home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

Снова бесконечные инспекции, бесконечные метания из одного конца города в другой, от складов в порт, из порта к воротам, от ворот к тренировочным полям. Сейчас Володя наблюдал, как уже наловчившиеся бригады грузчиков быстро возводят стену из мешков, укрепляют её вбитыми в землю кольями, накидывают сверху рыболовные сети. Потом так же сноровисто её разбирают. Похвалив Филиппа, Володя отправился на берег, чтобы немного отдохнуть у моря. Для отдыха лучше идти не к причалу, а чуть в сторону, где можно посидеть на песочке… только не учёл, что и пляж сейчас гудит как растревоженный муравейник: дети разных возрастов таскали пустые мешки, аккуратно ставили и, шустро работая разной формы черпаками, заполняли их песком. Самые младшие, держали горловину.

Володя, отмахнувшись от офицера охраны, чтобы те совсем уж не наступали ему на пятки, чуть выехал вперёд, наблюдая за работой. Вот подъехала очередная телега и уже взрослые торопливо грузили на неё заполненные мешки, после чего тут же уехали, чтобы уступить место новой телеге.

— Сам такой! — услышал Володя чей-то звонкий и возмущённый вопль. Мальчик обернулся. Какой-то мальчишка, совсем пацан, лет девяти в простых холщовых штанах и рубашке навыпуск, гневно уперев руки в бока, наступал на мальчишку постарше. Из-за бесформенной шапки, которую носил малец, его лица практически невозможно было рассмотреть. Старший мальчишка почему-то под этим напором пятился, не пытаясь дать отпор.

Володя поймал себя на том, что ему хочется очутиться среди той шумной оравы, которая сейчас собралась вокруг спорщиков, подбадривая одного или другого. Мальчик хотел уже отвернуться и отправиться по своим делам, когда старший мальчишка бросился в атаку, выставив вперёд руки.

— Ох… — Володя замер, вытаращив глаза. Это же совершенно точно кайтен-нагэ — бросок вращением. Причём выполнен приём поразительно чисто. До сегодняшнего дня Володя считал, что в этом мире только он применяет приёмы айкидо, но этот малец…

Володя замер с открытым ртом. Несколько секунд ему понадобилось, чтобы прийти к несложному выводу, ещё несколько, чтобы осознать этот факт. Выругавшись, он соскочил с коня и быстрым шагом направился к дерущимся. Впрочем, какие там дерущиеся — малец прижал своего противника и теперь удерживал его болевым захватом так, что тот и дёрнуться не мог и неважно, что на голову выше. Мальчик ускорил шаг. Заметив приближение благородного, ребята торопливо отодвигались, опасливо косясь на дворянина, идущего к ним с гневным выражением на лице. Его они знали, поскольку мальчик несколько раз приезжал на берег иногда просто отдохнуть, иногда понаблюдать за работами, так что теперь все торопливо кланялись, гадая, чем вызван гнев князя и чем это им может грозить. Малец, удивлённый воцарившейся тишиной, поднял голову и встретился взглядом с приближающимся князем. Испуганно пискнул, вскочил и бросился бежать.

— Задержите его! — рявкнул Володя.

Спорить никто не рискнул, вдогонку за беглецом бросилось сразу несколько человек и Володя сумел понаблюдать редкое зрелище — довольно неплохое исполнение кокю-нагэ, коси-нагэ и разнообразных приёмов освобождения от захватов. Но тут малец охнул и присел, схватившись за бок, снова выпрямился, но мгновенная потеря темпа… да и противников слишком много… вскоре его крепко держали за руки и даже за ноги, которыми тот неплохо пинался… правда только одной ногой, вторую он явно опасался поднимать высоко. Или же, что вернее, это движение причиняло ему боль. Малец пару раз дёрнулся, но поняв, что вырваться не удастся, обречённо повис в руках противников, опустив голову.

Володя подошёл и одним движением сдёрнул шапку, потом вытащил нож и перерезал тесёмку, которая плотно перетягивала волосы «мальца», и теперь они свободно падали «ему» на плечи. Ребята дружно ахнули и от растерянности даже отпустили «мальчика», вдруг оказавшегося девочкой. Та немедленно этим воспользовалась и пнула одного из обидчиков, но тут же оказалась поймана за шкирку.

— А теперь ты мне объяснишь, что всё это значит!

Аливия подняла на Володю невинные глазки.

— А что? Ты целыми днями на укреплениях! Я тоже хочу помочь! Я имею такое же право!

— Какое право??? Ты соображаешь, что делаешь? Да ведь ещё и отец, наверняка не знает где ты… Наверное с ума сходит! Ты о нём подумала?

— Я тоже хочу защищать город! — упрямо сжала губы Аливия.

— Вот что, защитница, ты сейчас же… немедленно отправишься домой, а вечером я обязательно зайду и самолично выпорю. Обещаю!

