home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

— Хорош базлать, времени нет, кто там смелый, выходи, — мне надоели пустые терки, Жека откровенно плавал и сливался, и чем дальше, тем слабее выглядела его позиция. Его оппонент, Саламбек Евлоев, неожиданно ловко и хитро развел его, сведя обсуждение на не нужные второстепенные детали, цепляясь за неточности формулировок. Видимо имел богатый опыт подобных мероприятий, очень уж профессионально жонглировал словами и смыслами.

Вообще, никогда не стоит недооценивать противника. Никто кроме меня не знает, что Саламбек отнюдь не дурак, хорошо знает несколько языков, в том числе турецкий и татарский, и на досуге любит почитывать Теодора Драйдзера. Именно с книгой в руках я застал его в библиотеке части, есть тут такая, между прочим. Позже он поделился со мной своей сокровенной мечтой, бережно сжимая в руках «Финансиста» — он обязательно станет миллионером. На дворе на тот момент, между прочим, был 1989 год, самое его начало, январь или февраль. За два года до ГКЧП и распада Союза. Не удивлюсь, если именно он стоял у истоков тех самых чеченских авизо, по возрасту как раз подходит.

В прошлый раз я решил рисануться и продемонстрировать умение крутить восьмерки солдатским ремнем. На самом деле, это весьма эффективное оружие в умелых руках, напоминает и кистень и нунчаки, хотя конечно палки с цепочкой намного удобнее, но зато ремень можно официально носить не нарушая закон.

Традиция использовать ремень с бляхой в нашем городе сложилась исторически, несколько мореходных школ и каждый пятый юноша в форме ходит с таким украшением. Так что махаться ремнем большинство умеет с детства. Довольно полезное умение, если провожаешь девушку в отдаленном микрорайоне. От толпы отбиваться — самое миле дело. Только надо аккуратнее, снять скальп бляхой или выбить глаз — раз плюнуть.

И если в прошлой реальности я всерьез надеялся поработать ремнем, то сейчас делал это с единственной целью, чтобы не нарушать хронологию. Иначе вместо Лечи окажется другой противник, а мне это категорически не нужно.


Так что когда вперед всех из толпы вывалился орангутанг в камуфляже, я вздохнул спокойно. Отдал ремень Жеке, и легко «затанцевал» на месте, откровенно имитируя боксерскую стойку. Не надо раскрывать все козыри раньше времени.


И если в глазах Лечи читалась насмешка, разбавленная презрительным превосходством, то Саламбек наоборот резко нахмурился, странно посмотрел на мои старые потрепанные кеды и попытался что-то подсказать своему земляку, но тот лишь отмахнулся. После чего стянув рубаху, чтобы продемонстрировать богатырскую мускулатуру. Гора мышц произвела впечатление.

Я не стал выпендриваться, и камуфляж снимать тоже не стал.

Подготовка к схватке по ощущениям заняла больше времени, чем сам поединок.

По всей видимости Лечо знал, что я боксер в прошлом, информацию аккуратно слили через Магу. Он, кстати по ту сторону баррикад оказался, снюхался с чехами. Именно поэтому Леча так и не понял что происходит. Ожидая что я буду работать руками, он пропустил три подряд лоу-кика по внешней поверхности бедра, после чего потерял малейшие шансы на успех, стал заметно подволакивать ногу и морщиться от боли. Решимости у него не убавилось, как и ярости, а вот прыти уже намного меньше стало.

Я же просто кружил вокруг, поочередно обрабатывая то левую, то правую ногу.

Доберись ингуш до меня, парой сломанных ребер не отделаюсь.


Добить я не успел, всего пары ударов не хватило, откуда ни возьмись выскочил капитан Самойлов и схватка тут же прекратилась.

— Может и к лучшему, — подумалось мне. Моя победа и так очевидна, а добивать не обязательно.

В результате отделался легким испугом и нарядом по кухне, с формулировкой за нарушение формы одежды. Это намек на мои кеды, за которые я больше всего переживал — брату знаменитого футболиста их вернуть обещал. Капитан не стал устраивать бучу, хотя в мою версию, что здесь брейк-данс разучиваем не поверил ни на грош. Слишком удачно он объявился, наводка сто процентов была. Кто-то стучит со страшной силой, не особо стесняясь. Хотя чего бояться, учебка пролетит быстро и разбегутся все по горам и заставам, а там и взятки гладки, никто не вспомнит. Стукач — явление повсеместное и неискоренимое, но от этого не менее пакостное, хотя наверное и необходимое тоже?


