home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Нас наконец разделили по специальностям и начали дрессировать всерьез. Леха, как и ожидалось, попал в роту связи, я же пошел по проверенному временем пути — подался в шофера. В казарме мы по-прежнему рядом, но видимся теперь редко, только на построении и в столовой, да вечером перед сном. Зато оба татарина вместе со мной, пока учебку не закончим, позже наши пути наверняка разойдутся. К ним в комплекте Жека и Мишка-шахтер, так же обладатели заветных водительских корочек.

Следует сделать некое отступление. У стороннего наблюдателя может сложиться впечатление, что в этом времени царит перманентный и нескончаемый бардак. На самом деле это наверное так и есть, и вместе с тем парадоскально, но это все прекрасно работает, шестеренки крутятся, народ живет и нет никакого ощущения безысходности. Наоборот, все вокруг излучают оптимизм, думают о будущем исключительно в радужных тонах.

Здесь все странное и удивительное, сочетание невозможного и невероятного. Тотальный фантастический бардак и при этом все нормально работает! Как это возможно — загадка неразрешимая для меня.

Казалось бы, картошка, годная только для прокорма парнокопытных пятачковых, предполагает плохое качество жратвы. Однако же — нет! Еда в столовой вполне себе нормальная, сытная и местами даже вкусная. Понятно, что хлеборезы свою долю откусывают, но шайбу сливочного масла на завтрак и ужин с хлебом, кашей и чаем ты обязательно получишь. При том, что масло в этих краях жуткий дефицит и стратегический товар.

Что касается службы, то здесь порядка больше, но не намного. Разгильдяйство и раздолбайство, пофигизм и хитрожопость отдельных граждан в порядке вещей. Здесь вообще все прапорщики из местных, поэтому можно догадаться как оно все функционирует. При этом на качестве боевой службы это практически не сказывается, поскольку офицеры обычно отличаются от прапорщиков и умом и профессионализмом.

Но если вникнуть в суть, то государственный механизм работает удивительно надежно. Это снаружи бардак и разгильдяйство, а внутри действует жесткая плановая экономика. Воинская часть — это огромный и сложный организм, и он работает годами без малейших сбоев. Это и техника и ее обеспечение, и топливо и запасные части, и логистика на два десятка застав на сотни километров по горным серпантинам. И сотни тонн продуктов в месяц, тысячи комплектов обмундирования, десятки наименований инженерного оборудования и вооружений. Все это в гигантских объемах, и попробуй хоть в чем-то накосячить — вздрючат за милую душу, и поедешь в Анадырь оленей сторожить.

И это не считая самой боевой службы по охране границы! Именно поэтому, исходя из сложности поставленных задач, вопрос подготовки кадров становится важнейшим. Теоретически шоферов должен готовить ДОСААФ еще на гражданке, вообще-то это одна из его основных задач. Но в реальности никто сразу не доверяет баранку водятлу после таких курсов, как там готовят — одному Богу известно. А поскольку СССР — страна победившего атеизма, то никому не известно, кого готовят и как.

Поэтому ближайшие три месяца и мы и связисты будем постигать свои профессии фактически заново, некоторые так просто с нуля. Есть конечно исключения, обычно среди тех, кто успел пошоферить перед армией, но в подавляющем большинстве новобранцев выпускать за ворота части на автомобиле категорически нельзя. Тем более в горы! У связистов чуть проще, азбука Морзе пешеходам не угрожает, как ты ее не коверкай.

Погрузившись на два стареньких Зила, мы отправились на полигон. Здесь под руководством старшего прапорщика Зейналова мы и будем постигать все тонкости водительского мастерства.

В прошлой реинкарнации мое умение управлять грузовиком могло испугать даже видавшего виды прапора, и это не удивительно. Водительские права мне удалось получить в пятнадцать лет, еще в школе. Была такая замечательная традиция в старших классах — ходить раз в неделю «на УПК», получать рабочую специальность. УПК — это учебно-производственный комбинат, где школьников учили всяким разным полезным, или не очень, навыкам: слесарному мастерству, умению управлять станками с ЧПУ, или на механизатора учили. Список огромный, на все вкусы. Мне досталась водительская судьба, и за два школьных года я не только выучил правила движения и устройство автомобиля, но даже пару раз проехал на грузовике в общей сложности метров пятьсот.

В советское время сдать экзамен в ГАИ было настолько просто, что никому в голову не приходило давать взятку за это. Поворотник включил, с места тронулся и не заглох, на тротуар не заехал — значит, сдал, «следующего из кузова позови». Так и получил заветную корочку, со штампиком внизу: «Действительно по достижении 18 лет»

Отдельно стоит сказать пару слов о самом полигоне. Главное его украшение — роскошные гранатовые сады по всему периметру. Зрелище завораживающее: зеленые деревца (по версии ботаников — кустарники) сплошь усыпанные красными яркими плодами, выглядит все это, словно декорации к сказкам. К сожалению, гранаты не съедобные, хотя наверное витамин С присутствует — кислятина жуткая. То ли не сезон еще, то ли дикий сорт какой-то, наподобие знаменитых испанских апельсинов, удивляющих руссо-туристов, тем, что растут прямо на улицах.

