home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Несмотря на опасения, оставшийся отрезок пути, в том числе пролегающий по Земле Наместника, оказался едва ли не самым безопасным для К’ирсана и его людей. Им не попадались разъезды гвонков, не встретились баламутящие народ смутьяны, даже с чудовищами и то пересечься не получилось. После памятной схватки на окраине зарокского леса на них словно Светлый Оррис благодать наложил, даже удивительно. Сначала вихрем промчались по Королевскому тракту почти до границы с владениями Парсана Второго, безбоязненно обогнав несколько вооруженных караванов, затем незамеченными для любопытных глаз свернули сначала в местную долину курганов, а затем через лесостепь добрались до побережья, где и пересекли границу. И ведь даже пограничную стражу не повстречали! Попробуй догадайся: то ли причина в их заоблачном везении, то ли в царящем здесь бардаке, то ли в особенностях работы местных тайных служб, которые предпочитают бороться с нарушителями ближе к конечной цели, а никак не на дальних рубежах государства.

Отсутствие проблем в какой-то момент начало даже беспокоить, заставляя подозревать подвох. Но нет, до самого Порубежья путешествие прошло гладко, как К’ирсан Храбру и обещал. Единственное достойное упоминания событие связано с любопытной находкой, сделанной Кайфатом в трех днях пути от подножия гор племени гномов-затворников.

Объезжая подозрительного вида пустошь, заросшую ржаво-красного цвета травой и ощутимо пованивающей Темной магией, они приблизились к небольшой рощице из десятка-другого деревьев и россыпи кустов друла. На первый взгляд ничего примечательного, таких полно и в Земле Наместника, и в Зароке, и даже дома – в Западном Кайене, но какая-то несообразность царапнула взгляд.

И К’ирсан заинтересовался. Скомандовал привал, после чего четверть часа изучал загадочную рощицу всеми возможными способами, разве что не бросился с лопатой землю перекапывать. Все зря, ребус никак не решался. Спутники Кайфата уже принялись озадаченно поглядывать на своего лидера, когда его наконец осенило, что же здесь не так. Деревья и кусты не были дикими, а лишь маскировались под таковые. Чья-то заботливая рука высадила их таким образом, чтобы никто и ни при каких условиях не мог видеть происходящее в глубине этих зарослей. Причем аура растений оказалась настолько насыщенной, что естественным образом скрывала излучение жизненной силы любого существа. Хоть мархуза здесь спрячь, никто и не догадается.

Среди всех знакомых К’ирсану разумных такими вещами баловались лишь Светлые эльфы. А так как в роще росли только молодые кусты и деревья, можно было не сомневаться – длинноухие твари заглядывали сюда совсем недавно.

Кайфат не поленился и пошарил среди зарослей, но, увы, больше ничего не нашел. Ни следов, ни каких-то иных признаков присутствия обитателей Маллореана. Рощу вырастили, но не использовали. Пока не использовали.

В свете известных К’ирсану фактов – появление эльфийских кораблей у западного побережья Сардуора, мархуз знает откуда взявшиеся проповедники на улицах зарокских городов и отсутствие интереса к личности самого Кайфата – эта находка выглядела как часть какого-то большого плана, до поры тщательно скрываемого от всех. И ведь все перечисленное лишь видимая часть айсберга! А сколько еще таится в глубине? Да хотя бы та же роща… Кто сказал, что она такая одна, что десятки и сотни столь же надежных укрытий не ждут своего часа в окрестностях Гарвоса, Полота или того же Старого Гиварта? Правильно, никто, а значит, надо утроить бдительность и ждать сюрприза в самый неподходящий момент.

О своей находке К’ирсан сказал лишь Храбру и Мигулю Шесть Струн. Не по необходимости, а желая выказать доверие к ним как к верным соратникам. Как ни цинично это звучит, но образ гордого волка-одиночки, всегда смотрящего на всех свысока, не способствует устойчивости трона, а значит, нельзя забывать выделять ближний круг, подчеркивать их значимость для государя. Хотя бы иногда. И Кайфат старательно следовал этому простому правилу.

…К горному тоннелю, связывающему Землю Наместника с Лихоземьем, отряд подъехал в середине дня, успев точнехонько к формированию очередного каравана. Два десятка повозок, принадлежавших торговцам и мелким кланам гвонков, только-только начали выстраиваться в походную колонну на площади перед гномьими вратами, однако сами Хозяева Порубежья еще не появились. В стороне от общей суеты скучал главный караванщик, лениво отвечая на вопросы скромно одетого писца с совершенно незапоминающейся рожей. Чернильная душа то и дело что-то корябал в свитке, не забывая поглядывать по сторонам. И именно он первым заметил появление К’ирсана и его людей.

