home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

Следующие два дня Володя практически не покидал комнаты Аливии. Отлучался только по необходимости, когда девочка засыпала. Здесь же крутился и Арвид, испросивший разрешения у Осторна вести наблюдение за больной. Купец явно испытал от этого большое облегчение и с радостью позволил. Вот и получилось, что у постели Аливии они находились вдвоём почти постоянно. При этом Володя, крайне подозрительно относившийся к методам лечения местных врачей, очень настороженно следил за тем, что пытался дать Аливии врач без него. Того явно задевало такое недоверие, но он не спорил, поскольку видел, что с каждым днём девочке становилось всё лучше, а шов заживал без всяких нагноений и был очень чистым. Хотя Аливия постоянно жаловалась на боль в боку и периодически хныкала, Володя как мог успокаивал её, уверяя, что так и должно быть, ибо разрез живой ткани даром не проходит. Потом поднялась температура, и Володя, несмотря на всё нежелание, всё-таки решил сделать несколько уколов антибиотиков.

Арвид, присутствующий при этом, долго нюхал бесцветную жидкость, потом изучал шприц.

— Поразительная вещь, — пробормотал он, рассматривая иголку. — Какая тонкая работа. Это всё сделано для лечения?

— Да, — коротко отозвался Володя, поправляя одеяло.

Арвид вздохнул, отложил иглу и сел на табурет в углу, откуда слушал очередную историю, которую князь рассказывал девочке, чтобы отвлечь её от болезни. Но вот Аливия задремала, и он подсел поближе.

— Я всё равно не думаю, что ваша операция поможет, — в который раз, споря скорее с собой, говорил он Володе. — Ведь если этот отросток Господь поместил в нас, значит, он для чего-то нужен и его удаление неизвестно как скажется на здоровье человека.

— Нужен и известно для чего нужен, — привычно отозвался Володя и замолчал.

Врач насуплено молчал, но на этот раз решил не отступать:

— И что ваши врачи говорят по этому поводу? Для чего он нужен?

Володя молчал. Арвид уже решил, что он отмолчится и на этот раз, но мальчик вдруг заговорил:

— Он вырабатывает специальные микроорганизмы, которые нужны кишечнику для работы. Из-за удаления могут возникнуть проблемы с восстановлением нужной среды, но тут у меня есть кое-какие препараты. Ещё придётся соблюдать определённую диету. Не очень обременительную.

На этот раз молчал Арвид и долго.

— Похоже, ваши врачи продвинулись в методах лечения намного дальше наших. Удивительно, что я не слышал о вашей стране.

— Она очень далеко.

— Это понятно, иначе я бы точно услышал. А… как их там… микро…?

— Микро — значит маленькие. Я ещё сверюсь со справочником по этой проблеме. Что бы там вы ни думали, но я не врач. Делал то, что мне показали и чему обучали. Сами понимаете, этого мало, чтобы называться врачом.

— Хм… Любой другой врач, излечивший кого-то от выделения желчи… или как там вы назвали эту болезнь? Аппендицит? Так вот, любой врач стал бы знаменитым и по праву гордился бы таким достижением, а вы заявляете, что даже не врач.

— Увы, не врач. Чтобы сделать эту операцию, нужны обычные знания и чуточку практики, а вовсе не умение.

— Вы говорили, что не оперировали людей.

— Но тренировался под наблюдением опытных хирургов на… специальных куклах.

— Куклах?

— Ммм… да… Главное — соблюдение нескольких условий при операции.

— А можно поинтересоваться каких?

— Основное и главное — чистота. Делать операцию только чистыми руками, лучше даже обработать их антисептиком… В вашем случае антисептиком может служить сок чеснока, мёд, но мёд липкий, и если им намазать руки будет трудно делать операцию, хотя вот рану им мазать можно — очень хорошее средство от воспаления, хотя это очень больно… А-а-а! Вот, хороший антисептик: берёте самое крепкое вино, разводите в нём чуток соли и вперёд. Ещё надо следить, чтобы в рану не попали посторонние предметы… Я вот потому волосы и скрыл под шапочкой, чтобы они случайно в рану не попали. И маску надел, чтобы не дышать в разрез. Вы не представляете, сколько разной гадости может попасть в открытую рану через дыхание.

— Один врач писал, что маска на лице очень хорошо защищает здорового человека от больного. Он заметил, что те, кто носил такие маски, не заражались во время эпидемий, — задумчиво протянул Арвид.

— Это смотря какая эпидемия. От гриппа или простуды маски защитят, а вот от чего-то более серьёзного вряд ли.

— От гриппа?

— Я не знаю, как называется это болезнь у вас.

— Да, тут есть проблемы… А вы, молодой человек, не хотите навестить мой дом? Там мы могли бы поговорить о разных… болезнях…

Володя молча изучил врача с ног до головы, потом задумался.

— Возможно. Но лучше приходите в гости ко мне. Думаю, я смогу поделиться с вами кое-какими знаниями… Правда с определёнными условиями…

В этот момент проснулась Аливия и, к огромному сожалению врача, разговор пришлось отложить, хотя периодически он и возвращался к нему, когда девочка засыпала. На третий день в дом ввалился встревоженный Джером — господин пропал и ни слуха, ни духа.

Володя бросил в сторону Филиппа укоризненный взгляд и покачал головой, но ничего говорить не стал, понимал, что и сам виноват — мог бы подумать о передаче сообщения домой. Единственное оправдание, всё эти дни ему было совершенно не до того.

Успокоив Джерома и дав ему несколько поручений, Володя прошёл к Розалии. Несмотря на все предосторожности, она всё-таки заболела, хотя и не воспалением лёгких, как опасался Володя. Достав стетоскоп, он прослушал лёгкие и удовлетворённо кивнул.

— Очень хорошо. Ещё два дня и всё будет в порядке. Но вот эти таблетки ещё придётся попить.

