home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

Сижу, никого не трогаю, изучаю русско-персидский словарь, размышляю о высоких материях и ужине заодно, в свое личное свободное время размышляю, между прочим, с официального разрешения сержанта Сидоренко. И тут в библиотеку заваливается Саламбек Евлоев, и гадать не приходится, что по мою душу. Испорчен вечер гарантировано.

Естественно гость направляется прямиком ко мне, без приглашения усаживается рядом и с любопытством заглядывает в мою же книгу.

— Можно? — на редкость наглый и бесцеремонный товарищ. Спрашивать разрешение присесть, когда уже плюхнулся рядом — сие моветон в приличном обществе. Впрочем, где Саламбек и где оно то общество?

— Чего надо? Выдача книг вон в той стороне. Там тетенька продавец за прилавком, к ней обращайся.

— Говорить надо, — непробиваемый товарищ не поддается на троллинг, наверное потому, что явление не известно в этом времени еще.

— В библиотеке не разговаривают, сюда приходят книги читать. Теодор Драйзер вот в том шкафу, на третьей полке. Там вся трилогия и «Финансист» и «Титан» и «Стоик»

Это был сильный удар, так что даже хваленное самообладание ингуша дало трещину. На физиономии на секунду явственно проступило удивление, смешанное с какой-то детской обидой. Словно кто-то ненароком выдал его самый сокровенный секрет. В принципе так оно и есть. Все-таки чистокровный нохчи, читающий Драйзера, выкраивающий у службы редкие часы свободного времени — это очень редкое явление. Хотя знавал я чеченца — профессора математики. Очень умный и интересный был мужик. Впрочем, почему был — он и сейчас жив, тоже служит наверное где-то, ровесник мой нынешний.

— Откуда…? — замялся рядовой Евлоев, пытаясь сформулировать мысль. Что впрочем ему так и не удалось.

— Нетрудно было догадаться. Это же не секрет, что ты мечтаешь стать миллионером. Сам об этом на каждом углу треплешься. При всем богатстве выбора здесь других книг, способных научить, как делать деньги нет.

— Осуждаешь? — насупился ингуш, по розовой мечте которого потоптались кирзовым солдатским сапогом.

— Как ни странно — нет. На Востоке торговля всегда была почетным занятием, и если советская власть не смогла перевоспитать нохчей и галга, то мне и подавно это не удастся. Тем более, что вы не одиноки — весь Кавказ и Средняя Азия точно такие же. Тысячелетняя традиция, смысл с ней бороться? И вообще! Ты сюда за книгами пришел или мне мешать будешь?

Саламбек вспомнил, что он сюда не совсем за этим явился и вернулся к основной теме. Как и ожидалось, разговор пошел о недавних событиях в сушилке, когда его земляки получили легкие телесные повреждения от неустановленных лиц.

Ну как «не установленных»? Получается, что абсолютно все точно знают чьих это рук и ног дело, только доказать не могут.

Признаваться понятное дело я не стал, но чисто теоретически рассуждая, указал, что данные товарищи были не правы. Они вчетвером «запрессовали» своего сослуживца, попутно нанеся несколько ударов в область грудной клетки. Что и послужило причиной ответных мер.

По всей видимости, об этом событии переговорщика в известность не поставили, но Евлоев не смутился — мои подозрения, что он на гражданке имел похожий опыт «сложных переговоров» подтвердились. «Сложные» — это когда еще не стреляют, но уже со стволами приезжают.

— К тому же, они сравнили одного уважаемого человека с женщиной, которая должна мыть полы вместо них.

По всем понятиям, я был в своем праве. Такое не прощается и Саламбек очевидно понял, что даже его красноречие и изворотливость не помогут представить дело в выгодном свете. Может изначально все это просчитал и цель его была другой — поди разберись, что у этого хитрого горца на уме.


— У нас мужчины не моют полы, это делают только женщины. Это тоже традиция. Ты сам говорил, что их нельзя изменить.

