home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Одним ухом внимательно слушая разглагольствования Эдмунда, вторым уловила странный грохот позади. Землетрясение? Прислушалась внимательнее и перевела вопросительный взгляд на призрака.

– О, не переживайте, Катерина, это внук агрессию скидывает, – беспечно отмахнулся пятнадцатый повелитель. – Кстати, вам очень идет зеленый цвет. Но смею заметить, в нашем мире не принято выходить в свет в пижаме. Может, все-таки переоденетесь?

– А как?

– Просто представьте. Сосредоточьтесь и представьте.

Я удивилась, но послушно зажмурилась, чтобы ничего не мешало сосредотачиваться, и попыталась максимально точно представить свой любимый летний сарафан.

– Хм… эм…

Сконфуженное хмыканье Эдмунда насторожило, и я, торопливо распахнув глаза, посмотрела на себя.

Елки-моталки! Теперь понятно, почему призрак стоит ко мне спиной и предпочитает рассматривать потолок. Я в одном нижнем белье!

Ну хоть в белье. Не представляю, смогла бы я оставаться здесь и дальше, очутись перед Эдмундом вовсе без белья. Но все равно неловко, да…

– Катерина, это не совсем то, что я имел в виду, – вновь деликатно кашлянул Эд.

– Понимаю… – Я старалась изо всех сил, но сарафан все не появлялся, и я, расстроившись, что не обладаю способностями к смене одеяний, тоскливо вздохнула. – А вы мне не поможете? Что-то у меня не получается…

– Сосредоточьтесь получше, – вместо реальной помощи посоветовал пятнадцатый повелитель. – Возможно, вам не хватает сильных эмоций? Порой именно они дают толчок к освоению различного рода способностей.

– Эмоции? Например?

– Думаю, в вашем случае может помочь злость. Вы ведь злитесь? На свою смерть, на Константина, на то, что не получается одеться? Разозлитесь! Всерьез!

На этот раз совет показался мне дельным, и я, по очереди вспомнив все свои неудачи, сорванные планы и просто промахи, зажмурилась, сжала кулаки и зарычала в лучших традициях разъяренной воительницы. Да чтобы у меня – и что-то не получилось? Да я самого семнадцатого повелителя до истерики довела!

По телу прошла ощутимая дрожь, лодыжек коснулась практически невесомая ткань, и я, охнув от неожиданности, оборвала рычание на высокой ноте.

– Есть! – радостно возликовала я, когда поняла, что все получилось и теперь я не мисс Неглиже, а практически светская дама в струящемся светло-зеленом платье из переливающегося непрозрачного шифона.

Правда, на мой вкус, платье было чересчур скромным: с вырезом-лодочкой и облегающими рукавами до запястья, но благодаря невидимому и неощущаемому корсету в этом наряде у меня была высокая и весьма выразительная грудь и тонкая талия. В целом одобряю.

Перевела сияющий взгляд на Эдмунда, до сих пор деликатно стоящего ко мне спиной, и окликнула:

– Эд? Посмотрите, что у меня получилось.

– Прекрасно! – по достоинству оценил мое преображение призрак и одобрительно улыбнулся. – Намного лучше, чем ваша пижама. А теперь, я думаю, нам стоит с вами кое-куда прогуляться. Скажите, как далеко от дворца вы погибли?

Вопрос моментально насторожил, и я недоверчиво нахмурилась.

– Вам зачем?

– А затем, моя дорогая Катерина, что мой внук не дурак, – наставительно поднял палец Эдмунд. – Мы с вами для него – нежелательный элемент. И если меня он изгнать не может, так как это противоречит правилам рода, то, найдя ваше тело, сделает это с легкостью.

Он чуть прищурился, явно оценивая эффект, который произвели на меня его слова, а затем с лукавой усмешкой поинтересовался:

– Ну так что? Ваше решение, Катерина? Будем вас прятать?

Хватило мгновения, чтобы взвесить все «за» и «против».

– Конечно будем!

И сама подхватила его под руку, чтобы он ни в коем случае не передумал. Пускай даже призраком, но жить мне хочется!

