home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Приходилось мне бывать в Баку в прошлой жизни, в следующем тысячелетии, считая от нынешнего. Уговорила супруга на Евровидение съездить. Контраст разительный. Нет ещё зданий, похожих на языки пламени, и сам город больше похож на средневековый Стамбул с советским колоритом, а не на пародийный Дубай будущего. Но если честно, сейчас он выглядит намного интереснее, жалко, что знаменитую Девичью Башню отсюда не видно. Не удивительно, что похождения Семен Семеновича из «Брилиантовой руки» здесь снимали — никаких декораций не надо.

Сидеть нам на вокзале до самого вечера, если не ошибаюсь. Пока не соберем всю гоп-компанию из призывников, никуда не тронемся. А может просто поезд раз в день до Астары ходит. Это небольшой городок на границе, половина наша, половина у персов. Но мы раньше сходим — нам в Ленининоран надо, рано еще, сначала учебка три месяца в отряде. Отрядом в погранвойсках называется войсковая часть. Почему не знаю, но вполне официальное наименование. Сороковой погранотряд, например.

У нас прибавление, сержант Сидоренко с дагестанским пополнением присоединился к нашей команде. Он вместе с нами на одном поезде прибыл, но в другом вагоне. В отличие от Зайца, отслужившего год, он «майский», ему на дембель весной. С ним у меня небольшой конфликт был на почве неуставных отношений, но мужик он в целом нормальный, не беспредельщик. Как говорится: не я такой, жизнь заставила.

Лейтенант, оправдывая высокое звание замполита, а как известно, это самая важная и одновременно самая бесполезная должность в армии, забил на службу со всей возможной тщательностью. Возложил ответственность на сержантский состав, а сам забурился куда-то.

Зато нам лафа полная. Можно, как выразился Леха, свободно «шлындать» по вокзалу и даже по соседним магазинам пробежаться при желании. Благо, мы еще в гражданской одежонке и патрулю до нас дела нет. Хотя я бы на это особо не наделся, наши славянские рожи выделяются на фоне местных торговцев, как мексиканец среди эскимосов. Да и помятый «бомжеватый» вид сразу выдает будущих славных воинов.

С вокзала можно позвонить родителям. Прямо в здании есть переговорный пункт, где стоят междугородние автоматы. Цены кусаются: 15 копеек за полминуты, к тому же обмен денег тоже платный. Это местное ноу-хау. В аппарат нужно бросать только пятнадцатикопеечные монеты, а с собой их обычно много не бывает.

Для этого здесь же сидят несколько усатых мужиков в брутальных плоских кепках, так называемых «муходромах». У них можно обменять бумажные деньги на монеты. Но только с комиссией. Шесть монет за рубль, или 18 монет за трешку. Десять процентов комиссии идет в карман владельцу обменного пункта. Такса фиксированная, никто не уступит ни копейки, хотя занятие по идее абсолютно незаконное. Но здесь свое понимание социализма, поэтому перевоспитывать их бесполезно. Мы по наивности в прошлой жизни пошли жаловаться в линейный отдел милиции целой делегацией, так на нас там как на умалишенных посмотрели и вежливо послали служить дальше.

Родителям позвонить не смог, минут десять стоял перед автоматом, но так и не решился. Позвонил соседке по дому, просил передать, что со мной все в порядке, а до них якобы не получилось.

Поскольку продукты, взятые с собой уже закончились, вторые сутки в пути, то стал вопрос с пропитанием. Летеха, как и в прошлый раз, даже не подумал кормить призывников, хотя количество мешков и коробов, перетаскиваемых нами же, заметно уменьшилось. Похоже, процесс распродажи уже пошел. Вот, ведь, пройдоха. Деньги у меня есть, рублей тридцать примерно, и лечебное голодание не грозит, но тратить их бездарно, как в прошлый раз нет желания. Я же не один в команде, «точить хавчик» втихаря не по-пацански. Даже в двадцать первом веке это «западло», а тут и подавно.

Покрутился рядом с дежурным, угостил сигаретой. Сам не курю, но стратегический запас взял. Не только Леха гайды по прохождению срочной службы изучал, но и мне опытные люди советовали. В армии и на зоне — курево всегда в цене. Сравнение с зоной меня тогда покоробило, но смысл понял правильно. Вот и пригодилось. Болгарские «Родопи» — это вам не «Астра» без фильтра. Поэтому цигарки приняты дежурным с благодарностью. Ценной информации от него не дождался, зато срисовал телефонный номер комендатуры. У него как раз, под стеклом на столе список «экстренных» номеров оказался.

