home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Было ужасно стыдно, причем не только за слезы, но и за свой внешний вид. Какой-то крохотной частью сознания я понимала, что это ненормально и совершенно мне не свойственно – рыдать с таким самозабвенным упоением, но ничего поделать с этим не могла.

– Катерина… Катенька…

Какое-то время Эдмунд растерянно стоял рядом, явно не представляя, что делать, но затем на мои плечи легла мягкая ткань, меня взяли на руки и куда-то понесли.

Шли долго, но даже за это время я не смогла успокоиться, предпочтя целиком закутаться во что-то большое и слегка пахнущее пылью, чтобы спрятать не только свою наготу, но и наверняка обезображенное рыданиями лицо.

Слезы мало кого красят, и я не из их числа.

– Ну все… все… – Меня усадили на что-то мягкое, крепко прижали к себе и начали осторожно гладить по спине и волосам. – Все хорошо. Все закончилось. Я рядом…

Да уж. Рядом. Даже слишком.

Но все это чушь, потому что сейчас я нуждаюсь именно в этом. В том, кто может обнять и успокоить. Защитить и унести от всех бед и невзгод далеко-далеко…

– Успокоилась?

– Да.

Кивок вышел судорожным, как и всхлип. Я чуть отстранилась, чтобы осмотреться, при этом стараясь не глядеть на взволнованного Эдмунда, вернувшего себе человеческий облик. Судя по скупой обстановке – кровать, узкий шкаф, стол и кресло, – мы находились в Западной башне, которую лорд выбрал для проживания. В моей Южной было не в пример комфортнее благодаря камину, ковру и дивану. Я же оказалась завернута то ли в гардину, то ли в огромную простыню насыщенного изумрудного цвета.

Вновь тихо всхлипнула, все никак не в силах успокоиться окончательно, и смущенно улыбнулась под испытующим мужским взглядом.

– Простите, нервы…

– Что он сделал? – требовательно спросил Эд.

– Кто?

– Константин. Что он с тобой сделал? – еще сильнее нахмурился лорд. – Он тебя ударил?

– Что? О нет… – Меня охватило невероятное смущение, и слова самым бессовестным образом отказывались произноситься и складываться в связные предложения. – Он меня не тронул. Он просто… Что-то сварил. И вылил на меня. Прямо в лицо. Было очень больно… А затем я стала живой. Он сказал, что будет убивать, и я… я так испугалась…

Мой рассказ перемежался всхлипами, я нервно мяла подрагивающими пальцами край ткани, до сих пор не в силах поверить, что действительно ожила и теперь меня вновь можно убить. Страх сковывал, мысли путались, руки дрожали все больше, то и дело одергивая ткань, и тут она не выдержала.

Сначала раздался треск, а затем мое одеяние расползлось в самом неожиданном месте, оголив практически всю грудь.

Я замерла, медленно перевела взгляд вниз, обозревая весьма фривольный вырез в лучших эротических традициях, и моментально попыталась судорожно натянуть остатки ткани вверх, но сделала лишь хуже. Судя по тому, как она начала расползаться у меня прямо в руках, гардина была старой. Очень старой!

– Бескрайняя Бездна! – то ли возмутился, то ли смущенно растерялся Эдмунд и одним прыжком оказался у шкафа ко мне спиной. – Катерина, простите!

Торопливо распахнул створки, вынул оттуда что-то большое и светлое и метко перебросил мне.

– Вот, наденьте.

– Чье это? – спросила я вместо того, чтобы поторопиться сменить остатки гардины на длинную средневековую рубаху с широкими рукавами.

– Мое.

– Ваше? А откуда?

– В смысле? – Эд даже обернулся, удивленный вопросом, но тут же вновь торопливо отвернулся. Почему-то глубоко вдохнул, шумно выдохнул и только после этого напряженно произнес: – Катерина, оденьтесь. Какая разница, чьи это вещи?

– Большая, – заупрямилась я, но рубаху надела. Встала, чтобы оценить вид, и скептично поморщилась.

Она не то чтобы просвечивала… Точнее, она очень даже просвечивала, при этом не доходя до колен.

– Оделись?

Эдмунд явно прислушивался к шорохам, потому что обернулся практически сразу после того, как спросил. Выражение его лица я, наверное, не забуду никогда… Как и пунцовые уши. Как и возмущенный вопль, когда он отвернулся вновь.

– Катерина!

– Я оделась, – обиженно прошептала и снова села на кровать, прикрыв ноги остатками гардины. – Сами такую дали.