— Саламбек, только ты не обижайся. Традиции надо чтить и уважать. Но слепое следование им делает людей легко управляемыми и внушаемыми. Такими людьми очень просто манипулировать, играя на их понятиях о чести и достоинстве.

Конечно же рядовой Евлоев не поверил и начал горячо возражать, что это невозможно.

— Спорим на пару килограмм пряников, что я лично, без чьей-либо помощи за неделю отучу твоих земляков от многовековой традиции, — решил повеселиться я, понимая, что иначе от надоедливого любителя книг не отвязаться.

Пряники — это уникальный денежный эквивалент, имеющий хождение на территории части наравне с сигаретами. Спорить на деньги здесь не принято, а так вроде и не всерьез и материальная выгода присутствует.

Сошлись на трех килограммах, товарищ ингуш оказался очень азартным человеком. Естественно я знал об этой черте характера еще с прошлого раза, поэтому и предложил поспорить, иначе от него не отделался бы. О деталях пообещал рассказать после победы, чтобы противная сторона не смогла повлиять на результаты эксперимента.


Конечно же я победил, и через шесть дней угощал пряниками своих сослуживцев, компенсируя им моральные страдания, которые пришлось пережить по моей вине. Под «раздачу» попали все, и на время отказаться от «многовековой традиции» пришлось всей роте, а не только кавказцам.


Уже много раз отмечал, что советские люди не имеют никакого иммунитета против пиара и рекламных технологий. Советская пропаганда при всей своей монументальности, была прямолинейна и бесхитростна, выигрывала только за счет тотальности и при полном отсутствии конкурентов. Именно поэтому так легко и непринужденно советских граждан развели на распад Союза, ваучеры, билеты МММ и прочие наивные и достаточно примитивные рекламные трюки.


Эксперимент, который я решил провести, был нужен не для того, чтобы утереть нос товарищу Евлоеву, хотя и для этого тоже, а скорее для меня лично, чтобы укрепиться в правильности своих расчетов и выводов.


Для убедительности выбрал самый высокий уровень сложности. Решил отучить сослуживцев не от компота или сахара, а от самого желанного продукта — от сливочного масла! Оправдывает меня только то, что эксперимент был недолгий и сильно оголодать никто не успел.

Можно ли солдата на первых месяцах службы заставить добровольно отказаться от масла?

Практически невозможно — скажет вам любой знаток армейской жизни. Желтенькая шайба на куске хлеба утром и вечером — это неотъемлемый атрибут солдатской жизни, крохотный луч света в темноте повседневности.

Даже меня на высокую поэзию пробило.


При всей невероятности такого сценария он настолько прост и незатейлив, что диву даешься. Аналогия с развалом Союза хоть и натянутая, но очень красноречивая.

Что самое смешное и грустное, заставить отказаться от своего очевидного счастья несколько сотен здравомыслящих людей оказалось очень просто — всего-навсего понадобился ластик и стержень от авторучки.

За полчаса, при помощи тупого, как прапорщик Зейналов, лезвия «Нева», вырезал из обычной стерки-резинки штемпель со зловещей надписью «Бром».

Развел в ацетоне чернила из стрежня, в результате получил мастику для печати.

Ну и стащил пару листков формуляров из библиотеки, да простит меня уважаемая Лариса Михайловна. Сами бланки пустые и поэтому их легко выдать за что угодно, надо лишь заполнить их соответствующим содержимым. В моем случае это будут наклейки от санитарной службы, сообщающие, что масло должным образом обработано. Содержание брома — согласно норме.

Штамп соответственно ставится на коробку с маслом.

Собственно — все! Информационная диверсия совершена.

Пустить слух, что в соседнем погранотряде все дембеля на гражданке мучаются с потенцией — что может быть проще. Якобы санчасть переборщила с бромом, всыпала двойную дозу. Теперь мужикам лечиться год надо.

Когда же дежурная смена кухонного наряда обнаружила зловещие штампы «Бром» на коробках с маслом, и пару приклеенных стикеров с пугающими каракулями от санслужбы, то проняло всех, даже тех, кто об этом раньше не задумывался.