Дальше проще. Вышел из вокзала, перебрался через площадь и с городского таксофона, всего за две копейки позвонил в Бакинскую городскую комендатуру.

— Полковник Васин звонит. Какого буя у вас лейтенанты на железнодорожном вокзале тушенкой прямо на перроне торгуют. Вы тут совсем берега потеряли что ли? Офицер, пограничник, в форме с вещмешком, как коробейник к пассажирам пристает с просьбой купить колбасный фарш в банках за полцены. Заявление в линейном отделе уже приняли. В Управление КГБ звонить, пограничники по их ведомству, или сами разберетесь? Через час перезвоню, доложите о результатах.

Положив трубку, отправился по следующему вопросу. Если до сего момента я занимался делами насущными, просто плывя по течению, то пришло время подумать о глобальном. Иначе я на три месяца зависну в учебке, не имея никакой связи с внешним миром, а сейчас между прочим, ноябрь 88 года. Ровно через месяц случится страшное землетрясение в Ленинакане, Армения. Это абсолютно точно помню, мы всей учебной ротой собирали по рублю с каждого солдата в помощь пострадавшим. Ни одного отказавшегося не было, здесь такое не поняли бы.

— Пацан, на мороженное заработать хочешь?

Малолетнего представителя коренного населения упрашивать долго не пришлось. Вообще не пришлось.

— Рупль давай, — улыбаясь всеми зубами сразу, тут же соглашается молодой нахал, умножив цену мороженного сразу раз в пять. Наверное, по причине близкой зимы.

— Рожа не треснет? Тут делов на минуту. Купи мне двадцать конвертов. Полтинник дам.

— Сам почему не покупать? — удивился юный комбинатор.

— Я не местный, мне он дорого продаст. А так тебе выгодно, мне выгодно. всем — хорошо.

Версия так себе, на троечку с минусом, но для школьника сгодилась. Хотя доля истины некая в этой легенде есть, рядом с вокзалом цены много выше, чем на соседних улицах на такой же товар. То, что цена единая на всей территории Союза, то здесь никого не волнует. Например, на ценнике указано: маленькая кружка кваса — 3 копейки, а торгуют по пять, и никто сдачу не спрашивает, знают, что бумажка просто так висит для красоты.

В РСФСР такое представить сейчас невозможно, сразу ОБХСС вызовут и срок впаяют, причем не условный. Но тут феодализм и не исчезал особо никогда. И мгновенно вернулся, как только Союз распался.

Конверты сам купить не могу, меня обязательно запомнит продавец. И покупка нестандартная, и клиент не местный. Выяснить, в каком киоске куплена пачка конвертов компетентным товарищам труда не составит, бросать письма придется рядом с вокзалом. Следом проверят всех пассажиров в этот день прибывших в город, тут мне и амбец.

Так что светить моей рожей ни в коем случае нельзя.

Вручаю пацаненку заслуженные пятьдесят копеек и забираю пачку конвертов. Марки клеить не надо, они сразу отпечатаны. Кстати, все с пометкой «Авиа». Такие стоят дороже, но и доходят чуть быстрее. весьма кстати.

Следующий этап — поиск адресов для отправки. Тут все проще. Тетрадка и авторучка у меня свои есть, хотя конечно надо их тоже здесь покупать, вдруг вычислят, что их в другом регионе продали. И снова на меня выйдут. Но это в конце уже будет.

Пока же, покупаю в Союзпечати кучу газет и журналов. Тут даже «Наука и Жизнь» продается, причем всего за рубль-двадцать. У нас — это жуткий дефицит, а здесь свободно лежит, почему-то спросом не пользуется.

В каждой газете или журнале обязательно указан адрес редакции, куда следует посылать письма, отзывы и пожелания. Вот по всем этим адресам и проведем рассылку.

С содержанием послания не сильно напрягался. Просто указал дату когда произойдет землетрясение, примерное количество жертв, если не принять меры. Заодно упомянул, что при строительстве цемент воровали в разы больше, даже по армянским меркам, поэтому бетон из которого построены многоэтажки по сути чистый песок и рассыпаться будет в прах. Названия Спитак и Ленинакан выделил особо. В примечании указал, что копию отправил в Прокуратуру Союза ССР и в другие компетентные органы.

К сожалению, адресов указанных органов у меня нет, надеюсь в редакциях сами сообразят позвонить туда или перенаправить письма.


