home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Развертывание глобального комплекса нолдских наблюдательных пунктов, по официальной версии предназначенных для контроля за применением Запретной волшбы, а по неофициальной – следящих за любыми проявлениями магии, закончилось еще три столетия назад, при позапрошлом Архимаге. По всему миру в горах, на высоких холмах и скалах появились башни и башенки различной конструкции, которые роднило между собой одно – они являлись сложными, контролирующими пространство и чувствительными к проявлениям тонких энергий артефактами.

Однако далеко не всегда функции башен ограничивались только лишь отслеживанием незаконного колдовства, иногда к ним добавлялась разведка, а порой такие пункты вообще превращались в опорные базы экспедиционных сил Нолда.

Башня контроля в самой южной точке Сууда на мысе Гирн была из последних. Именно здесь, где сходятся Тихий и Суудский океаны, пролегал один из основных морских путей. Организуй здесь круглосуточное наблюдение с помощью артефактов Дальнего Взгляда, записывай, а затем анализируй результаты – и будешь иметь представление обо всей мировой торговле. Если же построишь рядом пирс, пару складов, административное здание и казарму для охраны, то у тебя появится еще и надежный аванпост неподалеку от пиратского архипелага.

В общем, правители островной республики знали, что делали, когда помимо наблюдательной башни построили здесь еще и маленький форт.

Гржак, будучи главой филиала канцелярии по особым делам при посольстве Тлантоса в султанате Иссор, в свое время провел над планами всех известных нолдских анклавов немало часов. Изучал подходы, прикидывал варианты штурма и скрытного проникновения. Без особой цели, скорее для собственного развлечения, чем по-настоящему веря в возможность столкновения сил Белой пирамиды и Истинных. Как вдруг мечты стали явью: король Фердинанд через Астрал лично отдал приказ об уничтожении форта. И он, Гржак, обладатель медальона со Взглядом Мертвых, опытный боевик и демонолог, получил возможность послужить своей стране и проявить себя.

Упустить такую возможность значило прогневить Орриса со всеми его ипостасями, а Гржак не любил гневить богов!

База Нолда располагалась на небольшой косе и состояла из трех зданий – казарма, склад и собственно наблюдательная башня, – окруженных каменной стеной в две сажени высотой. Последняя также являлась опорной структурой для огромного артефактного Радужного Щита, накрывающего форт при малейшей опасности. Незащищенным оставался лишь каменный причал, уходящий от стен в сторону океана.

Обычно службу здесь несли пятнадцать человек, среди которых было два мага – пусть не Истинные, но один был во втором, а другой – в третьем ранге. Однако недавно у причала встал немного потрепанный морской охотник, и его команда усилила гарнизон. Причем, что гораздо серьезней, выросло до четырех и число чародеев. Будь на то его воля, Гржак отложил бы операцию на пару дней, но его никто не спрашивал. Имелся приказ, даны жесткие сроки, и он должен расшибиться в лепешку, но решить поставленную задачу.

Вот только как это сделать, имея под своим началом двух не слишком сильных темных магов, парочку неплохих некромантов и шестерку обычных бойцов? Будь на его месте какой-нибудь светлый маг, тот мог бы и руки опустить, сочтя приказ невыполнимым, но адепты Тьмы знают, как можно уравнять шансы при численном преимуществе противника… Всего одно слово – жертвоприношение!

Площадку для проведения ритуала нашли быстро. Всего в двух сотнях саженей от форпоста, за небольшой рощицей располагался овраг, идеально подходящий для темных и кровавых делишек вроде этого. Кандидатов в жертвы, за исключением молодой пиратской шаманки, привезенной аж из самого Чурдана, наловили на окрестных хуторах – всего три десятка человек. Из-за большого числа пленников подготовка к операции заняла почти сутки, но дело стоило того.

– Так, повторяю еще раз: мы держим контур, вы занимаетесь ритуалами. Никакой самодеятельности, все строго по плану, – сказал Гржак ледяным тоном, заглянув в глаза каждому чародею. Особенно выделил некромантов: как и его коллеги темные маги, труповодов он недолюбливал. – И помните, четыре жизни – мои!

– Да, лорд Гржак! – с поклоном ответил один из адептов Смерти, самым беззастенчивым образом польстив демонологу. Разрешение на подобное обращение колдун в Тлантосе получал, лишь начиная с девятого ранга, а Гржак носил пока еще только восьмой, но… было, мархуз побери, приятно.