– А вот и коллега нашего Щепки, – пробормотал Храбр.

Он хотел сказать что-то еще, но, увидев, что представитель тайной службы двинулся им навстречу, выругался и замолчал. Зато вперед выехал Хэй Гон – ведь именно он по легенде являлся главой их отряда, а значит, ему и вести разговор. Сам К’ирсан озаботился проверкой иллюзии, скрывавшей лицо и маску от любопытных взглядов. Слишком громкая слава у короля-мага с изуродованной рожей, чтобы путешествовать без маскировки.

Однако личность какого-то воина ничуть не заинтересовала представителя тайной службы. Все свое внимание он уделил ханьцу, выспрашивая того о маршруте и конечной цели путешествия, не забыв уточнить его принадлежность к магическому сословию. Ответы он аккуратно занес в список, после чего посоветовал приготовить двенадцать фарлонгов и заплатить за прохождение владений гномов главе каравана. И наконец благополучно оставил их в покое.

– Для готовящегося к войне государства они что-то чересчур беспечны, – протянул Мигуль задумчиво.

– Это потому как понял, что мы на ту сторону собрались. Сейчас передаст с караваном кому надо записку, и уже там за нас возьмутся всерьез. Мало ли неудачников в Запретных землях гибнет? Шестью больше, шестью меньше… Сгинули, и точка! – мрачно сказал Храбр. – Командир, если с коротышками не выгорит, быть беде!

– Значит, надо сделать так, чтобы выгорело! – отрезал К’ирсан, неотрывно наблюдая за тем, как ханьский чародей разговаривает с караванщиком. Наконец кошелек с деньгами перешел из рук в руки, и кочевник махнул в хвост походной колонны, указывая отряду его место. После чего потерял к новеньким всякий интерес.

Именно в этот момент в скале, неподалеку от того места, где стоял гвонк, практически беззвучно открылся зев прохода и на поверхность выбрался гном в плаще с капюшоном. Огляделся, смачно сплюнул под ноги и зашагал прямиком к караванщику, энергично размахивая руками в такт ходьбе.

– Ну, Хэй Гон, твой выход! Не подведи, – выдохнул К’ирсан и осторожно прикрыл ладонью высунувшийся у него из-за пазухи любопытный нос Руала.

Первоначально Кайфат собирался лично поприветствовать Хозяина Порубежья и передать ему письмо гномов Орлиной гряды, когда-то захваченное Терном после поединка с их посланником. Но по здравом размышлении отказался от этой мысли. Их легенда и так шита белыми нитками, портить ее еще больше было опасно. Где это видано, чтобы чародей доверил простому смертному воину столь важное дело, как общение с самым закрытым и малоизученным кланом подгорных жителей? Да это будет плевком в душу настоящему исследователю!

Он зря волновался, Хэй Гон и вправду сделал все как надо. Едва гвонк утряс вопрос оплаты прохода и скрепил договор рукопожатием, как ханец выступил вперед и с поклоном протянул коротышке немного пожелтевший от времени конверт. Не ожидавший ничего подобного гном заметно вздрогнул, даже как-то беспомощно оглянулся на все еще открытый тайный лаз, после чего что-то переспросил у Хэй Гона и, не дожидаясь ответа, едва ли не вырвал послание у него из рук. Развернулся и почти бегом скрылся в скале. Едва за спиной Хозяина закрылась потайная дверь, как почти сразу разъехались в стороны и спрятались в толще стены створки больших ворот.

Дорога в Лихоземье была открыта.

Караванщик, сразу после ухода гнома что-то начавший громко выговаривать ханьцу, немедленно заткнулся и побежал к головной повозке. Как помнил из своего рабского прошлого К’ирсан, местные транспортные монополисты не отличались терпением. Если вдруг решат, что желающие воспользоваться их проходом слишком тянут, вполне в их духе закрыть тоннель и снова потребовать плату. Так что все претензии к новичкам будут предъявлены уже по ту сторону гор. Сейчас не до скандалов!

– Так, пристраиваемся в хвост, как нам и сказали, но про дистанцию не забываем, – приказал К’ирсан вполголоса. – Когда у Хозяев Порубежья появятся к нам вопросы, они должны иметь возможность пригласить нас на беседу.