Шанс на успех крошечный, но хоть что-то успел сделать пока я здесь. Кстати, вопрос насколько долго затянется моя армейская одиссея повис в воздухе. Может, через неделю меня обратно выдернет, а может навсегда здесь застряну?

В любом случае, грех жаловаться. Молодой, здоровый, даже зубы все целые — это ли не счастье? Впереди два года удивительно прекрасной армейской жизни. Если быть точным, то пограничники сейчас служат два года и три месяца в среднем. До прибытия молодого пополнения границу без охраны оставлять нельзя, поэтому дембель светит только когда молодняк закончит учебку и придет на смену. В моем случае — это март девяносто первого года, как раз Павловская реформа случится.

И это мне еще повезло, сначала распределение было в Сочи, морчасти погранвойск. А там служат три года с хвостиком, дольше, чем на флоте!

Кстати, о реформах! Это ведь очень хорошая тема, можно сказать, благодатная. Особенно в южных республиках. Это я удачно вспомнил.


К моему возвращению лейтенант еще не появился, зато следы моей информационной диверсии уже проявились. Красный, как рак майор, комендант вокзал рвал и метал, требуя найти этого му… Нехорошего человека.

Дежурный лишь тянулся, «никакнекал» и мычал что-то невразумительное.

Ситуация созрела и требовала окончательного штриха.

Выбор мой пал на товарищей из Дагестана. Эти права качать любят, по поводу и без, вот и направим их энергию в созидательное русло.

Нашел Магу, он у них за предводителя, разъяснил ему, что по закону нас кормить обязаны, и пока начальник военный комендант здесь надо пользоваться случаем, иначе так и будем лапу сосать до самой части.

Возражений не последовало, Мага лишь поинтересовался, откуда его имя знаю. Я неопределенно отбрехался, что кто-то из его братанов на него показал, как на человека авторитетного.

Предводитель дагестанского казачества, тьфу, землячества весьма своеобразный чел, и прошлое наше знакомство началось с взаимного мордобоя, но зато потом мы «скорешились» и на дембель уходили добрыми друзьями.

В этот раз обошлось без драки, но взгляд парламентера, представляющего голодающих дагестанских призывников был настороженным и недружелюбным. Впрочем, голод не тетка, и с моим предложением Магомед Тагаев согласился без возражений.

Комендант от нас отмахнулся, но сам факт «голодного» бунта зафиксировал. И звездюлей лейтенанту теперь точно не избежать. Я же скромно затерялся во втором ряду из двух десятков митингующих, и теперь был вне всяких подозрений.

И доброе дело сделал и не засветился. Походе это мое новое жизненное кредо теперь.


Теперь приступаем к оперативному плану «Денежная реформа недорого».

Причем название идеально точно отражает его содержание. Но для начала надо выбрать жертву.

Клиента долго искать не пришлось.

— Аэрапорт. Каму аэрапорт? Билеты самалет, — бренча ключами и сверкая золотой фиксой рядом с кассами нашелся нужный кандидат. Кожаная куртка, золотой перстень, наличие автомобиля — все признаки платежеспособности и нетрудовых доходов заодно.

Не долго думая подошел и в лоб спросил:

— Аэрофлот до Москвы сделаешь?

— У тебя деньги есть? Семьдесят пять рубль будет, — скептически оценив мой внешний вид, озвучил ценник спекулянт.

Хорошая накрутка на билеты, раза в полтора дороже, чем в кассе. Впрочем, кто их видал в кассах? Если только по воинскому требованию, но таких счастливчиков немного, да и не положено служивым если по личной надобности реактивным способом рассекать атмосферу. Исключительно поездом. Но при желании можно сдать требование и доплатить разницу между купе и самолетом. впрочем, призывников Аэрофлотом возили помню.

— Дорого, — скривился я. — На январь можешь сделать?

Владелец золотой фиксы задумался, высчитывая в уме сроки до начала продажи билетов.

— Рано еще. Но если заранее брать будешь, скину мал мало.

Я выдержал паузу, достойную артиста ТЮЗа с трехлетним стажем работы, и приступил к процессу охмурения.

— Если двадцать билетов сразу возьму, почем отдашь?

Фиксатый озадачился. Подумал наверное, что на дембель целая группа поедет. Прикинул и решил, что можно уступить.

— Почему нельзя? Можно. Шестьдесят пять рубль устроит? Все Москва лететь?