Гржак еще раз обежал глазами подготовленную для темной волшбы площадку. Два октагона с вписанными внутрь дугами и сочетаниями простейших фигур, отсыпанные порошком из заговоренного стекла магические концентраторы для некромантов, без них у этих середнячков от колдовства большая часть добытой от жертвоприношения Силы уйдет в никуда. Рядом два походных алтаря, ржавые от крови. Все это вписано в правильный треугольник с элементарной вязью демонических рун, где каждая линия сделана с помощью костяной муки – тот же концентратор, но менее надежный и долговечный, призванный не дать отголоскам ритуала уйти за пределы фигуры. С ним предстоит работать самому Гржаку и его коллегам – темным магам. В стороне на земле вповалку лежат связанные и одурманенные зельем пейзане под присмотром воинов. Из пленников в сознании одна лишь шаманка, но заговоренные веревки и заклятие Подавления низвели ее до уровня обычных смертных жертв.

С нее-то некроманты и начали.

Поместив шаманку между октагонов и пропев над ней несколько заклинаний, некроманты взялись за хх’рагисы. Первые десять человек были ритуально умерщвлены в течение каких-то минут. Алтари, усиленные колдовскими фигурами, выкачивали из людей энергию, словно насосы. Тела жертв высыхали на глазах, обращаясь в мумии, а отобранная у них Сила при посредничестве некромантов вливалась во вложенные в шаманку чары. С теорией этого ритуала Гржак был не слишком знаком, но, кажется, плетение с помощью заемной магии перестраивало кости и плоть бывшей последовательницы Спящих. Человек с каждым ударом сердца все дальше и дальше трансформировался в начиненную смертью бомбу, сохраняя при этом возможность двигаться, говорить и даже запоминать последовательность простейших действий.

Пока труповоды резали смертных, демонолог в компании с коллегами держал периметр треугольника, не позволяя ни капле Силы вырваться наружу. Каждый темный маг в качестве материального якоря использовал свое оружие – кто-то меч, кто-то посох, Гржак предпочитал небольшую алебарду. В особо напряженные моменты демонолог перехватывал выброс некротической энергии и переливал ее по древку в клинок – он давно уже переделал честное оружие в накопитель, идеально подходящий для боя.

После десятой жертвы шаманка, или скорее то, во что она превратилась, была освобождена от пут и перенесена за пределы колдовских рисунков. Ее место занял здоровенный кряжистый мужик.

С этим, а потом и с его собратом по несчастью занимались недолго. Намалевали на лбу и груди три-четыре рунных плетения, вложили энергию парочки жертв, и вот уже тело корежит волна трансформаций. Плоть усохла, часть костей, наоборот, принялась стремительно срастаться, образуя полноценный панцирь, а в уязвимых местах формируя щитки. Общее строение тоже менялось, превращая человека в нечто скотоподобное.

Получившиеся твари назывались Костяными Гончими, и им предстояло сыграть в штурме весьма серьезную роль. Оставшихся пятнадцать или шестнадцать пленников – Гржак не считал – просто «выпили» досуха, наполнив до краев накопители некромантов. Причем Гржак, как и планировалось, получил энергию сразу четверых.

– Готово, лорд! – Второй труповод подхватил обращение своего коллеги. Он только-только закончил возиться с последним несчастным и теперь выжидательно смотрел на командира их небольшого отряда.

– Тогда вложите в башку вашей кукле схему действий и через четверть часа выпускайте. Я на берег, подготовлю свой сюрприз для островитян, – усмехнулся Гржак, остальным же бросил: – Не сдохните там, вам еще Истинных резать!

Раздав последние распоряжения, демонолог быстро поднялся по склону, перемахнул через гребень и, прячась в зарослях высокой травы, за отдельными кустами и скоплениями камней, рванул к океану. Несмотря на все опасения, его пробежка осталась незамеченной наблюдателями в форте. И маг, войдя по пояс в воду, невозбранно встал за огромным валуном. Опустил лезвие алебарды в воду и тихонько, едва слышно для людей, но достаточно громко для духов, зашептал колдовские формулы. Оружие стало проводником его сознания и воли, по которому он соскользнул на самую глубину, под толщу вод. И уже там тень его разума налилась чернотой и развернулась в пятно Малых Врат в сажень диаметром.