До нужного ущелья мы добрались в кратчайшие сроки. Я словно чувствовала, куда идти. Словно меня что-то звало, словно физическое тело являлось для меня маяком. Тело… мое тело. Странно было об этом думать. Еще страннее – его видеть. Держа в руках цветок, пока Эдмунд магией поднимал и перекладывал камни, кусала губы. Странно. Страшно. Вот показалась нога. Рука. Окровавленное лицо. Света местной луны хватало, и все было видно отчетливо. Да, когда черти обрушили на меня камни, они не беспокоились о том, что я решусь на раскопки. Они вообще об этом не думали.

Не выдержав, я зажмурилась. Зареветь так и не смогла, но от этого было только хуже. Гадко, как же гадко…

– Катерина, не надо так переживать. Успокойтесь, я ликвидировал все повреждения. Откройте глаза, нам с вами еще обратно идти.

– Обратно? – Я недоуменно взглянула на Эдмунда. – В смысле обратно? С моим телом?

– Конечно! А как вы думали? Где мы вас прятать будем?

– Где?

И правда. Этот вопрос мы как-то не успели обсудить по дороге сюда.

– Конечно же в родовой усыпальнице! – воодушевленно просветил меня призрак.

– В смысле «конечно»? Почему «конечно»?

Выбор места был более чем странен, и я не понимала, чему так радуется Эд. Все-таки иногда он напоминал сумасшедшего, и мне рядом с ним было откровенно неуютно.

– А потому, моя дорогая Катерина, что это последнее место, где мой внук будет вас искать, – охотно пояснил Эд. – Идемте, не стоит медлить.

И пока я еще решала, стоит ли доверять мертвому темному лорду и не станет ли хуже, он уже взял мое тело на руки и требовательно кивнул в сторону, где находился замок.

– Идемте, Катерина. В родовой усыпальнице покоятся исключительно женщины рода Оверъяр. Мужчин в нашем роду принято кремировать, это вы можете наблюдать на моем примере. Уверяю вас, это оптимальное место для вашего тела.

Что ж, пожалуй, поверю. В любом случае у меня самой иных вариантов нет.

– А почему мужчин кремируют? – поинтересовалась я по пути обратно.

– Традиции, моя дорогая, – небрежно пожал плечами Эдмунд, умудряясь практически лететь над скалами с моим телом в руках, давать советы по передвижению мне, да еще и поддерживать светскую беседу. – Но возникли они не на пустом месте, поверьте. Все дело в том, что мы, темные лорды, невероятно сильны в магическом плане. Наша жизнь продолжается даже после смерти. Подумайте, каково править, когда за спиной стоят души всех предыдущих темных лордов?

– Да уж… Наверное, не очень приятно.

– Верно. И именно поэтому нас и кремируют, а наши души запечатывают в сосуды с прахом. Из сосуда сложно выбраться, намного сложнее, чем из тела, вы уж мне поверьте.

– И что? В вашем мире все так живут? Умер, а потом в призраки?

– О нет, дорогая, вы меня не услышали – это проклятие лишь таких могущественных родов, как наш. Темные и светлые лорды – правящая элита. Мы не уходим на перерождение, мы вынуждены существовать вечно. Души остальных существ после смерти физического тела уже через сорок дней отправляются на перерождение и через некоторое время рождаются заново. Новое тело, новая жизнь, новый этап.

– А я?

– А с вами сложнее, – опечалился пятнадцатый повелитель так, словно сочувствовал абсолютно искренне. – Вы дитя иного мира, ваша душа принадлежит иному миру. Погибнув здесь, да еще и при весьма трагических обстоятельствах, вы оказались в ловушке этого мира. Самостоятельно душа не может покинуть его пределы. Но, как вы уже поняли, существует вариант изгнания. Нужно всего лишь выслать тело за пределы нашего мира, и душа тут же отправится за ним. А вот тут уже возникает несколько скользких моментов – если тело отправить не в родной мир, то душа станет неупокоенным духом. Тут уже все зависит от насыщенности мира магией – если магии в мире хватает, то душа будет сильной и яркой, вот как сейчас, а если же ваше тело отправить в один из техногенных миров, где магии практически нет, то вы станете сущностью, чьих сил едва ли будет достаточно для того, чтобы осознавать окружающую среду. В общем, самым оптимальным вариантом для вас будет попасть в свой родной мир и уйти на перерождение, но шансы на это близки к нулю. Не зная координат, невозможно открыть портал в конкретный мир.

– А что за координаты? Название мира или что-то еще?

