home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Прошло несколько дней. Эдмунд устроил для меня полноценную экскурсию по дворцу и прилегающей территории, разрешил поселиться в заброшенной Южной башне и заодно подробно рассказал о призраках и их способностях.

Так я узнала, что могу очень многое, например, выбирать одеяния на свой вкус. А еще умею проходить сквозь твердые предметы, брать их в руки и взлетать над полом примерно на полметра, чтобы потом парить. Главное, чтобы под ногами была твердая поверхность.

А еще меня между делом научили прыгать аж на пять метров в высоту и визжать так, что слышал весь замок, а не только его лорд.

Увы, различимой я была лишь для господина этих земель, ибо остальным не хватало магического потенциала, чтобы увидеть призрака.

В принципе я по этому поводу сильно не переживала, осваивая способности, самостоятельно изучая самые пыльные закоулки замка да периодически проверяя, как там поживает семнадцатый лорд Темных земель.

Лорд поживал не очень хорошо, что явно читалось на его лице, как только я появлялась в пределах его видимости. За эти дни он все-таки сумел вычислить похитивших меня бесов, затем вдоль и поперек исследовал горы и то ущелье, но тела, естественно, не нашел, и в итоге два дня слуги боялись подойти к покоям лорда, распсиховавшегося не на шутку.

Сегодня же, когда мы случайно встретились в коридоре (я искала подходящие цепи и доспехи, чтобы уже начать греметь ими по ночам), он повел себя весьма странно – шутовски поклонился и прошел дальше, насвистывая себе под нос незнакомую мелодию. Озадачилась, но преследовать не стала.

А к вечеру начали прибывать девушки из пятидесяти трех округов, подвластных темному господину, и мне окончательно стало не до скуки. Сюзерены не скупились, отправляя не по одной, а по две или даже три кандидатки, как только Константин под давлением Эдмунда объявил, что свадеб планируется сыграть не одну, а две. Особого удивления известие не вызвало, наоборот, мне показалось, народ даже обрадовался, что можно будет погулять сразу на двойной свадьбе.

В общем, девиц было море, причем прибыли еще далеко не все, а я уже запуталась в именах и расах. Благо Эдмунд, взявшийся исполнять свои обязанности наставника всерьез и не упускавший случая поведать мне о мире, его устройстве и прочем, рассказывал и о населяющих планету расах. Лорд вообще был на редкость словоохотлив и невероятно энергичен, и иногда складывалось впечатление, что этим он компенсирует годы, проведенные в вазе.

Но ко всему прочему пятнадцатый повелитель никогда излишне не навязывался, не поучал и не утомлял нотациями о должном поведении, без возражений оставлял меня одну, когда я желала уединиться в Южной башне и, что самое главное, никогда ни на чем не настаивал, но при этом регулярно звал меня «пошалить».

Ох уж это его «пошалить»!

То горячую воду в женском душе отключит, причем во время приема того самого душа, то масло перед парадным входом разольет, аккурат когда девушки соберутся на прогулку, то где-то стаю диких крыс найдет и на прислугу науськает, то в простыню закутается и летучих мышей всю ночь по чердакам гоняет.

Я с неизменной вежливой улыбкой выслушивала подробный отчет об очередной шалости Эдмунда, сама в это время искренне жалея призрака. Такой обаятельный и воспитанный, а с ума сошел. Жалко.

Нет, я тоже планировала чуток пошалить при случае, причем персонально для Константина, но не в таких масштабах и не так по-детски. Эдмунд же, казалось, упивался открывшимся возможностям и отрывался по полной, не обращая внимания на статус, возраст и прочие условности.

При этом как только об очередной шалости деда узнавал семнадцатый лорд, по замку тут же разносилось грозное: «Катер-р-рина!» – и на мою голову сыпались все новые и новые проклятия, судя по смыслу которых именно я была виновата в том, что Эдмунд решил немного развлечься.

Что сказать… Глупость, конечно, но последние особенно заковыристые проклятия взяли меня за живое, и я решила, что пора соответствовать. Для этого я слетала на кухню, выпотрошила таз с рыбными отходами, отобрала самые красивые и ароматные хвостики и прокралась в спальню лорда, чтобы художественно рассовать презент в самых недоступных углах.