Призывай Гржак какого-нибудь незнакомого духа или демона, то какое-то время пришлось бы подождать. Зов далеко не сразу выдергивает из Нижнего мира нужную тварь. Однако сейчас, когда демонолог открыл проход для прирученных монстров, все произошло очень быстро, за считаные удары сердца. Один за другим в воде оказались четыре злобных хищника, четыре охотника, чьи тела идеально подходили для морских сражений. Мощные щупальца, зубастые клювы, способность стремительно перемещаться и, как гарпун китобоя, выстреливать собой в цель на поверхности – корабль они, конечно, не потопят, а вот с незащищенными моряками разберутся. Вместе с появлением в реальности морских демонов содрогался и клинок алебарды, высвобождая запасенную жизненную энергию. Один призыв – одна жизнь.

«Ждите приказа!» – Гржак принялся буквально вколачивать эту мысль в скудные разумы иномирных жителей. Заодно транслируя картинку с каменным пирсом, у которого демонам и предстояло прятаться ближайшее время.

– Уфф! – выдохнул Гржак, закончив ритуал.

Проморгался, вытер вспотевший лоб и настороженно оглянулся в сторону крепости. Толща воды, конечно, должна сильно приглушить эманации Силы, но полностью точно не скроет. И значит, Истинные не могут не заметить, что у них под носом какой-то наглец творит волшбу. А ну как жахнут сюда чем-нибудь убойным в качестве профилактики?

Прошла пара напряженных минут. Но единственное, чего Гржак дождался, было появление на стене двух наблюдателей, которые принялись лениво изучать поверхность океана. Тревогу не объявили, поисковые заклятия в подозрительный район не бросили, про создание Радужного Щита и вспоминать не стоит – нет, обленились нолдцы, расслабились, а за такое надо наказывать.

И теперь, окончательно уверившись в том, что у них все получится, Гржак принялся терпеливо ждать начала операции.

…Шаманка, или то, что от нее осталось, появилась на дороге перед фортом через несколько минут. Растрепанная, в порванной одежде со следами крови, она с трудом шагала, опустив голову и тяжело загребая ногами, постоянно издавая громкие всхлипы и стоны, изредка прерывающиеся отчетливым: «Помогите, люди!!!» Картинка выглядела достоверной и брала за душу, даже у Гржака что-то внутри шелохнулось, а уж на мягкотелых островитян и вовсе должно оказать шокирующее воздействие.

Так и случилось. Сначала что-то закричал дозорный на воротах, к нему метнулись наблюдатели со стены, возникло какое-то движение внутри форта. Гржаку начало казаться, что куклу некромантов пустят внутрь без всяких уловок, но нет, устав вояки все-таки не забыли.

– Стой, кто такая?! – донеслось до демонолога.

– П-помогите!! Там, т-там… – Кукла отвечала так, как и приказывали ее создатели, но голос подводил. Даже демонологу, привычному к общению со всякой потусторонней жутью, отчетливо слышалась какая-то искусственность.

– Чего там?! А ну стой, где стоишь, – рявкнул нолдец, явно заподозривший неладное. – Не то…

Что он собирался сделать, Гржак не услышал – оставленный без присмотра внешний контур запирающих чар наконец-то разрушился, и сдерживаемая им Сила Смерти вырвалась наружу. Для обычных смертных это выглядело как устремившийся в небеса столб черного дыма, маги увидели и ощутили гораздо больше – для них это стало чем-то вроде внезапно забившего фонтана из эманаций Тьмы.

– И-и-и-и-и! – Кукла истошно завизжала и ринулась к форту, словно не она только что едва переставляла ноги. Замолотила кулаками по воротам: до демонолога донесся звук ударов.

Вот теперь островитяне зашевелились: заиграл сигнальный рожок, захлопали двери, зазвучали команды офицеров, наконец с едва уловимым для уха свистом над фортом развернулся купол Щита.

– Давай же, давай! – процедил Гржак сквозь зубы. Люди вы или нет?! Откройте ворота, впустите бедную девушку, спасите жертву злобных черных магов. – Ну же!!!

