home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 40

— Так и сказал?! — обычно невозмутимый товарищ майор подскочил, как ужаленный.

— За точность каждого слова не ручаюсь, но примерно так.

— Я же запретил тебе проявлять инициативу, — мрачно напомнил товарищ Жилинский о неприятном факте в моей биографии.

— Зря вы, товарищ майор на меня наговариваете. Он сам догадался. На мелочи прокололись, не говоря уж об отсутствии сцепки для грузовика. Какая уж тут убедительность, если грузовик сам приполз.

— Разберемся, кто напортачил, — начальник отмахнулся от меня как от назойливой… эээ… совести, вот! — Что за прокол?

— Дык, говорит, у водителей эмблемы в петлицах другие.

Майор явно хотел выругаться, но сдержался.

Тут следует сделать пояснение. В пограничных войсках используются петлицы зеленого цвета, а вот значки в них, изображающие специальность, обычные общевойсковые.

Как говорят продвинутые геймеры в таких случаях, по умолчанию, у всех новобранцев в петлицах стандартные звездочки со снопами сена по бокам. Ну или с лавровыми венками, если сильно не присматриваться. После учебки их меняют согласно полученной воинской специальности. У связистов — перекрещенные молнии, у водителей — «яйца с рулем и крыльями». Конечно же, это не яйца, а колеса, но очень похоже.

И все бы ничего, но в нашем отряде процесс смены звездочек на «крылья с яйками» относится к сфере неуставных отношений! Водительские эмблемы можно получить только после первого рейса в горы, причем обязательно за рулем, и никак иначе. Младший сержант Зайцев, например, до сих сверкает звездами в петлицах — не заслужил еще. Причем это целый ритуал и вручать новые эмблемы должны старослужащие, в ответ свежеиспеченный «кардан» обязан «проставиться», отдариться щедрым угощением. Кардан — это устройство передающее вращение от двигателя к колесам, а также неофициальное название опытного водителя.

Просто так поменять значки в петлицах нельзя — это будет кровная обида для всех дедов в автороте, вне зависимости от даты призыва, и майские и ноябрьские будут едины в своем гневе.

Казалось бы, мелочь — а внимательный человек заметит и сделает выводы. Так и случилось с нашим чайханщиком.

Но самое удивительное не это. Заведующий столовой оказался… агентом КГБ!

Когда он об этом мне сообщил, у меня кусок сахара не в то горло чуть не провалился.

— Как фамилия офицера, который его курирует?

— Майор Петров Сергей Анатольевич. На всякий случай описание внешности уточнил.

Подробно перечисляю приметы «майора КГБ»: выше среднего роста, волосы прямые темно-русые, глаза серые, фигура спортивная, возраст лет тридцать. Не густо, если честно. По азербайджански говорит без акцента.

Майор сильно задумался, и было от чего! Примерно тоже самое происходило со мной, когда я это услышал.

Во-первых: в прошлой жизни ничего подобного я не припоминаю. Наоборот, гад этот реально собирал важную информацию и работал не только на местных националистов, но и сотрудничал с турками похоже. Не уверен, что дело тогда раскрутили и довели до логического конца, начались известные события, но разрабатывали его всерьез.

Тем удивительнее было узнать, что он стучит в контору! В принципе такое возможно, территориалы не спешат делиться своей агентурой, тем более сейчас, когда здесь все сложно и запутано.

Но тут вылазит «во-вторых»! В районном управлении КГБ русских сотрудников по пальцам пересчитать можно, здесь преобладают местные кадры. Есть несколько технических специалистов, да второй зам, присланный из Баку, чтобы хоть немного присматривал за районной вольницей и ограничивал их аппетиты.

Тем более трудно представить офицера с типичной славянской внешностью, занимающегося прямой вербовкой агентуры. Он же ни языка, ни традиций толком не знает, поэтому вся оперативная работа держится на тех, кто здесь родился и вырос, грубо говоря. Бывают, конечно исключения, но таких уникумов в районах не держат, они на вес золота в центральных структурах.

