home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Сложно представить здоровое общество, где секты демонопоклонников приносили бы хоть какую-то пользу. Похищения людей, ритуальные пытки, жертвоприношения, призывы в мир всяческой мерзости, организация локальных и не очень провалов в Бездну – лишь малый перечень того, что дарит соседство с подобной заразой. Безопаснее сотрудничать с самым отмороженным некромантом, чем с фанатичными последователями Спящих. Потому первейший долг каждого – огнем и мечом выкорчевывать любые ростки этой гнуси.

Удивительно, необъявленная война с темными ковенами, которую развязал К’ирсан Кайфат с воцарением на престоле, принесла ему не только лишние хлопоты и головную боль, но и немалый прибыток. И дело даже не в конфискациях имущества всех тех, кто приобщился к Силе Бездны, – хотя речь идет о весьма крупных суммах. Бедняки среди культистов были, но, как правило, оставались расходным материалом. Тьма манила прежде всего богачей, пресыщенных иными развлечениями и желающих чего-то большего: власти, силы, могущества или бессмертия.

Гораздо важнее, что после каждого разгрома выкормышей Рошага в руки короля попадали многочисленные записи главарей сектантов, которые по своей ценности были сопоставимы с рабочими тетрадями сильных магов или хитроумных дипломатов.

Отдельной графой среди всех захваченных трофеев шли сами логовища демонопоклонников: тайные храмы в заброшенных катакомбах, подземные молельни, секретные лаборатории вивисекторов, укрытые от чужих глаз места для проведения ритуалов и освоения «подаренных» чар. Наверное, кто-то другой попросту уничтожил бы эти рассадники зла, а вот К’ирсан смотрел на все гораздо более прагматично. Зачем громить то, что можно использовать самому? Подземные пещеры, гроты и залы, рукотворные казематы и специально оборудованные подвалы идеально подходили для размещения его собственных лабораторий и заклинательных полигонов. Ему тоже много чего требуется скрывать, так зачем разбрасываться ценным ресурсом? Вот и получилось, что со временем у всех бывших баз сектантов появились новые хозяева.

Укрытие Темных, в котором сейчас находился король Западного Кайена, располагалось в древних городских каменоломнях и использовалось демонопоклонниками как зал для собраний и совместных молений. Хорошее, защищенное от любопытных взглядов место. Чтобы сделать из него Малый полигон для испытания некоторых заклинаний, К’ирсану и его магам понадобилось лишь убрать всю атрибутику ковена, подчистить остаточные эманации Силы Бездны и навесить ставший уже стандартным набор из укрепляющих, маскирующих и отражающих чар. И теперь всякий раз, когда Кайфату требовалось поработать с чем-нибудь не особо мощным, он приходил сюда.

На этот раз помимо короля-мага на Малом полигоне присутствовали Канд, Гхол, Верховный маг с учеником и лучший чародей ханьцев Ван Юнь. Последний играл роль наставника, а остальные – внимательных учеников. И даже К’ирсан, который и был инициатором этого импровизированного урока, не отвлекался и вдумчиво кивал словам жителя Поднебесной.

– …стремление к пустоте является… мм, да… самым важным элементом любых трансовых техник, – тихим шелестящим голосом объяснял Ван Юнь. – В пустоте растворяются чувства, эмоции, и остается лишь чистый разум, лишенный… да, лишенный слабостей тела. Что уже само по себе серьезно повышает возможности адепта… Но если пойти дальше, научиться чувствовать саму пустоту, увидеть, что стоит за ней, а затем уподобиться решету и раскрыть себя миру, то… то на смену пустоте придет всеобъемлющее чувство растворенной вокруг Силы. Силы, с которой соприкасается ваша аура. Что позволит ощутить ее не просто как некую тонкую оболочку, а как текучую субстанцию, подчиненную вашей воле… что-то вроде особой невидимой конечности…

– Да простит меня уважаемый Ван Юнь, детали мы разберем несколько позже, пока вам достаточно знать, что знания, которыми с нами поделились клановые маги, поднимут ваше умение работать с аурой на качественно иной уровень, – перебил ханьца К’ирсан. Чародей с Сууда, без сомнения, владел темой на отлично, но порой на него находило и он становился излишне многословен. Слушать его при этом становилось сущей пыткой.

Ван Юнь подтвердил слова нового господина вежливым поклоном.

– Учитель, ну научимся мы очередному фокусу с аурой. И что дальше? Зачем тратить время на освоение новой медитативной техники, когда есть Сат’тор? – неожиданно подал голос Канд. Впрочем, судя по молчаливому одобрению на лицах остальных, он лишь озвучил мнение большинства. Даже Гхол и тот встретил новость о необходимости изучения ханьских наработок без привычного энтузиазма. – Навыки работы с внутренними энергиями есть у всех, Дар разбужен, может, большую пользу принесет освоение какого-нибудь нового заклинания, а?