Словно вторя его мыслям, створки загрохотали и медленно приоткрылись. Куклу затащили внутрь, после чего ворота снова захлопнулись. Демонолог с облегчением выругался. Первый этап плана был выполнен полностью. Переродившаяся шаманка оказалась внутри, маховик машины смерти начал медленно раскручиваться… Теперь все зависело уже от самого Гржака и его людей.

Ну да пребудет с ними Темный Оррис! Он решительно выдохнул, перехватил половчей алебарду и, не скрываясь, побежал к входу в форт. Ни капли не сомневаясь, что остальные члены его сборного отряда занимаются сейчас тем же самым.

Момент, когда запертые в теле шаманки темные силы вырвались наружу, Гржак увидел собственными глазами. Несмотря на нолдскую защиту, приглушающую откат от заклинаний, сначала возникло ощущение локального провала во Тьму, а затем в форте, ближе к входу, вырос столб чего-то темного и грязного, впрочем быстро пролившийся кроваво-красным дождем. Но это лишь внешнее проявление действия заклинания некромантов. Главным поражающим элементом в нем были заряженные чарами кости. Сколько там их в человеке? Вот столько убийственных снарядов, самостоятельно ищущих цели, и получилось. Стараниями чародеев Тлантоса из команды Гржака кукла по сути являлась аналогом алхимической бомбы, только гораздо более мощным и смертоносным. Способным при удаче уполовинить нолдский гарнизон.

Теперь вторая фаза плана.

Когда Гржак оказался неподалеку от ворот, его бойцы уже заняли исходные позиции. Впереди два темных мага, изготовившиеся для работы с парными заклинаниями. За их спинами, слева и справа от дороги, стоят воины, у одного из них в руках слабенький аналог Небесного Гнева, выполненный в виде короткого жезла. Стены с помощью такого артефакта не разрушить, но на ворота его заряда хватит. Позади всех замер один из некромантов – Гржак вдруг понял, что до сих пор не удосужился запомнить их имена – с посохом наперевес. Пара Костяных Гончих сидела у его ног. Второго труповода не видно, значит, решил остаться на месте жертвоприношения и уже оттуда управлять тварями. Трусливый хфург!

– К бою! – рявкнул демонолог, останавливаясь.

И махнул алебардой.

В качестве основы для атаки Радужного Щита коллеги выбрали Копье Тьмы. Однако не в виде отдельного заряда, который бросают в противника, а в виде непрерывного потока, бьющего в цель до той поры, пока хватает Силы у чародея. Сразу после команды об атаке две черные полосы прочертили пространство перед Гржаком и ударили в защиту форта напротив входа. Долгих два удара сердца ничего не происходило, даже возникло подозрение, что они ошиблись и сил темных магов не хватит, чтобы продавить Щит, но тут воздух задрожал, и в куполе возник неровный разрыв.

Не дожидаясь приказа, в дело вступил вооруженный Небесным Гневом боец. Выпущенное на свободу плетение стрелой пронеслось над дорогой, по пути вобрав в себя огромную массу земли и камней. Получившийся снаряд со страшной силой врезался в центр створок и, размолотив их в щепки, улетел в глубь укрепления. За ним с гораздо меньшей скоростью проследовала вереница Сгустков Тьмы, выпущенных некромантом.

Сначала взрыв куклы, затем удар артефактом, атака силами Мрака – Гржак не представлял, кем надо быть, чтобы уцелеть под таким напором. Но на всякий случай, прежде чем самому нырять в пролом, подождал, пока первыми в крепость войдут Гончие. Зачем ненужный риск? В итоге внутрь Гржак вошел во главе штурмовой группы из шести воинов и одного некроманта.

Едва они миновали ворота, как его вконец обессиленные коллеги развеяли чары, и артефакты крепости мгновенно зарастили разрыв в Радужном Щите. Дорога назад оказалась отрезана, но это никого не беспокоило – отряд не собирался отступать.

Первое, что увидел Гржак, оказавшись на внутреннем дворе, были тела. Много тел островитян, с многочисленными следами от попаданий осколков костей, камней и обломков ворот. Точно больше десяти. Несколько человек явно попали под удар Сгустками Тьмы, а один, в форме морского офицера и со знаками мага четвертого ранга, погиб от зубов и когтей Костяных Гончих. Последнее было особенно славно, означая, что теперь им будут противостоять не четыре, а три чародея.