– О нет, конечно же не название. В первую очередь – расположение относительно центральной оси Древа, затем – ветка, затем – вариативность бытия…

Рассказывая и рассказывая, Эдмунд наводил на меня все большую тоску. Мне эти слова вообще ни о чем не говорили! То есть получается, я никогда не попаду домой? Я никогда не стану новым маленьким человечком? Никогда-никогда?

Вывод был ужасен, но вместо тоски я почувствовала злость. И даже нашла, на ком ее выместить.

Костик… Ты еще не знаешь, но вскоре твоя жизнь превратится в ад! Я уж постараюсь!

– Эдмунд, скажите, а почему ваших женщин не кремируют?

– Все очень просто. Ни одна из них не была сильной магичкой, чтобы восстать призраком после смерти. Ни одна из них не является урожденной Оверъяр, все они лишь жены лордов. – Подробно отвечая на мой вопрос, Эдмунд взял немного правее центрального входа, и в итоге мы вышли к ничем не примечательной скале. – А вот и усыпальница.

Мы остановились, и я внимательно осмотрела сплошную стену. Если не предполагать, что едва заметная дверь – вход в усыпальницу, то никогда и не узнаешь, что это действительно усыпальница. Кстати, что стоим, кого ждем?

– Эдмунд?

На мой вопросительный взгляд призрак немного натянуто улыбнулся, что меня сразу же насторожило.

– Есть небольшая загвоздка… – Пятнадцатый лорд положил мое тело на камни. – Я ведь уже упоминал, что в усыпальнице покоятся лишь женщины рода Оверъяр…

– И? – напряженно поторопила я.

– На данный момент вы не принадлежите к роду Оверъяр.

– И? – Медленно, но верно зверея, я сжала кулаки.

И это у женщин – неправильная логика?! Зачем мы вообще тогда сюда шли?!

– Значит, вам необходимо стать ею, – загадочно блеснув глазами, с пугающей улыбкой произнес лорд и абсолютно неожиданно преклонил передо мной колено и протянул руку. – Милая Катерина, согласны ли вы стать женщиной рода Оверъяр?

Я несколько раз сморгнула, не веря своим глазам и ушам, нахмурилась, наклонила голову, неизвестно на что надеясь, а затем осторожно уточнила:

– В смысле? Замуж, что ли, за вас?

– А желаете? – с непонятным для меня коварным блеском в глазах произнес Эдмунд.

– Нет! – выпалила я прежде, чем подумала, что могу оскорбить призрака своим отказом. Но тут же поторопилась исправить ситуацию, чтобы он ни в коем случае не передумал мне помогать. – Ну… В смысле мы совсем не знакомы, и я в принципе не хочу замуж… Да и вы – лорд, а я…

И максимально искренне и невинно улыбнулась.

– А вы – юная и невероятно милая дева, пострадавшая из-за халатности слуг Константина, – резковато закончил за меня Эдмунд, словно ему не понравилось то, что я озвучила очевидную разницу в социальном положении. – Прошу простить за глупое предположение, я не желал вас смутить. Конечно же я имел в виду совсем другое: я предлагаю вам свое покровительство. Если так можно выразиться, то в каком-то смысле я предлагаю вам стать моей приемной дочерью.

– Зачем? – растерялась я. – Вам-то это зачем?

Лорд удивленно приподнял бровь, а я взяла себя в руки и строго проговорила:

– Может, я действительно мила и очаровательна, но это совсем не повод принимать в знатный род призрака с улицы. В чем ваша личная выгода?

– Катерина!

Эдмунд выглядел искренне возмущенным, но я не собиралась сдавать позиции. Я чувствовала подвох. Знала, что он есть. Да его просто не могло не быть! Кто я – и кто он?

– Хорошо, – наконец сдался призрак под моим пристальным взглядом. – Вы правы, я делаю это не просто так. Все дело в том, что я ваш должник. Вы дали мне возможность на некоторое время вернуться в мир живых, и поверьте, для меня это значит очень многое. Может, я и мертв, но благородства и чести не растерял. И смею заметить: отрицая свою привлекательность, вы категорически не правы! Пусть духи Бездны разорвут меня на части, если я солгу о вашей красоте!