Что ж, вопрос был ожидаем. К’ирсан покосился на невозмутимо сидящего ханьца и усмехнулся.

– Новые заклинания хочешь… – протянул он. – А ты со старыми-то разобрался до конца? Или тебе напомнить, что лучше великолепно владеть десятком приемов, чем средне сотней?

Канд втянул голову в плечи. Методики обучения К’ирсана очень многое взяли от его первого наставника Шипящего, а потому отличались как поразительной эффективностью, так и некоторой болезненностью для учащегося. Правда, несмотря на давление, он все равно попробовал отстоять свое мнение.

– Да из того, что есть, мы уже максимум возможного выжали. Куда дальше-то? – пробормотал Канд, посмотрев на Лансера.

Однако поддерживать парня Верховный маг Западного Кайена не спешил, задумчиво изучая Кайфата. Да и Гхол тоже перестал изображать скуку и теперь весь как-то подобрался.

К’ирсан, от которого не укрылись изменения в настроении соратников, широко улыбнулся.

– Ван Юнь, покажи этому недоверчивому юноше…

Ханец снова встал, поклонился, после чего принялся быстро формировать между ладонями небольшой пульсар. Обычный огнешар, без каких-либо довесков или доработок. Все шло как обычно, пока вдруг по его ауре не прошла небольшая дрожь, участок над правым плечом вздулся и превратился в нечто вроде толстого щупальца. Которое стремительно перехватило сформированное, но не активированное заклинание и втянуло его в себя. Над плечом возник плотный энергетический сгусток.

– Ха, подвешенное заклинание! Благодаря Сат’тор я тоже так могу! – с мальчишеским задором воскликнул Канд, но тут же осекся. Ханьский чародей создавал следующий пульсар.

За какие-то несколько минут новый вассал К’ирсана ухитрился разместить в своей ауре четыре огнешара, один Щит от Стихии Огня и один от Воды. И это было по-настоящему сильно.

– Тысяча мархузов, вот так сюрприз, – подал голос Мокс. – А ведь я думал, что предел человеческих возможностей – это одно свернутое заклинание, завязанное на слово-ключ. И вдруг такой поворот… Как понимаю, для их активации никаких команд давать не потребуется?

Вместо ответа К’ирсан сформировал любимый мысленный образ колючего колобка из Смертельного Леса в окружении языков темного пламени. Затем влил в него немного Силы, укрепил каркас парочкой рун и вытолкнул получившееся плетение в дальний угол Малого полигона. Иллюзии, созданные по той схеме, что ему передали М’Ллеур, получились на редкость достоверными. Прямо как в жизни.

Кайфат незаметно поежился, вспоминая свой былой вояж по Мертвому Лесу. А вот Гхол оказался менее выдержан.

– Отрыжка Бездны!!! – завопил гоблин, вскакивая на ноги и перехватывая поудобнее пальму. Зеленого шамана заметно трясло. Что за жуть сотворил его обожаемый Рырга, он знал лучше всех, а потому даже иллюзорная подделка вызвала в нем бурю эмоций.

Но реакция Гхола мало кого заинтересовала, потому как после появления призрачного врага свое слово сказал ханьский маг. Без знакомых многим боевым чародеям заминок и пауз он одновременно шарахнул по цели четырьмя пульсарами и прикрыл всех собравшихся двумя Щитами. Мощно грохнуло, во все стороны полетели осколки, но ни один не попал в короля Западного Кайена и его соратников.

К’ирсан с удовлетворением вздохнул. Демонстрация получилась весьма наглядной и убедительной. Когда после принесения главой Серебряной луны вассальной присяги Хон Фе, стараясь продемонстрировать сюзерену полезность новых подданных, принялся рассказывать о секретных магических техниках, он воспринял слова ханьца весьма недоверчиво. Досконально освоив Сат’тор, он считал, что до конца исчерпал все возможности развития. И попал под очарование могучих чар, считая: чем мощнее, тем лучше. В общем, его реакция мало отличалась от реакции Канда, что не могло не огорчать. С его-то опытом и проглядеть столь очевидные вещи… Прекрасное получилось лекарство от излишней самоуверенности!

– Шесть подвешенных заклинаний – потолок уважаемого Ван Юня. Хотя, по его словам, есть уникумы, которые смогли увеличить это число в два раза, – сказал Кайфат, едва пыль немного осела. – Но таких немного.

– А если пульсар заменить на что-то вроде Стенобитного Тарана или Таран Огня? Сколько плетений он сможет удержать? – поинтересовался Лансер, сразу выделив слабое место.