— Ага. Сейчас прям! — буркнула девочка. В то, что Володя её выпорет — она не верила ни капельки, только обещает, хотя отругает, конечно.

— Не сейчас, а сию же минуту! Ты вообще, думаешь хоть немного или нет? У тебя только двенадцать дней прошло после операции! А если шов разойдётся, и ты заражение схватишь? Я тебя зря лечил, что ли? — Володя беспомощно взмахнул руками. — Все нервы ты мне вымотаешь, горе моё.

Девочка уже поняла, что Володя не столько рассержен, сколько напуган. И напугала его чем-то именно она.

— Но ведь ничего не произошло, — тихонько буркнула она, уже понимая, что натворила что-то не то.

— Отец знает?

Девочка отрицательно помотала головой.

— Я вчера сбежала… Но Володя, я же ничего такого… я хотела помочь, а отец даже слушать не хотел…

Мальчик вздохнул, успокаиваясь, потом присел перед девочкой и аккуратно задрал рубашку, рассматривая шов. Вроде бы и в самом деле всё в порядке и зря он волнуется… нет, всё же через двенадцать дней после операции такие нагрузки недопустимы.

— Ты хоть понимаешь, что тебе сейчас нельзя так утруждаться? Ох, чудо в перьях…

Девочка уже поняла, что гроза миновала и даже робко улыбнулась.

— А почему в перьях?

— Потому что дома я тебя всю в перьях вываляю, чтобы в следующий раз думала, прежде чем что-то делать!

— Правда? — с надеждой поинтересовалась Аливия.

— Нет! И вообще… жди здесь…

Володя развернулся и зашагал к оставленной лошади, которую держал один из солдат. Тот даже не пытался спрятать улыбку. Володя мрачно посмотрел на него, забрал уздцы и зашагал обратно. Нет, всё-таки он таким не был… Он был послушным… Не хулиганил…

— Это мой брат! — услышал Володя гордое заявление девочки, очевидно просветившей изнывающих от любопытства приятелей. — И он прогонит врагов от города и разобьёт их!

Надо было не ему бегать, а девочку вести за собой, запоздало сообразил Володя… совсем выбила его из колеи, теперь вот мотается туда сюда… Мда… Володя забрался в седло и к ребятам подъехал уже на коне. Протянул руку.

— Забирайся, защитница Тортона. Поедем к отцу получать награду.

Аливия засопела, но в седло забралась безропотно. Поёрзала, устраиваясь поудобнее. Мальчик проверил, как хорошо она сидит и направил коня самым медленным шагом, чтобы не растрясти шов. За спиной тихонько посмеивались солдаты, впрочем, вполне добродушно, обсуждая боевую сестрёнку милорда, удравшую из дома, чтобы защитить город. Мда… наверное, уже завтра об этом будет гудеть весь город. И не запретишь ведь болтать — не солдаты, так ребята растреплют, что с самой сестрой коменданта работали! Володя покосился на макушку Аливии и вздохнул. Вот как на неё сердиться? Совершенно невозможно. Сидит и головой из стороны в сторону крутит — всё ей любопытно и интересно. И не подумаешь, что двенадцать дней назад умирать собиралась.

Когда Володя подъехал к дому Осторна, на шум выглянула Розалия. Увидев в седле рядом с Володей Аливию, она всплеснула руками и бросилась к ним.

— Господи, куда ж ты запропастилась?! Отец уже второй день с ног сбился, разыскивая её!

Володя помог спуститься Аливии, и девочка немедленно попала в объятия приёмной матери. Кажется после того, как та помчалась сквозь бурю и привела Володю, Аливия с ней неплохо подружилась. Вот и сейчас не стала отстраняться, а наоборот, обхватила её за шею и позволила взять себя на руки.

— Ох, чудо ты моё, — причитала Розалия сквозь слёзы. Она поставила девочку на землю, отстранила от себя и стала ощупывать со всех сторон — не ушиблась ли где, не переломала ли рук и ног.

Володя соскочил с коня и махнул солдатам, чтобы те тоже слезали, а потом указал им в сторону дома.

— Я ненадолго задержусь тут, а вы пока подождите меня.

Один из слуг тотчас забрал у них коней и отвёл в сторону, чтобы не мешались, а другой увёл солдат.

Убедившись, что о его людях позаботились, он покрепче ухватил Аливию за руку и потащил в дом. Розалия немедленно ухватила девочку за другую руку — вдруг убежит. На крыльце показался Руперт. Оглядев сестру с ног до головы, он покачал головой.

— Ох и попадёт тебе, когда отец вернётся, — пообещал он. — Где же вы её разыскали, милорд?

Володя хмыкнул.

— Не поверите — совершенно случайно встретил, когда наблюдал за работой ребятни. Ну вы слышали, наверное.

— Которые мешки песком засыпают?

