предыдущий: пятеро кровожадных вампирюг, один страшнее другого, окружили нас на заднем дворе, где можно было хотя бы развернуться. Эх…

Как говорится, волшебная призма, дай мне си… Мм… В общем, род, давай, защищай!

Не сговариваясь, мы встали с Амандой спина к спине. Не знаю, что умела вампирша и как собиралась спасать меня от слуг своего отца, но на свои собственные силы я не очень надеялась. Лет пять назад, будучи активной ролевичкой, я под руководством старших и весьма опытных товарищей освоила несколько приемов самообороны, но с тех пор прошло много времени, и мне ни разу не довелось применить свои знания на практике. Но хотя бы постою красиво!

Следующие несколько минут слились для меня в один бесконечный смазанный миг. Вокруг шипели, плевались, клацали зубами, кричали от боли и ярости, летали, мелькали… А я только и успевала, что прикрывать лицо да отшатываться от мимо пролетающих тел. Ни один удар вампиров не достиг своей цели. Ни один коготь не оцарапал мою кожу. Ни один клык не впился в мою шею.

Спустя несколько минут, когда суета неожиданно закончилась, а рядом с нами не осталось ни одного стоящего на ногах вампира, да и вообще ни одного вампира в принципе, я настороженно обернулась и только тогда поняла почему. Огромная черная дыра-воронка неизвестного происхождения, образовавшаяся прямо в земле всего в десятке метров от нас, абсолютно бесшумно затягивала в себя каждого, кто не успевал зацепиться за что-нибудь. Кто успевал – тех отдирала Аманда, и они тоже улетали. Что странно – ни на меня, ни на вампиршу воронка внимания не обращала, засасывая только врагов.

– Что за… – изумленно прошептала Аманда, когда воронка, «съев» последнего вампира, который пытался прыгнуть на нас из окна, но вместо этого полетел прямиком в черную дыру, схлопнулась с сытым чавканьем, – бред?!

– Понятия не имею, – честно ответила я и снова заозиралась. – Никогда не видела подобного. Но ты лучше держись поблизости, мало ли что.

– Ага, – нервно сглотнула клыкастая союзница и натянуто улыбнулась. Затем ее взгляд метнулся мне за спину, и она испуганно попятилась, пытаясь предупредить об опасности и меня. – Кат-т-тя…

Заранее приготовившись к чему-то жуткому, я стремительно обернулась и… шумно выдохнула от облегчения. К нам с огромной секирой наперевес спешил самый добрый крокодил в мире. За ним торопился самый меланхоличный из минотавров, при этом умудряясь нарочито небрежно нести на плече гранатомет и не обращать на его вес ни малейшего внимания. Слегка запыхавшиеся опера добежали до нас, настороженно осмотрелись, уделив особое внимание спрятавшейся за мной Аманде, а затем Григ обиженно заявил:

– Я не понял, мы кого спасать торопимся? Где враги?

– Кончились, – с искренним сочувствием я похлопала опера по плечу, а затем крепко обняла. – Как же я рада вас видеть! Знакомьтесь, это Аманда. Она друг. Аманда… – Я обернулась к вампирше и жестом предложила ее подойти ближе. – Это ребята из управления, Григ и Свен. Очень хорошие парни. Рекомендую.

Вампирша натянуто улыбнулась и недоверчиво кивнула. В ответ заработала меланхоличный кивок от Свена и заинтересованный взгляд от Грига.

А затем начался разбор полетов. У нас торопливо, но дотошно выяснили, откуда мы здесь, что делали, куда подевали противника и не пора бы спасенным девам поторопиться в машины спасателей, но мы обе категорично заявили, что не пора.

– Вы сами тут откуда?

– Света твоя позвонила Петру, – нахмурился Григ, недовольный моим отказом покинуть место боя. – Мы ничего из ее нервных всхлипов не поняли, и пришлось выехать в офис. Там уже ведьму допросили. Общими усилиями сообразили, что это были вампиры, а потом дело за малым. У нас в городе есть… – Себек покосился на Аманду, чье внимание переключилось на дом, где, судя по приглушенным звукам выстрелов и ломающейся мебели, разгорался бой, и понизил голос: – Был лишь один клан, который мог пойти на такой безумный шаг. Сложнее всего было получить разрешение от регионального совета на спасательную операцию, но когда им пришел магический вестник с ультиматумом от Оверъяра, то документ нам выдали. Ты, кстати, лорда не видела?

