home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Эхо разгрома харнской армии прокатилось по всему континенту. Доселе еще никому, ни одной стране в Сардуоре не удавалось столь эффектно расправиться с противником. Да еще с каким – с Харном! Не просто выиграть сражение, положив половину своего войска, а победить малой кровью, сохранив силы для дальнейших битв. Такой результат настораживал и заставлял совсем по-другому смотреть на «бандита, захватившего трон». Когда под управлением самозванца государство крепнет, аристократы смиряют гордыню, купцы богатеют, крестьянские бунты прекращаются, а армия с легкостью громит врагов, бандит очень легко может превратиться в родоначальника новой династии, а его заштатная страна – в куколку, из которой вырастет молодая и сильная держава. Поэтому сразу же после завершения сражения под Жмыховкой взоры абсолютно всех стран были направлены в сторону Старого Гиварта. Правители ждали следующих шагов государя-победителя и… неизбежной реакции Объединенного Протектората на нарушение баланса в их вотчине.

Все это К’ирсан Кайфат понимал как никто другой. Душа просила собрать войска в мощный кулак, перейти границу, огнем и мечом пройти по землям вероломного соседа до самого Ког Харна, стальным молотом сокрушить его оборону и если не увеличить территорию своей державы вдвое, то хотя бы отхватить несколько жирных кусков, а на трон посадить верного человека. Но мешал разум опытного бойца и командира, выжившего там, где десятки давно сложили бы голову. Время наглеть еще не наступило: слишком низкая численность войск, слишком мало заготовлено боевых артефактов – тех же Огнеградов, еще недостаточно высоко мастерство магов Корпуса. Да и экономика пока не потянет полноценную войну, а значит, страна не сможет «переварить» захваченные земли. Не стоило забывать и про реакцию «благодетелей» из Протектората… В итоге аппетиты пришлось сильно урезать и к вопросу подойти, отринув эмоции.

Уже на следующий день после исторического сражения все выжившие харнские солдаты были собраны в лагере для пленных, раненым, невзирая на чины и благородство крови, оказана помощь, маги противника закованы в рабские ошейники, а на стол к К’ирсану лег список вражеских офицеров с примерным размером возможного выкупа за каждого. Цифры впечатляли даже в сравнении с описанием захваченных трофеев. В сумме получалось, что К’ирсан по итогам войны оказывался даже в прибытке. Наверное, именно поэтому он с огромным удовольствием лично вручил перепуганному и злому, как загнанный хафф, Мишико – мархузов трус не просто выжил, а прошел через бойню без единой царапины, пара синяков от кулаков трофейщиков не в счет – свиток со всеми расчетами и благословил парой ласковых на долгую дорогу в Ког Харн.

К’ирсан не стал дополнять послание к харнскому «царственному собрату» никакими дополнительными требованиями. Конечно, хотелось запросить за нападение контрибуцию золотом, но зачем загонять соседа в угол? Кайфат и без того казну пополнит, а вот правитель Ког Харна не потеряет лицо: вроде как не важную битву он проиграл, а ничего не значащую стычку. И лезть дальше на рожон не обязательно. Личность же посланца намекала, что подобная уступка со стороны Кайена никак не признак слабости. И Старый Гиварт ничуть не боится, когда у врагов появляются «законные» поводы для новой агрессии.

Такая выжидательная позиция Владыки не очень обрадовала его соратников. Терн, Гарук с Руорком и даже грасс Тарес с братьями Суом сразу же по возвращении короля в Старый Гиварт принялись осаждать его с доводами в пользу продолжения войны. Согнар говорил о необходимости добить ошеломленного противника и грезил новыми трофеями, религиозные вожди жаждали нести свет новой веры в покоренные земли, а представители аристократии были не против припомнить соседям все нанесенные когда-либо обиды.

В конце концов К’ирсан не выдержал и сорвался.

– Хватит! Больше никаких разговоров о недобитом враге, визите вежливости и воспитательной акции! – зло прошипел он попавшемуся под горячую руку Терну. – Будет сделано ровно то, что необходимо и что не выходит за рамки здравого смысла! Ставить под угрозу свои планы из-за накатившей на членов Совета дурости я не собираюсь! – Чувствуя, как внутри шевелится зверь, К’ирсан уточнил, кривя рот: – Или, быть может, мои верные советники желают взять на себя личную ответственность за последствия предлагаемого выбора?

Согнар предпочел не отвечать и лишь развел руками.

– Я так и думал, – хмыкнул К’ирсан. И на этом вопрос был закрыт.

Несмотря на открыто заявленную позицию, следующие две седмицы прошли для Кайфата весьма напряженно. Предложив переговоры, он не закончил войну, а лишь перенес ее на другое поле, где ломали копья и обменивались любезностями не воины и чародеи, а дипломаты и послы. Если раньше он сражался клинками и магией, то теперь отбивался с помощью пера и чернильницы. И далеко не так успешно, как хотелось бы: дипломатия никогда не была сильной стороной К’ирсана.