Смутив восторженным комплиментом, лорд окончательно привел меня в смятение, и я задумалась о его предложении уже всерьез. А может, и правда стоит рискнуть? Ведь в целом ничего не изменится. Да, я стану его подопечной. Вроде как даже Оверъяр. Приемной дочерью… И заодно – теткой Константина. Хм, а недурно!

Мысль показалась мне настолько привлекательной, что я решилась и сделала шаг к до сих пор коленопреклоненному лорду.

– Я согласна. Что мне необходимо сделать?

– Вашу руку.

Я послушно протянула лорду правую руку, на всякий случай приготовилась к чему-нибудь этакому и не ошиблась. Как только Эдмунд сжал мои пальцы, свою вторую руку расположив на лбу моего физического тела, и заговорил на непонятном языке, так что я не разобрала ни слова, вокруг нас поднялась самая настоящая метель из крупных мерцающих снежинок. Вихрь все ускорялся, превращаясь в неистовое торнадо, в центре которого были мы, речитатив то усиливался, то стихал, руку и лоб закололо острыми иголочками, колени ослабли, мысли запутались, я едва стояла на ногах.

– Да пребудет с нами благословение рода Оверъяр! – невероятно громко выкрикнул лорд, и в ту же секунду вихрь пропал, а мое запястье пронзила чудовищная боль, словно от ожога.

– А-а-ай! – Я попыталась выдернуть руку, но у меня ничего не вышло – хватка призрака была крепка. – Эдмунд! Мне больно! Что вы сделали?!!

– Тихо, дорогая, тихо… – Лорд плавно поднялся и прижал меня к себе, успокаивающе поглаживая по спине. – Потерпите немного, это метка рода. Где она? Где болит?

– Запястье, – сквозь зубы проговорила я, пытаясь не разрыдаться от боли.

Слезы не текли, но трясло всерьез. И не столько от боли, сколько от странных ощущений, до сих пор пронзающих мое призрачное тело.

Так плохо мне не было никогда.

– Запястье? – удивился Эд. – Позвольте взглянуть?

Я без лишних слов подняла руку, позволяя призраку оценить масштаб катастрофы и до сих пор недоумевая, как можно обжечь мертвую.

– Хм… – аккуратно взяв мое запястье, где темнела непонятная татуировка, лорд недоуменно нахмурился. – Не понял… Это как же?

– Что-то не так? – испугалась я.

– Да нет, все так, но… хм, странно. Да, странно.

– Да что странно-то?! – Меня начало потряхивать уже не от боли, а от нервов.

– Вы невеста.

– Кто?! – пискляво выдохнула я и отшатнулась. – Зачем? Чья?! Я не хочу!

– Катерина, успокойтесь. – Лорд поднял ладони, видимо желая меня успокоить, но я лишь испуганно попятилась, почти сразу упершись спиной в скалу. – Не стоит паниковать.

– А что стоит? – Я настороженно следила за руками лорда, вновь начиная волноваться за свою дальнейшую судьбу.

Невеста совсем не равно воспитанница! А что мне еще не рассказали?!

– Стоит успокоиться и разобраться в случившемся, – твердо произнес Эдмунд. – Уверяю вас, я не предполагал, что род решит именно так. Но давайте сначала все-таки определим ваше тело на положенное ему место.

И, не обращая внимания на мой ошалевший от резкой смены темы взгляд, что-то нажал на скале. Едва видимая дверь распахнулась, приглашая войти в родовой склеп рода Оверъяр, и мне не оставалось ничего иного, как последовать за лордом.


И не увидели потрясенные решением рода Эдмунд и Катерина, как на небольшой высоте прямо над входом в склеп зависли две яркие снежинки, внимательно наблюдающие за происходящим.

– Марго, это как понимать? – возмутилась та, что поменьше.

– А вот как хочешь, так и понимай, – удовлетворенно произнесла та, что покрупнее.

– Нет, это просто немыслимо! Зачем она нам?!

– Зачем? – удивленно переспросила Марго и насмешливо произнесла: – Может, затем, что так решил род?

– Какой род, Марго? Мы сами и есть род! Это ведь именно ты сделала ее не дочерью, а невестой! Зачем?! – все возмущалась меньшая.

– Эх, Лиза, все-то тебе расскажи, – вздохнула старшая, даже и не собираясь намекать на истинное положение дел. – А может, мне так сердце подсказало?

– Какое сердце?!

– Материнское! – отрезала Марго. – Все, прекратить препираться. Решение рода не обсуждается.