На кровать моментально прилетело еще несколько вещей, среди которых были не только брюки, но и камзол.

– Пожалуйста, оденьтесь, – попросили меня ну очень настоятельно.

– А платьев у вас нет?

– Здесь и сейчас – нет. Но будут, – без запинки заявил лорд. – Как только вы вернетесь в свою Южную башню, к вам будут отправлены лучшие портнихи замка.

– Потому что я невеста? – уныло уточнила я, подумав вдруг о том, что не прочь умереть снова.

И судорожно всхлипнула, сжав в руках выданные вещи. Кажется, у меня нервный срыв. Никогда не было… Ужасные ощущения!

– Причин много, – напряженно ответил Эдмунд и с явным трудом подошел ко мне. Сел рядом, при этом глядя лишь мне в лицо и ни сантиметром ниже, а затем крепко-крепко обнял.

Странные ощущения… Словно прохладная вата, и в то же время – вполне осязаемо и ощутимо. В целом приятно, но совсем непонятно.

– Что за причины? – тихо прошептала я, интересуясь у плеча, которое располагалось у меня перед глазами.

– Вы… – Лорд замялся.

Подождала.

– Я…

Нахмурилась.

– Мы с вами…

– Эд, – не выдержала я и отстранилась. – Говорите уже.

– Вы точно не хотите за меня замуж? – на одном дыхании напряженно выпалил пятнадцатый господин Темных земель и впился в мое лицо требовательным взглядом.

– А должна? – Настроение и так было хуже некуда, а тут снова всплыл так и не решенный вопрос.

– Не знаю. – Напряжение в тоне Эдмунда зашкаливало.

– Но тем не менее настаиваете? – Меня тоже потряхивало.

– Не смею, – выдавил лорд и так крепко сжал губы, что они побелели.

– Тогда что это сейчас было?

Мы смотрели в глаза друг другу не меньше нескольких минут. Молчание накаляло атмосферу, и в итоге я не выдержала первой.

– Давайте начистоту. Что вы хотите?

– Хочу вам сказать, что не против взять вас в жены, – абсолютно ровно произнес Эдмунд.

– Не против? – Мои брови медленно поползли вверх. – То есть просто «не против»?

– Верно, – кивнул лорд едва уловимо.

И тут уже я не выдержала. Нервы сдали окончательно. Я медленно встала, одной рукой придерживая гардину в районе талии, а второй – пытаясь не залепить пощечину, что пока удавалось, но с трудом.

– Знаете что? – Мой голос походил на змеиное шипение. – Пожалуй, откажусь от столь великой чести. Я думала, вы понимаете толк в дружбе, но вы точно такой же сноб, как ваш внук. Ах да! Вы же лорд! Вы можете лишь дозволить мне самой полюбить вас, причем на пустом месте. Но видите ли, в чем дело… Я не могу оправдать ваших надежд. Вы меня наверняка не поймете, но это и не важно.

И больше не в силах оставаться в одной комнате с тем, кто снизошел до столь великодушного предложения, явно исходя из не самых благородных побуждений, я резко развернулась и побежала вниз.

Кажется, я в мыслях чересчур облагородила Эдмунда, совсем позабыв о том, что он не просто призрак, не просто мужчина, а потомственный лорд до мозга своих призрачных костей. Темный лорд с воспитанием, родословной и биографией покруче, чем все короли Европы вместе взятые. Да ему просто неизвестно, что может быть иначе! Что не леди должны сражаться за место рядом с ним, а он обязан заинтересовать и влюбить в себя леди! Не против он!

Я против!


– О боги! Он идиот! Мой праправнук идиот! – возмутилась большая снежинка.

– Влюбленный идиот… – прошептала одна из тех, что поменьше.

– Это не оправдание!

– Ну почему же? Вот помню, как его отец за мной ухаживал… – предалась одна из снежинок сладким воспоминаниям, а затем шумно выдохнула: – Эх, вот времена были…

– Так. Не отвлекаемся. Если мне не изменяет интуиция, за ними обоими сейчас глаз да глаз нужен. Надурят же. Как есть надурят. Иника, Марика, вы за девочкой. А мы с Линдой за Эдом присмотрим.

– А за младшими?

– За ними Ясмин и Кристина приглядывают. Иника, ты, главное, проследи, чтобы Катюша сейчас ничего не учудила. Костя, конечно, гений алхимии, но все-таки немного недоварил.

– Это она потому такая неадекватная?

– Да. Увы, и тело у нее не более чем на сутки. Все, девочки, разбежались.