— Вот-вот. Оказалось, что это чудо тоже решило поучаствовать в защите города. Спрятала волосы под шапку, переоделась мальчишкой и вместе с остальными наполняла мешки песком. Я бы и не узнал её, но она умудрилась с кем-то там подраться.

— Что? — Руперт удивлённо посмотрел на младшую сестру, смирно сидевшую на скамеечке и изображающую ангелочка. — На неё кто-то напал?

— Судя по тому, что я видел, инициатором драки была она.

Руперт покачал головой, отказываясь верить.

— Во даёт… Хорошо, что вы там оказались и сумели ей помочь.

— Помог я скорее не ей, а её сопернику. Всё-таки я сам учил её защищаться. Так что она надавала по шее противнику довольно быстро. Так и узнал — сам же обучал. — Володя повернулся к девочке. — Вот тебе и урок по поводу миролюбия. Не лезла бы в драку, так бы и не нашёл тебя никто.

— Я запомню, — смиренно пообещала Аливия.

— Я тебе запомню! — пообещал ей брат.

Володя, тем временем, снял мечи, доспех, после чего поманил Аливию и указал на кровать.

— Ложись, чудо — сейчас смотреть будем, ничего ли у тебя там со швом не случилось.

— Да ничего с ним не случилось, — попыталась было отмахнуться девочка. — Я постоянно за ним смотрела. Он побаливает, но терпимо. И кровь ни разу не шла.

— Ты давай не спорь, а ложись — это снаружи ничего не видно. Я не этого опасаюсь, а того, что у тебя внутри шов разойдётся, тогда снова резать придётся. — Девочка побледнела, но Володя жалеть её не стал. — А ты думала это шутки? Думаешь, я зря тебе говорил никаких нагрузок? Швы-то у тебя ещё только-только срослись, кожица там совсем тонкая, чуть тронул и порвётся.

Аливия послушно разулась и вытянулась на кровати. Володя чуть задрал ей подол рубашки и осторожно дотронулся до бока.

— Сейчас я буду слегка давить, если будет больно, скажешь. И не думай терпеть, если больно — так и говори.

Осмотр длился минут пятнадцать. Недостаток опыта Володя решил компенсировать старанием и проводил обследование самым тщательным образом, жалея, что аппарат УЗИ остался на острове.

— Будем считать, что тебе повезло, — наконец закончил мальчик обследование. — Однако если вдруг начнутся боли, сразу зовите меня, — обратился Володя уже к Розалии и Руперту. Те клятвенно пообещали. — И никаких нагрузок… Знаешь, Кнопка, если бы я не боялся за твой шов, вот ей богу выпорол бы прямо сейчас.

Володя осторожно, чтобы не заметила Аливия, отозвал Розалию в коридор.

— Прошу вас, поговорите с мужем, чтобы он не сильно её ругал. Ей действительно сейчас очень вредно волноваться, тем более не стоит делать резких движений.

Та закивала.

— Конечно. Я его встречу, когда он вернётся, но разве вы…

Володя быстро глянул на часы и развёл руками.

— И так опаздываю. Сейчас должен состояться совет, причём моё присутствие там обязательно… Но если будет возможность, я ещё приеду. Обещаю.

Розалия нахмурилась и кивнула.

— Конечно, милорд.

Володя заглянул к Аливии — та ругалась с братом, который гнал её в комнату, что бы она поскорее переодела «эти кошмарные вещи».

— Это что ещё такое? — нахмурился Володя. Девочка только глянула на него и тут же заторопилась переодеваться.

— Даже отца она не слушается так, как вас, — признался Руперт.

На улице солдаты его уже ждали. На крыльцо выскочила и Аливия, наблюдая за сборами. Володя забрался на коня и помахал ей.

— Постараюсь вечером приехать, защитница.

Аливия гордо задрала носик и продемонстрировала язык.

— А в трубочку у тебя всё равно не получается его свернуть, — хмыкнул Володя.

Девочка поспешно вернула язык на место и обиженно засопела. Правда дулась недолго и вскоре уже махала им вслед.


В магистрате Володю встретил недовольный Конрон.

— Сам назначил этот свой расширенный совет и сам опаздываешь.

— Извини, тут с Аливией проблемы были.

— С девочкой? А что случилось? Она здорова?

— Даже чересчур, — буркнул мальчик, торопливо шагая рядом с рыцарем по коридору магистрата. — Из дома сбежала город защищать.

— Что?

— Вот-вот. Переоделась мальчишкой и удрала на пляж помогать мешки готовить.

Конрон расхохотался.

— Настоящая сестра князя.

— Тебе смешно, а у меня чуть сердце не остановилось, когда я её там увидел. Она же операцию недавно перенесла, ей же нельзя такие нагрузки…

В этот момент они подошли к двери, и разговор пришлось прервать. Конрон, всё ещё посмеиваясь, вошёл первым и сел во главе стола. Володя недовольно оглядел кувшины с вином на столе и под общими возмущёнными взглядами убрал их в угол.