Если король Харна, хоть и не скрывая раздражения, все же не стал вставать в позу и согласился на торг, то поведение соседей по Сардуору оказалось гораздо менее сдержанным. К’ирсан и оглянуться не успел, как на него начали давить сразу две коалиции государств. Самая непримиримая, северная, куда входили Земля Наместника, Гурр, Узз и Саурма, требовала немедленного разоружения и прекращения работ над новыми артефактами. Угрожая в случае отказа торговой войной. Южная же коалиция – в составе Восточного Кайена, Загорья, Заурама и Харна – вела себя несколько более спокойно и намекала на необходимость делиться. Дескать, единоличное владение оружием сокрушительной мощи никоим образом не способствует сохранению мира на континенте, и для поддержания добрососедских отношений потребно передать образцы новых оружейных артефактов магическим гильдиям самых передовых стран Сардуора. Эти обошлись без явных угроз, что совсем не означало, что против Западного Кайена не заготовили какую-нибудь гадость.

И никто даже не вспомнил, что это Харн напал первым, а не наоборот. Одно радовало – никто не грозил войной.

Единственным, кто воздержался от нападок, оказался Зарок. Его король ограничился коротким посланием, в котором просил отказаться от насилия. Правда, будь Кайфат на его месте, он бы вряд ли был столь мягок: земли северного соседа наводнили миссионеры Гарука, которые будоражили народ рассказами о богоподобном Владыке и призывали принять веру в него всем сердцем. И как докладывали агенты Чиро, их деятельность была более чем успешна. Какого мархуза король Зарока все это терпит, К’ирсан решительно не понимал.

Впрочем, недовольство соседей было предсказуемо. Когда давно и прочно сложившуюся картину мира кто-то переворачивает с ног на голову, странно ожидать иного. Тем более когда это происходит не у Юрги на рогах, а у тебя под боком. Тут будь ты хоть богом дипломатии, а на свою сторону вряд ли кого перетянешь.

Да и мархуз с ними! Гораздо интересней оказалась реакция «мирового сообщества» в лице Объединенного Протектората.

Мировой надсмотрщик и жандарм просто не мог смолчать, когда в его вотчине кто-то вдруг начал наводить свои порядки. Более того, К’ирсан не сомневался, что в другое время, когда метрополиям не угрожал Рошаг и Прорыв Бездны, против слишком окрепшей страны уже бросили бы экспедиционный корпус, вооруженный и обученный по всем правилам передовой науки. Ну а что, туземцы провели разведку боем, своей кровью заплатили за знание слабых и сильных сторон вражеской армии, и теперь наступил черед «белых господ» вколачивать наглецов обратно в то болото, из которого они вылезли.

Однако сейчас все пошло совсем по-другому сценарию. Да, грянули призывы немедленно покарать «кровавого мясника, убившего тысячи мирных харнцев», посыпались обвинения в Запретной магии, кое-кто даже предложил немедленно сжечь Старый Гиварт как рассадник зла. Но воинственные голоса звучали как-то негромко, совсем не так, как могло бы быть. И главную причину необычайной сдержанности «мировых жандармов» К’ирсан видел в молчании Нолда. Островная республика, оплот Истинных магов и сердце Объединенного Протектората, вдруг сделала неожиданно мягкое заявление по конфликту Западного Кайена и Харна. Канцелярия архимага по всем официальным каналам сообщила, что в решающей битве между двумя странами фактов применения Запретной магии не зафиксировано, сражение проходило на территории Кайена, а право защищаться всеми доступными средствами есть у каждого. И все, точка. Понимайте как знаете. Полот сожгли в свое время по совершенно надуманному поводу, а тут вдруг изобразили поборников законности. Нет, К’ирсан рассчитывал на некоторое потепление в отношениях, но это вообще подарок какой-то!

Жаль, долго радоваться ему не дали. В Протекторате и помимо Нолда существовали сильные игроки, которые имели свои взгляды на происходящее. Внезапно подал голос Маллореан, обычно предпочитавший оставаться в тени. И их представитель позволил себе публично усомниться в выводах Истинных.

Светлые эльфы, сожри их Темный Оррис, без сомнения, знали, кто такой новый король Западного Кайена, и точно не собирались оставлять его в покое. К’ирсан каждый день ждал визита очередной звезды длинноухих убийц, и столь долгое их отсутствие не успокаивало, а, наоборот, напрягало. Теперь же все вновь становилось на свои места: Перворожденные ничего не забыли, мстить будут при каждом удобном случае, и затянувшаяся пауза – всего лишь временная передышка.

О том, что недовольство Светлых направлено не только на него и что он, возможно, далеко не самая важная цель, стало понятно далеко не сразу. Излишняя зацикленность на собственных проблемах помешала Кайфату сразу заметить, что на международной арене произошла маленькая революция – кто-то уже во второй раз безнаказанно и открыто оспаривает право Истинных принимать решение за остальных членов Протектората. И если первый раз можно списать на недоразумение – подумаешь, схлестнулись из-за ерунды, в большую войну ведь конфликт не перешел! – то второй выглядел как точно рассчитанная провокация.

