home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

По традиции утро К’ирсан Кайфат встретил в кабинете за рабочим столом, с головой закопавшись в черновики, обложившись свитками и магическими гримуарами. Обычно идеальный порядок, когда бумаги разложены по аккуратным стопкам, пишущие палочки в специальном стакане, а сильно облегчающие жизнь артефакты вроде магической лупы или лампы стоят на специальной подставке, оказался нарушен, но ему не было до того никакого дела. Слишком многое следовало разобрать и слишком многое понять, чтобы отвлекаться на ерунду…

Ритуал эльфов Ночи закончился шесть дней назад, но К’ирсан до сих пор находился под впечатлением от того мероприятия, в котором ему пришлось принять участие. И дело было даже не в какой-то чрезмерной сложности проведенных магических манипуляций – вызывать того же Рошага было гораздо тяжелее, – а в понимании доселе скрытого мастерства тех, кто называет себя М’Ллеур и на кого он в своей гордыни уже начал посматривать свысока. Прошлые успехи и многочисленные победы избаловали его, исказили восприятие реальности. Как же, самый сильный кулик на болоте… Да вот только есть и другие болота! И в этом он смог убедиться самолично. Нет, разумеется, ему приходилось и раньше сталкиваться с могущественными противниками – Рошаг, эльфийские князья-маги, драконы, Наказующие Нолда, – но почему-то впечатление на него произвело именно мирное сотрудничество с М’Ллеур. Может быть, потому что он впервые не встречал грубую силу грубой силой, а наблюдал прежде всего великое искусство плетения чар? Когда опыт и личное мастерство, помноженные на знания и талант, порождают нечто действительно удивительное, ему пока недоступное?

Весь ритуал можно было разбить на несколько этапов.

Сначала простые колдуны-прислужники с помощью магических чертежей и рисунков и используя накопители создали стабильный энергетический контур, внутри которого менялись законы реальности и истончалась тонкая грань, отделяющая обычный мир и Астрал.

Затем эстафету подхватили варреки, работая на диво слаженной тройкой. Открыли проход в иные планы, навели мосты, установили якоря, навесили защитные чары – причем проделали все без единой помарки, но при том с какой-то удивительной легкостью и даже небрежностью. И Тверен, даром что потерял контроль над частью своей Силы, ничуть не уступал своим молодым коллегам.

К’ирсан все хорошо рассмотрел, благо его черед магичить наступил несколько позже, когда М’Ллеур начали создавать астральную ищейку.

Обычно к этому плетению прибегают, когда имеется слепок ауры цели и есть либо способности чтеца Астрала, либо подходящий артефакт для манипуляций эфиром. Его эффективность напрямую зависит от способностей чародея. Раньше именно Перворожденные считались лучшими в этом разделе поисковой волшбы, но в этот раз Длинноухие превзошли самих себя. Троица варреков создали ищейку с самой сложной структурой из всех когда-либо виденных К’ирсаном, в качестве цели задали поистине чернейшую ауру, а затем использовали Кайфата как источник для наполнения конструкции энергией. Чистейшим эфиром.

Заклинание воплотилось в форме крылатой змеи, которая не парила, а словно бы скользила по воздуху. Быстро, стремительно, молниеносно! Поэтому К’ирсан ничуть не удивился, когда после отправки плетения в Астрал сигнал об обнаружении цели пришел не через часы, а через считаные секунды. Позавидовал – да, но не удивился.

После проверки стабильности связи, возникшей между варреками и объектом их поисков, Тверен передал королю еще одно воплощенное в зримой форме заклинание – черную, похожую на шило мизерикордию. Что в него заложили создатели, К’ирсан не знал, только и успел разглядеть несколько фрагментов, отвечающих за ментальную сферу. Однако это не помешало ему перехватить контроль над плетением и вместе с ним отправиться в Астрал по созданной М’Ллеур путеводной нити.

Наверное, будь он менее опытен, новый его вояж по тонким планам закончился бы печально. Стоящая перед К’ирсаном задача выглядела не особо серьезной: подумаешь, вонзить клинок в астральное отражение таинственного врага М’Ллеур. Это не защищенную башню мага через иную реальность штурмовать! Поддайся Кайфат такому настрою, и он гарантированно влетел бы в ловушку.

Но он не поддался. Наоборот, уже в полете завернулся в броню из чар – гибрид простого энергетического кокона с Терновым Венцом – и вооружился Эфирным Бичом. В ауру же поместил две заготовки для Копья Силы. В эфирных планах встречались весьма шустрые создания, поэтому следовало быть готовым реагировать быстро и не раздумывая.