Выбрались из кузова, и только сейчас я понял, что вторая машина в нашей короткой колонне — это бывший мой грузовик. Еще не покоцанный передок, и на заднем борту нет обломанной доски, но это точно мой старый верный Зилок. Борт повредят позже, когда будут тянуть на сцепке в отряд. Это и будет его последний путь, восстанавливать не станут, движок на списание. Но до этого еще полгода минимум, и пока старичок бодр и относительно свеж, лишь движок «троит».

Пока прапорщик планировал организацию процесса, я подошел к старому железному другу, и под удивленным взглядом водилы погладил по капоту, словно верного коня.

— Карбюратор отрегулировать надо бы, — не слишком логично пояснил я странные для стороннего наблюдателя свои действия. — Отвертка есть?

Ефрейтор, судя по всему, из майского призыва — опытного водятла на эту колымагу никто не посадит, тут же нашел отвертку и любезно распахнул капот, приглашая подтвердить свою квалификацию. По всей видимости, проблема достала оператора стальной колесницы, а решить проблему он самостоятельно не мог. К тому же машина явно у него временно, и возится с ней ему просто неохота.

Прапорщик попытался возмутиться, но был вежливо отфутболен. Гражданин Зейналов авторитетом в части не особо пользовался, и поэтому его мнение было проигнорировано.

Между прочим, зря. Это водиле все пофиг, у него свое начальство и чужой прапор ему не указ, а вот молодняк в учебке — это существа бесправные и подневольные, что тут же и было продемонстрировано.

Злой, как собака, прапор решил отыграться на тех, кто ответить не может. Поскольку теперь весь народ в одну машину не помещается, то вопрос был решен кардинально. Один садится за руль, рядом с ним в качестве инструктора — прапорщик, а остальные… бегут вслед за машиной колонной. Через некоторое время водитель меняется местами с одним из бегущих спортсменов.

Честно говоря, я офигел. Меня эта участь миновала, вместо этого я занялся настройкой карбюратора и чисткой свечей, но получилось, что я ненароком подставил своих товарищей.

— Нехороший человек, этот прапорщик, — прокомментировал я ситуацию, правда несколько иными словами.

— Гад еще тот, — охотно согласился ефрейтор. — Радуйтесь, что пока без противогазов и ОЗК бегаете. Нашей кровушки он попил — не дай вам Боже.

По хорошему, карбюратор надо снять, промыть и прочистить, но не в полевых же условиях это делать, да еще и без инструмента с одной отверткой. Поэтому просто подрегулировал немного, вывернул и почистил свечи, после чего движок заработал более или менее ровно.

— Водишь нормально? Тогда вперед, прыгай за руль, догоняй своих.


Нагонять долго не пришлось, если первый курсант тронулся и поехал нормально, то сменивший его водила, то ли от волнения, то ли от неопытности заглох сразу, да так и не справился со сцеплением. Скорее всего, двойной отжим не дается, парнишка явно только на легковой ездил. Только тронется, и тут же глохнет.

Так что устать народ не успел, со всеми остановками и километра не проехали. Но утешает это слабо — пыли наглотались на месяц вперед. К тому же, прапорщик явно не успокоится и продолжит экзекуцию в следующий раз, а после присяги еще и резиновом комбинезоне бегать придется за автомобилем. И возразить особо нечего — обычная тренировка по всем формальным признакам.

Отсюда напрашивается вывод: прапорщика надо убирать. Не в том смысле, какой принят в следующем веке, а всего лишь буквально. Поменять его на кого-то более вменяемого.

Проды будут сегодня и завтра мелкими частями. Если понравилось, пишем в комментариях.

.

Уровень вождения у меня оказался неожиданно высоким, поэтому больше за руль меня не пустили, что логично — добрая половина молодых шоферов не могли нормально ехать даже по прямой. Похоже мне три месяца в кузове придется изображать балласт, либо бегать «паровозиком» за автомобилем.

Не успели вернуться в часть, как последовала команда навести марафет, почистить сапоги, привести себя в порядок и следовать к «доктору».

На самом деле, в медпункте, расположенном в штабе части, мы даром никому не сдались, фельдшер нас даже смотреть не стал, отправив дальше по коридору в сопровождении сержанта.

— Входить по одному, не шуметь, никуда не разбегаться, — выдал инструкцию дежурный и оставил нас в коридоре перед дверью, обитой зеленым дерматином. Никаких надписей, лишь номер кабинета в виде двух медных цифр: «13», символично, однако.

Мне и гадать не надо, кто сидит за этой загадочной дверью. Начальник особого отдела части, майор Жилинский. Знаковая фигура, один из трех китов нашей боевой триады. На самом деле у нас не одна воинская часть, а сразу три, расположенные в одном месте, только об этом мало кто догадывается. У них даже номера полевой почты разные. Особый отдел, существующий, впрочем, во всех частях Советской армии и флота, и разведотдел, несмотря на скромное невнятное название — очень серьезная структура, возглавляет которую целый полковник. Многие мои сослуживцы, прослужив два года, даже не подозревали о существовании этого подразделения, за исключением связистов, непосредственно связанных с разведкой. В лучшем случае, на уровне слухов и домыслов. По официальной версии их деятельность ограничивается Контрольной радиостанцией (КРС) и прослушиванием эфира на сопредельной стороне, хотя, конечно радиоволны границ не признают и поэтому станция находится на нашей территории, в двадцати километрах от части.