— А как там Аливия? — пока Розалия болела, Володя категорически запретил ей навещать девочку, объяснив это тем, что ослабленный организм ребёнка может не справиться с новой болезнью. Испуганная Розалия тут же согласилась пока воздержаться от встречи.

Володя вздохнул.

— Температура ещё держится, но тут ничего необычного — организм борется. Шов тоже заживает нормально, нагноения нет. Думаю, через три-четыре дня она уже сможет вставать и ходить, хотя от бега пока стоит воздержаться.

Розалия закрыла глаза и откинулась на подушку.

— Спасибо вам, милорд.

Володя покачал головой.

— Не надо меня благодарить.

— Нет-нет. Вы спасли её, когда все решили, что девочка обречена… Какое счастье, что я успела привести вас.

Володя с очевидным спорить не стал и, оставив ещё три растворимые таблетки, вышел.

— Удивительные эти ваши таблетки, — тут же оказался рядом Арвид.

— Да.

— Я видел яды, которые так же растворяются в воде…

Володя вздохнул и вытащил из кармана одну капсулу.

— Вы же врач. Что такое яд? Знаете, из чего это сделано?

Арвид изучил капсулу.

— Впервые такое вижу.

— Это лекарство и очень эффективное. А делается оно из яда одной из самых опасных змей моей… страны. Одного грамма яда хватит, чтобы убить пару человек. Яд и лекарство… вопрос только в количестве.

Врач согласно покивал, внимательно изучая лекарство.

— Скажите, а роск ваши врачи умеют лечить?

— Я не знаю что это.

— Это такая болезнь…

В процессе беседы выяснилось, что роском здесь называют оспу. Володя задумался, потом хлопнул себя по лбу.

— Я идиот.

— А? — Арвид озадаченно посмотрел на чём-то крайне недовольного собой князя.

— Да вот не подумал об этом, — пояснил он. — Ведь Аливия оспой не болела, следы не скроешь, а значит, она в потенциальной группе риска… Минуту… — Володя поднялся в комнату Аливии, убедился, что девочка спит и осторожно вынес сумку, поставил на окно поближе к свету и закопался в неё с головой. Наконец вытащил на свет упаковку герметичных пакетиков и рассмотрел их на свет.

— Что это? — заинтересовался Арвид.

— Оспа. Или роск, как вы называете.

Врач в ужасе отшатнулся, Володя удивлённо покосился на него.

— А вы-то чего боитесь? Если не ошибаюсь, вы уже переболели оспой, а повторно ею заразиться очень трудно. Да даже если и заразитесь, она для вас словно простуда будет.

— Привычка. А это правда роск?

— Ну не совсем. Не бойтесь, если разлить никто не заразится. Это прививки. Надо было сразу сделать Аливии… заодно ещё некоторым. Я полный болван, что не подумал об этом. Ну ничего, вот она поправится, тогда все прививки сделаю.

— А… для чего это?

Володя немного помолчал.

— Они очень повысят шансы Аливии повзрослеть, а потом и дожить до старости. Вы спрашивали, есть ли у нас лекарство от оспы? Не то, чтобы лекарство. Просто у нас заметили, что повторно ею люди не болеют, так и придумали прививки. После неё человек даже если заболевает, то очень легко, и всё обходится без следов, — Володя кивнул на лицо врача. — Считается, что у нас… — всё-таки тяжело порой удержаться, чтобы не ляпнуть «в нашем мире», — в стране оспу победили окончательно. Последний случай был зарегистрирован… лет сорок назад, кажется. Нет, тридцать.

— Ваша медицина воистину могуча… А чума?

Володя снова вздохнул, но раз уж сказал «А», нечего играть недотрогу. Снова залез в сумку.

— С чумой сложнее, хотя больших эпидемий избежать удаётся. Но боюсь, тут я вам мало чем могу помочь. Лекарство от неё очень сложное и так просто не приготовить. Да и всё равно оно не настолько хорошо, чтобы гарантировать обязательное выздоровление. Вот, это может помочь, — Володя выложил на стол несколько упаковок. — Как видите, не очень много. Эпидемию остановить вряд ли получится.

Врач дрожащими руками взял пакетики и внимательно рассмотрел их.

— Неужели ничего нельзя сделать?

— Хм-м-м… наши врачи дали мне несколько рекомендаций… только они скорее помогут избежать эпидемии и массовых смертей, но вряд ли спасут отдельных людей. Опять-таки основной способ борьбы — это чистота, чистота и ещё раз чистота. Борьба с крысами, которые и разносят эту болезнь, избегать большого скопления народа… ну это вы ведь и сами знаете.

Володе эти разговоры не очень нравились, но он понимал, что избежать их не удастся, тем более сейчас, когда уже всем стало ясно, что Аливия уверенно идёт на поправку. На шестой день после операции она, держась за бок и очень медленно, опираясь на руку отца, сделала несколько шагов, быстро утомилась, бок разболелся по-новому, но ничто не могло омрачить радость девочки. Володя, забрав с собой несколько слуг Осторона, совершил с ними набег на рынок, где самым тщательным образом изучил наличие разных овощей и фруктов. Счастье, что Тортон портовый город, а значит здесь можно отыскать самые экзотические продукты, которые только привозят сюда караваны. К огромному удивлению и радости Володи тут нашлись и лимоны. Закупив разом пять килограмм по баснословной цене, Володя сразу заварил местный аналог чая, потом выжал туда половинку лимона. Вторую половинку нарезал кольцами и залил мёдом, прикрыв крышечкой. Чай он заставил выпить Аливию, после чего велел готовить такое каждый день три раза. Поскольку чай оказался вкусный, девочка совершенно не противилась. Понравились ей и лимоны в меду.

— Витамин «С», — пояснил мальчик озадаченному Арвиду, показывая лимон. — Замечательная вещь для укрепления иммунитета. Полезно как здоровым, так и больным.