Уточнять, что имеет в виду их Владыка, никто не рискнул, в том числе и Храбр. Оценив напряженность момента, все просто исполнили приказ и принялись ждать обещанной «беседы». А после того как въехали под своды тоннеля, даже между собой перестали переговариваться, придавленные ощущением нависшего над головой колоссального массива камня. К’ирсан через такое уже проходил – как в свою бытность рабом, так и во времена капитанства в отряде наемников, – а вот остальные таким опытом не обладали. Ожидание же лишь усиливало неприятные ощущения.

Поэтому, когда сверху упала каменная плита, отсекая отряд от остального каравана, а в стене справа открылся хорошо освещенный проход, все вздохнули с облегчением. План К’ирсана все-таки сработал…

– Рад приветствовать посланников Каменных Чертогов Порубежья, – громко сказал Кайфат, спрыгнув с тирра и выдвинувшись вперед отряда.

После его приветствия на свет почти сразу вышел закованный в черные латы гном и поманил за собой рукой. Меча он не обнажал, что вселяло надежду на мирные переговоры.

– Ящеров оставьте здесь, за ними присмотрят, а сами дуйте туда… Пауки для вас уже готовы, – прогудел из-под шлема карлик, едва отряд въехал в просторный зал и за их спинами закрылся проход.

Был он один, но Кайфат даже не сомневался, что через потайные глазки и смотровые щели за ними сейчас наблюдают десятки вооруженных метателями бородачей. А уж про хитрые гномьи ловушки слышал и последний деревенский дурак.

Поблагодарив кивком одоспешенного Хозяина и не оглядываясь на остальных, К’ирсан проследовал в дальний конец помещения. Там свернул в узкий проход, спустился на десяток саженей по каменной лестнице и оказался в новом тоннеле, где и смог узнать, о каких пауках говорил их провожатый.

Речь шла о странных, почти не воспринимавшихся как живые создания и размером с карету восьминогих тварях. Их было три, на каждой верхом сидел погонщик, а с боков свисала кожаная сбруя. К’ирсан, когда размышлял о том, что подгорные жители используют в качестве транспорта, предполагал все что угодно. Приспособленные для перевозки пассажиров самоходные вагонетки на магической тяге, дрезину, аналог наземных дилижансов, но никак не химероподобного монстра, поставленного под седло! Да, удивили гномы, сильно удивили…

Сама поездка верхом на пауке оставила Кайфата равнодушным. После того как он на пару с Храбром разобрался в переплетении ремней и затянул все пряжки, зверюга стартовала со скоростью бегового ящера и нырнула во тьму тоннеля. Не было видно ровным счетом ничего, лишь только ощущалось, как тварь то несется по прямой, то опускается куда-то вниз, то, наоборот, поднимается вверх, а то и вовсе взлетает в воздух в длинном прыжке. Человека, пережившего атаку огнедышащих драконов и дравшегося с драконом костяным, подобным аттракционом было не пронять. А люди К’ирсана равнялись на своего Владыку. Так что если лидеры гномов к окончанию этого забега ожидали увидеть помятых и изрядно потрясенных смертных людишек, то их ждал сюрприз.

– Надеюсь, нам больше никуда не придется ехать? – властно спросил К’ирсан, высвободившись из мархузовой сбруи и ступив наконец на твердую землю. После почти часовой подземной гонки пауки привезли их в огромный, хорошо освещенный зал с украшенными цветной росписью стенами. Встречал же гостей почетный караул из десятка латников, с трезубцами из заговоренной стали вместо традиционных мечей или копий.

– Старейшины ждут вас в Чертоге Совета, – бухнул в ответ коротышка в украшенных золотым орнаментом доспехах и приглашающе поманил за собой.

Кайфат пожал плечами, оглядел немного бледных, но внешне спокойных подчиненных и двинулся за проводником. За ним следом – его люди, замыкали процессию гномы. В таком порядке они прошли через распахнутые створки ворот и, спустившись по мраморным ступеням, оказались в центре небольшого амфитеатра. Большая часть мест пустовала, но на нижних рядах сидели почти три десятка бородачей, настороженно изучая гостей с поверхности. Расположившийся ближе всех к людям гном сжимал в кулаке знакомый конверт.

– Приветствую Совет Каменных Чертогов Порубежья, – вновь повторил К’ирсан. – Я – К’ирсан Кайфат, король Западного Кайена, и я пришел говорить с вами о мире…

Он долго мысленно обкатывал этот разговор, гадая, с чего лучше начать. И считал озвученный вариант вершиной своих дипломатических способностей. Однако Хозяева Порубежья и тут смогли его удивить.

