home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 35

День ВЧК-КГБ в нашей части считается вполне официальным праздником. В этот день занятия и выезды на полигон отменяются, вместо них проводится торжественное построение с последующим конкурсом строевой песни. Командование произносит пафосную и абсолютно бессодержательную речь, из которой удалось запомнить лишь пару фраз о руководящей роли партии и советского правительства. Любят здесь толкать речи по любому поводу. Иногда на несколько часов подряд.

По случаю праздника в меню появляется печенье и тарелка повидла из расчета на один стол и двенадцать человек в комплекте с ним. Леха пошутил, что это больше похоже на рацион Мальчиша-Плохиша из сказки Гайдара. Но получив подзатыльник от соседа по столу, которым удачно оказался земляк-татарин, тут же умолк, сообразив, что шутка вышла двусмысленная с политическим оттенком. За такое можно и повидла лишиться в мгновение ока.

Гайдар — в этом времени известен пока еще только как писатель. О его придурковатом внуке-экономисте, будущем экспериментаторе, проверяющим свои нелепые теории на живых людях, еще никто не слышал.


Однако заветного повидла мне отведать не удалось, появился посыльный из штаба и вытащил меня прямо из-за стола. Блин, и эти люди что-то говорили о конспирации? Надеюсь, прокатит моя старая отмазка, что это очередная бумага из прокуратуры пришла, по жалобе об избиении солдатским ремнем местного аборигена, пойманного на грабеже.


— Садись, в ногах правды нет, — майор Жилинский все так же монументален и невозмутим, словно нет никакой срочности в моем появлении здесь.

Интересно, а куда подевался начальник особого отдела? За все время пока я здесь, ни разу его не видел. Такое ощущение, что он или в длительной командировке или уже ушел на повышение, но дела пока не передал.

Как только майор озвучил причину моего вызова, сразу стало понятно, что мой план сработал. Особист решил поинтересоваться моим мнением о моем земляке Алексее, талантливом художнике и прекрасном человеке.

В ответ я резонно возмутился, напомнив нашу договоренность, что на своих товарищей по призыву стучать не намерен. Сформулировал конечно не такими словами, но четко и предельно ясно.

Товарищ Жилинский сделал вид, что оскорблен в лучших своих чувствах.

— Как ты мог подумать такое?!

После чего выдал убедительную и весьма правдоподобную легенду, что только ради полноты водопада наград и поощрений для моего друга интересуется этим вопросом.

— Корабль на плакате твой товарищ замечательно изобразил. Начальству из Баку очень понравилось. В этом году семьдесят лет Каспийской флотилии, в округе хотят выпустить памятный альбом по этому случаю. А тут такой талант оказывается!

Если бы я точно не знал истинную причину этого интереса — обязательно поверил бы этому сказочному рассказу. Майор, конечно молодец, так искренне и убедительно излагал, что ему самому награду за актерское мастерство давать надо было.

Жалко, но титанические старания начальства я не оценил. А ведь целый майор всего лишь перед рядовым распинался.

— Вот, держу слово. Выписан на твое имя, только дату вписать осталось.

Майор выложил на стол главный козырь — заветный значок с удостоверением. Тот самый «погранец» — правда, всего лишь зеленый, а не красный, который первой степени.

После такого подарка отказываться от сотрудничества было бы глупо, тем более, что я изначально на такой успех даже не рассчитывал. Это как Штирлицу предложили бы поучаствовать в ловле русского шпиона в ставке фюрера. Поэтому для видя я немного подумал, и дал согласие. Пообещал разузнать все в подробностях: откуда взялся образец для рисунка, очень уж он понравился морскому начальству. Сроку мне дали до завтра.

Во времена Ельцина был такой милицейский генерал Рушайло, его даже преемником президента одно время назвали. Слава богу, кандидатура не прошла, но не об этом речь.

Так вот в бытность руководителем Следственного управления МУРа, он по слухам, каждую утреннюю планерку начинал со слов:

— Главная наша задача на сегодня — в ходе расследования не выйти на самих себя.

В некотором роде, я оказался в очень похожей ситуации. Конечно в этом есть свои преимущества: теперь я буду в курсе расследования и могу влиять на него при желании, но с другой стороны, моя фигура теперь засветилась рядом с этим плакатом. Сейчас у меня железное алиби по всем направлениям сразу: моя кандидатура на роль «Слепого» абсолютно не подходит, и участвую в деле исключительно по инициативе особиста, но в будущем постоянное мелькание рядом автоматически создает нехорошие ассоциации.

Раз — случайность, два — возможно совпадение, три — это закономерность. Моя физиономия слишком часто в последнее время появляется на экране этого детективного сериала.

Интересно, какую версию подсунули самому товарищу Жилинскому? Не думаю, что его посвятили во все подробности. Скорее всего, дали конкретное задание без объяснения причин. Вот он и роет.

— Товарищ майор, тут и выяснять нечего, — решил не откладывать дело в долгий ящик.