И такой подход оказался совершенно правильным. Путеводная нить вывела К’ирсана к небольшому стабильному островку в море эфира, внешне похожему на затянутую туманом каменную плиту. Любые попытки разглядеть, что таится под плотной пеленой, окончились ничем, и К’ирсану не осталось ничего другого, как вслепую пересечь границу облака. Сделал два шага и вновь оказался на чистом пространстве. Даже успел заметить похожий на огромный серый валун человеческий череп с тянущейся к нему нитью поискового заклятия, как был атакован парой хищных тварей.

Внешне они походили на уродливых псов в костяной броне и с неестественно огромными пастями. Дай таким волю, и сожрут целиком за один присест! Мало того, заметная черная дымка, поднимающаяся над их спинами, открыто заявляла еще и о способности к магии Тьмы. Если К’ирсан не ошибался, то ему «повезло» встретить классических Псов Мрака – любимых питомцев могущественных некромантов и магов Тьмы. И твари были под стать хозяевам.

Первую псину К’ирсан встретил ударом Бича. Сбил ее с ног, собрался добавить еще, но отвлекся на вторую. Эта оказалась умнее и в лоб нападать не стала, предпочтя зайти со спины. Вот только не рассчитала силенок и увязла в защите Кайфата. Терновый Венец колючей змеей сполз с кокона и буквально выстрелил в тварь. Через считаные мгновения заклинание спеленало создание Тьмы, не просто лишив его подвижности, но и начав разрушать его плоть. Чувствуя скорый конец, нечисть тоскливо завыла.

Расправа над товаркой привела первую тварь в неописуемую ярость. Больше не рискуя лезть в ближний бой, она отбежала на пару саженей назад, набычилась, раздувшись едва ли не вдвое, и с утробным ревом выпустила в К’ирсана струю черной слизи.

Выяснять, что это за мерзость и способна ли она пробить его защиту, Кайфат не стал. Вместо этого метнулся вперед и вправо, сокращая расстояние, и выпустил по Псу сразу два Копья. Причем сделал это автоматически, как на тренировке. Наверное, поэтому оба заклинания и попали в цель. Пробили вспыхнувшую вокруг монстра защиту, вдребезги размолотили черепушку и разворотили бок. Довершило дело зеленое пламя, которое охватило уже бьющееся в агонии тело…

После победы остро хотелось если не отдохнуть, то хотя бы перевести дух: скоротечная схватка изрядно утомила, но пришлось задвинуть усталость куда подальше и браться за дело.

Сразу подходить к непонятному черепу К’ирсан не стал, сначала обошел островок по кругу в поисках сюрпризов. Ничего не нашел и лишь тогда рискнул приблизиться к цели своего астрального путешествия.

Это и вправду был человеческий череп. Гигантский, в половину роста Кайфата, но все-таки череп. Для нормального мира штука удивительная, но никак не для Астрала. Здесь сплошь и рядом отражение реальности искажается в нечто совершенно иное. Единственное, что остается неизменным, так это аура. И аура этого черепка поистине поражала. Такую концентрацию злобы, ненависти ко всему живому, такое ощущение запредельной мощи он встречал только у Рошага. Но там присутствовал еще и могучий злой разум, а тут… тут К’ирсан словно оказался рядом с чем-то вроде автомата, способного «мыслить» лишь в рамках заданного алгоритма. Нацеленного на одно – на уничтожение всего живого.

Так вот кто разгромил Змеиный архипелаг… Впечатляет! Подивившись чужой силе и порадовавшись, что не придется встречаться с могущественным личем в реальном бою, К’ирсан отбросил лишние мысли, встал поудобнее и принялся настраиваться на собственную ауру. Прежде чем идти дальше, следовало подстраховаться. Дурные предчувствия, которые беспокоили последние дни, после всего увиденного лишь окрепли, а значит, никакие предосторожности лишними не будут.

Тренировки по ханьской методике помогли серьезно продвинуться в деле контроля над своей энергетической оболочкой, однако до истинного мастерства было еще далеко. Прежде чем К’ирсан смог выделить в своей ауре следы от воздействия светлоэльфийской пытки, а затем трансформировать схожим образом еще несколько сегментов тонкого тела, прошло несколько минут. Когда результат полностью его устроил, Кайфат половчее перехватил мизерикордию и с размаха вогнал ее черепу в затылок. После чего сразу постарался отскочить подальше. На всякий случай.

Однако ничего необычного или опасного не произошло, как и положено, кинжал растворился в воздухе. Заклинание, на время принявшее овеществленную форму, вернулось к прежнему виду и начало работать, что-то изменяя и перестраивая в ментальной составляющей черепа и одновременно влияя на лича в реальности. Но это уже детали. Главное, если он все сделал правильно, после воздействия чар должен остаться слабо заметный, быстро затухающий отголосок магии Маллореана. И никто не свяжет его с королем Западного Кайена!