– Да иди ты к мархузу в зад со своим миром! – вскричал тот самый Старейшина, который комкал переданное Хэй Гоном послание. – Лучше объясни нам, как у тебя в руках оказалось послание наших… братьев и зачем ты передал его нам.

Бурная реакция подгорных жителей заставила напрячься прибывших с К’ирсаном воинов и занервничать коротышек из почетного караула. И лишь сам Кайфат продолжал демонстрировать непрошибаемое спокойствие. В конце концов, что-то подобное он предполагал с самого начала и теперь знал, как реагировать и что говорить. Особенно когда Хозяева, именуя других гномов братьями, делают столь характерные паузы.

– Мой человек нашел его на теле гонца и передал мне, – сказал Кайфат ровным тоном. – Я же, как выдалась возможность, привез его вам.

– Небось сами же этого славного гнома и грохнули! – процедил Старейшина.

Ситуация накалялась, но К’ирсан словно этого и не замечал.

– Простите, а вам не все ли равно, кто убил и по какой причине? – нагло спросил он, добавив в голос тщательно отмеренную порцию сарказма. – Неужели вам и вправду есть какое-то дело до жизни потомка… предателей?

На зал моментально опустилась тишина. Старейшины прекратили переговариваться друг с другом, обсуждая самоуверенного человечишку, и дружно принялись сверлить Кайфата мрачными взглядами.

– Кажется, ты много на себя берешь, гость, – проронил все тот же собеседник К’ирсана, особо выделив обращение.

– А что, разве… клан Черного Молота теперь страдает забывчивостью? Оставил былые обиды, отринул древние, как мир, клятвы, не помнит пролитую кровь и предательские удары в спину? – чеканя слова, спросил К’ирсан. – Быть может, самый прославленный подгорный клан и в Отца Гор перестал верить за годы изоляции?!

– Не забывайся, человек! – едва ли не прорычал Старейшина. Несмотря на прозвучавшее в его словах предупреждение, ненависти в них не было. Он просто обозначал границу, за которую никому не позволялось заходить. – Мы помним, всё помним, – добавил гном. – А вот откуда ты такой знающий взялся, король… З-западного Кайена? О тех временах, когда брат шел на брата, а друзья становились лютыми врагами, помнят немногие. Вернее, дозволяется помнить немногим… Маллореан, Истинные, М’Ллеур… кто стоит за тобой, король?

– Стоит за мной? Проще сказать, кто против меня, но так ведь даже лучше, да? Скажи, кто твой враг, и я скажу, кто ты… Не правда ли? – холодно улыбнулся К’ирсан, которому уже начал надоедать этот обмен недомолвками. – О забытом многими клане Черного Молота, прячущегося под именем Хозяев Порубежья, я узнал от М’Ллеур. Хотя что значит узнал? Обменял услугу на списки древних хроник. – Издал короткий смешок. – Длинноухие даже не догадались, сколь ценный товар передали в мои руки… Впрочем, они ведь всегда славились своим высокомерием? Светлые, Темные – все они одинаковые. Хотя кому я это рассказываю…

– Верно, кому… – эхом отозвался гном и замолчал.

Молчали и остальные, но теперь это была совсем другая тишина. К’ирсан кожей ощущал, как изменилась атмосфера в зале. Из раздраженной, где-то даже взбешенной, она стала… заинтересованной?

– Ладно, оставим политесы лжецам с Орлиной гряды, будем говорить прямо. О том, что мы неохотно общаемся с лживыми обитателями поверхности, ты, король, знал и письмо передал, чтобы…

– Чтобы обратить на себя внимание, – закончил К’ирсан. – Наверняка полно желающих поиметь немалые выгоды от торгового союза с вами. Если этого не произошло до сих пор, значит, вы просто отказываетесь говорить с чужаками.

Старейшина покивал и провел лопатообразной ладонью по заплетенной в три косицы бороде.

– Хорошо, а к чему тогда вот этот… довесок? – Гном бросил Кайфату извлеченный из кошеля на поясе полудрагоценный камень.

Король ловко его поймал, повертел в руках, затем фыркнул и спрятал в карман.

– Потому что камень ни капли не похож на артефакт, однако испускает флюиды Древней магии. И вы не могли этого не почувствовать, – с удовольствием ответил он. – А почувствовав, заинтересоваться настолько, чтобы организовать нашу встречу. – Здесь следовало бы стянуть маску с лица и широко улыбнуться, но К’ирсан знал, как это выглядит со стороны, а потому просто развел руками. – Да, предвосхищая ваши вопросы… Я действительно иду путем познания Истинной магии.