— Тебя как звать, уважаемый? Саяд? Так вот, гардаш *, Саят, я тебе один умный вещь скажу, а ты подумай немного, потом ответ скажешь. Сможешь сто билетов на середину января сделать? Понятно, что не сейчас, а когда продажу откроют.

Точно не помню, но вроде бы за сорок пять суток сейчас продают авибилеты.

— Ты не ошибся. Сто билетов. Не важно куда, хоть Владивосток, хоть Хабаровск. Куда проще — туда и бери. Лишь бы подороже. С каждого билета тебе десять рублей. Тысяча чистыми тебе. Подумай, если что — найдешь меня в воинском зале.

Минут через тридцать спекулянт созрел и появился в дверях, намекая, что нужно поговорить.

Общаться на сухую я отказался, предложил перебраться в шашлычную, которая напротив вокзала.

Дар ясновиденья мне четко сообщил, что платить в этот раз я точно я не буду, поэтому заказал от души. И люля и соус- здесь мясо с картошкой так называют, и айран в кувшине и лаваш свежий с зеленью и брынзой.

Саяд даже растерялся от моего напора.

— Угощайся, — предложил я будущему спонсору банкета, еще не подозревающему о своей щедрости.

Навернув от души, а на отсутствие аппетита жаловаться не приходилось, я перешел к делу.

— Представь, йолдаш Саят, что вечером тридцать первого декабря по телевизору объявляют об обмене денег. Что ты будешь делать?

Йолдаш, он же гардаш — в переводе это или товарищ или брат, или что-то похожее, я не помню, но не ругательство точно. Я их наизусть знаю.

Йолдаш Саят чуть не подавился от такого вопроса, и завис на целую минуту, лихорадочно соображая, что он только что услышал.

— Разве такой можно быть? — выдавил он наконец, нечто вразумительное.

— Разве может быть что-то другое? Ты вокруг посмотри, сколько денег у людей, а купить нечего. И больше всего денег у цеховиков и кооперативщиков. Их и будут стричь в первую очередь. Именно поэтому менять будут с хитростью…. Впрочем, пойдем на воздух, подышим. Расплатись пока. Там продолжим.

В принципе я не особо приврал, лишь слегка передвинул сроки. Но ситуацию описал почти честно. Денежная масса на руках у населения к 1989 году превысила весь годовой запас советской торговли в несколько раз.

Особенно сильно эта диспропорция проявилась в южных республиках СССР, здесь в теневом обороте уже свободно ходят суммы измеряемые миллионами и сотнями миллионов. Могу поспорить, что этот фарцовщик билетный имеет заначку тысяч пятьдесят или семьдесят и все крупными купюрами. Павлов ведь не дурак был, правильно мыслил, только получилось все как обычно.

— Саят, ты человек хороший сразу видно, — конечно хороший, ведь он только что четвертак отдал за мой обед. — И умный, раз на Волге ездишь.

Не спрашивайте какая связь между умом и наличием Газ-24 семьдесят пятого года выпуска — здесь это само собой разумеется.

— И как умный человек, ты конечно догадался, что менять будут только крупные купюры. Причем только небольшую сумму и в течение трех дней. 50 и 100 рублей, мелочь никого не интересует. Никто же не хранит деньги в десятках. Правильно?

&!!! — последнее выражение означает высшую степень словесной экспресивности. Перевод опустим, вдруг дети читают.

— Ты прав. Обменять деньги не получится. И вот здесь нужна моя СХЕМА, которую я тебе рассказал. На все деньги покупаешь авиабилеты, а через неделю сдаёшь их и получаешь нормальными купюрами. Если за месяц до вылета, то комиссию не берут. Скажи, здорово?

Саяд задумчиво сплюнул кусок шашлыка, застрявший в зубах, и поделился своими сомнениями.

— Зачем ждать, если сейчас менять быстро делать?

— Это само собой. Ты знаешь, я знаю — мы заранее подсуетимся. Остальные не в курсе, куда им деньги девать на Новый Год. Тут ты нашу схему предлагаешь. За неделю на новый Газ 3110 срубишь.

Я даже позавидовал Саяту, такое у него одухотворенное выражение было на лице, когда он это представил. Какие там Нью-Васюки — там целый Рио-де-Жанейро и белый пароход в мечтах.

— Я думал ты гвоздики хочешь самолет возить, поэтому много билет хочишь, — неожиданно поделился своими мыслями собеседник. — а ты савсем мощный СХЕМА придумать.


Глава 1 | Cнова дембель | * * *