Внезапно К’ирсан краем глаза ухватил еще одну нить, иссиня-черную, соединяющую астральное отображение могущественной нежити с кем-то или чем-то неизвестным, но разглядеть подробности не успел. От черепа побежало нечто вроде ряби, взбаламутившей туман вокруг. Видимость упала, а Кайфата начало выталкивать с этого островка. И он не стал сопротивляться. Будь здесь его интерес, К’ирсан, может, и поборолся бы, но стараться ради М’Ллеур… Хватит, свою часть договора он выполнил! С этой мыслью Кайфат ослабил контроль и позволил чарам М’Ллеур вернуть себя обратно на Курган Шести Магов. Впрочем, у варреков он надолго не задержался. Коротко доложился об успехе их акции, напомнил о сроках оплаты за участие в ритуале и вернулся во дворец. Задерживать его никто не стал, как и благодарить. Лица Тверена и Легруна выражали одну лишь усталость, и только Минош не забыл напоследок усмехнуться с плохо скрытым торжеством. Ну так К’ирсан иного и не ждал. Все эти эльфы одним медом мазаны. Светлые, Темные… Не хочешь получить кинжал в спину – будь всегда настороже и жди подставы…

По долгам М’Ллеур расплатились спустя пять дней. Привезли все обещанные книги и манускрипты, а взамен К’ирсан на глазах у закутанного в плащ посланника уничтожил кристалл с Залогом Гиркама. И все, высокие договаривающиеся стороны разошлись как в море корабли. Темный отправился домой, а Кайфат засел за привезенные бумаги: сам занялся записями по магии, а исторические хроники передал Лансеру. Началась очередная бессонная ночь…

– Владыка?

Дверь приоткрылась, и в кабинет заглянул Верховный маг. Мокс был хмур, бледен и щеголял кругами под глазами: несмотря на восстанавливающие эликсиры и тонизирующие чары, заданный его величеством темп работы давался ему с трудом.

– Заходи, – буркнул К’ирсан и, отодвинув очередной лист с формулами и схемами, принялся массировать глаза. – Есть новости?

– Всего понемножку… – сообщил Лансер, вздохнув. – Вот выжимка всего того, что прислали М’Ллеур по гномам. – На стол легла тоненькая папка с заголовком «Гномы». Написан он был на гральге, с воцарением Кайфата ставшем вторым государственным языком Западного Кайена. – Лучших своих учеников привлек, так что… из доступных документов они выжали максимум возможного.

К’ирсан оценил скромную толщину папки, недоверчиво хмыкнул, но вслух комментировать не стал. После чего достал из ящика еще одну, но теперь уже с надписью «Орки», и положил сверху.

– Что по проверяющим из Протектората? – спросил он, любуясь получившейся стопкой.

– Из пограничной стражи сообщили, что сегодня утром пересекли границу с Харном, – сказал Мокс. – А вчера в обед со мной связывался Канд. И по его словам, ничего по-настоящему серьезного гости найти не смогли.

– Надеюсь, что так. Проблемы с «международным сообществом» нам сегодня совсем ни к чему… – медленно проговорил К’ирсан, постукивая пальцами по столу.

– Сегодня? – выделил главное Лансер.

– Именно. Как-то не до Протектората сейчас, – сказал К’ирсан. – Вон два доклада, один от Янека грасс Тареса, а другой от Чиро Кунише. И я бы не сказал, что меня радует их содержание.

Кайфат поощрительно кивнул, и Верховный маг придвинул к себе указанную стопку бумаг. Бегло просмотрел один лист, другой, третий… затем втянулся и погрузился в чтение почти на полчаса. К’ирсан в это время изучал материалы по гномам.

– Владыка, может, я чего-то не понимаю, но… где тут повод для беспокойства?! – наконец не выдержал Мокс. – Растет число мастерских и алхимических лабораторий, цеховики выказывают полную поддержку королевской власти. Планы строительства королевского тракта и сети зернохранилищ выполняются опережающими темпами. Казна, конечно, не ломится от золота, но и не пустует, как еще два года назад. Несмотря на войну, потихоньку раскручивается твоя затея с бумажными деньгами: они вполне себе мирно уживаются с привычным золотом и серебром… Вон у соседей из-за страшной жары последний урожай на полях сгорел, а у нас земля родит так, словно ее Альме благословила… Торговля опять же растет, реформы продолжаются…

– Реформы… – К’ирсан хмыкнул.