Хочет ругаться по реальному поводу? Я его предоставлю!

– Опять ты! – возмущенно прозвучало мне в спину, и я торопливо спрятала последний хвостик за гардиной. – Что на этот раз?!

– Ничего, – торопливо обернулась я, смиренно сложила руки перед собой, кристально чистым взглядом встретила раздраженный взгляд Константина и максимально нежно пропела: – Костик, ты только не нервничай. От этого портится цвет лица, падает гемоглобин, и не только он.

– Я тебе не Костик! – низко прорычал лорд, и его синие волосы начали медленно, но верно белеть.

– Конечно не мне, конечно, – еще нежнее прощебетала я, старательно копируя щебет его любовницы, на днях просившей прощения, и подплыла ближе, чтобы насладиться, как семнадцатый господин Темной половины мира бесится от невозможности причинить мне вред. – Мне тебя и даром не нать, и с приданным не нать. Не люблю вторсырье.

– Не любиш-ш-шь ш-ш-то-о-о?! – возмущенно прошипел Константин, щерясь на меня удлинившимися клыками.

Ого! Он тоже в ящера может превращаться? Нет, мне чисто с научной точки зрения уже интересно, до какой степени я могу его разозлить.

– Вторсырье, – терпеливо повторила я с самым невинным выражением лица. – Это когда берут испорченную вещь, ломают, а потом делают из нее нечто новое. С одной стороны, видишь, вот оно – новенькое и блестящее, а с другой – знаешь, что сделана она из такого дерь…

– Убью! – рявкнул мне прямо в лицо взбешенный лорд.

– Уже, – прохладно фыркнула я и, мысленно шалея от собственной смелости, потрепала лорда по щеке. – Костик, не шипи, не комильфо это. К тебе невесты приехали, а ты прислугу в страхе держишь, они коридоры уже третий день прибирать забывают. Возьми себя в руки. Что подумают гости? Что их лорд обезумел и разговаривает с воображаемым собеседником? Кстати, мне пора. Если соскучишься – я в Южной башне.

– Там и оставайся! – с тщетно скрываемой безнадежностью рявкнули мне в спину, когда я плавной походкой от бедра направилась к выходу.

– Не знаю, не знаю… – не удержалась я и обернулась уже в дверях, желая оставить последнее слово за собой. – Вот думаю, может, поискать, куда ты остальные урны с предками спрятал? Как думаешь?

– Убью!!!

И все-таки он превратился!

Страшненький-то какой…

– Костик, ты повторяешься, – беспечно рассмеялась я, чем явно потрясла лорда, замершего с занесенным пульсаром, и задумчиво приложила палец к губам. – Да, так и сделаю. Где я еще не была? У вас где тут подвалы? Нет, не говори! Я у Эдмунда спрошу. Чао!

И, прежде чем ящер начал разносить свою спальню, пытаясь убить меня вновь, поторопилась скрыться под заковыристые гневные ругательства семнадцатого лорда. Какой он все-таки глупый! Так наивно вестись на провокации! Вот если подумать здраво: зачем мне конкуренты? Это Эд – душка и официальный покровитель. А остальные? Что у них на уме? Непонятно!

Во-о-от!

Поэтому никакие урны я искать не собираюсь и уж тем более их разбивать.

А пойду-ка я… Опа!

Мне навстречу вальяжной походкой будущего восемнадцатого лорда шел Максимилиан, которого я видела пару раз мельком и еще не составила о нем полного впечатления, хотя предварительное было нелестным. Да у него на лице написано: избалованный сынок миллиардера! Причем если по внешности он был практически точной копией своего отца, то по поведению – дешевой подделкой. Ни обаяния, ни харизмы, лишь гонор и понты. И это я углядела за две встречи мельком! А что уготовано его будущей супруге? Даже думать не хочу.

– О! – заметили и меня.

И без разговоров и выяснений причин моего здесь нахождения пульнули мутно-зеленым пульсаром, который ожидаемо прошел сквозь меня, с противным хлюпаньем впечатался в стену и абсолютно неожиданно начал разъедать камень, словно концентрированная кислота.

– Странно… – озадачился младший Оверъяр и требовательно наставил на меня палец. – Ты кто?