Говорить приходилось, перемешивая термины родины и местные, которые знал. Но Арвид, похоже, прекрасно понимал, тем более в местном языке многих понятий просто не существовало. Вот врачу и приходилось узнавать для себя многие новые слова: витамины, микроорганизмы, бактерии, вирусы, антисептики, антибиотики и тому подобные. Иной раз Володя замечал врача за столом, что-то записывающего к себе в тетрадь. Один раз мальчику даже удалось заглянуть ему через плечо, и он пришёл к выводу, что врачи всех миров связаны какой-то незримой родственной связью: почерк Арвида ему не удалось разобрать так же, как он не разбирал почерки врачей дома. А ведь вроде уже неплохо выучил местный алфавит и читал не по слогам.

Когда Аливия пошла на поправку, у Володи появилось время подумать и о других проблемах, на которые раньше у него просто не было времени. Всё чаще и чаще он отвечал невпопад на разные вопросы, порой подолгу сидел на крыльце, изучая облака.

— Аливия не сможет уехать, — заметил он однажды за столом. Все замолчали и удивлённо посмотрели на него.

За время болезни Аливии он успел в доме купца стать почти своим. Даже его высокое положение как-то отошло на второй план.

Мальчик вышел из задумчивости и поморщился.

— Просто я, даже не зная о болезни Аливии, всё равно пришёл бы к вам. Собирался приехать в тот день, но вы помните, какая была буря… решил подождать, когда стихнет.

— А почему мы должны куда-то уехать? — поинтересовался Осторн. После произошедшего он стал куда терпимее относиться к странному князю, но настороженность не исчезла.

— Потому что есть опасность, что в скором времени город подвергнется атаке войск короля Эриха, — признался Володя.

В комнате воцарилась тишина.

— Это точно? — поинтересовался Руперт.

— К сожалению, да. Вы же помните, что в город вошли дополнительные силы и назначен новый командующий. Не просто же так это.

— Такие слухи ходят, — согласился Осторн, потом помолчал и вдруг признался: — Да и не слухи это. Из-за болезни дочери я пропустил несколько заседаний гильдии, но новый командующий собирал купцов, где и сообщил эту новость.

— Гм… А вы не в курсе, какие-то меры приняты?

— Какие меры? Честно говоря, не до этого было. Знаю только, что укрепляют стены, тренируют ополчение. Вроде бы всё.

Володя задумался.

— Значит, моему совету Конрон всё-таки не последовал, а времени всё меньше и меньше… Придётся ещё раз с ним поговорить. Осторн, что слышно среди ваших? Никто город покидать не собирается?

— Вроде бы нет. С чего бы? — удивился тот. — Город защищён хорошо, сил в нём хватит, чтобы отбить наскок, а для серьёзной осады у Эриха не хватит сил. Идти ведь войску далеко, если бы оно было большим, это сразу стало бы известно, и его величество направил бы сюда ещё силы. В самом крайнем случае прислал бы гонца с сообщением. Раз этого нет, значит, мало что изменилось.

— Угу… понятно. Извините, уважаемый Арвид, но некоторое время я не смогу беседовать с вами на врачебную тему. Мне срочно надо кое-куда сходить… Так, с Аливией вроде бы всё в порядке. Арвид, я вам оставлю антисептики, как делать перевязки, вы знаете. Два раза в сутки обязательно и не жалейте мази, её я тоже оставлю. Постараюсь долго не задерживаться, но кто знает, как получится. Филипп, ты едешь со мной, можешь понадобиться, приготовь коней… после обеда, а не сейчас, — удержал бравого вояку Володя, который уже бросился было к выходу. — В крайнем случае вернусь завтра к обеду. Так, ничего не забыл?… Вроде бы нет. В таком случае после обеда я вас покину и… Арвид, я надеюсь на тебя. Только прошу, никаких ваших средств для лечения выделения желчи.

Арвид нахмурился, но смолчал. Володя же понял, что в своём порыве раздачи инструкций немного увлёкся и поспешил извиниться — ссориться с врачом ему совсем не хотелось, тем более, тот оказался действительно специалистом, а не зацикленным на своём учении. От нового тоже не отмахивался, а обдумывал и изучал. И если практика подтверждала правоту князя, а выздоравливающий от болезни, которая считалась смертельной, ребёнок служил веским подтверждением правоты, то легко пересматривал взгляды. В общем, ничем не напоминал ограниченного средневекового человека, как Володя их представлял по книгам. Впрочем, любой врач — прежде всего учёный и уж ограниченным он быть точно не может, иначе просто не сможет заниматься своим делом. Конечно, врачи разные бывают, но раз уж этот Арвид пользуется репутацией лучшего… наверное не зря.

— Куда мы едем, ваша светлость? — поинтересовался Филипп, когда Володя забрался в седло того смирного конька, который в настоящее время служил ему боевым скакуном. Подбирая себе «транспорт», Володя трезво оценивал свои способности к верховой езде и несмотря на все тренировки дома, всё же решил не рисковать и при покупке выбрал наиболее спокойное животное, обосновав выбор тем, что необходимо экономить деньги. Как транспорт в городе он подходил идеально, а в бой, где требовался специально подготовленный конь, Володя не рвался. Да и стоил такой конь столько, что мальчика, когда он узнал цену, жаба задавила на месте.

Володя задумался.

— Наверное, к магистрату. В любом случае там можно узнать, где находится Конрон.

На этот раз мальчик торопился и потому гнал вперёд, мало обращая внимания на прохожих. Те с проклятьями разбегались с дороги.

— Становлюсь настоящим аристократом, — с грустной улыбкой пробормотал он и тут же слегка осадил коня, уменьшив скорость — они выехали на центральную улицу, где людей было намного больше, чем на тех, по которым они ехали раньше. Конечно, местные благородные и на ней не сбавили бы скорости, но Володя ещё не до такой степени вжился в образ, чтобы топтать тех бедолаг, которые не успеют увернуться от копыт его скакуна.