Заняв трон, он и вправду начал претворять в жизнь кое-какие реформы. Ввел королевский суд, единый для всех сословий. Урезал права дворян и дал больше свободы крестьянам с мастеровыми, прописал в законе обязанности магов, изменил порядок призыва на военную службу. Без сомнения, все нововведения обещали дать мощный толчок к развитию государства. Причем не просто государства, а государства с сильной центральной властью, нацеленного на развитие и внешнюю экспансию. Плохо только, что времени прошло слишком мало, чтобы изменения успели прижиться, стать привычными. И пусть К’ирсан хорошенько почистил ряды дворян, прижал вольницу магов, уцелевшие или даже возвысившиеся роптали. Пока он силен, на недовольство старшего сословия можно плевать, но стоит один раз оступиться, и в спину моментально ударят ревнители личной свободы и отсутствия какой-либо ответственности. Особенно если им помогут любители лезть со своим уставом в дела чужих стран.

По этой причине отсутствие надежной поддержки со стороны старой элиты – дворянских родов – буквально связывало К’ирсану руки, вынуждая постоянно держать в резерве немалые силы. А их у него и так немного. Верные Шипы, пока еще только набирающий мощь орден Владыки, недавно присоединившиеся ханьцы – вот и весь костяк армии Западного Кайена. Части весьма боеспособные и обученные передовым способам ведения войны, но, увы, недостаточно многочисленные. Мало того, несмотря на успехи в разработке артефактов и увеличение числа оружейных мастерских, в войсках по-прежнему не хватает как магического, так и обычного вооружения, низкая – по сравнению с ожидаемой – численность колдунов, отсутствует нормальная тяжелая пехота, про инженерные части, обученные правильной осаде и не менее правильной обороне, даже вспоминать не стоит.

И это только верхушка айсберга… Неужели Лансер ничего этого не понимает?! К’ирсан посмотрел в невозмутимое лицо Верховного мага и мысленно помянул мархуза. Да все он понимает, только его подобная ерунда ни капли не трогает. Политика, экономика и война интересуют Мокса лишь в той степени, в какой они пересекаются с его любимой магией. Все, что выходит за рамки, чародей полностью отдал на откуп своему королю.

– А, ладно, забудь… – К’ирсан вяло махнул рукой.

Бремя государя не переложишь на чужие плечи. Если ты, конечно, и вправду государь, а не марионетка на троне, играющая заранее заданную партию.

Кайфат желает получить самую мощную армию на континенте? Придется шире смотреть на ситуацию! Не хватает своих магов для абсолютного превосходства на колдовском поле? Значит, надо заручиться поддержкой Братства Отрекшихся. Маловато подготовленных бойцов? Необходимо привлекать наемников. Нет разного рода военных специалистов? Пора вспомнить о признанных всем миром профессионалах в этом вопросе…

Путей много, осталось выбрать, с какого начать.

– Итак, орки или гномы? – задумчиво пробормотал К’ирсан, ткнув пальцем сначала в одну папку, а затем в другую.

– Владыка? – переспросил Верховный маг.

– Ты раньше говорил про контакты среди Братства Отрекшихся? Так вот, сегодня же напиши им письмо. Скажи, мы готовы принять любое количество магов. Главное условие – они должны работать не за деньги, а за знания. И для затравки приложи к письму кристалл памяти с испытанием каких-нибудь чар попроще да позрелищней, – сказал К’ирсан, не отрывая взгляда от папок. Наконец определившись с выбором, решительно пододвинул к себе ту, на которой красовалась надпись «Гномы». – Я же займусь коротышками. Клыкастые наймом промышляют давно, их запросы известны, а вот как бородачи к сотрудничеству отнесутся – вопрос. Значит, насчет них и следует думать в первую очередь, – пояснил он.

Мокс нахмурился.

– Мой король, орки любят звонкую монету… – медленно сказал он, намекая на скудный бюджет Западного Кайена. – Что до коротышек, то заранее известно, как они воспримут любое наше предложение – в ярость придут! Подгорные жители с Эпохи Войн на одной стороне со смертными не выступали. Торговать торгуют, золотом ссужают, но чтобы на службу пойти… не бывать такому!

– Для тех кланов бородачей, что с Орлиной гряды происходят, это так… Но мне интересны затворники из Порубежных гор.

– Порубе… – Мокс замер и потрясенно уставился на короля. – Владыка?! Да они даже разговаривать с людьми не будут. Смертного гонца прямо на пороге своих пещер к Кали отправят!

– Вот и я так думаю, – пробормотал К’ирсан и достал из папки две бумаги: одна – письмо гномов Орлиной гряды к своим потерянным сородичам, а вторая – его перевод на торн. В очередной раз пробежал глазами текст последнего и добавил: – Поэтому и хочу поговорить с ними лично.