– Нет, – в свою очередь нахмурилась я, тоже сосредоточившись на доме, где грохотало все чаще и жутче. Как мощные взрывы, только без огня, дыма и видимых глазу разрушений. – Там ваши или он?

– По идее – наши, но по факту – даже и не знаю, наши такой магией не владеют, – задумчиво пробормотал Григ после очередного оглушающего взрыва, проломившего крышу, и настойчиво потянул меня к воротам. – Давайте отойдем подальше, не нравится мне все это.

Мы успели пройти не больше пяти метров, когда за нашими спинами прогрохотало снова, на этот раз – уже на первом этаже, и всех нас взрывной волной опрокинуло на землю. И что самое страшное – острейшие осколки щебня и стекла поранили всех, исключая меня. Рядом ругнулся Григ, резким движением ладони проводя по затылку и стряхивая с руки капли крови, простонала Аманда, со страхом глядя на вонзившийся в плечо большой осколок стекла, и лишь Свен глухо проворчал что-то неразборчивое и помотал головой, тяжело поднимаясь с колен.

– Продолжаем отход! – грозно рявкнул Григ, когда второй мощный взрыв сотряс дальнее от нас крыло особняка, и подхватил меня на руки.

Аманде оказал помощь минотавр, и нас очень оперативно вынесли за ворота, где стояло больше десятка специализированных бронированных автомобилей группы освобождения, в том числе и одна карета реанимации с плечистыми лохматыми врачами, очень похожими на оборотней. К ним сразу же отнесли вяло сопротивляющуюся Аманду. Попытались отправить и меня, но я лишь отмахнулась, заявив, что благодаря защите рода на мне ни царапины, а кое-кому чешуйчатому стоит повнимательнее отнестись к своему затылку.

Увы, меня не услышали. Сдав нас под охрану оборотней, которые оказались областной группой подкрепления, Григ и Свен, поудобнее перехватив свое оружие, снова отправились в сторону дома, а нам осталось только ждать и беспокоиться.

Несколько раз я замечала сквозь не очень густую растительность живого забора пытающихся перегруппироваться вампиров, пробирающихся к дому из хозяйственных построек, но раз за разом на их пути возникали бездушные черные воронки и жадно поглощали своих жертв. После пятого эпизода, ужасающего своей неотвратимостью, я предпочла отвернуться от особняка, ставшего огромной ловушкой для своих жильцов, и переключила внимание на бледную Аманду. В момент взрыва мы не увидели, но повреждения вампирши оказались куда сильнее, чем показалось вначале. Еще во время боя ей сломали руку и несколько ребер, а осколки усугубили ситуацию, исполосовав спину Аманды. Меня спасла защита рода, Грига и Свена – толстые шкуры и бронежилеты, а вот ей не повезло.

Но, несмотря на все это, Аманда держалась молодцом и даже слегка улыбалась, когда мы встречались взглядами. Врач, грамотно обработавший все раны и повреждения, подключивший капельницу и то и дело грозящий привязать нерадивую пациентку к носилкам, настойчиво рекомендовал ей попытаться расслабиться и уснуть, но Аманда тихонько огрызалась и заявляла, что не устала, спать не хочет, и вообще, на ней все заживает, как на собаке.

– Ты бы и правда поспала, – подошла я к распахнутым дверям реанимационного автомобиля, где ругань между врачом и пациенткой вновь набрала обороты. – Между прочим, врачам виднее.

– Если бы он был одной со мной расы, я бы еще подумала, – нервно огрызнулась уже на меня Аманда, оскорбив оборотня своим заявлением. – Он даже не спросил мою группу крови!

– Да будет вам известно, дамочка, что оборотни могут определить группу крови по запаху, – язвительно парировал доктор и резко обернулся ко мне: – Все, надоело! Сами присматривайте за своей упрямой подругой! Но если швы разойдутся – я не виноват!

И, задрав нос, ушел к своим коллегам.

– Зануда блохастая, – высокомерно фыркнула ему в спину Аманда, но почти сразу скуксилась и с тоской посмотрела на капельницу, где стояло сразу три флакона: с кровью, с физраствором и с незнакомым мне перламутровым содержимым без названия. – Угораздило же меня…

– Потерпи, – пытаясь подбодрить, я сжала пальцы вампирши. – Зато будет что внукам рассказывать.

– Да уж, – смешливо фыркнула Аманда и благодарно сжала мои пальцы в ответ. – Спасибо. У тебя действительно очень интересные друзья.

И спустя несколько минут задумчиво и откровенно сонно пробормотала:

– И хорошие… Везет тебе.