У ратуши Володя осадил коня и соскочил с седла, на миг задумался, потом решительно подошёл к одному из стражников.

— Конрон Пентарский здесь?

Часовые неуверенно переглянулись, потом осмотрели не очень богатый наряд всадника, но тут же разглядели и герб на рубашке, Володя порадовался, что надел ту, что вышивала в своё время Аливия. Под накидкой герб, правда, не очень хорошо можно разглядеть, но то, что он есть — понятно. Человек с гербом, даже пусть сколь угодно небогатый — это серьёзно.

— Так точно, милорд. Сейчас идёт совещание.

— Совещание… Значит, я вовремя. Можете послать сообщение к Конрону и сказать, что его ждёт князь Вольдемар Старинов?

Часовые снова переглянулись, потом один из них быстрым шагом вошёл внутрь помещения. Володя неторопливо прогуливался рядом, дожидаясь. Но вот часовой вернулся, да не один, а, похоже, с офицером.

— Вы, князь Вольдемар Старинов? — поинтересовался подошедший офицер. Володя согласно кивнул.

— Тир Конрон Петарский приглашает вас.

— Он со мной, — кивнул Володя на Филиппа. Офицер кивнул, потом отдал распоряжение насчёт коней гостей и неторопливо прошёл внутрь.

Проведя их по широкому коридору, он вошёл в одну из комнат, обставленную довольно непритязательно. Володя оглядел скамейки, стулья, простой дубовый стол в центре. А вот людей не было.

— Тир Конрон Пентарский просил подождать его здесь.

Сам офицер, судя по всему, никуда уходить не собирался и удобно устроился на одном из стульев около входа. Володя согласно кивнул и уселся за столом, жалея, что у него с собой нет его бумаг, тогда разговор был бы более доказательным. Впрочем, как быстро сообразил мальчик, смысла в его доказательствах тоже не очень много. Местные люди весьма конкретны в таких вопросах, и никакие графики не заставят их что-то сделать. Вопрос в том, кто излагает и каков его титул. То есть та самая встреча по одёжке.

Конрон появился минут через десять не очень довольный и крайне растрёпанный, причём злость его явно касалась не гостей. Судя по всему, все эти советы и заседания крайне не по душе рыцарю. Ему бы коня, копьё и в атаку на врага — там он в своей стихии. А все эти бесконечные рассуждения о дополнительных укреплениях, скучные расчёты запасов продовольствия, переговоры с главами гильдии и тому подобные мелочи, недостойные внимания настоящего рыцаря и в которые сейчас приходилось вникать, надоели ему до ужаса. Так что, воспользовавшись первой же возможностью, он сбежал с заседания, потому и выражал сейчас одновременно досаду и радость. Следом за ним вошёл ещё один человек, которого Володя раньше не видел, он нёс за Конроном какие-то свитки.

— Господин тир, — повторял он. — Господин тир, вы посмотрите на эти расходы! Где мы возьмём деньги, чтобы вооружить дополнительно сто человек?

Володя поморщился. В его представлении сейчас не о деньгах думать надо было, хотя и понятно, что деньги основа основ. Только вот господин тир Конрон Пентарский это, похоже, понимал плохо.

— Да займите где-нибудь! — рявкнул он. — Как же меня достали с этими деньгами! Не видите, ко мне друг пришёл!

— Собственно, я по поводу будущего нападения и пришёл, — поспешно вмешался Володя. — Конрон, вы не представите меня?

— Что? — Конрон досадливо сморщился. — Да-да, председатель местного магистрата Лиром Рокхон, так сказать глава городского самоуправления, будь оно неладно! Лиром, разрешите представить моего друга князя Вольдемара Старинова. Гость нашего королевства.

Титулом Лиром явно не впечатлился и наградил Володю очень подозрительным взглядом.

— Господин тир, сейчас война, вы уверены в этом князе? Иностранец…

— Что? — чуть ли не в ярости взревел Конрон. — Вы смеете сомневаться в моих друзьях?!

Володя обречённо уронил голову и устало покачал ею. Воистину, ничто не способно пробить рыцарскую голову благородного Конрона. Эта пантомима не укрылась от главы магистрата, и он взглянул на мальчика уже более заинтересовано. На крики разъярённого рыцаря он обратил мало внимания. А вот это уже не укрылось от внимания Володи. Похоже, тир успел показать себя, и местное руководство, несмотря на то, что не было благородными людьми, не очень-то боялось рыцаря.

— Конрон, думаю, сейчас не время обсуждать, насколько уважаемый председатель магистрата доверяет мне.

— Да, конечно. — Рыцарь моментально остыл. — А что вы здесь, князь, собственно делаете? Я думал, вы уже уехали из города, как планировали. Эй, вина сюда! — вдруг гаркнул тир в сторону дверей.

— Я собирался, но Аливия заболела. Всю неделю был у неё. — Видя, что рыцарь не понял, пояснил. — Девочка, которую я привёз к отцу.

— А-а-а. Надеюсь, ничего серьёзного? — вопрос чисто для вежливости, ответ рыцаря явно не очень интересовал.

— Уже идёт на поправку, благодарю.

— Очень хорошо. И вы заехали в гости?

— Не совсем. Нет, я и с вами хотел встретиться, Конрон, я же обещал поговорить перед тем, как уехать, но в основном хотел переговорить о будущем бое.

— О бое? Эй, Лиром, у тебя всё?

— Нет-нет, пусть господин председатель тоже останется, — поспешно вмешался Володя. — Это же и его напрямую касается.

— Да? Ну как знаешь. Хотя и так уже всё ясно. Приготовления завершены, атаку мы отразим… так о чём ты хотел поговорить?

Володя поморщился.