– Во славу Кали! – заорал Гржак, надсаживаясь.

Метнулся навстречу контуженному солдату и в длинном выпаде пронзил ему грудь алебардой. Тренированный разум привычно подстегнул темный Дар, чтобы через оружие вытянуть из тела умирающего толику жизненной энергии. Он, конечно, не некромант – те берут у жертв много больше, порой выпивая их до дна, – но тоже знаком с силами Смерти не понаслышке.

Как подтверждение его мыслей, чуть впереди труповод атаковал набегающую толпу вражеских солдат. Взмах посохом, замысловатый пасс свободной рукой, и сразу трое падают на землю, иссыхая прямо на глазах. А напившийся дармовой Силы повелитель мертвых уже создает новые чары. На этот раз верные Сгустки Тьмы.

Проклятье, да такими темпами некромант окажется лучшим бойцом, чем он, Гржак!

Чувствуя, как в груди разгорается нешуточная злоба, демонолог перекинул в левую руку захваченную энергию и пустил ее на создание клинка из праха. Один взмах, и чары разрубают налетевшего со спины нолдца. И никакой защитный амулет не помог: привычка ориентироваться на противостояние с такими же стихийными магами, как они сами, сыграла с островитянами злую шутку. К бою с мастерами темных чар бойцы этого заштатного гарнизона оказались не готовы.

Внезапно Гржака ощутимо тряхнуло, да так, что клацнули зубы. Стремительно развернувшись к новой опасности, он увидел нолдского мага второго ранга – самого сильного в этом хфурговом форте. Болван атаковал его молнией, которая едва-едва смогла пробить защитные заклинания доспеха.

Какие же они все-таки предсказуемые! Взмахом руки Гржак создал перед собой Щит Тьмы, а когда в него ударило что-то мощное, теперь уже из арсенала Огня, прямо сквозь ошметки чар метнул алебарду.

И не носят доспехов!

Чародей, способный при должной подготовке в одиночку выжечь крепость много большую по размерам, чем эта, оказался не готов к атаке пусть заговоренным, но все же обычным оружием. И вместо того, чтобы осыпать своего противника градом чар, был вынужден перехватывать летящий в него клинок. На это потребовалась секунда, не больше, но в скоротечном бою секунда равна вечности. Сразу после броска алебарды Гржак создал два Ятагана Кали и метнулся к врагу.

Все, что успел сделать нолдец, это ударить еще одной молнией, но остановить или хотя бы задержать демонолога она не смогла. Маг Тлантоса принял ее на один из Ятаганов и стряхнул мощный заряд в сторону от себя. Причем получилось удачно: энергия разряда досталась какому-то невезучему моряку, сунувшемуся в схватку магов. На этом их поединок закончился: Гржак оказался на расстоянии вытянутой руки от противника и пустил в ход сотворенные из самой Тьмы клинки. Один вошел магу островитян прямо в сердце, второй – пронзил точку выше переносицы. После такого не вернется к жизни даже Мастер, и можно не опасаться удара в спину от новоявленного мстителя.

Пока демонолог разбирался с самым сильным вражеским чародеем, ситуация на поле боя заметно изменилась. Первым в глаза бросилось измочаленное тело Костяной Гончей. С ходу так не поймешь, но, кажется, ее сначала обездвижили Хищной лозой, после чего добили Стрелами Эльронда и чем-то вроде Голубой жемчужины.

Неподалеку от погибшей твари некромант отбивался от слаженных атак сразу двух нолдских магов. Его Щит Праха против пульсаров и водяных бичей был откровенно слабоват. И даже поддержка второй Гончей, которая закончила рвать простых солдат и кинулась на помощь труповоду, дело не решила. Прежде чем нежить добежала до чародеев, они таки продавили защиту противника и накрыли его Ветром Огня.

– Дети хаффа и шуши!!! – зарычал Гржак.

Ятаганы Кали сейчас ему только мешали, и он их отбросил, словно обычное оружие из стали. Соединил вместе запястья, а ладони, наоборот, развел в стороны так, чтобы получилось нечто вроде чаши. И эту чашу направил на ближайшего нолдского мага. Заклятие Гнили словно само собой слетело с языка, Сила напитала соткавшееся из ничего плетение, и во врага ударили пусть не самые быстродействующие, но зато самые подлые чары из арсеналов Тьмы.