К’ирсан повернулся к ханьцу, переадресуя вопрос. Маг Поднебесной едва заметно поморщился.

– К сожалению, ни одного. В случае мощных чар навык контроля далеко не на первом месте. Здесь гораздо важней насыщенность ауры Силой. – Ван Юнь пожал плечами. – Чтобы «подвесить» по-настоящему сильное заклинание, нужно обладать эфирной оболочкой, сравнимой по плотности с оболочкой его величества. Да и то…

– Ну тогда понятно, – удовлетворенно сказал Лансер. – А то я уж задумался, какого мархуза, обладая столь впечатляющими умениями, маги Поднебесной не скрутили в бараний рог всех остальных. Как представлю чародея Огня, способного за раз выдать пять-шесть Огненных штормов, и внутри аж холодеет.

К’ирсан кивнул. Ему пришла в голову схожая аналогия.

– Мокс, как ты заметил, и в нынешнем виде это дополнение техники Сат’тор дает неплохое подспорье в бою, – сказал Кайфат.

Для иллюстрации своих слов медленно, один за другим создал два Снежка и разместил их у себя над плечами. Получилось далеко не столь ловко, как у ханьца, но так он и занимался по новой методике всего ничего… Подождал немного, а затем столь же неторопливо развеял чары. Громить ничего не стал. Главное было показать, что освоить новый фокус вполне возможно, то, как взрываются Снежки, все знали и так.

– Действительно, выглядит перспективно… – хмыкнул Лансер, затем нейтральным тоном добавил: – И, ваше величество, у вас опять… непорядок с глазами.

К’ирсан хмуро посмотрел на своего Верховного мага. О том, что глаза у него снова превратились в два сгустка зеленого огня, он знал и сам. Увы, но Кайфат уже успел убедиться в том, что манипуляции с аурой всегда заканчиваются одним и тем же – его усилия по возвращению себе нормального облика идут прахом, и внешне он становится не пойми на кого похож. Будто изуродованного лица мало!

– За все надо платить, – пожал плечами Кайфат. – Но секретные техники Серебряной луны слишком важны для того, чтобы от них просто так отмахиваться.

Мокс на это промолчал, а вот Канд при явном одобрении Лукаса не сдержался и выдал:

– Опять надо будет пахать, да?!

– Вроде того. – К’ирсан вяло покрутил в воздухе ладонью. – Если ты, конечно, хочешь стать боевым магом, способным выжить во всех будущих… хм, конфликтах.

Кайфат немного помолчал, решая, следует ли говорить о том, что рассказал ему Хон Фе о секретах клана. И дело не в глупой жадности: просто знания слишком опасная штука, чтобы делиться ими направо и налево. Даже с проверенными временем соратниками.

Но тут наконец подал голос Гхол.

– Хозяин, а никаких других применений этим… приемам нет? Я хоть и простой шаман, но… кое-какие вещи сами собой напрашиваются, помимо поддержки свернутых чар, – сказал гоблин, запинаясь. Резко расширившийся круг общения недавнего дикаря приучил его не бояться дискуссий и споров, но вот в беседах с Рыргой приобретенная легкость порой куда-то девалась.

Что ж, проблема «говорить или нет» отпала сама собой. На прямые вопросы К’ирсан предпочитал давать по возможности честные ответы.

– Наверное, ты имеешь в виду наполнение ауры энергией Астрала? Или какой-нибудь иной Силой или Стихией, да? – Кайфат широко улыбнулся, однако шрамы превратили улыбку в хищный оскал. – Есть такая возможность. При должном навыке аура может стать оружием ближнего боя, а если усилить ее правильным заклинанием, то и вовсе превратится в нечто убойное. – Король-маг погладил спинку просящего ласки Руала, затем поднял голову на своих соратников. – Кое-что мне было доступно и раньше, но это… это нечто совсем другое. Чистой воды Запретная магия, стоящая в одном ряду с некромантией, демонологией и магией крови. Быстрая, опасная, эффективная и смертоносная.

Мокс нахмурился.

– Владыка… не хочу спорить, но… не слишком ли громкие эпитеты для не самой сложной… – начал было он, но его перебил ханец:

– Больше сотни лет назад наш клан продал этот «не самый сложный» секрет одному нолдскому магу за сумму, равную доходу всех наших предприятий за два сезона. И он не счел цену чрезмерно высокой, – сказал Ван Юнь нейтральным тоном.

– Истинному? – жадно спросил Канд, аж подавшись вперед.

– Ему самому, – вместо ханьца ответил Кайфат. – И особую пикантность истории придают два момента. Во-первых, нолдский чародей, обучаясь манипуляциям с аурой, работал не со Стихией, а с энергиями Нижних миров. Во-вторых, это был Магистр Наказующих. Само собой, изменивший внешность и назвавший другое имя, но Хон Фе утверждает, что это был именно льер Бримс, собственной персоной.

