home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Вот и настал тот момент, когда Рубикон должен быть перейден, пусть даже здесь не доисторическая Италия, и звание цезаря бойцу-пограничнику не положено по Уставу.

Волнуюсь я, вот и тянет на патетику без повода.

Конечно, я подготовился, заранее подстраховался и продумал ключевые моменты, кое-что сделал заранее, но диспозиция изначально не слишком выгодная. Вытащить человека среди ночи из дома, а у него ещё и семья имеется, да так, чтобы он не переполошил всю округу — задача не тривиальная.

Второй момент: мой внешний вид. Вербовщик в момент обработки клиента должен воздействовать по всем каналам, и вербально и визуально, и мимикой и интонацией, и жестами, и паузами. Здесь важна любая мелочь. Мой внешний вид определенно может вызвать лишь брезгливость или сочувствие в лучшем случае. В таком наряде можно завербовать только другого бомжа, соседа по свалке.

Выход очевиден: если нельзя улучшить свой позорный прикид, то можно снизить видимость, благо ночь на дворе.

Интересное наблюдение.

Жителям двадцать первого века трудно поверить, что в советские времена любая свалка являлась кладбищем ценных ресурсов. Цветные металлы: медь, алюминий, бронза, тонны кабеля и устаревшего оборудования — все это добро на десятки тысяч долларов свободно валялось под открытым небом, и никому даром не нужно было. Никто не воспринимал это как реальные деньги, да пунктов приема цветмета пока нет. Благодаря запасам этого металла на свалках и заводах выживали целые поселки и небольшие города в «благословенные» 90-е.


Так что найти кусок нужного провода в это время вообще никакой проблемой не являлось. Пройди по улице сто метров и обязательно найдёшь. Хоть в Магадане, хоть в Элисте. Тем более, что мне был нужен небольшой кусок, всего метра полтора. Привязываем к концам два найденных подшипника, и орудие для диверсии готово. Раскручиваем, как прашу, и закидываем на электрический столб. Треск, вспышка, и вся улица погружается в непроглядную темень. Так и хочется сказать, что эксперимент опасен для жизни, проведен специально подготовленными людьми и повторять его не следует.

Естестенно, стальной провод и грузила для него найдены заранее, чтобы время не терять.

Но сама по себе, авария с электричеством мало кого волнует, и из дома выйти во втором часу ночи никого не заставит. Скорее всего, ремонтники и не почешутся до утра. Да и спят уже наверное все, даже буйные митингующие давно уже по домам разошлись.


Следующий этап: небольшой локальный пожар. Для моих целей идеально подошел бы мусорный бак, но как назло он в конце улицы расположен, слишком далеко от дома нашего клиента. Поэтому поджигать будем дерево прямо через дорогу от ворот, за которыми прячется медицинский УАЗ. Варварство конечно, и я дал себе обещание, что обязательно высажу десяток деревьев на этой же улице, когда-нибудь потом, в будущем, когда возможность представится. Опять же не для себя стараюсь. Дежурное оправдание и не слишком убедительное, а куда деваться?


Две бутылки с бензином приготовлены еще в прошлый раз, несколько сухих досок для розжига тоже заранее притащил. Так что никаких сложностей с разведением огня не возникло.

Я уже говорил, что правильная подготовка — это половина успеха? Нет? Впрочем, хорошую мысль можно повторить дважды, от этого она не испортится.

И если устроить короткое замыкание или очередной поджог с пожаром для меня трудностей не представляет, то обработка клиента, чтобы он добровольно отдал свои деньги — для меня сие впервые и опыта в таких делах у меня никакого. Никогда еще не занимался шантажом, даже с благими целями.

Единственный «учебник», где описан подробный и детальный процесс вежливого отъема денег, известный мне — это книга Ильфа и Петрова. Еще в памяти обрывки сериалов с телеканала НТВ, и книги Марининой-Донцовой, но им доверия еще меньше.

— Грузите апельсины бочками! — гениальная фраза, смысл которой до меня так и не дошел. По идее, надо вывести пациента из душевного равновесия, и тогда он с легкостью расстанется с деньгами.

Опять же, будь у меня время и свобода действий, разве я стал бы такой дурью маятся? Но на безрыбье и лангуст за воблу считается.