На столь изощренное колдовство защитный амулет также не был рассчитан. От грубой и прямой атаки, хотя бы той же Стрелой Тьмы, противник был прикрыт, а вот от чего-то более хитрого уже нет. Нолд или забыл, что на свете еще остались настоящие повелители сил Мрака, или, что больше похоже на правду, экономил на рядовых бойцах, снабжая их менее качественным снаряжением.

Жертва заклинания страшно закричала. Аура начала плыть и распадаться на части, словно под воздействием кислоты. Чары вгрызались в энергетическую оболочку, поражая ее прежде физического тела. Чтобы устоять перед таким, надо было сродниться с Тьмой, как высшие маги Тлантоса, или иметь чрезвычайно развитый Дар, как у отдельных Мастеров Нолда. Ни к тем, ни к другим противник Гржака отношения не имел, а значит, спасти его могло только вмешательство союзников.

Столь стремительная расправа над коллегой словно подстегнула последнего нолдского чародея. Его страдающий, но все еще борющийся за жизнь товарищ не успел свалиться на землю, как этот, судя по форме, корабельный маг развил весьма бурную деятельность. Даром что имел всего лишь третий ранг, он молниеносно отгородился от отряда Гржака сначала одним, а затем и вторым мощным барьером. После чего на правах старшего офицера отрывистыми командами принялся собирать вокруг себя солдат и матросов. Да не просто собирать, а сколачивать из них нечто похожее на строй. Вперед он ставил всех, у кого имелись легкие метатели или арбалеты, а за ними уже бойцов ближнего боя, причем так, чтобы первые всегда могли отступить под прикрытие вторых. Не забыл чародей и про коллегу: по его приказу пара вояк подхватила раненого под руки и оттащила в тыл.

– Какой шустрый малый, – пробормотал демонолог, поднимая отлетевшую далеко в сторону алебарду.

Будь его старшие коллеги столь же грамотными, пожалуй, отряд тлантосцев разгромили бы еще на подходе к форту. Но теперь… теперь у островитян не было ни шанса. И хотя на их стороне сохранялся численный перевес – полтора десятка бойцов и один маг против троих оставшихся на ногах воинов Тлантоса, Костяной Гончей и Гржака, – качественно они проигрывали. И обладатель медальона с Взглядом Мертвого планировал показать насколько сильно.

– За спину ко мне, быстро! – прошипел он своим людям. – И пока все не закончится, вперед не лезьте.

Больше пояснять ничего не стал: встал поудобнее, немного оперся на древко алебарды и… сосредоточился на своем Даре. Тренированный разум принялся быстро и четко отключать все внешнее, наносное, мешающее ощутить всю полноту, величие и колоссальный потенциал разлитой вокруг и царящей внутри Тьмы. До той поры, пока не осталось ничего, кроме воли и темным пламенем полыхающей в душе энергии. Нити Силы стягивались и концентрировались в нужных точках тела, трансформируя человеческую энергетику в нечто запредельное. Такие метаморфозы не могли не сказаться на внешнем облике. Кожа Гржака стремительно белела и истончалась, а вот ногти, волосы и, главное, глаза, наоборот, наливались чернотой. Маг все меньше и меньше походил на человека…

Наконец демонолог достиг нужного состояния и обратил внимание на нолдцев. Те еще на что-то надеялись, возились со своими стреляющими игрушками, не понимая, что смерть уже рядом.

Гржак не сделал ни одного движения, не шевельнул даже пальцем, однако его и вражеского мага словно соединила невидимая линия, по которой хлынула Сила. И не были для нее преградой ни наколдованные барьеры, ни хилые тела смертных, ни даже личная защита островитянина. Со стороны это выглядело как черный – чернее ночи – поток, прокатившийся от демонолога до его противника. И удар его был так страшен, что вражеский чародей, а с ним двое или трое бойцов, буквально взорвался как бурдюк с кровью, забрызгав всех вокруг.

– Да-а!! – заревел Гржак, чувствуя себя в этот момент равным богу. Обманчивое ощущение, но такое сладкое… и такое недолгое. Сила уже уходила, оставляя после себя опустошенность и боль утраты.