Ступенька, ступенька, ступенька… Их было так много, что я прекратила вести счет, когда сбилась на второй сотне. Когда Эдмунд нес меня наверх, это казалось несущественным, но сейчас я элементарно устала перебирать ногами и следить, чтобы расползающаяся гардина не стала причиной моей преждевременной смерти.

Запнуться, запутаться и сломать себе шею на ступенях башни – глупее смерти не придумаешь.

Раз двадцатый поправила ткань на талии, раздраженно рыкнула, когда она порвалась еще в одном месте, а затем вновь всхлипнула, лишь чудом удержав непрошеные слезы внутри. Это ненормально! Почему мне так хочется плакать? За всю свою предыдущую жизнь я ревела от силы раз двадцать, а тут еще часа не прошло, как мне вновь хочется разрыдаться!

Лестница все не кончалась, мысли в голову лезли одна глупее другой, в носу свербило, в горле першило, в груди жгло, и я уже на полном серьезе мечтала о скорейшей смерти.

Очередной виток завершился жестким столкновением, но упасть мне не позволили, удачно перехватив за плечи и удержав на месте.

– Катерина?

– Нет, – зло огрызнулась я.

– Что значит «нет»? – недоуменно спросил Константин.

Именно с ним мне не повезло столкнуться на узкой винтовой лестнице Западной башни. За время, пока я успокаивалась в объятиях Эдмунда, семнадцатый лорд успел умыться и переодеться. Синяк благодаря фантастической регенерации уже начал зеленеть, а раны на шее больше напоминали тонкие царапины, но все равно лорд выглядел неважно. Как, впрочем, и я.

– Ты куда бежишь без оглядки, да еще и практически голышом? – вновь спросил Константин, когда я так и не ответила на предыдущий вопрос.

На любезности сил не было, все они ушли на то, чтобы унять расшалившиеся нервы, и я совершенно не по-светски огрызнулась:

– Тебя спросить забыла!

Рванула, но безуспешно, захват оказался крепким. С вызовом вздернула подбородок, встретилась с хмурым взглядом лорда и заявила:

– Хорошо. Убивай. Только быстро. Понял? Здесь и сейчас. Быстро!

– Что? – Зрачки Константина расширились от недоумения, и он даже на секунду ослабил хватку. – В смысле – убивай?

– В прямом. – Я пыталась говорить ровно, но чувствовала, что меня снова начинают душить истеричные рыдания, и от этого тон выходил грубым и дерзким. – Тебе сложно, что ли? Ты ведь так этого хотел! Что тебя сейчас смущает? «Убей» или «быстренько»? Что вы вообще за народ, темные? – Я стукнула лорда по груди раз, затем еще и все-таки снова разрыдалась. – Убей меня… Ну пожа-а-алуйста-а-а…

– Катерина, ты чего? – растерянно бормотали мне в макушку и пытались отстраниться, но теперь уже я крепко держала лорда за шею, обильно орошая слезами его свежую рубашку. – Да не буду я тебя убивать…

– А я хочу-у-у! – Я даже ногой топнула, но лишь отбила пятку. – Вот! Посмотри на это! – Я сунула под нос окончательно ошалевшему Константину руку с татуировкой и сквозь рыдания потребовала объяснений: – Что это?! Что, скажи мне! Ведь именно из-за нее я сейчас в таком положении!

Во взгляде Константина промелькнула паника, а я замерла от новой догадки, пронзившей мой мозг.

– Нет! Погоди! Он меня обманул, да? Костя! А ну говори! Что это за татуировка?

Лорд отмер, аккуратно отвел мое запястье от своего носа, внимательно осмотрел, затем обнюхал и лишь после этого поднял задумчивый взгляд на меня.

– Откуда?

– Что это? – стояла я на своем.

– Татуировка рода Оверъяр, – напряженно проговорил Константин. – Согласно ей ты невеста.

– Чья? – Из моей груди вырвался новый всхлип, и лорд едва уловимо поморщился.

– Наша, – и недовольно поджал губы, явно не радуясь подобному открытию.

Значит, не солгал Эд…

На этот раз вместо рыданий я истерично расхохоталась, в глубине души подозревая, что просто сошла с ума и это последние проблески разума, затем требовательно ткнула Константина пальцем прямо в центр груди и категорично заявила:

– Убей меня!

– Не имею права… – тихо проговорил лорд, причем с явным сожалением.

– Совсем? – страдальчески уточнила я.

Лорд медленно кивнул, не сводя с меня пристального взгляда.