– Хорошо, – вздохнула ее собеседница, признавая, что роду виднее. – Но все-таки расскажи, чья она невеста?

– А вот это уже пускай сама решает. У нее целых три кандидата.

– Три? Ты собираешься отдать ей Эдмунда? – вновь возмутилась Лиза.

– Я? Я, дорогуша, ничего не собираюсь. Он не моя собственность, чтобы его отдавать. Он мужчина рода Оверъяр, он сам возьмет, если захочет.

– Но он же призрак!

– И что? Она тоже.

– Но, Марго…

– Все, угомонись. Время покажет.


Наша эпопея с перепрятыванием завершилась мирно и быстро – мы прошли в склеп, нашли в дальнем углу свободную нишу, уложили в нее мое тело, накрыли его саваном, найденным на одной из полок, и ушли. Вот так просто, без напыщенных прощальных речей, отпеваний, цветов и слез мое тело обрело покой. Надеюсь.

Пока искали нишу и саван, я успела рассмотреть сам склеп. Что сказать… Ничего примечательного: огромная пещера с непонятно откуда идущим рассеянным светом, множество ниш с телами под непрозрачными саванами и ни души. Кроме нас, естественно.

В общем, жутковато.

Мы уже покинули склеп и потихоньку прогуливались по окрестностям замка, когда я решилась задать своему спутнику еще несколько тревожащих меня вопросов.

– Эдмунд, скажите, а почему тела не разлагаются?

– Магия рода, Катерина.

Ах, ну да! И как я сама не догадалась?

– Константин точно не будет меня там искать? Я же практически на виду.

– Если и решится, то теперь вы член рода, – уверенно ответил лорд. – Даже если внук посмеет избавиться от тела, то вы сами вслед за телом не уйдете – теперь вы душа этого мира, род признал вас. Да и как он будет вас искать? Срывать саваны с покойниц? – возмутился призрак. – Это же дикость, кощунство!

Не знаю, не знаю… Мне кажется, он и на это способен.

Но стоп!

– Эдмунд, погодите. Что значит – я теперь душа вашего мира? Я через сорок дней уйду на перерождение?!

– Нет-нет, совсем нет. Не беспокойтесь, этого не произойдет. В вас магия рода, вот посмотрите… – Мы сидели на одном из карнизов дворца, любуясь звездами и полной луной, и Эдмунд взял мое запястье, чтобы наконец объяснить смысл той татуировки, что появилась после ритуала принятия в род. – Все эти линии, звезды и треугольники – это не просто значки и закорючки, это печать определенного рода, которая говорит о том, что теперь вы бессмертная невеста рода.

Ничего не поняла, но уточнять, где именно написано: «Невеста рода», – было уже стыдно.

– И что теперь?

– Теперь осталось выяснить, чья конкретно вы невеста.

– А какие варианты?

– А вы как думаете? Кому мы с вами пообещали найти невест?

– Да ну вас! – возмутилась я, всплеснула руками и едва не упала, но Эдмунд успел перехватить меня за талию и прижать к себе. – Ваш внук – садист чокнутый, повернутый на власти и убийствах проходящих мимо призраков! Сомневаюсь, что правнук лучше! К тому же я не девственница. И вообще мертвая!

Выпалила и тут же смутилась под укоризненным взглядом лорда. Потупилась, понимая, что говорю не то и не тому, но сказанное не вернуть. К тому же это все правда.

И чтобы хоть как-то сгладить неловкую ситуацию и затянувшееся молчание, кардинально сменила тему:

– А сколько вам лет?

– Я умер в возрасте семисот шестидесяти лет, – охотно поддержал разговор Эдмунд. – Это произошло более трехсот лет назад. Когда умирает кто-либо из рода Оверъяр, магия рода дает знать живым, что произошло несчастье, и указывает где именно. В течение недели-двух родственники находят тело, кремируют и заключают бессмертную душу в специально предназначенный для этого сосуд. Поверьте, это не так страшно, как отражается в ваших глазах, это что-то вроде искусственного сна. Мы видим и слышим все, что происходит на территории замка, все понимаем, но нам это неинтересно. В случае острой необходимости потомок в любой момент может выпустить предка и спросить совета. Увы, происходит это редко… – Вздохнув, наверное, своим воспоминаниям, призрак развел руками. – Ну а в вашем случае это было недоразумение. Не скажу, что меня оно огорчает. Константин совсем распоясался. Виданное ли дело – править без супруги?