От масла отказались все! Некоторые, особо впечатлительные товарищи, потом еще месяц сливочное масло есть опасались, меняя его тут же за столом на другие, менее подозрительные продукты.


В качестве компенсации расстроенному товарищу Евлоеву я порекомендовал книгу Джека Лондона «Время-не-ждет». Оказалось что такая есть в библиотеке, и в ней множество интересных схем и финансовых махинаций описано. Самое оно для начинающего ингушского афе… финансиста.


Между тем время поджимало, а я все никак не мог определиться с посланием адмиралу Чернавину.

По всем раскладам выходило, что нельзя сливать информацию о моем вневременном статусе. Проще говоря, молчать надо, что я из будущего сюда провалился.

Но чем тогда можно поразить воображение и произвести неизгладимое впечатление? Вопрос оказался не таким простым, как изначально казалось.

Концепция поменялась, как принято говорить в таких случаях, если анекдот рассказан, а никто не смеется. После относительно удачной операции с предсказанием «старца Исмаила», я неожиданно сообразил, что выходить на контакт с влиятельными советскими структурам нет никакой острой необходимости.

Стало очевидно, что основная моя сила в том, что обо мне никто не знает, и даже предположить не может, что я существую.

Как только я раскрываю свое инкогнито, процесс моей идентификации уже нельзя остановить. Даже если представить фантастический сценарий, что я смогу выйти напрямую на самого Крючкова, то через очень короткое время обо мне будут знать его заместители, затем кураторы, специалисты и прочие, прочие.

Есть еще один подводный камень, о котором я не подозревал даже. Вопреки киношным штампам, портреты вождей и партийных лидеров здесь не меняют сразу на следующий день после того, как их снимут с должности. Вождей, понятное дело, снимут, а не портреты. Может это в тридцатые или пятидесятые годы было заведено, а сейчас всепроникающий бардак добрался и до этой сферы жизни, но у нас в части портрет Чебрикова в качестве Председателя КГБ провисел до января месяца. На самом деле, его оказывается сняли с должности еще в октябре, а я лишь на днях обнаружил этот факт, изучая газеты.

Получается Крючков чуть больше месяца, как вступил в должность! По сути сейчас идет чистка верхних эшелонов КГБ от ставленников предыдущего главы комитета. Какая уж тут секретность — в таких условиях. Не уверен, что ближайшие полгода что-то кардинально изменится. У нас команда нового мэра два года дела принимала у предыдущей команды, да так и не успели — нового городского главу арестовали раньше.

Еще веселее ситуация оказалась с первыми секретарями ЦК компартии Азербайджана. Помнится я даже ляпнул в разговоре с Исой Гумбаром, что Муталибова скоро снимут с должности. Надеюсь, тот не заметил моей огворки, иначе будет очень удивлен, когда станет выяснять о ком собственно речь.

Здесь нет такого первого секретаря, его только назначат на эту должность через год! Вместо него правит неизвестный мне какой-то левый тип с фамилией Везиров. Причем я был в полной уверенности, что до Муталибова первым секретарем был несменяемый долгое время Багиров, сидевший здесь со времен Брежнева.

Порывшись в подшивках, его я все-таки обнаружил. Оказывается Багирова сняли с должности около года назад. Это не просто кадровая чехарда, это какой-то сюрреализм, натуральный бардак. Менее чем за два года в республике сменятся три первых секретаря КПСС. И это на фоне начинающейся войны в Карабахе, экономического коллапса в стране и разгула националистов с демократами заодно.

Как тут можно что-то планировать, если ответственные руководители меняются как зайцы-мишени в городском тире.

Но не это самое печальное. Мировозрение того же самого Крючкова никак не сочетается с моими взглядами на необходимость реформ и методы спасения СССР. Подозреваю, что принципиально. Переубедить или перевоспитать человека, дослужившегося до генеральских погон и в таком возрасте в принципе невозможно. При всем моем уважении к нему, как достойному человеку и настоящему офицеру, который исполнил свой долг до конца — не поймет и не примет он мои идеи и методы. Я бы сам не принял их в 1988 году и не согласился сам с собой. И никакие доводы не помогли бы — для этого надо было пережить лично и распад страны, и войны, и многое остальное.