– Что?! – переспросил Мокс враз севшим голосом. – Лично?! Владыка, да это же… – Верховный маг замолчал, сделал пару вздохов, успокаиваясь, затем продолжил: – Даже если представить, что все так и гномы согласятся поговорить с государем, как быть с дорогой до Порубежных гор?! Риск сгинуть по пути чудовищен – стоит кому-то вас узнать, и из убийц выстроится очередь. Не говорю уж про хозяина Земли Наместника: там новость о пересечении границы королем Западного Кайена государственным праздником объявят и лучших палачей на него пригласят!!

– Не преувеличивай опасность, – поморщился К’ирсан. – Скрываться я умею, жизнь научила, знаешь ли. Добавить сюда пару новых фокусов, – он кивнул на книги и свитки М’Ллеур, – и поддержку людей Щепки, и получится немного рисковая, но явно не смертельно опасная поездка.

– Так вот зачем была нужна магия Иллюзии… – пробормотал Мокс, глубоко задумавшись. Всерьез спорить с К’ирсаном он не решался, но и уступить не мог. – Да о чем мы вообще говорим, Владыка?! А кто страной править будет в твое отсутствие?! Все ж передерутся в момент: Терн с Храбром, Гарук с Руорком. Под шумок на трон полезет Янек грасс Тарес, а там и маги в стороне не останутся!

– О, я это понимаю как никто другой, – мрачно ухмыльнулся К’ирсан. – Увы, все ниточки власти завязаны на меня. Система еще не выстроилась, нет закона, ставшего традицией, отсутствует преемственность… Но и отказаться от гномов не могу. Они нужны мне, их мастеров некем заменить! – Он замолчал и потер лицо. – Так что придется рискнуть. Благо, как обойти проблему, я, кажется, придумал.

– Обойти… – Верховный маг нахмурился, задумавшись, и почти сразу выдал: – Двойник?

– Не просто двойник, а моя полная копия, начиная с внешности и кончая отражением в Астрале, – заулыбался К’ирсан.

Глаза Мокса вспыхнули. Все политические споры отошли на второй план, когда он почувствовал возможность приобщиться еще к одной грани Искусства своего короля.

– Невозможно! Многие пытались, но ни у кого не получилось! – воскликнул он.

– А вот сейчас и посмотрим, – сказал К’ирсан, поднимаясь из-за стола. – Для того за тобой и послал, чтобы проверить: зря я полтора года над расчетами корпел да в эльфийских инкунабулах копался или нет.

– С радостью, Владыка! – рассмеялся Верховный маг. – С радостью…

Сунув в руки Лансера свиток с описанием комплекса разработанных чар, К’ирсан покинул кабинет и направился в сторону заклинательного покоя. Гадая, успел Гхол – вернувшийся во дворец вчера вечером – в компании с восемью лучшими шаманами и чтецами Астрала подчистить следы и восстановить пожирающее магию плетение или нет.

Последнее время дня не было, чтобы Кайфат не появлялся в заклинательном зале. Экспериментировал с аурой и новыми плетениями, проверял пришедшие в голову идеи – волшбы было столько, что он почти полностью истощил стационарные защитные и маскирующие чары. Кое-где даже стены начали пусть слабо, едва заметно, но фонить Запретной магией. Загляни сейчас во дворец проверяющие Протектората, и от обвинений в нарушении законов К’ирсан бы точно не ушел.

Миновав пару коридоров и спустившись на первый этаж по винтовой лестнице, К’ирсан столкнулся с Кандом. Ученик был в числе тех, кто приглядывал за комиссией Протектората, и его возвращения ждали хоть и сегодня, но ближе к ночи. Чтобы приехать раньше, ему явно пришлось постараться. Не зря же одежда в пыли, а на осунувшемся лице разводы грязи.

Кайфат прищурился и, активировав магическое зрение, оглядел своего первого ученика. Аура заметно потускнела, меридианы и коллатерали[3] выглядели ослабленными – все признаки активного использования жизненной силы. Нет никаких сомнений: Канд прибыл так скоро лишь потому, что гнал тирра без остановок, постоянно подпитывая ящера своей энергией. К’ирсан сам не раз использовал подобный фокус и лучше кого бы то ни было знал, каково сейчас Канду. Наверняка только и мечтает, что вылить на себя пару ведер воды, чтобы смыть дорожную грязь, и завалиться спать. Но нет, упрямо стоит, держит перед Учителем марку.

– О, ты уже прибыл? – усмехнулся Кайфат. – Как раз вовремя. Я тут собрался немного поколдовать, и твоя помощь будет весьма кстати.

В глазах ученика появилась паника.