– Твоя совесть, – прошипела я угрожающе. – Ты по какому праву интерьер портишь, сопляк? Уши надрать или ремня всыпать?

– Отшлепай. Нежно, – необдуманно ухмыльнулся наследник и создал в руке новый пульсар, но уже тошнотворно бурого цвета. А затем пригрозил: – Только рискни поднять руку на будущего темного господина…

– И что? – в голос расхохоталась я. – Папе пожалуешься?

Моя неправильная реакция слегка насторожила Макса, и он чуть нахмурился. Лорд явно пытался думать, но, судя по скупо мелькающим мыслям в глазах, ему это было в новинку.

– Сам справлюсь, – наконец выдал наследник и швырнул в меня второй пульсар.

Я дернулась от неожиданности, но, как и первый, заряд ушел в стену, нанеся ей существенный вред. Ох, не люблю я бояться! Как же меня это злит!

– Я предупреждала…

Подлетела и от всей души залепила Максу смачную пощечину. Будет еще каждый встречный пытаться меня убить!

– Ты… – Неверяще прикоснувшись к запылавшей щеке, пижон несколько секунд пытался осознать случившееся. – Ты. Меня. Ударила!

– Правда? Ой! – наигранно приложила я пальцы к щекам и округлила глаза. – Как жить дальше? Не знаешь?

– Убью… – тихо прошипел наследник.

– В очередь, мальчик, – насмешливо хмыкнула я и махнула рукой в сторону покоев Константина. – Занимай за семнадцатым лордом.

– За отцом? – Во взгляде Макса судорожно билась мысль непонимания.

Бедняга. Наверное, еще ни разу не встречал такого наглого призрака. А я что? Я ничего! Сам вынудил.

– Ага, – подтвердила я легкомысленно. – Кстати, если это не пустая угроза, то контрмеры гарантирую. Меня Эдмунд таким интересным вещам научил… Проклятие импотенции. Слышал?

Я врала напропалую, но вряд ли Макс это вообще понимал. Глупый выскочка, не имеющий ничего, кроме громкой родословной. А сам – ноль без палочки.

– Стерва, – в итоге беспомощно прошипел наследник, на что я насмешливо присела в шутовском книксене, принимая ругательство как комплимент.

Он же, зло проведя рукой по волосам, приобретшим неестественный темно-зеленый цвет, ругнулся и торопливо направился в сторону покоев отца.

Иди-иди, Максик… Поплачься папе на злую Катю.

А Катя пойдет искать Эда, чтобы на всякий случай заручиться его дополнительной поддержкой. Наглость – это хорошо, но лучше подстраховаться.

Пятнадцатого лорда я нашла в общей гостиной гостевого крыла, где Эдмунд внимательно изучал какие-то бумаги.

– Катерина! – Мне явно обрадовались. – Вы сегодня невероятно очаровательны. Я вот решил немного поработать на благо рода и изучаю списки приехавших невест. А у вас как дела?

Откровенно удивилась деловому настрою лорда, но вида постаралась не подать. А я уже и забыла за всеми его шалостями, что Эд обещал самолично отобрать потомкам невест.

– Так… Гуляю. С правнуком вашим виделась. Абсолютно невоспитанный тип. Как такому страну доверять?

– Да, увы. – Лорд с сожалением покачал головой. – Об этом упущении я уже тоже осведомлен, но думаю, дело поправимое. Уверен, как только на плечи Максимилиана ляжет реальная ответственность, он осознает и исправится.

Мое тихое скептичное хмыканье было наверняка услышано, но комментария не последовало, и я предпочла пока не заострять внимания на произошедшем конфликте, отложив его до более удачного момента.

– Как успехи? Уже нашли подходящих девушек?

– Увы-увы… – Эдмунд вновь покачал головой, причем с еще большим сожалением. – Бумаги не отражают и сотую долю истины. По ним каждая девица идеальна.

– А по факту? – задала я наводящий вопрос, когда молчание затянулось.

– А по факту я выяснить не могу. – Лорд сконфуженно потупился. – Для этого необходим личный досмотр.

И тихо добавил:

– Круглосуточный.

– И в чем проблема? – не совсем поняла я.