Боюсь, что понять меня здесь мало кто сможет, настолько далеко они от реалий двадцать первого века. Скажи кому, что безработица — это страшно, что квартплата может съедать ползарплаты, нормальное лечение в больнице только за деньги — никто не поверит, да еще и посмеются над такими фантазиями. Блага социализма воспринимаются как ниспосланные свыше, самой природой. Никто не задумывается откуда они берутся и с чьего кармана оплачиваются. Вообще об экономике думают лишь на уровне министерств и Госплана, всем остальным, за редким исключением, все пофиг — лишь бы смену отбыть, норму выполнить и премию получить.

С другой стороны баррикад просто неадекватные люди, охотно рассуждающие об экономике, ровным счетом ничего в ней не понимая. Предлагающие в короткий срок перестроить пятиэтажное общежитие в роскошный коттедж без проекта только по рекламному буклету, для чего, по их мнению, надо снести несущие стены и фундамент заодно, даже не выселяя жителей на время строительства.

На полном серьезе собираются перейти от социализма к капитализму за пятьсот дней, не особо напрягаясь при этом. По крайней мере, в программе гениального Явлинского ни слова о реальных трудностях сказано не было.


Мне это все напоминает старый фантастический роман, когда зрячий попадает в страну слепых. Казалось бы, имея неоспоримое преимущество перед людьми которые лишены зрения, он легко и непринужденно смог бы стать правителем этой страны, но вышло с точностью до наоборот. Сейчас уже не упомню, чем дело закончилось в той книге, но главному герою пришлось не сладко. Слепые товарищи шустро изловили его, ориентируясь по звукам шагов, у них слух оказался чрезвычайно остро развит. И собрав научный консилиум решили, что он сумасшедший, а зрение — есть выдумка, причина же этого расстройства — дергающиеся ресницы и зачем-то поднятые веки. Именно они приводят к болезни и галлюцинациям. Ученые мужи предложили… выколоть глаза, чтобы привести его в норму. Вроде бы главный герой каким-то чудом спасся, но притча поучительная. Хотя явно не мой случай, просто к слову пришлось.


Опять же, имея среди знакомых большое число поклонников социализма и убежденных коммунистов, я даже в двадцать первом веке не мог найти единомышленников, полностью разделяющих мое мнение о том, что такое был Советский проект.

Парадокс, но подавляющее большинство из них восторгались вовсе не тем, чем следовало. Люди, которые жили в советское время, вживую лицезрели великую эпоху — и это не преувеличение.

Почему-то поклонники социализма чаще всего вспоминают второстепенные и малозначимые аспекты советского бытия. Мол, колбаса была натуральной, и это почти правда, честно говоря. Квартиры давали всем бесплатно — что тоже сильное преувеличение, иначе трудно объяснить откуда в нашем городе взялись гигантские районы трущеб дореволюционной постройки, пережившие и царя, и всех генеральных секретарей, и вероятно самого Путина.

Но измерять достоинства социализма в колбасе и квадратных метрах абсурдно! При Путине жилья построено было вдвое больше, чем при Брежневе — но кого волнует эта статистика? Это же не бесплатно — поэтому нет такого энтуиазма.

На самом деле, главное достижение социализма — это новые человеческие отношения, ростки новой цивилизации будущего, которые трудно разглядеть среди вороха проблем, откровенного бардака, неудачных экспериментов и метаний, вражеских происков, куда без них — не на отдельной планете живем.

Это было светлое наступившее будущее, которое мы не оценили, а некоторые даже не заметили.

Но это отдельная тема достойная целой книги, так просто в двух словах всю философскую глубину Советского проекта не раскроешь. К тому же разговор этот надо начинать очень издалека, подробно разбираясь, кто именно создал привычный нам социализм, через какие стадии шел этот процесс, откуда взялся кровавый красный террор и последовавший за ним 1937-й, который и зачистил почти всех пламенных революционеров.