Короче, решил я предварительно пациента вывести из душевного спокойствия и равновесия, чтобы процесс вербовки облегчить, так сказать. Если клиент будет уставший и невыспавшийся, с расшатанными нервами, то убедить его пойти на сотрудничество будет намного проще.

Не придумав ничего лучше, решил ментально воздействовать через машину. Поскольку она ночью во дворе стоит и к ней свободно подобраться можно, в отличие от хозяина, который дрыхнет в доме. Пришлось дважды наведываться накануне. Первый раз спустил два колеса, переднее и заднее по диагонали, выкрутив и закрутив обратно нипеля. Согласен, жестоко и коварно получилось, я как водитель это хорошо понимаю. Здесь камеру вручную качать насосом надо, предварительно разбортировав колесо, чтобы найти место прокола, даже если его нет. Врагу не пожелаешь такое интеллектуальное занятие — искать прокол, которого нет. С другой стороны, ему лет восемь тюрьмы светит за контрабанду икры черной деликатесной, так что плата за грехи весьма даже скромная.

На следующую ночь повторил процедуру, но уже с другими двумя колесами.

Заодно насыпал сахара в бак. Конечно, я помню из школьного курса химии, что сахар в бензине не растворяется. Но кто сказал, что в баке кроме бензина ничего больше нет? Здесь же классическая национальная республика, поэтому бензин бадяжат чуть ли не по должностной инструкции. Так что в баке если и не ослиная моча напополам с бензином, то вода точно присутствует. А как известно, сахар в воде прекрасно растворяется.

Следовательно, проблемы с зажиганием обеспечены. Найти же причину будет невероятно трудно. Не знаю, как морально, но физически клиент точно заи… замучается конкретно. При этом совесть моя молчит, а значит согласна, что по заслугам и елей.

Дальше моя фантазия и вовсе понеслась вскачь. К сожалению, ни мертвой головы лошади, ни дохлой вороны найти не удалось, поэтому от сицилийских знаков кровной мести пришлось отказаться. Хотя очень хотелось что-нибудь романтическое и таинственное изобразить.

Появилась идея написать красной краской на лобовом стекле на арабском что-то типа «Мене, мене, текел упарсин», в переводе с «добиблейского» языка это типа «исчислен и время твое истекло», и выглядело бы это зловеще и убедительно. Но мои познания в персидском языке оказались не настолько глубокими, чтобы вспомнить как это пишется. Вдобавок, простой азербайджанский шофер не то, что по арабски, по русски наверное читает с трудом. А про древний Вавилон и не слышал наверное никогда. Так что смысл метать апельсины из бочек в такой ситуации?

Отказываться от замечательной идеи не хотелось, поэтому просто нарисовал при помощи недозрелого инжира череп на лобовом стекле. Сам фиговый сок прозрачный и его не видно, но завтра на него пыль прилипнет, а если еще и муравьи на сладкое набегут, то замечательный сюрреалистичный череп получится прямо перед рожей удивленного водителя. Мечта некроманта-иллюзиониста. Главное, чтобы жертва в аварию с испугу не попала.


Но как бы не важна была предварительная подготовка, наступает момент, когда надо просто делать дело, а не ждать идеальных условий, которые возможно лучше уже не станут. Если память мне не изменяет, то в начале декабря начнутся дожди, и с ночными вылазками придется завязывать. Так что тянуть дальше нет никакой возможности. Да и деньги на исходе, лаваши покупать для алиби не на что.

Поэтому приступаю. Первым делом обесточиваю район при помощи метательной проволоки. Не так это и просто оказалось сделать в темноте. Лишь с двадцатой попытки получилось — думал всех соседей разбужу грохотом падающих железок, но обошлось.

Следующий шаг — разжигание костра. Здесь проблем не возникло и через пять минут заполыхало так, что я немного забеспокоился: как бы не сжечь весь квартал случайно. Но обошлось: огонь быстро заметили, с криками набежали аборигены, вскоре послышался звук сирены. Тут и мертвый проснулся бы.

Я не стал дожидаться аплодисментов, сразу перебрался во двор, пристроился за машиной в укромном уголке и стал ждать подходящего момента.