— Аливия не может уехать. Ей ещё минимум недели три нельзя совершать длительных поездок.

— А я тут причём? — растерялся Конрон.

— А при том, что взятие Тортона вражескими солдатами может вредно отразиться на её здоровье, а вы так и не сделали тех приготовлений, о которых я вам говорил.

— Тортон не возьмут! — твёрдо пообещал Конрон.

— Если вы не сделаете того, что я вам говорил — возьмут. Для меня всё это вообще имело бы чисто умозрительный интерес, если бы не Аливия. Из-за неё я вынужден задержаться в городе, на который готовится атака. И я заинтересован в том, чтобы враги сюда не вошли.

Конрон сердито нахмурился, внимательно изучил руки.

— Почему! Почему, во имя всех возвышенных богов, ты так уверен, что нужны подобные меры?! Простую атаку мы можем отразить не особо напрягаясь! Да вот, можешь уважаемому Лирому своё предложение по обороне высказать, — злорадно предложил Конрон.

— Хорошо, — пожал плечами Володя и повторил то, что в своё время говорил рыцарю. Лиром сначала слушал внимательно, потом начал хмуриться и к концу разговора выглядел совсем мрачно.

— Милорд, — крайне вежливо заговорил он, как говорят с несмышлёнышем, но обладающим властью человеком. — Я понимаю, что вам хочется обеспечить безопасность города максимально, но это… Вы понимаете, к чему приведёт закрытие порта? Знаете, какие убытки…

— Меньшие, чем если Тортон займут враги.

— Тортон враги не займут! У барона Розентерна слишком мало войск для штурма такого города, как Тортон. У него могли быть шансы, если бы удалась внезапная атака, но сейчас, когда о его походе стало известно и сюда вошли дополнительные силы под командованием тира Конрона Пентарского, — лёгкий поклон в сторону рыцаря, — у него никаких шансов.

Володя прошёлся по комнате, заглянул за все портьеры, даже за дверь в коридор. Убедившись, что вокруг нет лишних ушей, он махнул Филиппу:

— Постой в коридоре, чтобы не было лишних ушей.

Филипп поднялся и встал за дверью. Володя убедился, что с того места, где то замер их не слышно, осторожно прикрыл дверь и вдруг подошёл к Лирому.

— Никаких шансов?

— Никаких.

— Тогда почему этот барон не прекратил поход, а продолжает двигаться к городу?

— Возможно, ему ещё не известно, что в Тортон вошли дополнительные силы…

— Да бросьте вы, Лиром, — отмахнулся Володя. — Вы прекрасно знаете, что Эрих ничего не делает наскоком. Если он отправил отряд для атаки, значит можно быть уверенным, что в городе полно его шпионов, которые доносят ему о каждом вашем чихе. Отряд Конрона вошёл сюда больше недели назад, неужели вы думаете, что этот ваш барон Розентерн до сих пор не знает об этом? Замедлил он продвижение?

Председатель задумался, потом вопросительно глянул на Конрона.

— Нет, — буркнул тот. — Только недавно прибыл гонец от наших разведчиков.

— Тогда давайте я кое-что вам расскажу, а вы, уважаемый Лиром, поправите меня, если где я ошибусь.

— Я? — удивился председатель.

— Ну тут будет в основном по вашей части. Вы ведь купец?

— А? Ну да… занимался…

— Вот и хорошо. Так вот. Что мы имеем: отряд барона Розентерна — достаточно большой, чтобы чувствовать себя в безопасности даже на территории, контролируемой королевством… в силу известных причин. — Володя не стал заострять внимание собеседников на недавних поражениях, а также полыхающем мятеже в одной из провинций, в результате чего Локхер в ближайшее время не мог выставить нормальную армию и практически потерял контроль над многими землями. Его спасало только то, что у врагов, похоже, тоже не очень хорошо с подкреплениями. Но и намёк все прекрасно поняли — Конрон нахмурился. — Но этот отряд недостаточно велик, чтобы угрожать такому хорошо укреплённому городу, как Тортон… Если предатели не откроют ворота.

— Мы усилили караулы. Но, даже если они ворвутся, в городе…

— …войск всё же меньше, чем у барона. Остальные ополчение. Я не прав?

— Прав, — вынужден был признать Конрон.

— Тогда немного отвлечёмся от барона и посмотрим в другую сторону. К сожалению, моих записей у меня нет, придётся говорить по памяти. Итак, факт первый: короля Эриха в войсках нет, он вернулся в Родезию, не похоже на него — он всегда с войсками. Факт второй: в прибрежных, обращаю особое внимание, что именно в прибрежных, городах резко поднялись цены на продовольствие, пеньку, парусину, древесину. Эту информацию я получил от некоторых купцов, с которыми встречался по дороге в Тортон. Ещё они жаловались, что в портах Родезии стало практически невозможно зафрахтовать даже самое незначительное судно. Цены взлетели до небес, товар гниёт на складах, а вывезти его не могут.

— Ну и что? — раздражённо поинтересовался Конрон, выстукивая по столу пальцами дробь. А вот Лиром крепко задумался.

— Факт третий, — проигнорировал вопрос Володя. — По слухам… это, конечно, не факт, а всего лишь слух, но лично я склонен ему верить, поскольку он хорошо ложится на остальные факты. Так вот, по слухам, короля Эриха видели в одном из своих портовых городов.

— Король Эрих может куда угодно перемещаться по своему королевству. Что в этом особенного?

— В то время, как идёт война? — поинтересовался у Конрона Володя. — Вот вы должны знать его лучше моего, разве король бегал когда-нибудь от неприятностей или всё-таки всегда стремился быть в гуще событий?

— Эрих — знатный воин…

— Так какого… почему он вместо командования войсками ошивается в собственных портах? Возможно, он там делает что-то, что считает намного важнее, чем подготовка экспедиции барона.

— Что?