— Мы тут не развлекаться собрались, а потому можно и потерпеть пока не закончим разговор.

Поскольку Конрон не возражал, то и остальные не рискнули спорить и теперь довольствовались лёгкими закусками, выставленными на столе. Володю всегда поражала эта особенность местных совещаний, которые совмещались с завтраками, обедами или ужинами. Вот и сейчас стол не пустовал, хотя, по настоянию мальчика, вовсе не изобиловал.

На сегодняшнем, расширенном совете собралось большинство тех, кто отвечал за оборону города. Присутствовал Лиром, тир Раймонд, Филипп, Джером, Вайнер Розен, тир Роухен и ещё несколько человек, назначенные в процессе подготовки города к обороне на те, или иные места и отвечающие за свой фронт работ.

— Поскольку совет собрался по настоянию князя, то вести его будет он, — торопливо, явно опасаясь, что его опередят, сообщил Конрон. Володя недовольно покосился на него — спихнул таки, но спорить при всех не решился.

— Что ж, — Володя поудобнее устроился на стуле. — Поскольку задержка барона явно ненадолго, то у города он может появиться со дня на день. Пока у нас ещё есть время, я хотел бы выслушать всех собравшихся: какие ещё остались недоделы в работе, о проблемах, что успели сделать, что нет. Тир Роухен, давайте с вас начнём.

Начальник гарнизона недовольно поморщился, но спорить не стал и заговорил о том, какая работа уже сделана, что укреплено, что ещё надо укрепить. Следующим выступал Лиром и рассказал о том, сколько сделано запасов продовольствия в городе, сколько приготовлено масла для котлов, смолы, верёвок, сколько изготовлено оружия и сколько ещё нужно сделать, чтобы вооружить всех. Ну и дальше по очереди. Когда выступил последний, Володя встал и неторопливо прошёлся по комнате.

— Что ж, кое-какие итоги можно подвести: в целом сделали вроде бы максимум возможного, но есть и проблемы. Лиром, вы клятвенно заверяли, что эвакуация крестьян из окрестностей завершится за десять дней… прошло уже двенадцать, а они всё ещё идут.

— А что я могу сделать? — огрызнулся председатель магистрата. — Силком же их не потащишь, а многие отказываются сейчас ехать. Да и этот городок у стен… Милорд, это ведь ваша идея была заколотить все ворота, кроме одних! А как через одни ворота такая толпа пройдёт? Естественно они застряли.

— Я не об этом…

— А я именно об этом! Или откройте ещё ворота, или не ждите чудес.

— Вы понимаете, что если налетит кавалерия барона, мы даже ворота закрыть не успеем? Толпа ломанётся в город…

— А я что сделаю? — огрызнулся Лиром.

— Что хотите! — жёстко заявил Володя. — Делайте что хотите, но послезавтра этой толпы перед стеной быть не должно!

— Послезавтра?!

— Да. Похоже, барон взял последний замок и теперь движется к городу. Судя по всему, ожидать его можно через два дня. Так что либо вы за завтрашний день разбираетесь с этой толпой под стенами, либо послезавтра утром я прикажу закрыть ворота! Вам всё ясно, Лиром?

Тот, бурча себе под нос явно не комплименты мальчишке-благородному, вообразившего себя неизвестно кем, кивнул.

— Постараюсь, милорд.

Нашлись замечания и остальным членам совета. Особенно досталось тому, кто отвечал за работу плотников. Совет закончился едва ли не всеобщей руганью и все разбрелись недовольные друг другом. Под конец остались только Володя и Конрон. Рыцарь слегка удивлённо рассматривал на Володю.

— Что это с тобой случилось, князь? Ты сегодня как с цепи сорвался — на всех бросался. Да ещё эти проблемы… ну что ты прицепился к несчастному Лирому? Не так уж всё смертельно.

— Потом извинюсь, — совершенно спокойно ответил Володя, хотя ещё до этого выглядел словно его весь мир обидел. — Как эта толпа под стеной? Надеюсь, у Лирома не получится её разогнать?

— Обижаешь. Там мои лучшие люди. Всё-таки, его надо бы посвятить в наши планы… не понимаю, зачем от него-то скрывать?

— Потому что иначе у нас не получился бы сегодняшний спектакль.

— Спектакль? Подожди, ты хочешь сказать, что сейчас тут ты разыгрывал представление? Ничего не понимаю… Но зачем? Ты же разозлил всех только.

— Зато донёс необходимую информацию до нужных ушей. Всё, тир, прошу прощения, но у меня ещё есть кое-какая работа. Я бы всё объяснил, но действительно некогда.

Володя поднялся и торопливо вышел в коридор. Вскоре к нему присоединился Джером.