Мой клиент не стал оригинальничать и присоединился к вопящей и бегающей массовке. Даже несколько ведер воды успел оттащить, прежде чем веселье закончилось. Да и что там тушить: одно сырое дерево на два десятка тушителей. Пожарникам и делать ничего не пришлось, к их приезду огненное шоу закончилось.

Самый сложный момент в моей безумной афере — это семья и дети у моего клиента. Но к счастью, жинку он сразу загнал в дом, а детки-короеды либо отсутствуют, либо спят беспробудным сном.

После того, как пожарные уехали и все зеваки разошлись, клиент вернулся к себе во двор и чертыхаясь начал собирать канистры и бочки разбросанные по двору, через которые он только чуть не навернулся. При отсутствии электричества, в полной темноте это оказалось сделать не так просто, благодаря чему я обновил и освежил свой словарный запас ругательств на местном языке.

Видимо, жертва немного успокоилась и почувствовала какое-то несоответствие в происходящем. И действительно, пожар был на улице, а бардак почему-то во дворе! Конечно же это я порезвился под шумок, раскидал хлам по двору, чтобы задержать хозяина, когда он вернется, но ему то откуда об этом знать?

Мужик резко остановился и выпрямился, наверное заподозрил неладное, но было поздно. Я ловко, не сильно напрягаяь, взял клиента на удушающий, и аккуратно уложил, почти не сопротивляющееся тело на землю, мордой в грязный песок. Чтобы понятнее было, продемонстрировал лезвие в нескольких сантиметрах перед глазами. Даже столовый нож в такой ситуации производит неизгладимое впечатление, а если он еще и заточен и отполирован пастой имени Гойи, то и кинжала не надо.

— Яваш, гардаш, не надо громко шуметь. Зачем семья беспокоить. Мы с тобой тихо мирно говорить будем, потом сладкий сон спать пойдешь. Если договоримся. Все ясно? Скажи «да, уважаемый, я все понял»!

В ответ раздалось какое-то нечленораздельное мычание, которое с натяжкой можно было посчитать за согласие с выгодным предложением. *Яваш гардаш — «тихо, падла» или «осторожнее, брат», в зависимости от контекста.

Еще несколько раз повторил процедуру занесения импульса силы при помощи кулака в область почек, приучая пациента отвечать кратко, четко и по существу. Вопросы пока второстепенные, по большей части бессмысленные, нацеленные на единственный эффект: сбить жертву с толку, заставить паниковать.

Первый этап: играю отморозка и неадеквата, впрочем это не трудно, мое поведение в последнее время разумным и вменяемым трудно назвать при всем желании. Спрашиваю о соседях, есть ли у них собака, когда уходят на работу и прочий бред. Пусть немного поволнуется, решит, что я у него ночевать собираюсь.

Но затягивать с психологическими штучками нет смысла, клиент может сорваться или наоборот успокоится, ни то ни другое мне не нужно, да и времени не так уж и много.

Поэтому форсирую ситуацию и перехожу ко второй стадии.

— Вай, бала, скажи мне друг, пожалуйста, где ты деньги прячешь? Во дворе или в доме?

«Бала» резко дернулся, но именно этого я и ожидал, поэтому зафиксировал намертво, а для профилактики пару чувствительных ударов по печени влепил. Не со зла, чисто пользы дела для, как говаривал царь Петр, отвешивая волшебный пендель графу Меньшикову.

— Не балуй, бала!

Забавная тавтология. На самом деле обращение «бала» оскорбительно по отношению к человеку в возрасте. Это что-то вроде пацан, малыш. Здесь же, как и всюду на Востоке, уважение к возрасту какое-то иррациональное и неадекватное с точки зрения европейца. Прожил всю жизнь дурак-дураком, пас баранов в горах, ни образования, ни заслуг, ничего не сделал и ничего не добился, но если дожил до седых волос — то сразу авторитетом становишься. К тебе начинают приходить советоваться, решать семейные проблемы, брать уроки воспитания и даже детей приводят, чтобы учил уму разуму, сам его не имея. И даже если ты двух слов связать не можешь, тебе будут в рот смотреть с уважением только за то, что ты дожил до глубокой старости.