– А может, замаскируем? – Я не желала сдаваться так просто. – Под самоубийство, а? Я тебе помогу! Давай я с башни спрыгну? Это же меня убьет?

– Катя?! – непонятно на что возмутился семнадцатый господин Темной половины мира.

– Что «Катя»? Катя устала! Катя боится, Катя истерит уже битый час, и Кате все это надоело, в конце концов!

Истерика пошла на новый виток, и я взяла лорда за грудки. Это ему явно не понравилось, но разжать мои судорожно стиснутые пальцы у него не получилось. Гардина, и так мало что скрывающая, с шелестом соскользнула на ступени, оставляя меня лишь в сомнительной непрозрачности рубахе, но меня это сейчас вообще не волновало.

Я желала достичь поставленной цели любой ценой!

– Костя, ты обещал! – Мое злобное шипение прямо в лицо лорду, кажется, даже его немного напугало. – Ты кричал на весь замок, что убьешь меня! Исполни свое обещание или я пойду и найду Макса! Вот прямо так пойду, и пусть тебе будет стыдно!

– Ты неадекватна. – Лорд снова попытался убрать мои пальцы от своей шеи, но, когда это не удалось, неожиданно обнял за талию и привлек к себе, проникновенно заглядывая в глаза. – Катерина, успокойся. Мы сейчас пойдем ко мне, посидим, поговорим… выпьем… Хочешь выпить? Я вот хочу.

– Выпить? – неуверенно переспросила я.

– Выпить, – более чем уверенно подтвердил лорд.

– А давай!

До покоев, где временно проживал Константин, мы дошли практически без приключений. Не считать же приключением то, что на нашем пути попались несколько бесов, спешащих по своим делам, однако при нашем появлении сменивших свой маршрут на противоположный.

Константин, проявляя невиданную до этой минуты галантность, помогал мне удерживать возвращенную на место гардину, придерживал за талию и даже лично усадил в кресло, когда мы вошли в гостиную.

– Вино, коньяк?

– Вино, – тихо согласилась я, начиная чувствовать себя откровенно неловко под испытующим мужским взглядом.

Еще пять минут назад невероятно яркое желание смерти сейчас практически сошло на нет, и я искренне недоумевала, как вообще могла такое заявить. Еще и всерьез. И тихонько радовалась, что меня вроде как никто не убьет, потому что род бдит…

Кстати, почему?

Тем временем Константин невероятно быстро, словно не впервые, сервировал журнальный столик в лучших закусочных традициях. Блюда с сыром, фруктами, шоколадом и прочими разностями под вино доставались из буфета одно за другим, рядом тихо прозвенели бокалы, и лорд уже выбрал бутылку, когда дверь в спальню распахнулась и на пороге появилось новое действующее лицо.

– Коти-и-ик! – завлекательно промурлыкала Камелия, одетая лишь в пеньюар из кружев и прозрачной розовой сеточки. – Котик уже соскучился по своей кошечке?

Лорд, судя по беззвучному ругательству, явно не ожидал подобного поворота дел. Я, честно говоря, тоже, поэтому сидела тихо, но смотрела во все глаза, не представляя, как Константин сейчас разрешит ситуацию.

Камелия же, явно меня еще не заметив, приблизилась к лорду походкой от бедра, прижалась грудью к его спине, игриво пробежалась пальчиками по его животу, остановилась на поясе брюк…

И в этот момент увидела меня.

– Вы продолжайте, продолжайте… – зачем-то ляпнула я. – Я только за выпивкой зашла, на остальное не претендую.

– Котик! Кто это? – возмущенно завопила мамзель, в одну секунду превратившись из игривой кошечки в разъяренную тигрицу. – Костик, это что за деревенщина? Служанка? Зачем ты ее сюда притащил?

Я ожидала чего угодно, но только не того, что лорд закроет меня своей спиной, а любовнице укажет на дверь.

– Не твое дело. Уходи. Я не звал тебя.

– Котик?

Не представляю, что увидела Камелия на лице лорда, но мамзель побледнела, затряслась, истерично всхлипнула и, прижав пальцы к губам, молнией выскочила за дверь.

Лорд же, еще пару секунд постояв ко мне спиной, шумно вдохнул, выдохнул и только после этого обернулся, с напряженной улыбкой встретившись со мной взглядом.

А на меня снова нашло безумие бескрайней наглости…

– Чего стоим, кого ждем? – и требовательно взмахнула рукой в направлении бутылки. – Мы сегодня пить вообще будем? Наливай, а то уйду. Кстати, спать я буду в твоей кровати, до моей слишком далеко, а гостям предлагают лучшее. Сам можешь занять диван, он тоже неплох. Халат дашь?