Особый отдел мышей ловит профессионально, и до «истины» доберется в любом случае, меня явно привлекли для ускорения процесса, но в любом случае пробьют информацию по всем каналам, поэтому лучше поспешить, если хочу получить выгоду первым

— Он этот авианосец с дембельского альбома срисовал.

— Тээкс, — новый поворот сюжета похоже озадачил майора не на шутку. — Морозов, надеюсь, ты не для красного словца ляпнул, и точно знаешь чей это был альбом?

Я конечно же, тут же сделал вид, что усиленно размышляю. Вздохнул пару раз театрально, выдержал трагическую паузу, изобразив душевные сомнения, пришел к соглашению со своей совестью, что ничего плохого не будет, если «сдам» дедушку по такому пустячному поводу.

— Товарищ майор, а ему точно ничего не будет? Вы так пристально интересуетесь, что поневоле задумаешься, — решил еще немного набить себе цену.

— Морозов, умеешь ты тянуть кота за причинное место, выкладывай уже.

— Дык, эта. У сержанта Анисимова такой же пароход в дембельском альбоме. Оттуда и срисовали.

И тут же, как говорится в таких случаях «не отходя от кассы», закинул удочку с наживкой. Как-никак ценную информацию только-что сообщил, значит майор мне немножко обязан, именно сейчас и очень немного, поэтому ковать железо требуется сразу, чуть позже это чувство рассеется без следа.


Следует пояснить, что с получением знака «Отличник погранвойск» ситуация кардинально изменилась. С вероятностью близкой к 99 процентам по окончанию учебки мне, как отличнику боевой и политической подготовки, присвоят звание ефрейтора и наградят десятидневным отпуском. Никакие спортсмены и знатоки Устава мне теперь не соперники. Ежели я, конечно, не совершу какой-нибудь выдающийся эпический залет, что маловероятно.

При таком раскладе просиживать штаны в учебке еще два с лишним месяца мне нет никакой необходимости. Воинскую науку я сполна постиг еще в прошлой жизни, и ничего нового почерпнуть не смогу при всем желании. Зато нервный срыв заработать могу запросто. Начинаю замечать за собой некоторые предпосылки к этому. Если в первые дни армейская служба вызывала уилительно-ностальгические чувства, то теперь все больше — раздражение, часто переходящее в злость.

Стал ловить себя на мысли, что вопреки Уставу с удовольствием начистил бы физиономию некоторому числу нехороших людей. Причем не только и не сколько дедам, а двум-трем прапорщикам и даже парочке офицеров. Будь мне реально восемнадцать, я может и не реагировал бы на откровенное хамство мелких командиров или садистское самодурство отдельных офицеров, считая это «фоновыми неприятностями бытия», типа комаров на рыбалке — неприятных и неизбежных. Но прожив долгую и местами непростую жизнь, отвык уже от такого обращения. В последние лет десять кроме как по имени и отчеству ко мне никто не обращался, более сотни человек в подчинении, выше только — генеральный директор.

Конечно, можно обойтись и без мордобоя. Того же прапорщика Зейналова можно и даже нужно подставить на воровстве, благо это не трудно с его манерой тянуть домой, все, что плохо лежит, и сдать особисту, что я наверное и сделаю в скором времени, ибо бегать в противогазе и ОЗК за автомобилем мне реально поднадоело. Лафа со строительством оборонительных сооружений в военном городке быстро закончилась, и мне пришлось вернутся к учебе, в том числе и на полигоне.

Месть прапорщику — дело, конечно, благородное, но если честно, то это какая-то мышиная возня, недостойная настоящего попаданца. Пора на решение глобальных вопросов замахиваться, я же фигней откровенной занимаюсь.

К тому же, чисто математически, моя удача не может длиться бесконечно долго, ночные вылазки придется свести к минимуму, предел везения может наступить в любой момент. Сидеть в части два месяца, тихо мирно и не отсвечивая — это точно не про меня, от скуки сдохну или накосячу обязательно. Поэтому решил идти ва-банк, тем более, что с разведотделом я уже испортил отношения, и служить там мне видимо уже не светит.


— Товарищ майор, проверьте меня в настоящем деле. Стреляю на отлично, автомобилем управляю, физподготовка и рукопашный бой на высоком уровне. Устав чуть ли не наизусть вызубрил. Тем более у меня план есть готовый, как нам шпиона настоящего поймать.

Папаша Мюллер ласково и снисходительно улыбнулся, наверное его позабавило местоимение «нам».

— Что такое «тыл»? — задал он неожиданный вопрос, проверяя заявленное знание Уставов.

— Тыл — сторона противоположная фронту! — тут же отчеканил в ответ. На самом деле, таких «заковыристых» вопросов у майора не слишком много, и большинство их них мне известны еще с прошлой реинкарнации.

Если вдуматься, то определение тыла, как стороны противоположной фронту звучит несколько неадекватно, но зато без философской глубины и понятно любому солдату, даже на первом году службы. Но с точки зрения технаря звучит конечно дико. Это как заявить, что электричество — это явление противоположное отсутствию электричества!