Большая ошибка считать, что строительство СССР — это один единый непрерывный процесс. Ленинский НЭП, сталинская индустриализация, хрущевские реформы, брежневский «застой» и горбачевская перестройка — настолько разные эпохи, что вообще не очень понятно, почему их историки объединяют в безусловное целое. Впрочем, это из другой оперы.


Мало того, что я неправильный попаданец, который категорически не идет на контакт с сильными мира сего, так у меня еще и никаких вспомогательных инструментов с собой нет. Другие люди, проваливаясь в прошлое обязательно тащат с собой смартфоны, получают доступ к загадочным информационным сетям, легко и непринужденно пользуются википедией прямо из глубины веков. На худой конец, имеют историческое образование или годами заблаговременно сидят на профильных форумах, поэтому помнят и знают все о нужной эпохе.

Мои же познания об эпохе только из личной памяти, частично дырявой и фрагментарной. К тому же субъективной, и не факт, что полностью достоверной. Того же Муталибова видимо только после январского ввода войск поставят на пост секретаря, я же был уверен, что он сейчас правит.

Теперь же моя богатая, но сумбурная и неструктурированная память наотрез отказалась выдавать нужные факты по требованию. Я так и не смог вспомнить ничего интересного, чтобы отправить послание адмиралу Чернавину!

Вроде бы много всякого хлама в голове хранится, а в нужный момент и найти нечего. Секретный кабель в Охотском море уже прокололи американцы или этого еще не случилось? Глупо я буду выглядеть если сообщу о факте, который давно комитетским товарищам известен с 1985 года. Можно конечно про Олдриджа Эймса рассказать, но это жирный козырь, который рано выкладывать, тем более что он в США до 1996 года успешно будет работать. Да и по сути нечего мне про него сказать, понятия не имею кто его сдал и когда. Просто назвать фамилию и должность? Но о существовании этого суперкрота в СССР сейчас знают всего несколько человек, и даже адмиралу флота никто не подтвердит его существование. Получается бессмыслица.

Поэтому решил сдать генерала Олега Калугина. Его точно не жалко и абсолютно точно он это заслужил Про этого гада я знаю чуть больше, но трудность в том, что он и так уже под подозрением. Примерно в этот период его сняли с должности, и он сейчас в опале у начальства. Но от этого он не менее опасен для страны. Через год Горбачев вернет ему свое расположение и даст зеленый свет на открытую подрывную деятельность против КГБ в первую очередь. Этого никак нельзя допустить — Комитет мне дорог не только как память, но и и как единственная государственная структура, на которую можно опереться, пусть и с оговорками.

Генерал Калугин — очень хитрая профессиональная сволочь. Его даже в девяностые не могли осудить за прямое предательство, только по косвенным признакам и по конечному результату. Он даже свою агентуру американцам сдал не напрямую, а весьма экстравагантным способом, написав художественную книгу, где подробно обрисовал реальных наших разведчиков и их деятельность.

Сейчас же на дворе 1988 год и доказательств, что генерал КГБ Олег Калугин работает на американцев тем более нет. Он еще не начал свою просветительско-очернительскую деятельность на почве изобличения преступлений кровавой «гебни». Хотя возможно уже давно активно сотрудничает с американцами. Но по сути ему предъявить вообще нечего. Склочность характера и доносы, которые он сейчас строчит на всех подряд, к делу об измене Родине не пришьешь.

Если доказательств не хватает — значит, их надо создать. Только и всего. Конечно, сидя за многие тысячи километров от Москвы трудно самому слепить что-то убедительное, но слава богу, все уже давно сделано до меня.

Калугин сдаст схему американского посольства! Я так сказал! Даже если сам предатель об это еще не задумался. В 1991 году он все равно это сделает вместе с новым ельцинским председателем. Так что все справедливо и по заслугам.


Вообще история с прослушкой американского посольства достойна отдельной книги. Получился бы увлекательный и невероятный шпионский роман с лихо закрученным сюжетом.

