home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

Сколько себя помнила, Мелисандра никогда не любила дворцы человеческих правителей. Нигде, ни в одной стране мира, кроме разве что Поднебесной, она не могла смириться с грубой архитектурой, бездумной планировкой, аляповатым внутренним и внешним убранством, плебейской привычкой выставлять напоказ поделки из золота и иных драгоценных материалов. Пускай она никогда не была у ненавистных длинноухих родственничков, что-то подсказывало: они до подобной вульгарщины никогда не опускались.

Однако все ее отвращение не помешало халине Балтусаим отстаивать право входить, работать и даже жить в подобной обители безвкусицы. И ведь добилась своего! Стала Великим визирем, пережила всех тех, кто планировал занять ее место, и получила признание в глазах остальных. Больше никто не говорил о «девке Балтусаим», а выезд в свет перестал напоминать прогулку по полному нечисти кладбищу, где вечно гадаешь: сожрут тебя сейчас или секундой позже.

Вот только на душе легче от случившихся изменений не стало. Может, потому, что часть этого успеха следовало считать заслугой эмиссаров Перворожденных?

Стоило ей вспомнить о договоренностях со светлыми сородичами, как Мелисандра совершенно не по-женски зарычала и запустила в дальний угол кабинета подставкой для бумаг. Сразу стало полегче, в голове прояснилось, а буря в сердце утихла. Такая разрядка стала уже привычной. Визирь не почетная синекура, на его плечах лежит вся тяжесть управления государством, а потому он не имеет права на сильные эмоции. Не дай злости выхода – и вместо взвешенного решения примешь опасное или нелепое…

В кабинет постучали, и, прежде чем Мелисандра успела среагировать, дверь открылась и внутрь вошло самое ненавистное для нее на сегодняшний день существо – Ханг Чес’сен.

– Моя халине! – Эльф небрежно поклонился и, не спрашивая разрешения, устроился на пуфике около окна. Выжидательно уставился на хозяйку. – Как у вас дела?

– Пока кое-кого не увидела, были неплохи, – холодно ответила Мелисандра, сложив пальцы домиком и поверх них уставившись на незваного гостя. – Что вам нужно?!

– Как невежливо… – медленно произнес дипломат Светорожденных. – И главное, почему, чем мы такое заслужили? Свои обязательства…

– Не юродствуйте, господин Чес’сен! – теперь уже ледяным тоном потребовала халине Балтусаим. – Говорите, зачем пришли, и убирайтесь!

Чес’сена слова Мелисандры явно зацепили. Он недобро сощурился и, облокотившись на колено, проникновенно сказал:

– Не забывайся, девочка! Ты играешь в своей песочнице не потому, что такая… умная, сильная, хитрая и влиятельная, а потому, что тебе позволили это делать. Ясно? Или к тебе снова нужно применить… воспитательные меры?

Происходящее дико нравилось Хангу. Он наслаждался каждым сказанным словом, каждой эмоцией, промелькнувшей на лице его собеседницы, каждым мгновением ее унижения. Именно Ханга и ему подобных следовало показывать всем тем, кто так любит рассуждать о добрых и злых народах, такая иллюстрация будет лучше всяких слов!

– Не стоит, – сухо ответила халине Балтусаим. – Повторю вопрос: что вам нужно?

– А все то же: письмо возлюбленному королю, – с чувством выдал Чес’сен. – Кажется, такой оборот появился в восьмом или… нет, в девятом письме.

Мелисандра зло сузила глаза и мысленно представила, как активирует закрепленный под этим самым пуфиком артефакт и эту пищу рыкача пронзает от седалища до макушки сильнейший магический разряд.

– Я написала вам уже девять писем. Девять!! – сказала она, еле сдерживаясь. – И до сих пор не знаю, что К’ирсан на них ответил. А теперь вы заявляетесь сюда и требуете десятое?!

Ханг издевательски развел руками и закивал.

– Да. Еще одно письмо не помешает, тогда у нас будет весьма симпатичное и круглое число…

Халине Балтусаим откинулась на спинку кресла и принялась мысленно перечислять все известные ей таркские ругательства. Очень хотелось запулить в Ханга или хотя бы в тот же многострадальный угол чем-нибудь тяжелым, но приходилось сдерживаться. Пока сдерживаться.

– Ах да, вы спросили про ответ… Его нет, – покачал головой Чес’сен и вдруг с усмешкой посмотрел в лицо Мелисандре. – Может, потому, что ни одно из писем еще не было отправлено?

– Что?! – не поверила она. – Тогда за каким…

– А чтобы отправить все одной стопкой… Пусть человек порадуется. Ну а для большего эффекта поставим штемпели нолдской службы надзора и отправим их через республиканскую курьерскую службу, – сказали Ханг и расхохотался, довольный. – Так что пиши, красавица, пиши… Есть у меня подозрение, что перед таким напором твой полюбовник точно не устоит. – Внезапно насмешливое выражение лица Перворожденного сменилось на откровенно злое. – Ну а по какому адресу будешь его ждать, я скажу.

– Ждать?! Мне придется куда-то ехать?! – воскликнула Мелисандра.

– Ты не рада? – делано удивился Ханг.

Чувствуя, что ее и вправду раздирают десятки противоречивых эмоций, среди которых в том числе затесалась и радость от возможности увидеть запавшего ей в сердце мужчину, Мелисандра все-таки не сдержалась и высказала наглому выкидышу Бездны все пришедшие на ум слова. А потом швырнула-таки чернильницу в проклятый угол.

Ведь радость радостью, а эта их встреча точно станет последней. При любом раскладе.


* * * | Власть силы. Том 1. Война на пороге | * * *