Довольно странная традиция, но с другой стороны, есть в ней нечто светлое и доброе. Всяко лучше, чем брошенные старики вообще без родни и присмотра. На Востоке отдать старика в дом престарелых — это реально позорно, по крайней мере в данное патриархальное время. В следующем веке все это окончательно исчезнет, но пока еще живы старые традиции.

Так что это не оскорбление, а воспитательная мера. Водителю лет пятьдесят и такое обращение для него непривычное, реально выбивает из колеи, это чувствуется.

— Мой простой шофер. Меня столько денег нет, — немного придя в себя, «простой шофер» начал лепить горбатого.

Сейчас его надо слегка «отпустить», немного ослабить прессинг, дать иллюзию, что он правильно оценил обстановку и намекнуть, что есть шанс разрулить малой кровью.

— Зачем обманывать? У тебя дом богатый, машина хорошая, должность неплохая. У такой уважаемый человек и денег нет в доме? Вах, как плохо поступаешь.

— Своим здоровьем клянусь! Совсем денег нет! Машина старая, на ремонт денег нет.

Похоже, оклемался пациент, наглеть начал. Значит созрел для второго захода.

— Кого ты лечишь! Сорок тысяч во дворе зарыл — это денег нет? Ну вот нафига тебе столько?

— Врут шайтаны! Завидуют иблисы, клеветал моя. Откуда взять столько денег, мене совсем скромный зарплата получать. За всю жизнь столько не заработать.


— Кончай трындеть. Двести килограмм икры. Это десять тысяч рублей за один рейс. Или ты за официальную зарплату два раза в месяц в Баку ездишь?

Думал, водилу удар хватит, как он биться начал в истерике. Еле успокоил. Понял видимо, что не случайно его в оборот взяли, наводка точная без дураков, а значит, все серьезно.


— Нет у меня ничего, — продолжил тупить пациент. Впрочем, с его точки зрения он может и прав. Уголовники, даже если им сразу все отдать, не успокоятся и не поверят, будут трясти до последнего. Не факт, что в живых оставят.

Промаринован клиента еще немного, чтобы созрел и дошел до нужной кондиции, перешел к третьему этапу. Условное название: «Нежданное спасение»


— Не трясись ты так. Никто тебя убивать не собирается. Наоборот, ты еще спасибо скажешь, что от тюрьмы тебя спас. Сколько тебе светит по совокупности? По самым скромным подсчетам шестьдесят тонн икры вы перевезли за последний два года. Расстрельная статья. Хищение государственной собственности в особо крупных размерах. В лучшем случае — четвертак. Двадцать пять лет строго режима.

В ответ водила лишь замычал что-то безнадежно тоскливое, нечленораздельное.

— Точно тебе говорю. Ты крайним пойдешь. Не секретаря же райкома сажать, он по-любому откупиться. И не прокурора же — тоже уважаемый человек, родственника в министерстве имеет. Неее… такого сажать нельзя. Вот и получается, что тебе за всех отдуваться придется. Ну может, главврача с тобой за компанию, хотя организатором все равно тебя назначат. Тот отбрешеться, что кроме бумажек ничего не делал и с Ленинорана даже не выезжал. Ты же всюду всюду засветился. И в Порт-Ильиче на загрузке, и в базе в Баку тоже твою рожу опознают. Чувствуешь, какое у тебя будущее прекрасное вырисовывается?

Минуту или две водила молчал.

— Кто ты? Откуда все знаешь?

— Неправильно понимаешь политику партии. Вопросы здесь задаю я. Тебя должно интересовать другое. Как тебе не получить «вышку» с конфискацией заодно. И как ты за это счастье расплачиваться будешь? Для начала представьтесь, полное имя, отчество. И да, можно подняться с земли, не весна все-таки. Надеюсь, обойдемся без глупостей? Не хотелось бы калечить своего будущего агента.

— Агаев Мехти Магомед оглы, работаю на Скорой помощи. Тысяча девятьсот сорокового года рождения. Вы и так все знаете.

В общем, процесс пошел.