Наверное, в капельнице все-таки было снотворное, а может, его вкололи раньше, но Аманда наконец уснула и я смогла выдохнуть с облегчением. Несмотря на то что она была вампиршей, я за нее все равно очень переживала.

Переживала я и за остальных, но бой в доме все не заканчивался, хотя издалека нам казалось, что особняк практически разрушен, и уже не только я, но и остальные ребята из усиления начали нервничать.

И тут грохнуло так, что затряслась земля, по асфальту поползли трещины, из которых вырывалось магическое серое пламя, пахнуло серой, а особняк вместе с львиной долей участка исчез в огромном провале.

– Нет…

Мой шепот утонул в нервных возгласах оборотней, и я торопливо зажала рот рукой, чтобы не завопить в голос. Сделала шаг, другой… И замерла.

Этого не могло произойти! Не могло!!!

Меня кто-то окликнул, но я, не обращая внимания, сделала еще несколько шагов. Я должна увидеть это сама. Должна. Он не мог…

Не мог умереть так глупо!

– Куда вы идете? Нельзя! Кто-нибудь, остановите ее! – Меня кто-то попытался схватить за руку, но защита рода не позволила, отпихнув незваного спасителя прочь. – Екатерина Александровна!

Нельзя? Кому это нельзя? Медленно повернула голову, смерила глупца оценивающим взглядом и снова шагнула. Я из Оверъяров. Для меня нет слова «нельзя».

До провала осталось всего несколько метров, когда я наконец остановилась. Идти дальше не было смысла – уже отсюда я видела, как далеко внизу пузырится обжигающая жаром лава, которой здесь не место. И в этой прожорливой лаве, не пощадившей никого, кто находился в особняке, погибли все. Опера, группа усиления, Эдмунд… Вряд ли Оверъяр остался в стороне, когда управление начало штурм вампирского гнезда.

Взгляд затуманился, по щеке скатилась слеза, а я все стояла, не в силах сдвинуться с места. Казалось, время остановилось. Больше не дул ветер, не щебетали птицы, и даже солнце, казалось, стало светить тусклее. Еще ни разу я не видела столь страшную картину гибели друзей и близких.

Кажется, только сейчас я окончательно поняла, что могу злиться, кричать, негодовать, требовать, обижаться… но не могу потерять его так нелепо!

Перед глазами проносились самые яркие моменты, а в душе все стремительнее разрасталась ужасающая своей чернотой дыра. Боль… Невыносимая боль… Я была готова пойти на любое безумство, чтобы только избавиться от нее!

– Где она? Куда ушла? Убью идиотов! – кричал кто-то очень далеко, а я сделала еще шаг.

Больно только первое мгновение. Я помню.

В ушах грохотало от бешеного стука сердца, ладони вспотели, разум еще пытался меня отговорить, но тело уже делало следующий шаг.

– Измайлова! Стой! – на грани слышимости завопил кто-то голосом Грига, заставляя меня замереть.

Григ жив?

Мысль не желала сформировываться окончательно. Я замерла, недоверчиво обернулась, готовая в любой момент проклясть шутника… И поняла, что у меня галлюцинации.

Ко мне со стороны ворот и еще не закрывшейся воронки портала бежали сразу пятеро: злющий Тур в драных брюках, залитых кровью, перепачканный в саже Григ, насупленный Свен, сосредоточенный Петр и взбешенный до смены ипостаси… Оверъяр.

– Эд? – лишь успела изумленно прошептать я за мгновение до того, как меня схватили за плечи и оттащили от провала, до которого оставалось лишь два шага. – Ты жив?

– Жив! – рявкнули мне в лицо так яростно, что даже слюной забрызгали. – А ты надеялась на обратное?

– Дурак…

До меня начало доходить, что это не галлюцинации, что они действительно спаслись и успели уйти из особняка порталом, но разум не желал сдаваться так просто. Я жадно всматривалась в черные глаза ящера в поисках подтверждения того, что это все реально, а он ничего не говорил, хмурился и недовольно смотрел в ответ.

Еще мгновение спустя Оверъяр сменил ипостась и отпустил мои плечи…

Вот тут-то я и влепила ему пощечину!

– Еще раз посмеешь меня так напугать, сама убью!

На щеке лорда полыхал алый отпечаток моего гнева, но он даже не подумал к нему прикоснуться или ударить в ответ. Вместо этого меня крепко обняли и тихо прошептали на ухо:

– Я тоже тебя люблю. Выходи за меня замуж уже, а?


Глава 12 | Попаданка. Если вас убили | Эпилог