– Учитель, я… – собравшись с духом, начал Канд, но тут К’ирсан не выдержал и рассмеялся. Хлопнул парня по плечу.

– Расслабься. Шучу я, без тебя обойдемся. Просто посидишь в углу и посмотришь. Тебе будет полезно. – Ложь слетела с языка легко и просто, никак не отразившись на ауре. И с каждым разом врать у К’ирсана получалось все легче и легче. Кажется, он становился настоящим политиком!

Дальше шли уже вместе. Канд вполголоса докладывал об итогах слежки за эльфийскими наблюдателями, Кайфат больше молчал. Перед самым спуском в дворцовые подвалы их догнал отставший Лансер, и порог заклинательного зала они переступили уже втроем…

Опасения К’ирсана, что Гхол не успеет или не справится, не оправдались. В помещении сохранялся нейтральный фон, линии магического чертежа слабо светились голубым почти у самых стен, а их отражение в Астрале полыхало жарким пламенем Силы. Гигантский насос, бледное подобие которого Кайфат когда-то создал на службе барона Орианга, вновь работал на полную мощность.

– Гхол, вы готовы? – с ходу спросил К’ирсан у медитирующего в центре зала гоблина. Восемь его коллег и соплеменников занимались тем же самым, взяв Верховного шамана в кольцо.

– Да, Рыр… Владыка!

Ушастый коротышка вскочил как на пружинках, выхватил из-за пазухи мятый исписанный лист бумаги и по очереди ткнул им в три небольших колдовских семиугольника, вычерченных мелом прямо на полу. Если представить, что рисунки – это вершины треугольника, то в его центре неаккуратной кучкой лежали окатанные голыши. В каждом имелось отверстие, через которое была пропущена тесьма. Один камень заметно выделялся размерами.

– Хорошо, – кивнул К’ирсан. – Ты, Мокс?

Верховный маг поморщился.

– Обижаешь, твое величество. Чтобы с этим плетением разобраться, не надо быть Верховным магом. Тут любой ученик справится, – сказал он и без дальнейших просьб занял центр одного из семиугольников.

К’ирсан обиды соратников встретил с усмешкой. Да, привыкли господа кайенские маги к тому, что им по плечу очень и очень многие плетения. Избаловались, словно так всегда было. А о том, сколько сил Кайфат угробил на первичную классификацию и стандартизацию плетений, никто и не помнит. Теперь многие чары стали тяжеловесней, но базировались они на давно освоенных энергетических конструкциях, а значит, стали доступнее менее искусным чародеям. Вот и на этот раз весьма непростое заклинание он разбил на фрагменты – те, с которыми справится лишь он, и те, что по силам коллегам. Чары в итоге заметно усложнились, но стали надежнее, не требовали полной самоотдачи при своем создании и больше не угрожали тяжелейшим откатом.

Шагнув внутрь ближайшей колдовской фигуры и усевшись на халифатский манер, К’ирсан кивнул Гхолу на пустующий семиугольник.

– Не будем тянуть, начинаем!

Заклинание, которое К’ирсан в компании с коллегами собирался сейчас сотворить, весьма сильно отличалось от того заклинания Двойника, о котором он несколько минут назад рассказывал Лансеру. Потому как ему было мало создать идеальную иллюзию, копирующую облик, ауру и отблеск личной Силы в Астрале, ему требовался двойник, способный взаимодействовать с окружающим миром.

За основу К’ирсан взял Призыв Сторожевого Духа – ритуал, с помощью которого он защитил спрятанное в пустыне после ограбления гномьего банка золото. Как и в прошлый раз, сначала он создал из зеленого тумана шестигранную клетку, но вместо того, чтобы тратить силы на ее удержание, передал контроль Моксу. Затем сделал знак Гхолу и, воспользовавшись следом от активных маскирующих чар, открыл проход в Астрал. Короткое усилие, и его дух оказался в этой изменчивой и коварной реальности.

Одновременно с ним ушастый коротышка затянул песню вызова бестелесных обитателей эфира, а восемь его подчиненных выстроились гуськом и, пританцовывая в такт гортанным выкрикам, принялись выписывать петли вокруг семиугольников. С каждой новой петлей от клетки в центре зала в Астрал уходили две или три тонких эфирных нити, формируя нечто вроде узла возмущений.

Убедившись, что все идет как надо, К’ирсан сосредоточился на создании чар, о которых узнал из книг М’Ллеур. Сначала из трех десятков энергетических нитей и почти стольких же знаков Истинного алфавита он соткал нечто вроде полотна. В центр добавил образец ауры и слепок с отражения в Астрале. По сравнению с творениями Темных получилось нечто грубое и неизящное, но все равно гораздо более искусное, чем все сотворенное им ранее. Получившееся плетение было способно не только скопировать любой облик, но и делало иллюзию устойчивой к магическому зрению и развеивающим чарам.