Володя плюхнулся на стул и устало вздохнул.

— Конрон, подорожали продукты в портах, скупают пеньку и паруса, нельзя зафрахтовать корабли. Вам это ни о чём не говорит?

Конрон задумался. Володя не мешал.

— Возможно, я могу подсказать, — несмело вмешался Лиром, опасливо косясь на вспыльчивого рыцаря.

— И что это мне должно говорить? — рявкнул тот. — Вы что-нибудь поняли из сказанного, Лиром?

— Возможно, ваш юный друг князь Вольдемар хотел сообщить вам, что король Эрих в настоящий момент готовит флот к походу.

— Не просто флот, а транспортный флот. Разные грузовозы вряд ли можно использовать для боевых действий, а вот в для перевозки солдат в самый раз. Отряд барона Розентерна всего лишь передовая часть, которая должна произвести разведку и подготовить место для высадки основной армии. И я полагаю, на кораблях плывут и необходимые осадные орудия, и запасы продовольствия для армии.

— Возвышенные боги, — прошептал Конрон, разом вспотев.

— А теперь самое весёлое. У вас карта королевства есть?

— Карта? — Лиром вышел через неприметную дверь, но минут через пять вернулся с большим листом, свёрнутым в трубочку. Расстелил на столе.

Мда, карта так себе, скорее схематичное обозначение местности. И с масштабом, похоже, не того. Но ладно, сойдёт. Володя достал из-за пояса кинжал и указал им точку.

— Вот Тортон. — Потом ведя кинжалом, он отыскал наиболее красиво оформленное изображение города. — А это столица. — На его карте всё изображалось гораздо точнее, и расположение столицы ему удалось тоже выяснить по косвенным данным, но тут приходилось пользоваться тем, что есть. Несмотря на неточность, местная карта всё же выдерживала определённые пропорции. — Основная беда Эриха в том, что через перевалы нельзя провести большие караваны даже летом. Его первый расчёт на внезапную зимнюю атаку провалился, из-за сильных снегопадов он не смог вовремя получить подкрепление и продовольствие, а захваченная провинция не могла прокормить всё его войско. Она и себя-то не могла прокормить, получая еду из центральных районов королевства. В результате он потерял почти всю кавалерию и даже, несмотря на одержанные победы, лишился возможности вести наступательную войну с захваченного плацдарма. Чтобы пополнить запасы и людей, ему придётся потратить слишком много времени, за которое Локхер сумеет собрать и вооружить новую армию, и уже не факт, что новое командование совершит те же ошибки, что и прошлое. Война переходит в затяжную фазу. Но Эрих делает другой ход. Он не перебрасывает резервы в захваченную провинцию, а отправляет их в порты, где формирует эскадры. Одновременно к Тортону выходит отряд барона Розентерна. Если Тортон падёт… — Кинжал Володи пронзил карту в месте, где обозначался Тортон и вонзился в стол, — то он получит великолепную базу. Тортон — второй или третий по величине порт королевства. Захватив его, Эрих, уже не связанный узостями горных перевалов, получит возможность беспрепятственно с помощью своего флота наращивать здесь свои силы. И из него до столицы по прямой всего лишь километров сто пятьдесят — недели две пути для армии. Либо же он сначала может ударить вдоль побережья, захватывая остальные порты и лишая ваш флот баз. Естественно, я полагаю, что флот Эриха плывёт не просто так, а в сопровождении военных эскадр, которые легко отобьют атаки ваших разрозненных сил. Почему-то ваш король не позаботился о своевременной мобилизации флота, наверное, решил, что вся война будет на суше.

Когда Володя закончил, в комнате воцарилась полнейшая тишина — Конрон и Лиром переваривали услышанное.

— Готов поставить все свои деньги против медного гроша, — закончил Володя, — что в случае падения Тортона королевство Локхер просуществует максимум год… при очень большом везении. Лично я ставил бы на то, что через три месяца падёт столица, через четыре в руках Эриха окажутся все центральные районы страны, а ещё через три и всё побережье. Остальное вопрос времени и благорасположения соседей. Возможно, они тоже захотят поживиться. Или наоборот, вмешаются на стороне Локхера, чтобы Эрих сильно не возвысился. Думаю, им тоже не очень улыбается иметь его в соседях. Но тут я ничего не могу сказать — не хватает данных, чтобы сделать какие-либо выводы.

Конрон резко встал и нервно заходил по комнате.

— И ты молчал?! — он обвинительно ткнул в Володю пальцем.

Мальчик равнодушно пожал плечами.

— Когда я тебе давал советы по обороне города, я исходил именно из этого. Это ты не прислушался ко мне.

— Проклятье! Ты не мог подробнее рассказать об этом? Тебе не пришло в голову, что если бы ты поделился этими вот соображениями, то я был бы более внимательным к словам?

— У меня тогда не было всей информации. Я думал расспросить ещё отца Аливии, потому и хотел всё объяснить позже, после того, как получу дополнительные данные. С тобой я собирался встретиться сразу после Осторна.

— И почему не встретился?

— Говорю же, Аливия заболела. Мне в тот момент не до того было.

— Проклятье!!! Князь, на кону судьба всего королевства, а ты переживаешь за судьбу этой… девчонки.

— Не «этой девчонки». В вашей стране она единственный для меня близкий человек, а королевству я ничем не обязан. При выборе между Локхером и ей я выберу вовсе не Локхер.

— А как же ваш долг благородного?!

— Полагаю, — примирительно заметил Лиром, — князь не приносил клятву верности нашему королю и в Локхере он всего лишь проездом.

Эти слова словно выпустили весь пар у Конрона и он устало опустился на стул.