— Рассказывай, — велел Володя.

Джером протянул листок.

— Тут адреса всех людей, с которыми встречался тот, кто вас интересует.

Володя развернул его и пододвинул поближе к факелу в стене.

— Ого. Как это ты сумел отследить все его контакты?

— Так я же не один… Милорд сами велели действовать как сочту нужным, лишь бы результат был. — Джером замялся. Володе даже интересно стало.

— Так как ты проделал всю эту работу? Кто помогал?

— Ну… Я тут познакомился с одной потрясающей дамой…

— Ничуть не сомневаюсь.

— А она подружка одного из тех, кого называют теневыми королями.

— Преступники?

— Они предпочитают называть себя теневыми властителями.

— Скромно. Но этот теневой король не ревновал тебя к подружке-то?

— Нисколько, милорд. Зато я сумел с ним переговорить. Они тоже не хотят, чтобы город пал. Сами понимаете, милорд, что в этом случае они теряют почти всё, потому согласились мне помочь на совершенно безвозмездной основе. Так что за нашим гостем ходили профессионалы своего дела.

Володя задумался.

— А сейчас за ним тоже следят?

— Само собой.

— Хорошо. Когда придёт время, будь готов пройтись по этим адресам, потому сразу узнай, где кто живёт и как туда добраться. Кстати, кто у них связной установили?

— Вы не поверите, милорд…

Володя хмыкнул.

— А давай проверим?

— Простите?

— Графиня Лурдская?

Джером моргнул.

— Но как вы…

— Да ладно тебе, Джером, тоже мне сложная задача. Для чего ещё нашему дорогому другу Раймонду понадобилось задерживать в городе графиню? Как-то же он собирался её использовать? Самое очевидное — для связи. Уж благородную даму никто не заподозрит.

— Вы потому и забрали Генриетту?

— Да. Похоже, Раймонд шантажировал графиню дочерью. Мне удалось поставить его в ситуацию, когда он не смог воспрепятствовать отъезду девочки, а значит, потерял часть влияния на графиню. Ну и безопасней для неё у Осторна и Аливии веселее.

— Что не помешало вашей «сестре» удрать, — хмыкнул слуга.

— Уже в курсе? — поморщился Володя. — Кстати, что-то я не видел Генриетту сегодня, когда Аливию привёз.

— Она вместе с Осторном поехала к вам в гости. Купец думал, что дочь туда направилась, а Генриетта упросила взять её, чтобы с матерью повидаться.

— Это тоже твои теневики донесли? — нахмурился Володя.

— Конечно. Ведь Раймонд контактировал и с купцом, а они отслеживали все встречи. Потом следили за теми, с кем он встречался. Тот список, который я вам дал — это точно его люди. Удалось даже перехватить несколько посланий и скопировать их. Только они зашифрованы…

— Это ничего. Полагаю, когда мы побеседуем с ними, кто-нибудь согласится помочь с расшифровкой. Сейчас мне важно отследить уйдёт сообщение к барону или нет. Хорошо бы ещё знать какое именно послание уйдёт…

— В таком случае, милорд, позвольте уйти. Я переговорю с нашими союзниками, возможно, они смогут что-нибудь придумать.

— Хорошо. И… будь осторожен.

— Спасибо, милорд.

Джером поклонился и торопливо выскочил на улицу.

Володя глянул на часы — около четырёх… Если гонец от Раймонда отправится прямо сейчас, то у барона он будет примерно в восемь, если разведчики ничего не напутали с расстоянием до вражеской армии. Армия не гонец и коней загонять они не будут, тем более, что сильно опережать пехоту им никак нельзя… Мальчик залез в один из карманов накидки и достал карту, готовальню, не обращая внимания на редких слуг, уважительно поглядывающих на милорда, замершего у окна с какими-то странными приспособлениями. Володя задумался, взлохматив волосы пятернёй, и снова углубился в изучение карты. Потом сердито сложил её, убрал и торопливо спустился вниз. Его охрана тут же вскочила, готовая следовать за ним. Володя недовольно покосился на них, но смолчал — понимал, что без этого никак. Сам в своё время настоял, чтобы у каждого была охрана, поскольку шпионы Эриха могли организовать покушение на руководителей обороны. Да и по статусу вроде бы положено.

Конрон в возможность покушения не верил, но и отмахиваться не стал, сразу же предложив десятерых латников из своих людей. Володя подозревал, что они не столько охраняют его, сколько следят, чтобы не убежал. Впрочем нет, Конрон никогда до такого не опустился бы — слишком прямолинеен и честен.

Разыскав Филиппа, Володя отдал ему необходимые распоряжения и пришпорил коня. У дома Осторна осадил, но соскочить не успел — ворота стали раскрываться, давая возможность всем въехать. Похоже, его ждали.