— Вот и замечательно, Мехди Магомедович. Приятно иметь дело с умным человеком. Думаю, десять тысяч рублей — это очень скромная цена за вашу свободу. Поэтому не будем торговаться по пустякам. Будь любезен, деньги сразу. Это всего лишь четверть от того, что в саду зарыто. Представляю сколько у тебя на жену и родственников записано. Так что без лишних ненужных движений. Не хотелось бы будить соседей.

Несколько мгновений хозяин еще колебался, не зная, как поступить. Поэтому пришлось сделать контрольный выстрел в голову. Информационный, конечно.

— Не надо звонить в милицию. Это твой шеф имеет покровителя в КГБ. Он конечно отмажется, а вот ты, боюсь не доживешь не то, что до суда, до встречи со следователем. Придушат прямо в камере. Слишком много ты знаешь. Неси деньги, свобода дороже стоит.


Деньги нашлись не сразу, хозяин полез куда-то в подвал, где долго что-то двигал и переставлял. Перепуганная жена, чтобы скрасить ожидание, принесла керосиновую лампу(свет так и не сделали) и заварник с чаем и колотым сахаром. Мой внешний вил ее конечно удивил и напугал, но в этом моя вина лишь косвенная.


— Здесь десять тысяч, — гражданин Агаев выложил деньги на стол.

Он немного успокоился, и теперь выжидательно смотрел на меня с неким интересом, явно не понимая, чего от меня еще ожидать. Между прочим, интуиция его не подвела.

— Расписку писать не будем, — усмехнулся я. — Составим другой документ. Есть тетрадка и авторучка? Садись пиши.

— В произвольной форме. В верхнем правом углу. Начальнику особого отдела Южного управления закавказского военного округа подполковнику Ивашову Д.Н. От гражданина такого-то, свое имя и отчество проживающего по адресу: город Лениноран…. Чего завис, пиши давай. Утро скоро, а у меня кроме тебя еще дела есть. Заявление о согласии на сотрудничество.

— Ээээ… — товарищ Агеев реально выпал в осадок от такого поворота событий.

— А ты как думал? Если прокурор или секретарь райкома, то на них управы не найдется?

Судя по угрюмому молчанию, новоявленный агент именно так и думал до сего дня.

— Ладно, пока и так сойдет. Позже перепишешь на чистовик. Считай, что ухватил удачу за бороду. Не только тюрьмы избежал, но и на путь исправления встал. Но расслабляться рано, каждый килограмм икры отработаешь сполна. И не будем откладывать этот вопрос в долгий ящик. Бери ручку, листок бумаги и пиши адреса, по которым проживают лидеры Народного Фронта.

— Откуда я знать, кто лидера у них? — искренне удивился ценный агент. — Они всегда толпа митинг ходят, кричать любят. Кто главный не знать моя

М-да, прокол мой. Откуда мне знать их фамилии через столько лет? Я их слышал может быть пару раз, и не интересовался ими вообще. Нафиг они мне сдались. Смутно помню, что один директором автобазы был, а второй известный далышский поэт и диссидент. Он потом при Алиеве еще десять лет в тюрьме просидел «за сепаратизм», затем его кое-как выпустили в Германию по требованию международных правозащитных организаций. Лично Меркель за него просила. Легендарный дядька, все здоровье в тюрьме оставил, чуть не ослеп, но так и не сдался.

Вот он мне и нужен, такой не продаст и не предаст, и стучать не будет, с органами сотрудничать не станет ни при каких обстоятельствах — проверено жизнью. Кстати, он сейчас наверное молодой и здоровый еще. И на свободе, газету издает. Ту самую кстати. Странно как-то.

Сообщаю приметы нужных мне людей, и Агаев легко опознает обоих. Город очень маленький — все друг друга знают в лицо, и кто где живет — тоже.

— Нарисуй схему проезда заодно, прямо там же в донесении. Кстати, оперативный псевдоним тебе нужен. Будешь Синусом. Так и подписывай. Незачем настоящее имя светить.

— Почему синус сразу? Это болезнь такой неприличный?

— Нет это из тригонометрии. Чтобы никто не догадался.

Судя по обиженному выражению лица, агент заподозрил, что тригонометрия — это тоже болезнь. Еще более неприличная, чем синус.


Глава 12 | Cнова дембель | Глава 14