Затем Кайфат занялся эфирными компонентами заклинания. Мысленным усилием развернув «полотно» перед собой, он вырастил из каждого узла плетения крохотную голубую ворсинку. Из-за чего очень скоро оно стало похоже на шевелящийся ковер.

Вместе с ним не скучала и команда гоблина. Едва шаманы, впавшие в глубокий транс, надежно связали клетку с Астралом, Гхол позволил накопившимся возмущениям вырваться на свободу и выдохнул Истинное имя. Момент был подобран крайне удачно, да и с собранной другими энергией ушастый коротышка справился весьма ловко, поэтому нужный К’ирсану дух откликнулся на призыв быстро, едва ли не через пару-тройку минут. Вот только не было его, как вдруг р-раз – и появился.

Хорошо Кайфат был готов к чему-то подобному и, прежде чем бестелесный обитатель эфира начал буйствовать, завернул вокруг него пространство, лишая подвижности, а затем накинул петлю ловчих чар на базе Тернового Венца. Мощный, но лишенный полноценного разума дух попробовал вырваться, но разве мог он соперничать со стальной волей К’ирсана?

С удовольствием окинув взглядом пышущую ненавистью бесформенную тварь, Кайфат приблизился и погрузил руку в ее похожее на туман тело.

– Силой своего Истинного имени приказываю тебе: подчинись! – сказал он, выделяя каждое слово и помимо своей воли напрягаясь. От того, насколько правильно он понял коротенькую фразу в одной древней эльфийской инкунабуле, зависел успех всего заклинания.

Прошла секунда, другая… на предплечье налились зеленым линии Истинного имени. Затем свечение начало стремительно нарастать, пока не перекинулось на плененного духа. Его словно охватило пламя, в котором сгорали желание сражаться, тяга к свободе и ненависть ко всему живому. Еще несколько ударов сердца, и вот уже перед К’ирсаном осталась одна лишь пустая оболочка.

– Ну вот и славно, – пробормотал К’ирсан и развеял ловчее заклинание.

Снова немного подождал, на случай если созданная Гхолом связь ослабла и усмиренный дух начнет развоплощаться. И лишь когда убедился в надежности плетения шаманов, накрыл расплывчатую фигуру сотворенным ранее «ковром»… В тот же миг пленник задергался и пошел волнами, начал стремительно менять цвет и форму, пока вдруг не ужался до небольшого перламутрового шара, который столь же стремительно вырос в полную копию К’ирсана. С такими же шрамами на лице, властным, высокомерным взглядом и давящей аурой могучего мага.

Половина дела была сделана. Осталось перенести чары из Астрала в реальный мир, поместить в удерживающий каркас-клетку и привязать последний к заготовке под артефакт. Вот только для создания идеальной копии этого было мало!

Любая иллюзия подобного рода – это всего лишь статичное отражение реальности в момент создания чар. Отсутствие реакции на стороннее воздействие или просто изменение обстановки моментально разоблачит задумку К’ирсана. Чтобы такого не случилось, внешность двойника необходимо постоянно корректировать, подстраивать под обстановку, и лучше всего это делать, ориентируясь на видение ближнего круга Кайфата, тех, кто хорошо его знает: Канда, Гхола, Лансера и остальных.

Способ реализовать данную идею на практике К’ирсан нашел быстро. Всего-то и надо, тем, кто будет часто сталкиваться с двойником, поместить в ауру в районе макушки небольшое плетение, которое будет считывать поверхностные мыслеобразы, связанные копией К’ирсана, и согласно им корректировать иллюзию. В теории чары должны будут подстраивать облик магического дубля согласно ожидаемым реакциям соратников Кайфата. И чем больше носителей этого плетения, тем реалистичнее будет поведение фантома.

Одна беда, срабатывал данный способ лишь при условии, что объект воздействия ничего не знал о проводимых с ним манипуляциях. И если с обычными людьми никаких проблем не возникало, то с чародеями все гораздо сложнее. Стоило магу узнать о внедренных ему в ауру заклинаниях, как те немедленно начинали разрушаться. И пока К’ирсан никак не мог понять, такова особенность этого колдовства или же причина в его недостаточной искусности.