— Всех коней расседлать и покормить, — распорядился Володя, передавая поводья подбежавшему слуге, и снова поглядел на часы. — Думаю, время у нас есть, так что мы тут на несколько часов задержимся. И покормите солдат.

— Слушаюсь, ваша светлость, — поклонился слуга.

Мальчик тут же прошёл в дом, где едва не столкнулся с купцом.

— Я опять должен вас благодарить, милорд, за спасение дочери, — устало пробормотал он.

— Не за что. — Володя заглянул в комнату, где на лавке уже в платье сидела нахохлившаяся Аливия и слушала что-то объясняющую ей Генриетту.

— Здравствуй, Генриетта, — поздоровался Володя, входя. — Скажи, тебе мама не предлагала остаться с ней?

Девочка торопливо поднялась и сделала не очень ловкий реверанс.

— Предлагала, ваша светлость.

Володя сморщился.

— Прошу, только без титулов. Почему не осталась? Мама передумала или что?

Генриетта выглядела растерянной.

— Я не совсем поняла, милорд. Мама говорила, что я должна остаться, а потом сказала, чтобы я ехала с Осторном и слушалась его… — Девочка выглядела откровенно растерянной. Слушаться купца? Ей?

— А тир Раймонд был дома?

— Да, милорд.

Володя кивнул.

— Хорошо. Спасибо, ты очень помогла мне.

— Я помогла вам?

— И даже больше, чем вот эта защитница города, что сейчас нас слушает, хотя делает вид, что занята изучением стола.

Аливия фыркнула и гордо задрала нос. Потом важно поднялась и неторопливо прошествовала мимо. Володя едва удержался от смеха.

— Ты лучше вернись. Раз уж скачешь по городу в поисках приключений, значит здорова. Руперт, я у вас оставлял свой чемодан с инструментом, принеси его.

Руперт торопливо поднялся и отправился наверх.

— Опять осматривать будешь? — подозрительно поинтересовалась девочка.

— Вот ещё. Прививку тебе сделаю, чтобы ты не заболела оспой.

— Это то, что ты делал папе и брату?

— Хм… и откуда знаешь? Именно это.

Руперт уже принёс чемодан и Володя начал раскладывать на столе шприц и всё остальное нужное, достал спиртовку и поставил кипятить воду, положил в неё шприц и иголку, после чего вышел помыть руки, тут его и догнал Руперт.

— Милорд, вы же говорили, что эти ваши… прививки надо делать когда она совсем выздоровеет, а вы сами сегодня сказали, что она ещё не поправилась.

Мальчик на мгновение замер, потом сунул Руперту небольшое ведёрко и попросил его полить на руки.

— Завтра утром здесь будет армия барона Розентерна, — наконец заговорил он. Ведро в руке Руперта дёрнулось, но он тут же взял себя в руки. — Я, конечно, в самый бой не полезу — не моё это дело махать мечом, тем не менее это бой и случиться может всякое. Кроме же меня никто прививки сделать не сможет…

Юноша больше вопросов не задавал, но всю дорогу до комнаты как-то странно посматривал на Володю.

Закончив с прививкой, Володя убрал всё обратно чемодан, попросил Руперта отнести его обратно и принести гитару, которая уже давно переехала сюда, поскольку в доме у купца мальчик проводил гораздо больше времени, чем у себя. Впрочем, играть здесь ему ещё ни разу не пришлось — как-то не сложилось. Сначала Аливия болела, потом подготовка к осаде, прибегал урывками проверить как Аливия, сделать перевязку и бегом обратно. Иногда переночевать приходил, но в этом случае его хватало только переброситься парой фраз с девочкой и тут же отрубиться до утра.

— Ой! — Аливия радостно захлопала в ладоши. — Ты правда сыграешь? Что-нибудь новое?

— Ну откуда же я новое возьму? — усмехнулся Володя.

Руперт принёс чехол с гитарой. Володя поблагодарил его, устроился поудобнее на стуле и достал инструмент. Аливия тут же пристроилась у его ног, чтобы лучше слышать. Генриетта поколебавшись, последовала её примеру.

Как ни мало бывал здесь мальчик, но заметил, что Генриетта стала вести себя гораздо раскованней, чем раньше. Даже её благородная спесь, которая раньше хлестала через край, хоть и не исчезла совсем, но как-то притупилась, перестала бросаться в глаза. Кажется жизнь здесь пошла ей на пользу, хотя графиня может быть с ним и не согласилась бы.

Володя проверил настройку и задумался. Местных песен он почти не знал, перевод сделан только двух… На пробу он спел переведённую «Балладу о борьбе» Высоцкого сначала в оригинале, потом в переводе. Оценили. Володя минут на пять задумался над тем, что петь дальше, никто не торопил и не мешал. Тут мальчик поймал себя на том, что проигрывает знакомую песню. Володя ещё минуту просто играл, прислушиваясь. Не для его голоса она, да и гитара не самый подходящий инструмент, но…

Покроется небо

пылинками звёзд,

и выгнутся ветки упруго.