— Верю, что Устав ты вызубрил. Дадно, излагай свой план ловли шпиона, у тебя есть две минуты.

Вот и сказался удачный момент для моей инициативы, в любой другой ситуации майор сразу послал бы меня куда-то в сторону казармы. Сейчас же сделал одолжение, что готов выслушать.

И если поначалу он щурился насмешливо и снисходительно, то по мере изложения хитроумного плана веселость его куда-то испарилась.

Мое предложение и не мое вовсе, оно нагло позаимствовано из реалий прошлой жизни. История эта случилась с рядовым Саликовым. Весной следующего года, примерно через месяц после учебки, он отправится первый раз в горы. Понятное дело, что молодому и неопытному бойцу никто не отдаст нормальную хорошую машину, поэтому ему досталась убитая напрочь колымага. Вдобавок младший сержант Зайцев подсунул ему разбадяженное отработкой негодное масло, в результате на выезде с города на первом же серьёзном подъеме он поймал «клина». Поршень застопорился намертво, шатун оборвало и пробило стенку цилиндра, двигателю каюк однозначный, ремонту и восстановлению не подлежал.

Явление хоть и редкое, но случается. Никого даже не наказали после этого, хотя зампотех звиздюлей Кролю выписал знатных. Машину списали целиком и дело закрыли.

Но самое интересное началось потом. Колонну грузовиков из-за одного долбодятла останавливать не стали, дотянули на сцепке калеку до ближайшей ровной площадки рядом с чайханой, да там и оставили. Пообещали забрать на обратном пути, оставив рядового Саликова сторожить ценный груз.

Ценного там особо ничего и не было, лишь уголь и бревна, но оказалось, что местные аборигены готовы скупить это добро за символическую плату.

Но тут нашла коса на камень, не повезло им с водителем. Уживительно, но Рядовой Саликов оказался тем самым редким исчезающим видом правильного комсомольца, к тому же сыном полковника, мечтающего о поступлении в институт Дзержинского, вдобавок кандидата в члены партии!

Без шуток, он до армии успел найти трех поручителей и начать процесс вступления в КПСС. Для этого требовалось аж три года кандидатом в члены побыть.

Получив отказ, разочарованные аборигены быстро рассосались, оставив голодного солдата мучиться ароматными запахами из чайханы.

Но нашелся добрый самаритянин талышской национальности, заведующий богоугодным придорожным заведением, который решил бесплатно покормить бойца.

Понятное дело, от халявы кто откажется? Наш рядовой с удовольствие набил брюхо дармовым угощением, слушая рассказы милого и доброго человека, хозяина чайханы. Тут нет противоречия, столовая лишь по бумагам — государственное предприятие, владелец же один. Он же отвечает за выручку, прибыль, занесение доли ментам, прокурорским и райкомовским.

И только к концу обеда, дойдя до бесплатного чая, рядовой Саликов наконец осознал, к чему клонит хлебосольный хозяин.

Тот беззастенчиво и открыто предложил ему всегда обедать в его кафешке бесплатно, но в обмен на маленькие регулярные услуги. Доставить небольшую посылку в Астару, забрать ящик с лимонами на обратном пути.

Самое смешное, что чайханщик принял его нежелание продавать уголь с машины за хитрость и осторожность, а не за принципиальность и честность. Что не удивительно для местного менталитета.

Будь наш боец похитрее и инициативнее, он обязательно бы согласился. Сразу по возвращении доложил бы особисту о попытке вербовки, и возможно поучаствовал в интересной оперативной игре.

На самом деле у этой истории было двойное дно! Узнал об этом лишь через год, когда этот же чайханщик всплыл в сводках, как районный координатор и осведомитель местных абреков-националистов.

Так что Саликова вербовали без всяких шуток, он просто этого не понял. Посылки и мелкие услуги нужны были только для того, чтобы втянуть в незаконные схемы, и только потом склонить к серьезному сотрудничеству. Либо через выгоду, либо через банальный шантаж.


Мое предложение заключается в том, чтобы инсценировать поломку, и самому устроить распродажу казенного имущества, спровоцировав вербовку. Думаю, против такого соблазна клиент не устоит.

Краткое изложение моего плана заняло явно больше двух минут, но майор не перебивая, внимательно выслушал, и это можно считать хорошим признаком.

Конечно, никто сразу за этот авантюрный прожект не ухватился, но на будущее определенно зарубку майор сделал, и даже парочку уточняющих вопросов задал.

Самый важный из которых: почему моя кандидатура самая подходящая? Ответ продуман заранее, поэтому выкладываю заготовки сразу.

— Нужен именно молодой и глупый, старослужащему двигатель запороть сложнее, это будет не так убедительно! К тому же все водители автороты давно примелькались, их знают в лицо. Не так уж их и много, ездят по одной и той же дороге. Да и в чайхане наверняка много раз бывали. Никто из них не рискнет в открытую торговать своим грузом, только молодой и неопытный может пойти на такую глупость.

— Ладно, ступай в роту. Об этом разговоре забудь.


Глава 34 | Cнова дембель | Глава 36