Свои слова Кайфат немедленно подтвердил простенькой демонстрацией своих возможностей: сначала пустил между ладонями несколько зеленых разрядов, затем трансформировал их в небольшой пульсар, который тут же уничтожил точечным выбросом энергии эфира. Третью грань своего Дара – работу с пространством – показывать не стал, так как до сих пор толком в ней не разобрался. Должно хватить и двух.

– Очень интересно, – произнес гном задумчиво. Вновь зашушукались остальные Старейшины, но было видно, что они ничуть не удивлены увиденным. Возбуждены, но не удивлены! – Неужели ты считал и считаешь до сих пор, что пробудившаяся в тебе частичка крови древних владык Торна или их потомков из Закатной империи сделает нас союзниками?

Честно говоря, К’ирсан очень на это надеялся, но, будучи реалистом, ставку делал совсем на другие вещи.

– Нет. Говорю же, магия лишь пропуск в ваши владения, Старейшины! Повод начать разговор, – медленно произнес Кайфат, не сводя взгляда с лица главного переговорщика Совета.

Тот словно только этого и ждал. С важным видом пожевал губами, оглянулся на коллег и лишь затем разрешающе кивнул:

– Хорошо, ты здесь и ты добился своего. Чего надо королю Западного Кайена от клана Черного Молота?

К’ирсан едва сдержался, чтобы не выругаться. Наконец-то! Он, конечно, подозревал, что замшелые ретрограды, самоустранившиеся от общения с остальным миром, будут не самыми простыми партнерами в переговорах, но чтобы настолько… Слава Светлому Оррису, дело сдвинулось с мертвой точки.

– На самом деле немногого – вашей готовности торговать и работать со мной и моим народом. К общей выгоде, разумеется, – сказал Кайфат, тщательно подбирая каждое слово. – Я слышал о давних противоречиях между вашим кланом и правителями соседних государств – Земли Наместника и Гурра. Они не пускают купцов с нужными вам товарами, прежде всего с зерном и фруктами, заставляют торговать только с их поставщиками. Вы в ответ ограничиваете поток желающих попасть в Запретные земли и обратно… Тупиковая ситуация! Появление третьей стороны, которой нужна от вас лишь возможность нанимать ваших кузнецов и камнерезов и которая не планирует влезать в вашу вотчину, выгодно для всех.

– И тебе, король, у которого врагов не меньше, чем подданных, не нужны наши воины или наше оружие? – с прищуром спросил какой-то особенно кряжистый гном с задних рядов.

– О, я и не сомневался в том, что Хозяева Порубежья прекрасно осведомлены о происходящем на Сардуоре. Иначе и быть не может. – К’ирсан изобразил легкий поклон, словно в дань уважения разведке гномов. – Но нет, воевать я, как вы знаете, предпочитаю сам. Не подставляя союзников. – После слов о войне за спиной Кайфата кто-то, кажется, это был Мигуль, разочарованно вздохнул. – А вот от возможности без проблем покупать у вас оружие, доспехи и привлекать к строительству чего-то вроде… крепостей точно бы не отказался.

– Иначе говоря, ты хочешь, чтобы в Кайене появились наши торговые фактории, мастерские и строительные артели… Правильно? – переспросил обладатель шикарной бороды. Дождавшись кивка К’ирсана, уточнил: – А с чего ты решил, что тебе это позволят выскочки Истинные?

Кайфат все-таки не выдержал и тихонько рассмеялся.

– Но ведь все остальное позволили? У меня иногда возникает подозрение, что у них просто нет иного выхода, – с намеком сказал он. И деловым тоном добавил: – Ну так что, может, обсудим мои предложения более предметно? Все нужные бумаги у меня с собой.

Лидеры Хозяев снова оживились и, теперь уже не таясь, принялись обсуждать между собой предложение гостя. Даже их главный переговорщик повернулся к людям спиной и начал вполголоса что-то доказывать своему соседу. О короле Западного Кайена и его спутниках словно забыли, но К’ирсана такое пренебрежение ничуть не задело. Он стерпит многое, если в итоге получит на руки договор с гномами. Необходимость терпеть нахрапистость и грубость коротышек ничто в сравнении с теми выгодами, что получит его государство от союза с ними.

Внезапно вспомнилось, как Лансер убеждал его не ездить на встречу с Хозяевами Порубежья лично, а отправить кого-нибудь из ближнего круга, хотя бы самого Мокса. Интересно, смог бы кто-то еще повторить дипломатический подвиг К’ирсана и убедить подгорный народ пойти на сотрудничество? Хор-роший вопрос!..


Глава 11 | Власть силы. Том 1. Война на пороге | Глава 12