Началось все с желания Иосифа Виссарионовича слышать все разговоры американского посла в кабинете в здании посольства. Вызвал товарищ Сталин к себе Лаврентия Палыча и строго настрого приказал исполнить это желание. В награду пообещал маршальские погоны и орден заодно.

К сожалению, американцы были категорически против. Любое оборудование или мебель просвечивались рентгеновской техникой, все электроприборы мгновенно обнаруживались.

Поэтому советские инженеры решили обойтись вообще без электрических приборов в подслушивающем устройстве. Была создана интересная конструкция в виде полимерной призмы, которая резонировала на звук разговора в кабинете. Колебания снимались при помощи узконаправленного луча, который создавался при помощи мощнейшей энергетической установки, которую тайно втащили и установили в квартире соседнего с посольством здания на пятом этаже. При этом сигнал в призме не отражался, а шел дальше и принимался в другом здании, для этого кабинет посла должен быть на одной линии между двумя квартирами в соседних зданиях на расстоянии в триста метров от посольства. Выдающееся инженерное решение.

Но мало создать устройство — его еще надо было пронести в здание посольства, а это было в принципе почти невозможно. Но только не для товарища Берии!

Из ценных пород дерева, десяти редких видов, был изготовлен роскошный герб США. Внутрь которого изначально еще на стадии проектирования была встроена резонирующая призма, так что ее невозможно было обнаружить техническими средствами.

После чего была проведена сложнейшая оперативная многоходовая комбинация, в которой участвовал лично товарищ Сталин. Во время Ялтинской конференции удалось выманить американского посла в пионерлагерь «Артек», где советские пионеры и вручили ему роскошный американский герб из редчайших пород дерева. Подарок был неимоверной красоты, так что посол пришел в полный восторг и позже повесил подарок у себя в кабинете.

Советские спецслужбы в течении десяти лет писали все разговоры в кабинете посла, пока кто-то из перебежчиков не раскрыл этот секрет.

И даже на этом история не закончилась, американцы и англичане долгие годы пытались разобраться в принципах работы этого устройства, но так и не смогли добиться устойчивой записи дальше нескольких метров. Когда они попытались вытащить этот прибор на трибуну ООН, изобличая Советский Союз в шпионских играх, то болгарский дипломат, естественно специально подготовленный, начал троллить сотрудников АНБ, чтобы они записали хоть одно его слово на этот прибор, чего американцы сделать не смогли и быстро исчезли с трибуны и больше не поднимали эту тему никогда.


Успех старших товарищей не давал покоя руководству КГБ и в 1975 году они решили повторить этот удачный трюк, но в гораздо больших масштабах. В этот раз гигантским подслушивающим устройством стало… само здание американского посольства! В этой конструкции на прослушку работало почти все: арматура служила антеннами, сам бетон содержал сотни тысяч виброаккустических вкраплений, под видом строительного мусора. И так далее и тому подобное. Обнаружить или тем более уничтожить эту гигантскую подслушивающую систему было невозможно. Каждый элемент по отдельности можно было удалить или поменять, но само здание продолжало слушать и передавать все, что внутри него произносилось.

Когда ельцинский ставленик Бакатин с подачи Калугина выдал американцам схему этого здания, они были в шоке. Признавались потом, что и за двадцать лет не догадались бы как оно все функционирует, а само здание так и не смогли «обезвредить» и его пришлось разрушить.


Именно эту схему я обрисовал в общих чертах в письме к главкому ВМФ. Информация очень серьезная, абсолютно достоверная, а значит Калугина обязательно возьмут на контроль. Уже польза — теперь гаденышу уже никак не взлететь на политический Олимп. Не дадут.

Обговорил канал связи на будущее. Если объявится некто Слепой — то это от меня. Если послание получено, то в ответ надо прикрепить красный флаг, других здесь нет, над воротами КПП в Лениноноране. Это будет означать готовность к дальнейшему сотрудничеству.


Глава 29 | Cнова дембель | Глава 31