Тебя я услышу за тысячу вёрст.

Мы — эхо, Мы — эхо,

Мы — долгое эхо друг друга.

Играть это на гитаре трудно, а петь ещё труднее. К тому же даже Аливия, знавшая русский чтобы можно было поддерживать простой разговор, не всё понимала. Потому Володя и старался донести смысл песни своей игрой, интонацией, тембром голоса.

И мне до тебя,

где бы ты не была,

дотронуться сердцем не трудно.

Опять нас любовь за собой позвала.

Мы — нежность, Мы — нежность.

Мы — вечная нежность друг друга…

Давно уже смолкла песня, а все продолжали сидеть молча. Вот зашевелилась Аливия, выдохнул Осторн.

— Хотела бы я знать твой язык так, чтобы понять всё-всё, все твои песни… Только из-за них я бы выучила его… Ты мне напишешь перевод? Пожалуйста!

— Ну я ведь тоже ещё не очень хорошо знаю локхерский, — улыбнулся Володя. — Но постараюсь.

В дверь осторожно просунулась голова одного из слуг.

— Господин, — осторожно позвал он.

Осторн недовольно вскинулся.

— Ну что там?

— Там это… к милорду пришли… говорят срочно.

— Ну так зови.

Пришли? Интересно, кто это может быть?

Володя отложил гитару и стал ждать. Вот дверь открылась, и тот же слуга пропустил в зал двоих. Первым вошедшим оказался Джером, а вот второго Володя не знал и готов был поклясться, что никогда его не видел. Не очень высок, но довольно плотного сложения, лохмат, кажется, его волосы никогда не встречались с расчёской, из-за чего они напоминали львиную гриву, слегка прищуривался на один глаз. При всём этом его внешность вовсе не казалась отталкивающей, скорее необычной. Володя попытался определить возраст этого гостя, но понял, что не может. Ему могло быть как сорок лет, так и шестьдесят.

— Милорд, — с ходу заговорил Джером. — Есть важные новости… — он многозначительно покосился на остальных в комнате.

Володя убрал гитару в чехол и поднялся.

— Уважаемый Осторн, где бы мы могли поговорить так, чтобы нам не помешали?

Купец мрачно покосился на гостей, похоже сильно недовольный тем, что его дом превращается чуть ли не в штаб.

— Можно у меня в кабинете. Прошу вас за мной.

Дождавшись, когда их оставят одних, Джером не усидел и вскочил со стула.

— Раймонд послал ещё несколько гонцов, милорд!

Володя нахмурился, пытаясь понять, что тут важного.

— Ну и что? Наверное, подстраховаться решил.

— Нет-нет, не к барону. Внутри города.

— А вот это уже действительно интересно, — сразу насторожился Володя. — Проследили куда?

— Да. Потому и говорю, что это важно, милорд. Даже уговорил Крейса со мной прийти.

— Крейс… вроде бы это значит щель…

— Точнее прищур, милорд. Ну когда человек прищуривается.

— Да, прозвище подходит, — согласился Володя.

— Он и есть тот самый теневой король, про которого я говорил.

На этот раз Володя изучил гостя более внимательно. Тот остался к такому изучению совершенно равнодушным. Его, казалось, вообще эта беседа забавляет.

— Очень приятно.

Гость хмыкнул, но опять промолчал.

— Крейс, лучше ты объясни.

— Этот тир Раймонд сразу после того, как отправил сообщение к барону… гонец, кстати, уже покинул город.

— Проблемы были?

— Пару раз моим людям пришлось вмешаться, чтобы он патрулям не попался. Какое сообщение он несёт, мы узнать не смогли, зато мои люди подслушали дальнейший разговор.

— Подслушали?

— Да. Пока тир провожал первого гонца, мой человек проник в дом.

— Ого. Удачно.

— Так вот, сразу после того, как тир вернулся, пришло ещё несколько человек. Сначала они обсуждали слабые места обороны города…

— Про это потом подробнее. Лучше даже поговорить с тем человеком, кто там сидел, может быть что-то из слабостей обороны пропустили.

— Я велел ему быть рядом. Пришлю его сразу, как мы закончим.

Володя уважительно кивнул.

— Продолжайте.

— В общем, Раймонд, оказывается, подкупил одного из теневых королей, — не выдержал Джером. — Точнее заключил сделку и тот пообещал помочь им. — Тут Джером чуть ли не обвиняюще воззрился на Крейса.

— Я не единственный теневой король в Тортоне, — совершенно равнодушно пожал тот плечами. — И остальные мне не докладывают о своих планах. Хотя я и не удивлён, что Пентон пошёл на это — он никогда особым умом не отличался… хотя, надо признать, хитрости ему не занимать.