— Прошу прощения, князь, за мою несдержанность. Однако вы пришли сюда с вашим предостережением…

— Тир Конрон, несмотря ни на что, я всё же считаю вас своим другом. Вы очень сильно помогли мне с Аливией в своё время, потому я пришёл бы к вам в любом случае. Просто учитывайте, что для меня безопасность девочки на первом месте, а вашему королевству я не обязан ничем, как и оно мне.

— И вы сказали, — опять вмешался Лиром, — что эта девочка… Аливия… серьёзно больна и не может покинуть город?

— Она уже идёт на поправку, но дальние путешествия ещё недели три ей категорически противопоказаны.

— Понятно. А барон со своей армией тут будет максимум через двенадцать дней.

— Вам виднее. Признаться, я несколько выпал из местной жизни и за новостями не следил.

— Без этой Аливии вы город не покинете. — Лиром не спрашивал, а утверждал.

— Тоже верно.

— И у вас есть, что предложить для обороны города, чтобы максимально затруднить его захват?

— Есть кое-что, но город к серьёзной обороне всё равно готовить стоит. Флот никуда не денется, даже если барон пропадёт вместе со своей армией.

Теперь уже Конрон заинтересовано глядел на Володю.

— У вас есть, что предложить, князь?

— Да. Цель барона — подготовить лагерь и место для высадки в том случае, если ему не удастся взять город наскоком. А он, судя по тому, что вы сообщили мне о нём, это сделать обязательно попытается, иначе не тащил бы с собой четыреста всадников королевской гвардии… я не ошибся?

— Откуда…

— У вас около окна донесение разведчиков лежит. Конрон, надо быть осторожнее с такими вещами и не разбрасывать где попало. Я трижды успел прочитать его, пока мы разговариваем.

Рыцарь покраснел, резко встал и скомкал письмо.

— Я не думал, что вы умеете читать…

Оправдание так себе, но Володя тему решил не развивать.

— Итак. Четыреста всадников королевской гвардии и около тысячи тяжёлых латников, остальные пехота и рабочие для обустройства… Скажите, а количество рабочих в армии барона вас тоже не насторожило, Конрон?

Рыцарь отвернулся, а Лиром посмотрел в сторону рыцаря взглядом «ну я же говорил тебе».

— Нет, — буркнул он.

— Что ж… и так, тысяча четыреста тяжёлых всадников… их как раз хватит, чтобы неожиданно ворваться в город, а там подойдёт и пехота. Ополчение не опасно, единственную реальную силу представляют ваши солдаты, тир, и гарнизон города…

— Только мои солдаты, — буркнул рыцарь. — Гарнизон ещё подтягивать и подтягивать.

— Когда началась война, Тортон был тыловым городом, — развёл руками, словно извиняясь, Лиром. Его величество забрал лучших солдат.

— Пусть тыловой, но ведь Тортон один из крупнейших портов, — нахмурился Володя. — Нда… Ещё один минус вашему королю, но тут уже ничего не поделаешь. Итак, имеем девятьсот ваших солдат и ополчение против полутора тысяч тяжёлых всадников и ещё тысячи пехотинцев… подозреваю, тоже не из худших. И все они имеют опыт боёв, а за их спинами победы. Если они ворвутся в город, шансов у вас нет.

— Так что ты предлагаешь?

— Да так… — Володя нахмурился. — Основная ударная сила — тяжёлая кавалерия. Если мы сумеем разбить её до того, как подойдёт пехота, то всё остальное уже не будет представлять для нас угрозы.

— Подожди, ты серьёзно хочешь разбить барона Розентерна? — удивился Конрон.

— Если ты правильно мне описал его характер, у нас есть один шанс… и даже не очень плохой. И тут нам помогут шпионы…

— Шпионы?

— Шпионы Эриха. Мы через них передадим кое-какую информацию, которая укрепит барона в стремлении взять город наскоком.

— Осталось только найти этих шпионов.

— О, уважаемый Лиром, тут как раз никаких проблем нет. Кажется, я знаю одного.

— Так возьмём его, и он всё нам сделает!

Володя осуждающе поглядел на Конрона и покачал головой.

— Ну и что вы будете у него спрашивать? И главное, зачем? Вряд ли он знает что-то, чего не знаете вы. Нет, шпион пусть остаётся на свободе и продолжает шпионить, а мы будем подкидывать ему информацию, которую захотим передать барону…

Мальчик вдруг подошёл к Лирому и замер перед ним.

— А вот план придётся осуществлять в полнейшей тайне, и никто в него посвящён быть не должен. Кроме нас троих. Неизвестно, как высоко пробрались шпионы.

— Князь! — возмутился Лиром.

— А так, — продолжил Володя, — полный план будем знать только мы трое, и в случае чего ясно, где искать предателя.

— Это уже слишком, князь!

— А что вы так сразу на свой счёт приняли? Я ведь никого конкретно не называл. Может, я себя имел в виду? Я тут человек посторонний…

— Так в чём твой план? — вмешался Конрон.

Володя отвернулся и задумался.

— Когда я гулял по городу, — начал он, — я заметил, что перед каждыми воротами много свободного пространства…

К концу его речи и Лиром, и Конрон пребывали в крайне задумчивом настроении.

— А ведь может получиться, — пробормотал Конрон. — возвышенные боги, князь, у вас не голова, а королевский совет. Даже если ловушка и провалится, мы совершенно ничем не рискуем.

— Это тоже было основным критерием для моего плана. Понимаете, даже если ловушка сорвётся, мы всё равно сумеем нанести врагу чувствительные потери. Хотя, к сожалению, не фатальные.

Володя задумчиво прошёлся по кабинету, настраивая себя на нужный лад. Он был очень благодарен психологам базы, которые не щадили его на многочисленных тренингах, где отрабатывались способы ведения заседаний. Благодаря этому он сейчас не растерялся и даже, незаметно для себя, сумел захватить лидерство в этом неформальном совете. Теперь главное его удержать… для пользы дела, конечно.