На все это лорд лишь медленно приподнял бровь, удивленно наклонил голову, но… Сходил в спальню, принес мне халат, деликатно отвернулся, пока я надевала его поверх рубахи, и после этого как ни в чем не бывало сел во второе кресло и разлил вино по бокалам.

Первый пили молча.

Не знаю, насколько качественным было вино, но вкуса я не почувствовала вообще. Как и вкуса сыра, шоколада и яблока. Говорить не стала, впервые за эти дни не желая обидеть гостеприимного хозяина покоев. Тот, кстати, был чересчур задумчив и на меня сильно не смотрел, предпочитая рассматривать свой бокал. Однако то, что я все выпила, заметил и тут же налил по второму.

А вот после третьего немного ожил и заговорил:

– Успокоилась?

– Да, – ответила я настороженно и даже бокал отставила.

– Тогда поговорим… Значит, так, – на меня подняли весьма суровый взгляд. – Убивать тебя не буду и самоубиться не дам. Как бы ни хотелось иного. Ты теперь под защитой рода, и он подобного не простит – накажет виновных так, что мало не покажется. Скрыть не получится, род видит и знает все. Это во-первых…

И снова налил.

Выпил.

Я отпила тоже, предчувствуя, что простого разговора не будет, а на трезвую голову на столь серьезную тему говорить не хотелось.

– Во-вторых, мне нужна воспитанная и здравомыслящая жена, поэтому с завтрашнего дня я нанимаю тебе учителей по танцам, этикету и общим дисциплинам.

– Стоп! – Я чуть вином не подавилась. – Я не собираюсь за тебя замуж!

– Я тоже не в восторге от решения рода, – язвительно проговорил лорд, а затем вопросительно вздернул бровь. – Или ты хочешь замуж за Максимилиана?

– Нет! – По спине пробежал холодок дурного предчувствия. – Но и за тебя не хочу!

– А выбор тем временем невелик. – Голос Константина буквально сочился ехидством. – Или я, или мой сын. Вот только за него я тебе сам выйти не дам, ему еще наследник нужен. Нормальный наследник от нормальной темной леди.

– А я, значит, ненормальная? – В груди всколыхнулось искреннее возмущение. – У тебя сынок-то сам из пеленок еще не вырос, замашки избалованного молокососа, а мозгов, как у грудничка! Ему не жена, а мамка нужна!

– Об этом не беспокойся, – цинично хмыкнул лорд и, сходив за новой бутылкой, снова налил. – Я знаю дотошность деда, он подберет ему оптимальный вариант. Но мы сейчас о другом. О тебе.

Выпил залпом, раздраженно стукнул бокалом по столу, отчего хрусталь жалобно тренькнул, но, к счастью, уцелел. А затем рявкнул:

– Какого беса, Катерина?! Я не хочу жениться, тем более на тебе!

– А я хочу?! – тоже возмутилась я в голос. – Меня вообще не спрашивали! А все бесы твои! Нашли кого взять в подарок! Вот теперь и расхлебывай! А еще я не девственница, так что тут неувязочка!

– Девственница, – чересчур уверенно ухмыльнулся Константин. – Любое новое тело, созданное с нуля, девственно.

– Протестую! – Я аж кулаком по столику стукнула от подобного магического финта. – Негодую и порицаю! Это что еще за произвол?!

– Так. Тихо, – оборвал меня лорд. – Бесов я уже наказал. Я все понимаю, но свадьба неминуема, и я хочу сделать так, чтобы моя дальнейшая жизнь не напоминала поле боя. Давай договоримся. С меня – положение в обществе и деньги, с тебя – приличное поведение. Учителей я найму. О происхождении – никому ни слова, я сам что-нибудь придумаю…

Константин все говорил и говорил, буквально по полочкам раскладывая нашу дальнейшую семейную жизнь, где мне отводилась роль красивого, но безмолвного и бесправного приложения, а я пила и сама себе подливала. Грустила, тоскливо вздыхала, скептично смотрела на раздвоившегося лорда, тихонько пела себе под нос русские народные песни, взмахом руки изображала внимание и согласие, когда третий лорд из пятого ряда недовольно смотрел на меня, да считала звезды, кружащие у меня над головой и требовавшие прекратить безобразие.

А затем я отключилась.


Глава 5 | Попаданка. Если вас убили | Глава 7