– В воспитании, – явно испытывая неловкость, ответил Эдмунд. – Вам, наверное, непривычно это слышать, но я не могу.

– Не можете что? – Я все еще ничего не понимала.

– Не могу присутствовать в женском обществе круглосуточно, – рассердился лорд на мое тугоумие. – Все эти умопомрачительные кружавчики и бесстыжие панталончики! Вызывающие пеньюарчики и прозрачные ночнушки! А я, между прочим, мужчина! Непозволительно это!

– Оу…

Я растерянно сморгнула, действительно не желая верить в то, что призрак не хочет стать единоличным зрителем бесплатного стриптиз-шоу, а затем уже по-новому и с глубоким уважением взглянула на Эдмунда. Вот истинный лорд! Не то что некоторые!

– Могу я вам помочь?

– Вы? – удивленно посмотрел на меня Эдмунд. – Вы действительно хотите помочь мне в этом непростом деле?

– Конечно! – Я воодушевленно кивнула и протянула руку к бумагам. – Расскажите, что делать, на кого обратить особое внимание, и в ближайшие дни я буду вашими глазами и ушами. Всего за крохотную услугу.

– За услугу? – иронично прищурился лорд, явно раскусив мой хитрый план. – И за какую же?

– Проведите воспитательную беседу с потомками. Кажется, они хотят меня убить. Оба.

И художественно захлопала ресничками.

– Договорились. А теперь слушайте…

То, что я подписалась на поистине адскую работенку, я осознала уже через сутки. Более или менее интересным был лишь первый час, пока я осваивалась в женском крыле и изучала девиц, тщательно сверяясь со списком. Затем последовали: обед, прогулка, дружеские посиделки в гостиной, полдник, прогулка, дружеские посиделки, ужин, дружеские посиделки…

И все это время они трепались о лордах!

Восторженные вздохи, охи и ахи перемежались короткими репликами о нарядах, драгоценностях, новых веяниях в моде и снова сворачивали на Оверъяров. Тут предпочтения прибывших делились примерно пятьдесят на пятьдесят, но что первые, что вторые у меня понимания не находили. Ну вот не видела я в Константине и Максимилиане достойных личностей! Даже под лупой. Даже под микроскопом!

Но договоренность озвучена, и мне необходимо выполнять свою часть, что я и делала, причем весьма добросовестно. Внимательно слушала, делала в бумагах пометки, регулярно относила их Эдмунду, оставляя для изучения, и вновь возвращалась на пост.

Шел третий день… Точнее ночь.

Неугомонные кандидатки, чья численность увеличивалась ежедневно, казалось, не нуждались в отдыхе, предпочитая собираться в гостиной даже глубокой ночью и обсуждать, обсуждать, обсуждать. Я знала уже чуть ли не наизусть все их темы для сплетен и слушала вполуха, предпочитая рассматривать изысканную «домашнюю» одежду красоток, которая отличалась особенной прозрачностью и вычурностью.

Заодно на себя примеряла, в полной мере освоив искусство трансформации. А что? Я тоже женщина, и мне не чужды маленькие девичьи слабости.

Время близилось к глубокой ночи, когда двери, ведущие в общий коридор, распахнулись без предупреждения и на пороге появился наследник собственной персоной.

– Всем привет! – возбужденно проговорил Макс и окинул масляным взглядом ближайших красавиц, от потрясения забывших прикрыть свои выдающиеся прелести, совсем не скрываемые местным кружевным шифоном. – Ты, ты и ты. Встали, представились.

Одна избранница густо покраснела, вторая пискнула, а третья, прошипев что-то невнятно, но явно нецензурно, вскочила и скрылась за дверью, которая вела в девичьи спальни. Реакция остальных была примерно такой же, разве что подавляющая часть присутствующих замерла под оценивающим взглядом наследника, как кролики перед удавом.

И тут вперед вышла я.

В отличие от кандидаток Макс меня прекрасно видел, и его реакция меня порадовала – будущий восемнадцатый господин отшатнулся, покрепче ухватился за створку двери и подавленно пробормотал:

– А ты какого беса здесь?