Как бы там ни было, лучше всего плетение «приживалось» в ауре обладателей Дара в момент, когда они испытывали сильную усталость или истощение. Именно поэтому К’ирсан настоял на присутствии Канда во время волшбы и по той же самой причине к работе, с которой мог справиться гораздо более слабый маг или шаман, привлек Мокса и Гхола. Только так он мог рассчитывать, что манипуляции с их тонкими телами пройдут незамеченными…

Быстро сформировав нужное плетение – не зря он все расчеты произвел заранее – и соединив его тончайшим каналом с двойником, К’ирсан прямо из Астрала внедрил его сначала в находящегося в трансе Гхола, затем в уже изрядно подуставшего держать каркас чар Мокса и, наконец, в Канда. Все получилось с первого раза, и верные соратники ничего не заметили. Сердце, правда, неприятно кольнуло, что с друзьями так не поступают, но сомнения были моментально отодвинуты соображениями необходимости и целесообразности. Под конец Кайфат создал еще два десятка аналогичных плетений и разместил их вокруг своей астральной копии в заданном порядке.

Вот теперь все, пусть поработают другие! С чувством выполненного долга К’ирсан позволил заклинанию распасться зелено-голубым туманом и змеей втянуться в канал, связывающий Астрал с реальностью. После чего сам расслабленно скользнул обратно в тело.

– Мокс, твой выход! – скомандовал он, едва хаос иных планов бытия сменился постоянством обычного мира.

Лансер отвечать не стал. Вместо этого он трансформировал клетку с наполнившим ее туманом астральных чар в нечто вроде шара из шестигранников. Но просуществовал тот недолго и очень быстро распался на составляющие. Два самых больших фрагмента втянулись в самую крупную заготовку под артефакт, остальные нацелились на заготовки поменьше. Затем последовала череда вспышек, и на этом затеянная К’ирсаном волшба закончилась.

Пока Гхол закрывал проход в Астрал, К’ирсан поднялся на ноги, потрепал по голове Руала, только проснувшегося и высунувшего из-за пазухи двуногого друга любопытный нос, и, проследовав в центр зала, в одну руку сгреб два десятка мелких амулетов, а в другую взял самый крупный. В магическом зрении и те и другие слабо светились, изредка начиная пульсировать.

– Получилось, Владыка? – подал голос Лансер.

– Вроде да, – ответил К’ирсан с сомнением в голосе. – Хотя чего гадать, сейчас и проверим!

Быстрым шагом покинув заклинательный покой, по пути грозно зыркнув на зевающего Канда, К’ирсан прикрыл за собой двери и нашел взглядом Чиро Кунише. Рядом с главой секретной службы стоял невзрачный молчаливый паренек схожей с Кайфатом комплекции.

– Владыка, – поклонился Щепка, – надеюсь, мы не заставили вас ждать…

К’ирсан лишь отмахнулся. Так, охрана, как он и приказывал, за углом, и что происходит здесь, видеть не может, а значит…

– Это он? – спросил Кайфат нетерпеливо и, не дожидаясь ответа, нацепил самый крупный амулет на шею парню. В тот же миг его фигура пошла рябью, слабо пахнуло Силой и… король оказался лицом к лицу со своей копией.

– Получилось, – с огромным удовольствием пробормотал К’ирсан. И если лицо двойника выглядело бесстрастным, то Чиро явно пребывал в состоянии шока. Он то и дело переводил взгляд с двойника и обратно, не зная, что сказать.

– Владыка? Шаманы почти закончили подчищать следы, и если не будет никаких распоряже… – Дверь приоткрылась, в коридор выглянул Верховный маг. И почти сразу увидел двух абсолютно похожих друг на друга королей. – Кали тебе в тещи! – не сдержался он. И без предисловий сотворил короткое сканирующее заклинание, чтобы через мгновение добавить: – Поимей меня мархуз!

К’ирсан довольно захохотал. Особенно когда увидел, как гневно блеснули глаза двойника в ответ на излишнюю эмоциональность Верховного мага. Лансер подсознательно ожидал от него именно такой реакции и тут же получил ее от копии. А значит… значит… Пресветлая Альме, у него и вправду получилось!

Забрав обратно амулет и хлопнув по плечу человека, которому предстояло в ближайшем будущем подменять его на троне, Кайфат повернулся к все еще ошарашенному Моксу.

– Как видишь, идея с копией не так уж и плоха, – сказал он и сунул в руки мага остальные зачарованные камни. – Раздай всем членам Совета, лишенным Дара. И постарайся проследить, чтобы в будущем рядом с двойником всегда находился кто-нибудь с таким амулетом.

Тут К’ирсан не выдержал и растянул губы в торжествующей усмешке. План, сумасбродный и опасный, казавшийся на бумаге невыполнимым, постепенно трансформировался в пусть и сложное, но вполне посильное мероприятие. Опасность, конечно, есть, но куда без нее. Без риска вершин не достигнуть, а в его случае и вовсе не выжить.


* * * | Власть силы. Том 1. Война на пороге | Глава 10