Но это лишь верхушка айсберга, на самом деле здесь функционирует полноценный разведывательный центр, нацеленный на работу по ту сторону контрольно-следовой полосы.

В введении разведотдела не менее десятка секретных «офисов» по всем соседним районам. Обычно это какая-то мутная контора с невнятным профилем деятельности и непроизносимым названием. Что-то вроде Научно-производственное объединение «Хазар» Закавказского треста Инженеркабель-связь, Пришибский участок, ПМК-5.

Что самое удивительное, эта «Передвижная Механизированная Колонна номер 5» действительно изображает трудовую деятельность, роет траншеи, прокладывает кабель, ставит какие-то вышки. Единственное отличие от обычной советской конторы подобного профиля, то, что местные там обычно не работают, а милиция такие организации обходит дальней стороной.

Откуда мне это ведомо? Дык, я восемь месяцев возил начальника разведотдела полковника Джафарова. Естественно, за это время узнал о существовании почти всех таких «секретных» объектов, даже парочку конспиративных квартир в Лениноране приблизительно вычислил ради развлечения. Для иранской разведки я наверное очень ценный источник, но к счастью они о моем существовании не подозревают. Да и работают персы в основном среди местных, в основном по исламским каналам.

Так что внимание от Корпуса стражей Исламской революции мне не грозит. КСИРовцы вообще самые адекватные из всех соседних спецслужб по периметру СССР, хотя сейчас ими усиленно пугают, как религиозными фанатиками, но в следующие четверть века они никогда не вредили нам, наоборот всячески содействовали. В поддержке чеченских сепаратистов не участвовали, подрывную деятельность против Союза никогда не вели.


Парадоксально, но Иран всегда выступал против отделения Азербайджана и никогда не претендовал на эту территорию. Это обусловлено тем, что в самой Персии живет очень много азербайджанцев, до 40 % населения, но правят в стране исключительно этнические персы.

И присоединение Азербайджана к Ирану, о котором сейчас начали вслух говорить в Баку, очень пугает персов, поскольку они могут стать национальным меньшинством в своей собственной стране. Этнически и культурно азеры намного ближе к туркам, у них даже языки очень похожи, в отличие от персов, говорящих на фарси. Турки — извечные противники и конкуренты, поэтому независимый Азербайджан тут же окажется под их сильным влиянием.

Так что в ближайшие тридцать лет угрозы от Ирана нет никакой, они бы наверное стали бы нам верными союзниками, если бы СССР не сделал ставку на Саддама Хусейна во время ирано-иракской войны.

Этот необходимый экскурс в региональную геополитику, чтобы в общих чертах понять, что вокруг происходит. В «прошлой исторической редакции» такого понимания не было вообще ни у кого, эта окраина угасающей Империи мало кого интересовала, а между тем ситуация меняется с каждым месяцем в сторону ухудшения. Но никто на это не реагирует, в Москве сидит Горбачев, который в конечном итоге прос… профукает все, что можно. Придурковатый Ельцин уже начал свое разрушительное восхождение, Коммунистическая партия разваливается на глазах, парад суверенитетов бывших братских республик начнется всего через полгода.

И лишь КГБ… я бы сказал, что тоже ни хрена ничего не делает.


Товарищ майор выглядел в точности, как старина Мюллер из кинофильма «Семнадцать мгновений весны». Такие же умные с хитринкой глаза, добрый отеческий прищур, импозантная лысина, только особист чуть моложе своего киношного прототипа и форма не от Хугго Босса, а обычная советская. Зато должность почти в точности такая же, как фильме. Особый отдел ловит шпионов и предателей, но если смотреть правде в глаза, то ловит он их чисто теоретически.

На самом деле, военная контрразведка занимается всем, начиная от неуставных отношений и заканчивая воровством сметаны на кухне, которую безбожно бадяжат водой из под крана, даже не кипяченной. Кроме того, особый отдел негласно работает на территории всего Лениноранского погранотрада и окрестностей, конкурируя на этом поприще с районным управлением КГБ и своими же коллегами из разведотдела. Никакого парадокса или противоречия нет — чтобы иметь агентуру на той стороне, приходится вести игру по обе стороны границы. Короче, так здесь все запутанно и переплетено, что без пузыря не разберешься, да и с ним тоже.

Это только на первый взгляд кажется, что если все перечисленные структуры в конце концов являются подразделениями одного и того же Комитета, то и вопросов между ними быть не может. В реальности ситуация такова, что интересы разведки и контрразведки не совпадают, а некоторым местным территориалам доверять можно весьма относительно. Кстати, я немного ошибся, товарищ майор пока еще заместитель начальника — повысят в должности его весной следующего года, если память меня не подводит


Глава 7 | Cнова дембель | Глава 9