– Блюду твою нравственность, Максик, – угрожающе пропела я, неумолимо надвигаясь на наследника. – А вот ты что здесь делаешь? Насколько мне известно, вход на женскую половину запрещен.

– Я лорд! – сквозь зубы процедил старающийся не потерять лицо Макс. – Для меня в замке нет запрещенных мест.

– А я – хранительница покоя и целомудрия женской половины замка. Так решил пятнадцатый господин Темных земель Эдмунд Оверъяр, и я действую от его имени, – звонко отчеканила я, усилив голос так, что его услышали все присутствующие.

Кажется, кто-то грохнулся в обморок.

– И посему… пшел вон!

– Никогда, – скрипнув зубами, процедил Макс, чьи волосы вновь начали темнеть. – Мне еще простолюдинки не приказывали!

– Значит, добровольно не желаешь? – уточнила я, не собираясь просвещать лорда о том, что тоже немного Оверъяр, и злорадно прищурилась, когда Макс упрямо мотнул головой и даже сделал шаг внутрь помещения. – Что ж…

И тоже сделала шаг к нему.

В меня ожидаемо полетел невообразимо тошнотворный пульсар, причем как на цвет, так и на запах, но, пролетев насквозь, вопреки ожиданиям Максимилиана, подпалил не меня, а гардину. Тут же началась всеобщая паника, писки, визги, и это учитывая то, что вместо полноценного пожара гардина больше чадила.

– Между прочим, как будущий лорд ты обязан рачительно относиться к своему имуществу, – начала я отчитывать Макса, одновременно ловко подхватывая его за ворот рубахи и вместе с нарушителем отправляясь к распахнутому настежь окну. – Но раз по-хорошему до тебя не доходит, будем действовать старым дедовским способом.

– Пусти! – заорал явно напуганный моими действиями Темный лорд.

– Пущу, обязательно. Сейчас дойдем и спущу.

Кровожадно улыбаясь, я без особых усилий действительно дотащила его до окна и зашвырнула в кусты. О том, что он покалечится, я не переживала. Эдмунд развернуто просветил меня об особенностях и способностях местных темных лордов. Если кратко – то убить их практически невозможно. Живучие, сволочи…

– Вернешься – зашвырну в скалы.

– Дрянь! – донеслось из кустов после того, как стих треск.

Интересно, побежит папочке жаловаться или нет?


Следующие три дня походили один на другой как две капли воды, если бы не партизанские вылазки Макса. Он подкарауливал меня буквально везде и не меньше пяти раз в день пытался убить всевозможными способами. По большому счету, это лишь раздражало, так как я заранее проконсультировалась с Эдмундом, и пятнадцатый лорд заверил меня, что у Максимилиана не хватит сил и знаний, чтобы причинить мне хоть какой-то вред, но все равно напрягало. Мало радости видеть, как в тебя летят наэлектризованная сеть, волшебный камнепад, мерцающий отравленной слизью дротик или всевозможные пульсары различной расцветки, от почти прозрачных до серо-буро-малиновых. В крапинку, с шипами, мерзких, скользких и просто противных. Пугались в основном кандидатки, так как именно рядом с ними я проводила круглые сутки, а Макс подкарауливал меня во время прогулок.

Увы, ответить тем же я не могла, элементарно не умела. Догнать и отправить в ущелье тоже не получалось – бегал будущий правитель очень хорошо, как и прятался. Оставалось надеяться: вскоре он поймет, что все его попытки бесплодны, и прекратит маяться дурью.

Константин, кстати, съехал в гостевые покои мужского крыла, так и не сумев понять, отчего в его спальне, несмотря на все проветривания и уборки, воняет помойкой. В связи с этим был затеян внеплановый ремонт вплоть до снятия верхнего слоя штукатурки, и в ближайшие две недели лорд вынужден был ютиться практически у меня под боком, так как Южная башня вплотную примыкала к мужскому гостевому крылу.

Кстати, надо бы проверить, как там нынешний владыка… Что-то давно его не видно и не слышно. Можно сказать, я даже соскучилась по его витиеватым проклятиям, которые он выдумывал буквально на ходу, причем явно стараясь не повторяться.