Судя по задумчивому виду нашего особиста такого майора он не знает. Отсюда напрашиваются два варианта: либо вербовщик вообще не из конторы, либо залетный варяг. И то и другое означает серьезные проблемы.

— Что еще он сказал?

— Больше ничего. Как только понял, что ошибся и я заявился сам по себе, замкнулся и ничего полезного вытянуть из него больше не смог. Как я понял, майор предъявил служебное удостоверение, так же обещал заглянуть через неделю. Прошло три дня с того момента.

— Тэээкс…., - папаша Мюллер печально вздохнул, побарабанил пальцами по столу, отбивая траурный марш, и посмотрел на меня неодобрительно. — Морозов, тебе только на свиноферме работать животноводом. Шаг шагнешь, обязательно вляпаешься в лепешку коровью. Талант просто.

— Я тут причем? — возмутился невинно оклеветанный рядовой Морозов в моем лице. — Ходят тут всякие, а потом ложки серебрянные пропадают. Это же до моего визита еще случилось!

— Ладно, закончили. Сдашь ключи от машины, больше ты на ней ездить не будешь. От дела отстраняешься… Эээ… Хотя ты и так, как вроде… Забудь о чайхане навсегда. Ни слова, ни полслова — никому!

— Страшно далеки вы от народа, товарищ майор. Ну право, какие еще ключи в автопарке? Два проводка соеденяешь, как в голливудском боевике, и можешь угонять эту трахому, предварительно покрутив минут двадцать «кривым стартером» вручную, чтобы завести, — мысленно ответил я человеку, не знакомому с реалиями армейской службы в автороте.

И вообще, это черная неблагодарность — снимать меня с автомобиля. О чем я и сообщил будущему начальнику особого отдела.

— С завтрашнего дня пересаживаешься на другую машину. Будешь ездить на УАЗе. Справишься?

— Так точно, товарищ майор. Проблем не будет. А разве у нас в части есть свободные УАЗики?

В голове моей сразу замелькали радужные варианты будущей карьеры. «Козликов» не так много, и среди их водителей только двое супер-дембелей, то есть отслуживших более двух лет. Так что мне определенно светит блатное место водилы у начальника тыла, либо возможность возить начштаба.

— Для такого случая найдем. У собаководов есть свободная машина, вот ее и примешь.

Аааа! Только не это! — завопила моя душа от отчаянья. Этот вариант я отбросил еще в самом начале, поскольку служба эта в прямом смысле — «собачья». К тому же машина старая, убитая насмерть, скорее всего, даже не на ходу. Впрочем, это не самая страшная проблема — ремонтировать УАЗ в разы проще, чем обслуживать разваливающийся ЗИЛ, а нормальную машину молодому солдату никто не доверит. Сложность именно в ветеринарии, поскольку ты не только водитель, но и главный помощник начальника ветслужбы майора Мамедова, других подсобных рабочих ему взять неоткуда. Есть конечно парочка кинологов, но у них самих дел по горло, поэтому должность следует назвать как шофер-животновод. Теперь я понял, на что намекал юморист-особист.

— Товарищ майор, а может лучше на грузовике? У меня на собак аллергия.

— Не дрейфь, Морозов. Это лишь временно, а возить ты будешь инспектора из Баку.

— Не обидится инспектор? Там же псиной воняет наверное, — удивился я.

— Рядовой Морозов, тебе для чего даны руки в двойном количестве? Чтобы ложку с вилкой держать? Вот и отмоешь машину при помощи своих работящих рук, да так чтобы генеральская дочка, если когда сядет — восхитилась чистотой и ароматом свежести. Завтра вечером проверю.

— Будет сделано, — изобразил я бурную радость, переходящую в восторг. — Дополнительные указания будут? За инспектором присматривать, вам докладывать?

— Не суй нос, туда куда не следует! Не выросла еще наблюдалка, — нравоучительно заметил отец-командир таким тоном, что я понял — бдить надо в оба глаза.

— Пойдем, познакомлю тебя с новым начальником.