– А вот это уже аргумент, – пробормотал Лансер. – Тем более что за сотню лет практики даже самый безобидный фокус можно превратить в нечто… этакое. – Неожиданно он встрепенулся и вперил в ханьца обвиняющий взгляд. – Не сходится. Если Нолд в курсе ваших тайн, то почему вас не уничтожили силами Безликих?! Даже ко мне в башню проверяющие от Протектората заглядывали, подозревая невесть в чем, но здесь-то, здесь-то все ясно.

– Наверное, потому что льер Бримс добывал этот секрет для себя лично, а никак не во исполнение долга. И привлекать лишнее внимание ему было совсем ни к чему, – усмехнулся К’ирсан. – Или ты думаешь, зря его сейчас считают сильнейшим магом Нолда?

Подтверждая слова своего господина, Ван Юнь с важностью кивнул.

С каждым днем Кайфату все больше и больше нравился этот немногословный и исполнительный желтокожий колдун. Не спорит, не требует объяснений, не несет отсебятину там, где необходимо доскональное исполнение приказов… Идеальный винтик для государственной машины. Одна беда – безынициативный, но тут уже одно без другого не бывает.

Кайфат открыл было рот, чтобы сообщить о содержании тренировок, через которые должны будут пройти собравшиеся здесь маги, как входные двери внезапно с металлическим лязгом распахнулись и на Малый полигон влетел запыхавшийся Шип. В руке он держал медальон связи.

– Прошу простить, Владыка… Срочное сообщение из дворца!!! – выкрикнул гонец с порога.

Подземелье было хорошо экранировано от всякого рода магических возмущений, и никакие связные амулеты внутри не работали. Поэтому, чтобы не прозевать что-то действительно важное, пока Кайфат занимается магией, наверху приходилось держать людей с целой связкой магических побрякушек. И до сегодняшнего дня королю ни разу не пришлось воспользоваться этой возможностью.

– Войска Харна численностью в два пехотных легиона перешли границу и сейчас ударным маршем движутся к столице. Во главе армии наблюдатели видели узурпатора, – доложил гонец, вытянувшись в струнку. – Первый министр уже объявил о собрании Королевского совета и просит ваше величество как можно скорее вернуться во дворец.

К’ирсан помянул мархуза и Кали. Война с Харном была давно ожидаема, но все равно пришла в дом в не самый подходящий момент. Реформы еще продолжались, только началось налаживание общения с возможными союзниками, доведены до ума далеко не все задумки. Неужели, прождав три года, демонов Харн не мог повременить еще полгода?! Хотя при чем здесь воинственный сосед… Скорее надо думать, почему тот влиятельный кукловод, который сдерживал амбиции Ког Харна, именно сейчас отпустил вожжи. И как далеко он готов зайти.

– Владыка? – Голос Мокса вывел Кайфата из задумчивости.

И вправду, что-то он слишком задумался. К’ирсан повел плечами и посмотрел на гонца. Тяжелый взгляд короля тот встретил разлившейся по лицу бледностью и судорожной попыткой вздохнуть.

– Амулет господина Чиро Кунише активен? – спросил он.

– Д-да, В-владыка, – выдавил из себя гонец.

Шип, который, судя по знакам на доспехах, был ветераном и уже не раз проливал кровь, едва справлялся с ментальным давлением своего монарха. Хотя с другой стороны… ведь справлялся же?

К’ирсан мысленно усмехнулся и щелкнул по носу начавшего что-то высокомерно высвистывать Руала.

– Значит, как поднимемся на поверхность, организуй мне с ними связь, – сказал Кайфат. – На Совете ему делать нечего, у него и без того есть чем заняться.

Сделал было шаг к выходу, но вспомнил о магах и остановился.

– Господа, сами слышали, спокойное время закончилось. И это значит, что умения уважаемого Ван Юня вам придется перенимать в походных условиях, – сказал он. – Но мы ведь готовы к трудностям, не так ли?

Мокс, Лукас, Канд, Гхол, Ван Юнь… И пусть слова своего короля Канд с Гхолом встретили картинными стонами, а Лансер – шумным вздохом, глаза их говорили об обратном. Все были готовы к любым тяготам и, более того, радовались им. Маги, как и воины, жаждали действия. Победы над Мишико и стремительного взлета к вершинам власти им было уже мало. Потому новость о войне их не ужаснула, а… взбодрила?

Что ж, значит, К’ирсан правильно выбрал себе соратников.


* * * | Власть силы. Том 1. Война на пороге | * * *