— Итак, уважаемый Лиром, тир Конрон, предлагаю разделить обязанности. Лиром возьмёт на себя подсчёт имеющихся запасов, переговоры с купцами, а также закроет порт. Всё продовольствие с кораблей необходимо забрать. Кто хочет, пусть проваливает, оставьте им еды, чтобы до соседнего города могли добраться. Товары, которые пригодятся для обороны города, масло, например, тоже выкупить

— А где взять деньги? — чуть ли не вскричал Лиром. — У города нет столько денег!

— Конрон, вы ведь обладаете определёнными правами для защиты города?

— Тогда никто не предполагал, насколько серьёзна ситуация.

— Так шлите гонца к герцогу с открывшимися новыми данными и просите расширения полномочий. Пока же можно расплачиваться расписками от имени короны. Полагаю, сохранение Тортона для короны важнее тех жалких грошей, что мы потратим.

Конрон схватился за голову.

— Если король не подтвердит моих расписок, я никогда не расплачусь.

Володя развёл руками.

— Выбор за вами.

— Хорошо, — минут через пять устало отозвался рыцарь. — Я сделаю это.

— В таком случае, Лиром, выкупайте весь товар по… ну тут не мне вас учить. Установите твёрдые расценки, чтобы купцы не остались в накладе, но и чтобы не очень жирели, а то знаю я их, сразу такую цену накрутят. — Володя на миг задумался. — И, Лиром, потом покажете бухгалтерские книги… Мне будет интересно, кому вы позволите цены всё-таки поднять.

— Князь! — в который раз уже возмутился председатель.

— Что? Неужели у вас даже мыслишки не возникло шепнуть кое-кому в городе, спрос на какие товары в скором времени возникнет? Конрон, ради твоего же блага, прежде чем подписывать расписки, покажи их мне. Хочется посмотреть, за что и сколько мы платим.

Лиром нахмурился и теперь глядел на Володю уже очень недоброжелательно, но и возразить ничего не мог.

— С вами, уважаемый председатель магистрата, всё. Хотя нет, ещё организовывайте рыбаков, чтобы они ловили как можно больше рыбы — запас карман не тянет. Берите всех бездельников и нищих и пусть на берегу коптят весь улов. Стройте побольше коптилен. Ещё надо создать отряды охотников и отправить в лес. Срок им… семь дней. Через семь дней пусть возвращаются с тем, что добудут. Также на вас эвакуация всех близлежащих селений. Выделите место в городе и гоните туда скот, учитывайте каждую голову. Склады лучше разнести в несколько мест. Не будем складывать все в одну корзину. Кстати, полагаю, что в детинце запасы тоже имеются, их пересчитать. В общем, на вас вся хозяйственная часть. И ещё, надо подготовить места для раненых… но тут я знаю человека, кто может взять на себя подготовку госпиталей. Попрошу Арвида.

— Арвида? — чуть ли не хором вскричали Лиром и Конрон.

— Это не тот ли врач…

— Тот-тот, — не стал слушать Лирома Володя. — Насколько я понял, он считается лучшим.

— У города не хватит денег, чтобы расплатиться с ним, — буркнул председатель.

— Какие деньги во время осады за лечение солдат? — удивился Володя.

— Лечить он будет, но ничего сверх того на себя не возьмёт.

— Возьмёт, — твёрдо пообещал Володя. — Я сам с ним поговорю — я знаю, что предложить ему в качестве платы. Так, теперь вы, Конрон… Вы готовите ополчение и занимаетесь тренировкой солдат, кроме того, ищите всех, кто может держать луки, найдите мастеров и всех их посадите делать стрелы — их нам много понадобится. Соберите кузнецов, пусть начинают работать на благо обороны. Наконечники для копий, для стрел, топоры… что там ещё? В общем, тут вы лучше меня знаете. Самое главное, проверить все метательные машины, я тут прошёлся мимо одной, так она далеко не в лучшем состоянии.

Володя сейчас очень боялся, что Конрон взбрыкнёт, как-никак именно его назначили командовать, а не какого-то там мальчишку, который ещё и бриться не начал, но нет. Похоже, он даже обрадовался, что кто-то отдаёт ясные и чёткие приказы, которые надо выполнять, и больше никаких скучных заседаний, споров, интриг.

— Магистрат может не согласиться со многими решениями, — буркнул Лиром.

— Да? — Володя изучил потолок. — Конрон, надо состряпать приказ о вводе чрезвычайного положения по случаю готовящегося отражения вражеской атаки и ещё… назначь меня комендантом города. Не возражаешь?

Рыцарь пожал плечами.

— А зачем тебе это?

— И ещё выдели мне человек тридцать солдат, чтобы я мог при необходимости особо возражающих развесить на площади немного посушиться. Думаю, бесполезной болтовни перед лицом врага мы разводить не станем. Лиром, доведите это до всех любителей повозражать.

— Хм! — глаза рыцаря загорелись огоньком азарта. — И как я сам не додумался. Будут тебе солдаты. Кстати, а кроме просушки этих болтунов, ты чем ещё собираешься заняться?

— Подготовкой ловушки. Я ещё подумаю, что мне понадобится, сколько людей, и подойду к тебе.

О просушке болтунов Володя сказал просто к слову, и только произнеся это, с ужасом понял, что это вовсе не пустой звук. Что в случае чего угрозу придётся приводить в исполнение. Хватит ли у него решимости подписать приговоры? Это даже хуже, чем в лесу, когда он впервые убил. Там был бой, а тут… Остаётся надеяться, что ни у кого не возникнет мысли проверить решимость новоназначенного коменданта.

Володя немного помолчал и только убедившись, что его голос звучит твёрдо, а не дрожит, продолжил:

— А теперь обговорим детали, кому, что и как нужно будет сделать…


Глава 23 | Князь Вольдемар Старинов: 1. Уйти, чтобы выжить. 2. Чужая война (авторская версия) | Глава 25