Сказано – сделано. Тихой мышкой я проникла во временную гостиную лорда и, изображая предмет интерьера, потихоньку приблизилась к чем-то сильно увлеченному Константину. Он сидел за небольшим столиком и старательно всматривался в большой хрустальный шар. Периодически довольно хмыкал, блаженно щурился и одобрительно причмокивал.

Что там может быть настолько интересно?

Тихонько приблизившись, я замерла за его правым плечом, стараясь не шуметь, удивилась тому, что в шаре мелькали картинки, как в самом настоящем телевизоре, а потом с удивлением узнала в кадре нескольких кандидаток. И еще… И еще…

Время близилось к ночи, и девушки принимали вечерний душ, так что шар вполне закономерно показывал кадры обнаженных девиц.

– Так-так-так… – зловеще произнесла я и ловко выхватила шар из дрогнувших пальцев лорда. Отлетела подальше, подбросила его в руке, при этом глядя на возмущенно вспыхнувшего Константина, и осуждающе поцокала. – Подсматриваем? А ведь это запрещено…

– Мне? – зло скрипнул зубами повелитель и властно протянул руку. – Отдай.

– Конечно-конечно! – Я протянула шар лорду… и он абсолютно случайно выскользнул сквозь мои призрачные пальцы, встретился с каменным полом и ожидаемо разлетелся на крохотные осколки. – Ой! Как неловко получилось…

– Мерзавка, – тихо прошипел Константин, буравя меня полыхающим ненавистью взглядом. – Долго ты мне еще жизнь портить будешь?

– Мм… дайте подумать. – Я жеманно приложила палец к губам и изобразила глубокую задумчивость. Затем просияла и воодушевленно ответила: – До конца ваших дней!

– А я ведь найду способ тебя убить… – зловеще пообещал лорд, одним резким жестом убирая с пола осколки. – Сначала воскрешу, а затем убью. Окончательно.

Было в его тоне что-то такое, отчего по моей призрачной спине пробежали мурашки страха. Макс-то дурак… А вот Константин… не дурак. Он может.

Но так как страх за последнее время для меня стал синонимом злости, я лишь вызывающе подбоченилась и отчеканила:

– Угрозы вас совершенно не красят, лорд. Как и недостойное поведение. Наверное, следует поведать о нем вашему предку. Он будет крайне раздосадован, узнав, что его внук бессовестно подсматривает за будущей супругой восемнадцатого господина Темных земель, что в принципе недопустимо. Мне велено стоять на страже морали окружающих, и я не позволю преступать ее рамки никому!

Тут уже настал черед Константина хмуриться и недовольно отводить взгляд.

Спустя несколько секунд глубокой задумчивости лорд процедил, глядя на меня как на вошь:

– Что ты хочешь за молчание?

– Константин?! – Я возмущенно округлила глаза и приложила ладонь к груди, давая понять: только что прозвучало самое кощунственное предложение из всех возможных. – Что вы такое говорите?! Я не продаюсь!

– Я не собираюсь тебя покупать. – Смерив меня неимоверно презрительным взглядом, лорд отошел и сел на диван. – Я хочу купить твое молчание. Так что и сколько?

– Мое молчание бесценно, Костик! – презрительно фыркнула я, задрала нос и грациозно выплыла из комнаты.

О да! Неизвестность – лучшая месть!

Нет, я не собиралась ябедничать Эдмунду, еще чего не хватало. А вот помучить… Помучить – это святое!


– Убью… Воскрешу и убью! – все повторял повелитель, не в силах обрести душевный покой.

Сжав подлокотник дивана так, что он жалобно проскрипел, темный лорд некоторое время просидел в задумчивости. Минут через двадцать его лицо осветила злобная усмешка, и, подскочив, он поторопился в семейную лабораторию. О да! Она у него еще попляшет! Она у него на коленях прощение вымаливать будет! Или он не темный лорд!

Лаборатория встретила Константина приветливым полумраком, и, не мешкая, лорд приступил к исполнению задуманного.

Она ему за все ответит! И за испорченные артефакты, и за истерзанные нервы, и за непонятно как и чем отравленную спальню!

Он ее сотню раз воскресит и убьет всеми возможными способами!

Осталась самая малость – изобрести эликсир оживления…


Глава 3 | Попаданка. Если вас убили | Глава 5