– Владыка, по посольским каналам пришел запрос на инспекцию магами Объединенного Протектората наших лабораторий, – сообщил Лансер в тот же день, как стало известно об активности Маллореана. – Мой секретарь получил официальное письмо. – Верховный маг вздохнул. – Нет никакой возможности отказаться. Хартия о нераспространении Запретной магии от тысяча шестьсот пятого года подписана всеми государствами Сардуора и с тех пор строго соблюдается. Любая попытка воспрепятствовать проверяющим согласно некоторым ее пунктам является поводом для введения на территорию государства сил экспедиционного корпуса Протектората.

– Список «целей» известен? – спросил давно готовый к чему-то подобному К’ирсан.

– Да. В нем едва ли не половина всех наших испытательных полигонов, складов и заклинательных залов, – скривился Мокс.

Аура Верховного мага полыхала злобой. Он отвечал за всю магическую кухню в Западном Кайене и попытку влезть в свою вотчину воспринимал как личное оскорбление. Кайфату даже показалось, что раньше, в свою бытность простым чародеем, когда его регулярно проверяли колдуны Протектората, Лансер бесился гораздо меньше.

Хотя стоит ли этому удивляться?

До знакомства с будущим Владыкой кем был Мокс? Заштатным магом при дворе заштатного короля, точно слепец блуждающий в лабиринте невежества в поисках способа увеличить свою силу. Теперь же… теперь он стоял на острие прогресса, у истоков новой школы магии, в будущем способной поспорить о могуществе не только с нынешними колдунами, но и с чародеями той же Империи Заката.

Изыскивая возможность быстро усилить свое государство, К’ирсан и подумать не мог, что удастся создать нечто столь серьезное. Кто его раньше поддерживал? Гхол, Канд, Лансер с учеником… Обычная группа единомышленников-энтузиастов, которые могут разработать несколько интересных заклинаний. Но хватило бы их сил, чтобы систематизировать знания, пойти дальше? Точно нет!

Да что там соратники… Вспоминая свои ранние приключения и магические экзерсисы, Кайфат только удивлялся собственной удачливости. Сколько мощных плетений и хитрых чар удалось сотворить, да не просто сотворить, а с успехом применить их в противостоянии с опытными практиками! Оставайся К’ирсан один, даже без пристального внимания охотников за чужими секретами, разве смог бы он и дальше продвигать семимильными шагами наследие Древних?! Ой вряд ли.

Но теперь все изменилось. С каждым днем, с каждым новым сторонником или адептом, с каждым новым изученным заклинанием, техникой или полезным навыком не просто преумножались знания и росла Сила Кайфата и верных ему чародеев, формировалась новая школа магии. Школа, в которой сплавлялись воедино знания классических чародеев, основы Древней магии и дикое гоблинское шаманство. К’ирсан даже не знал, как назвать получившуюся смесь. Истинная магия, магия трех Сил или… чем Кали не шутит, магия вартагов? Нет, конечно, они еще даже не приблизились к величию полумифических волшебников Древних, Повелителей Сил Империи Заката или выдающихся чародеев Эпохи Войн, но первые шаги уже сделаны. Дайте только время, и весь Торн содрогнется перед величием адептов нового учения…

И вот теперь, когда Мокс Лансер увидел путь – пусть извилистый и тернистый, но ведь путь! – каким-то длинноухим тварям и представителям «цивилизованных» народов вздумалось заступить ему дорогу?! Да ради воплощения в жизнь своей мечты Мокс готов воевать хоть с целым миром!

– Всего половина? – усмехнулся К’ирсан. – Я надеялся в лучшем случае на четверть. Моя благодарность Чиро… Кажется, он прыгнул выше головы!

– Владыка, как можно быть таким спокойным?! – взорвался Мокс. – Если хфурговы выродки что-то разнюхают, то мы…

– …окажемся в Бездне со всеми нашими планами. Разве случилось что-то новое, разве мы этого не ждали? – спросил К’ирсан холодно. Мархуз побери, почему не его, а он кого-то успокаивает?! У него при одной мысли об эльфах от ненависти горло тисками сжимает, но он ведь спокоен. Почти, Бездна вам в душу, спокоен!

В ответ молчание. Затем короткий вздох.

– Ждали. Но я почему-то надеялся, что Нолд нас прикроет и здесь, – наконец признался Лансер. – Закрывал же глаза на наши художества три последних года.

– Пфф! Нолд… Я не посвящен в тайны взаимоотношений Маллореана и Истинных, но достаточно хлебнул грязи в Зелоде, чтобы продолжать считать последних абсолютным гегемоном. Проклятье, да вспомни хотя бы тех же М’Ллеур! – хмыкнул Кайфат. – Думаю, наш случай тот самый, когда нашла коса на камень и мы наблюдаем границу возможностей Нолда… Так что будем выкручиваться сами. – Выдержал паузу, во время которой внимательно изучил лицо Верховного мага, и мрачно улыбнулся. – Ну а чтобы ты не смущал гостей из Протектората своим беспокойством, я лично буду сопровождать их во время проверок. Думаю, это будет… хороший опыт… Для всех.

Тут К’ирсан не выдержал и зло рассмеялся. Моксу ничего не оставалось, как уважительно поклониться.


* * * | Власть силы. Том 1. Война на пороге | * * *