Кеды спасти удалось, их Жека незаметно сунул за пазуху и вынес из зоны досягаемости, я же напялил кирзачи и отправился отбывать наказание. Оказалось, что я уже час как в наряде — о чем мне и сообщил довольный, как паровоз, капитан Самойлов. Задним числом оформит, гад. Еще и танцором диско обозвал напоследок. Как бы не прилипла кличка, стыда не оберешься. Здесь этот термин еще не имеет голубого оттенка, но все равно обидно. Думать надо заранее, когда отмазку сочиняешь — на будущее наука.


Хорошее настроение исчезло сразу, как только я прибыл в столовую. Опять память сыграла со мной злую шутку, спрятав в укромные закутки мозговых извилин подробности кухонного бытия солдат первого месяца службы.

Бывал я в нарядах многократно, но самые кошмарные именно эти первые были. Стечение обстоятельств. Численность населения в отряде за счет призывников увеличилась вдвое, а значит и количество едоков выросло пропорционально. Но никто не будет полностью менять штатное расписание и численность кухонных работников из-за такого пустяка? Поваров добавили, а остальные и так справятся, не в первой, однако. Трудности солдата закаляют — это еще одно незыблемое армейское правило.

И второе следствие из этого же обстоятельства, но уже более конкретное: в учебке народ находится временно, поэтому заботиться о них, как о «своих» не обязательно. Из личного опыта помню, что как только новый призыв после выпуска разбросали по заставам, так качество питания в отряде мгновенно улучшилось в разы.

Раньше не задумывался, но теперь точно понимаю, что не случайность. И понимаю я это глядя на ванную, почти до верху заполненную черной липкой грязью.

Литров сто пятьдесят или двести отборного чернозема вперемешку с картошкой. Именно ее мы и должны почистить на четыре сотни человек. Хотя слово «картофель» на ум приходит в последнюю очередь. Самые крупные клубни размером с грецкий орех, мелкие и вовсе соревнуются с горохом за звание жемчуга армейской кухни. И все это перемешано с землей в пропорции один к двум, причем не в пользу овощей.

В качестве ориентира и цели нашего пребывания на кухне выступают четыре нержавеющих емкости, литров двадцать каждая, которые надо заполнить благородным картофелем без примесей и кожуры. Проще говоря, почистить надо, переработать эту ванну.

Просто взять и выкинуть это свинячье месиво на помойку нельзя, семьдесят килограммов чищенной картохи тогда неоткуда будет взять. И весь отряд останется без супа и второго на обед. А нарушители порядка перейдут в статус рецидивистов со всеми вытекающими. Поэтому придется чистить этот картофельный горох всю ночь. В прошлый раз мы закончили в четвертом часу утра, а для дежурных по кухне подъем предусмотрен в шесть утра, чтобы успеть подготовить столы к завтраку. Заступая в наряд можешь расчитывать на четыре часа сна — это здесь в порядке вещей. Нам и этого не достанется. И это очень плохо, у меня важные планы на ближайшие дни, вплоть до первого выхода в город. Естественно ночью. Без нормального сна я постепенно превращаюсь в выжатый лимон, или скорее, в овощ.

Еще раз осмотрев ванну, словно в ней могло что-то измениться за последние несколько минут, пришел к выводу, что вручную мы как раз к утру и закончим. Проблема даже в не в том, что такую мелкую картошку чистить труднее и дольше, а выход полезного продукта мизерный, а в том, что прежде чем приступить к сражению с кожурой надо убрать налипшую землю. И это займет времени даже больше, чем основной процесс. Поскольку вода только холодная, точнее ледяная, а из орудий труда — лишь одно кривое, побитое жизнью, эмалированное ведро. Хочешь в нем картошку отмывай, хочешь воду в нем таскай из соседнего помещения. Грязь же необыкновенная: липкая и не размачиваемая в принципе, больше похожа на глину, только почему-то черного цвета. Короче — мечта солдата.

Кроме меня в команде кухонных каторжан еще четверо, ни одного знакомого лица, даже приблизительно не могу вспомнить кто такие. Впрочем мне с ними детей не крестить, мне с ними картошку чистить.

На возмущенные реплики, что все работают, и только «Чапай думает» я ничего по существу не ответил, лишь философски веско заявил, что от нее, от работы, не только кони дохнут. После чего отправился на разведку, которая принесла первые плоды: в одном из цехов был обнаружен шланг, который и был приватизирован в лучшем виде. Впрочем, в нынешнее время в таких случаях говорят «скоммуниздил». То есть общественное имущество перевел в статус личного. Хотя какое же оно личное, если для солдат стараюсь?


Присобачив шланг к крану при помощи проволоки и народных выражений, обычно не используемых в литературе, решил проблему водоснабжения, за что был удостоен благодарности от общества. Теперь не надо таскать воду в руках, а это минимум час времени сэкономил уже.


Оценив результаты моей умственной деятельности, коллектив уже не возражал против дальнейших инициатив.