До конца дня демонолог теперь был лишен способности серьезно колдовать. Потеря контроля над Даром в разгар битвы обычно заканчивается гибелью, но не в этот раз. Потому что жестокая смерть командира и последовавшая за ней атака Костяной Гончей стали последней каплей в чаше терпения островитян. У всего есть предел, даже у храбрости. Строй сначала дрогнул, распался, а потом люди просто побежали, оставив в лапах нежити четверых своих товарищей. Небольшая заминка возникла около выхода на пирс, но засов быстро сбросили, створку калитки распахнули, и толпа обезумевших от страха островитян ринулась к кораблю.

– Куда ты ее погнал, Кали тебе в жены! – процедил демонолог, увидев, как Гончая выбегает со двора следом за беглецами. – Идиот!

Но управлявший нежитью некромант его не слышал, за что и поплатился: уже истомившимся в засаде демонам все равно кого убивать. Люди, немертвые твари… Если труповод не разорвет вовремя связующую нить, то и до его души дотянутся. Конечно, будь живы маги, они бы нашли что сказать гостям из Нижнего мира, но магов не было…

– Господа, поздравляю, форт наш! – сказал Гржак, осторожно, чтобы не упасть, поворачиваясь к своим воинам и старательно игнорируя быстро затихающие вопли за стеной. Дождался нестройного: «Во имя Тлантоса!», и зло рявкнул: – А теперь займитесь башней. И чтобы через полчаса в ней не осталось ни одного работающего артефакта!

Ткнул пальцем в сторону распахнутой двери в нолдский наблюдательный пункт, развернулся на месте и неторопливо зашагал к выходу на пирс. Как солдаты будут исполнять приказ, Гржака не волновало. У каждого своя задача и свои обязанности. Сам он планировал посмотреть на знаменитого морского охотника, захват которого в виде трофея стал бы достойным завершением этой операции.

Пока шел к калитке, дважды останавливался. Первый раз, чтобы добить порванного Гончей матроса. И во второй раз, когда ощутил, как призванные демоны уходят в Нижний мир. Причем разрыв контакта оказался весьма неприятным. Гржак даже не смог идти дальше, пока чувства не вернулись в норму. Но он упрямо двигался к своей цели. По уму после Взгляда Мертвых следовало бы отдохнуть, помедитировать, принять лечебный эликсир, но время, мархузово время…

«Какие будут приказы, лорд?» – Некромант вызвал Гржака по разговорному амулету, когда тот уже стоял на залитом кровью пирсе, перед перекрученным телом Костяной Гончей и задумчиво смотрел на покачивающийся на волнах корабль.

«Да ты никак жив?» – лениво удивился демонолог.

«В последний момент успел разорвать связь…» – немного пристыженно ответил некромант, признавая свой просчет. Но Гржака не интересовали эмоции труповода.

«К мархузу подробности! Что с хфурговыми ублюдками у входа? Почему не выходят на связь?!» – требовательно спросил он, имея в виду оставшуюся перед входом в крепость парочку темных магов.

«Убиты! Как вы вошли в форт, их накрыли залпом из метателя. Оно бы и вам досталось, но Расим успел снять стрелка заклятием…» – подозрительно равнодушным голосом сказал некромант. Гржак же далеко не сразу понял, что Расим – это второй погибший труповод.

Треск от схлопывающегося Радужного Щита заставил на мгновение отвлечься от разговора. Понаблюдав пару секунд за тем, как истаивают в воздухе ошметки плетения, затем кинув еще один взгляд на хищный силуэт нолдского военного корабля, Гржак решительно потребовал:

«Забудь! Двигай в форт и отбери тела тех погибших, кого сможешь поднять в виде нежити с минимальными затратами Силы. Особое внимание уделяй матросам…»

«Но зачем?!» – Приказ настолько удивил некроманта, что тот забыл о субординации и своих попытках лебезить перед командиром.

«Затем что мне нужна команда для корабля. Нашего корабля!» – с удовольствием произнес демонолог. Все равно маршрут отхода у них толком не проработан, так почему бы не рискнуть и не вернуться домой вот так, с триумфом и богатым трофеем? Да, будет непросто, но и куш тоже велик! Возражения повелителя мертвых, которого ужасала перспектива контроля нежити в столь сложных условиях, он даже не стал слушать. Ради такого дела Гржак готов вспомнить период ученичества и самолично подменять некроманта!


* * * | Власть силы. Том 1. Война на пороге | Глава 13