До сего дня мои вояжи в этой части здания ограничивались кабинетом номер 13, да и в прошлой жизни не часто доводилось бывать. Особый отдел не место для праздно шатающихся граждан. Хотя кроме шифровальщика и секретарши, тут похоже и нет никого больше.

Каково же было мое удивление, когда в кабинете, вечно где-то отсутствующего начальника особого отдела, обнаружился огромный мужик двухметрового роста, косая сажень в плечах, да еще… в морской форме.

Подполковник, тьфу, капитан второго ранга — у моряков свои звания, но судя по тому, как подтянулся и напрягся майор Жилинский — фигура важная.

После того как меня представили будущему шефу, кавторанг окинул меня цепким оценивающим взглядом, скептически хмыкнул и неожиданно поинтересовался:

— Машину хорошо знаешь?

— Так точно, капитан второго ранга! Как свои пять пальцев.

— Хм. Скажи-ка мне, любезный, как переключить подачу топлива на запасной бак?

Вопрос с подвохом. Новичок, поверхностно знакомый с устройством «козлика», наивно будет полагать, что тумблер на панели приборов для этого и предназначен, и одним щелчком переводит подачу топлива на второй бак. На самом деле, он всего лишь переключает показания датчика и показывает сколько бензина в каком баке. Это же советская техника образца шестидесятого лохматого года и такая автоматизация здесь не предусмотрена. Тут полный, он же — передний привод, подсоединяется при помощи разводного ключа, стоя по колено в грязи обычно, если клювом прощелкал и вовремя на асфальте не подсуетился.

Для переключения на второй бак нужно забраться под водительское сидение и повернуть бензиновый вентиль. О чем я и сообщаю морскому начальнику.

— Свободен, матрос, — по всей видимости моя компетенция признана удовлетворительной. — Завтра в девять утра у штаба.

М-да, уже и до матроса дослужился. Дела идут в гору.

В этот момент особист обращается к кавторангу по имени-отчеству, и меня словно током бьет.

— Федор Васильевич…, - продолжение фраза исчезает в тумане, меня словно мешком пустым из-за угла огрели.

Я знал этого человека! Понятное дело, что не лично — много раз видел на фотографиях. Да и трудно не узнать единственного легендарного адмирала ФСБ для человека, хоть немного интересующегося историей России на рубеже двадцать первого века.

Именно он руководил штабом контр-террористической операции в Чечне во второй компании, именно за его голову боевики обещали двадцать миллионов долларов — по тем временам сумма просто астрономическая.

Федор Васильевич Громов — герой России, заместитель директора ФСБ, умер в Ханкале от разрыва сердца прямо во время совещания штаба в марте 2001 года. На его личном счету уничтожение большинства главарей бандформирований, операция по захвату Салмана Радуева и еще десятки, если не сотни успешных боевых выходов. Не менее сотни покушений и трагическая внезапная смерть на пороге победы.

Интересно судьба раздает карты. Второй адмирал, правда в будущем, и второй Герой России/СССР.

И если главком ВМФ и в прошлой реальности сюда приезжал, то появление капитана второго ранга Громова — это абсолютно точно новый поворот истории. Хотя конечно, связь между ними прямая.

Если память мне не изменяет, то Федор Громов — сейчас возглавляет Особый отдел КГБ Каспийской военной флотилии, и тогда понятно, зачем он здесь появился. Значит, мое послание с компроматом на генерала Калугина дошло до цели. И что самое главное, воспринято с полной серьезностью, раз дело получено лучшему специалисту из всех возможных. Конечно же, главком ВМФ привлек того, кого знает лично и кому доверяет, вдобавок еще и своего — флотского. Тем более, что он из Баку, а значит хорошо знает регион и менталитет местных жителей, к тому же наверняка имеет свою агентурную сеть.

Имя будущего адмирала мне было известно задолго до второй чеченской войны, именно Федор Громов организовал эвакуацию Каспийской флотилии из Баку, вывез не только секретную документацию, но и тысячи русских людей, семьи военных и просто беженцев. Да и сами корабли вывести — это тоже было непросто.


Глава 39 | Cнова дембель | Глава 41