— Бесполезно, мы уже пробовали.

В нашей конурушке кроме нас, ванны и пустых бачков для чищенной продукции присутствует еще один агрегат. Удивительно, но это… Картофелечистка автоматическая! Порождение сумрачного гения любимой советской промышленности.

Оказывается, партия и правительство заботится о нуждах простых солдат, поэтому и создали этот шедевр механической обработки клубней.

Теоретически этот монстр в стимпанковском стиле должен облегчать труд кухонным работникам, на практике лишь усложняет. Нормы рассчитываются исходя из его наличия, а чистить все равно приходится вручную.

Конструкция проста и незатейлива, хоть и монстрообразна. Есть электродвигатель в защитном кожухе, на который сверху установлен вращающийся барабан-сепаратор. Короче, хрен поймешь, как его правильно называть. Некая помесь ведра и казана, в котором плов местные аборигены делают. Изнутри емкость обложена… нет, не матом она обложена, а наждачным камнем, который и должен сдирать кожуру. Все гениальное — простынь, как говорил Заратустра. Или это Петросян в Аншлаге говорил? Не важно, кто-то из великих.

Внутрь этого казана-барабана засыпается картошка, и во время вращения кожура с нее сдирается. Чисто теоретически. В реальности, поверхность наждака давно стерлась и ничего не счищает, кроме грязи. Именно для этого она тут и стоит. С паршивой овцы, хоть шерсти клок. Но только не в нашем случае. Мерзкая глина мгновенно забивает поверхность наждака и покрывает барабан изнутри идеальным скользким слоем. Результат получается нулевой.

Проблему решили после мозгового штурма. Нашли кучу песка рядом со столовой, благо он тут всегда лежит — на моей памяти строительство легендарного бассейна так и не закончат никогда. Несколько поколений дембельских аккордов на нем сломалось. Дембельский аккорд — это некое отдельное задание, которое дает командир группе старослужащих, выполнив которое они могут тут же уехать домой.

Сделал, например, ремонт свинарника за три месяца — идешь на дембель в июне, а не в августе, как все. Все только от тебя зависит. Как закончишь, так в путь. Но для этого придется хорошо поработать дедушке причем своими собственными руками. Довольно интересный способ заставить дембеля на последних месяцах ударно и с энтузиазмом поработать. Некоторые даже по ночам этот бассейн рыли. Но обычно сдавались через несколько недель, осознав, что его и за год не закончишь.


Добавив в сепаратор полведра песка на полведра картошки получили вполне приемлемый результат. Трение увеличилось и при быстром вращении грязь начала отделяться от картофельных клубней. Все же таскать песок проще, чем в ледяной воде руками жирную липкую глину сдирать.

По моим прикидкам мы уже к двум часам ночи должны все закончить, но мне этого мало.

— Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец.

Если бы на кухне был кто-то кроме нас, я бы попытался решить проблему по хорошему, не преступая рамки приличий. Договорился бы и обменял пару пачек сигарет на пару мешков нормальной картошки. С другой стороны, то что нам подсунули — это за гранью и совести и стыда. Такое даже обитатели отрядной свинофермы жрать не будут. Я четвероногих обитателей имею в виду, двуногие как раз запросто сожрут, особенно если на смальце жарить ночью. Впрочем, они тоже не сами чистят, а молодых запрягают. Но там объемы смешные — на десять человек всего. То ли дело у нас — полтысячи ртов наберется, включая офицеров.

— Не для себя стараюсь, — фраза в последнее время звучит подозрительно часто, и уже напоминает буддисткую мантру. Во искупление грехов.

С этими словами я вскрыл дверь в овощехранилище. Ничего сложного — где ключ лежит я по прошлой жизни помню.

Сильно не наглели, взяли мешок картошки, ну и пару килограмм морковки заодно. Чисто для себя, витаминов погрызть. Впрочем морква выглядела такой печальной и вялой, что наличие витаминов в ней показалось сомнительным.

Коллеги, войдя во вкус, предложили стащить сразу пару мешков, чтобы не мучиться и закончить до часу ночи, но я пресек на корню такие идеи. Повар не дурак и прекрасно помнит, какого размера была картоха изначально. И если вдруг она утром резко увеличиться в несколько раз, то сделает правильные выводы. И тогда песец котенку.

Последнюю фразу не поняли, но интуитивно догадались о чем она, поэтому доводы были признаны разумными, а лучшее — враг хорошего, как говорят рабочие завода АВТОВАЗ.

Закончили мы до часу ночи, даже с одним мешком. Спать я лег с чувством выполненного долга, причем дважды за сутки выполненного.

Определенно, мне начинает нравится такая жизнь.


Глава 6 | Cнова дембель | Глава 8