– Кстати, о супруге… – радуясь, что мы успешно сменили тему, поинтересовалась я. – Она ведь сбежала. Она еще жива?

– Конечно нет!

– Почему «конечно»?

Такая категоричность настораживала.

– А потому, юная леди, что невозможно сбежать от темного лорда и остаться безнаказанной. Магия рода властна на всей планете.

– То есть ее убили?

– Ну что вы такое говорите? Конечно нет!

– А что тогда?

– Я же поясняю: ее покарала магия рода.

Чувствуя явную недосказанность, я уточнила:

– Как она ее покарала?

– Леди Роксолана упала с лошади на границе наших владений.

– Сильно упала?

– Насмерть, – иронично улыбнулся лорд, и в его глазах промелькнуло нечто такое, от чего мне вновь стало неуютно.

Я незаметно отодвинулась от собеседника.

– Катерина, вы не правы, думая о нашем роде как о тиранах и убийцах, – проявил невиданную проницательность Эдмунд. – Леди Роксолана знала, на что шла. Никто не принуждал ее выходить замуж за Константина. Это было ее добровольным решением. Мало того, она утаила от всех нас свою светлую суть, надев несколько мощных амулетов, заглушающих магию. Понятия не имею, о чем она думала, когда решилась на подобную авантюру, но магия рода не знает компромиссов – если девушка выходит замуж за лорда, она либо его жена, либо…

Многозначительный взгляд заменил так и не озвученное окончание фразы, я натянуто улыбнулась, а Эдмунд сурово заявил:

– Разводов у лордов не бывает.

Надо было что-то сказать, и я, неопределенно покачав головой, протянула:

– Да уж… А в вашем роду рождаются только мальчики?

– Нет, что вы. Девочки рождаются тоже, но не такие сильные в плане магии. Наследником может быть только мальчик, это заведено испокон веков. Кстати, свадьба наследника – это не только свадьба, но и коронация. После того как наследник женится, он становится следующим повелителем.

– А предыдущий?

– А предыдущий слагает полномочия и волен заниматься тем, чем его душа пожелает. – Эдмунд мечтательно прикрыл глаза. – Эх, помнится, я в свое время отправился путешествовать…

– С женой?

– О нет, увы. Лизонька к тому моменту уже покоилась в родовом склепе, нашим женам не дано жить столько, сколько нам. Обычно лет триста, не больше.

– А почему вы повторно не женились?

– К чему? – искренне удивился лорд.

На что я справедливо заметила:

– А зачем тогда Константина заставляете?

– О… Ну, тут же абсолютно иная ситуация!

Это чем же? Вот истинная мужская логика. Сам – на вольные хлеба, а потомков – в брачные оковы, чтобы не расслаблялись раньше времени. И все равно не пойму, зачем женить Константина, если после свадьбы сына он сложит полномочия? Просто из вредности?

– Эдмунд, а как зовут сына Константина?

– Максимилиан.

Макс, значит… Ладно.

– И все-таки зачем вам женить внука? – не удержалась я от вопроса, разбудившего мое любопытство.

– А затем, – сухо отрезал лорд и возмущенно поинтересовался: – Катерина, вы видели его последнюю пассию?

– Ну, кого-то вроде видела. А что?

Без труда вспомнила грудь четвертого размера и усмехнулась. Как эта самая пассия негодовала!

– А то, – передразнил меня призрак. – Мой внук совершенно потерял вкус! Разменивается на каких-то, простите меня за выражение, дешевок. Где чувства? Где искренность? Где взаимное уважение? Если уж заводишь себе женщину, то делай это с умом, а не… – скомкав последнее слово, Эдмунд осуждающе покачал головой. – Ладно, не буду же я вам рассказывать, чем он думал, в самом-то деле. В общем, я рад, что мы с вами сможем осуществить это мероприятие. И знаете, я думаю, это именно магия рода подтолкнула вас взять и разбить урну с моим прахом. Это провидение. Так что настраивайтесь, Катерина, на веселье, уж я вам гарантирую, конкурс невест вам скучать не даст. Вот, помню, женил я сына…


Глава 2 | Попаданка. Если вас убили | Глава 4