— А дальше?

— Милорд, кажется, вы не очень удивлены?

— Джером, ну это же был очевидный шаг с их стороны. Я даже принял кое-какие меры против этого. Хотя то, что мы точно знаем, откуда ждать удар сильно облегчит нам жизнь. Так что там за сообщения?

— Плата за уже сделанное, а так же на закупку оружия. Ещё Раймонд передал, чтобы они были готовы выступить по сигналу.

Очень хорошо… — Володя снова задумался. — Полагаю, барон подойдёт завтра утром и постарается захватить город с ходу… для этого ему придётся гнать свои войска всю ночь, но если у него всё получится, это оправдается. Только я очень сильно сомневаюсь, что завтра выступят и люди Пентона. Во-первых, вряд ли они успели подготовиться, а во-вторых, как это ни странно прозвучит, этот Пентон тоже заинтересован в провале первого штурма, а потому будет тянуть с выступлением.

— Э-э-э… милорд… — Джером недоумённо заморгал. — Как это не заинтересован? Простите…

— Твой господин хочет сказать, — опередил Володю Крейс, — что если первый штурм провалится, то их цена для Раймонда возрастёт и с него можно будет стрясти больше денег. Если же барон захватит город штурмом, то зачем ему платить тем, кто ничего не делал? Я бы на его месте точно так же поступил.

Володя задумчиво кивнул.

— Так что с этой стороны я пока ничего не опасаюсь. Потом с этой проблемой мы обязательно разберёмся, но только когда решим то, что у нас сейчас на первом месте. Вот что, с этими людьми Раймонда надо решать. Больше они нам помочь не смогут, а вот навредить вполне. Поскольку завтра с утра бой, я хотел бы не опасаться за тыл, а потому разбираться с ними надо ночью… Джером, возьмёшь солдат и тихонько возьмёшь их всех. Тихо, чтобы никто из них и пикнуть не успел. Всех рассадить по отдельным камерам. Завтра после боя, если для нас всё сложится удачно, мы побеседуем с каждым из них.

— Тихо? — хмыкнул Крейс. — Солдатами? Они перебудят весь квартал ещё когда только будут подходить к домам.

Володя сморщился. Доля правды в этом есть — солдаты не бойцы спецназа и арестовывать не их профиль. Городская стража тоже в этом не помощник.

— Это верно, — даже не стал спорить Володя. — Но другого варианта всё равно нет…

— Если милорд пообещает, что отдаст нам имущество…

Володя думал недолго.

— Кроме бумаг и книг — там могут быть ключи к шрифтам. Кроме того, вы вернёте любую вещь по первому требованию, если она окажется связанной с их шпионской деятельностью. Золото же можете забрать сразу.

— Договорились. Куда доставить?

— Это с Джеромом обговорите. Главное, чтобы они друг друга не видели. То есть каждый должен быть уверен, что схватили только его одного. Джером, ты понял? Как лучше всё организовать — решишь сам. Ещё что есть?

— Больше ничего, милорд.

— Хорошо. Тогда пришлите мне вашего человека, который подслушивал.

— Конечно, милорд… Когда арестовывать шпионов?

Володя на миг задумался.

— Думаю, вам надо время на подготовку… как стемнеет, начинайте. А я пока отвлеку Раймонда — с ним я сам разберусь.


Разговор с человеком, подслушавшим разговор Раймонда, надолго не затянулся и Володя сразу отправил гонца к Конрону с замечаниями по обороне. Тир явился минут через сорок, когда все собрались в столовой и ужинали. Володя как раз объяснял Генриетте как пользоваться ножом и вилкой, поскольку вредная Аливия начала хихикать над её неумелыми действиями. Схлопотав подзатыльник, она обиженно притихла и сейчас ревниво наблюдала, как Володя говорил с Генриеттой.

— Ага. — Конрон ввалился в столовую и без приглашения плюхнулся на свободный стул.

Володя удивлённо посмотрел на него.

— Я думал, вы занимаетесь исправлением слабых мест в обороне?

— Пинков помощникам надавал, как раз сейчас скачут. Потом проверю. Я, собственно, спросить… — Конрон ненадолго замолчал, потом выпалил. — Объясни мне, откуда ты узнал про заброшенный подземный ход??? Я специально Лирома тряс, даже в архивах о нём сведений нет! А ты не только знал, но и указал его точное место! А про стену??? Там вода и правда немного подмыла фундамент. И откуда ты про остальное узнал?!!

— Если я прав, то чем ты недоволен? — ещё больше удивился Володя.

— Я хочу понять, откуда ты это всё узнал?!

Володя пожал плечами.

— А какая разница? Если есть слабые места — их надо исправлять. И быстрее. Завтра с утра барон будет здесь.

— Что? — Конрон весь подобрался. — А это ты откуда знаешь?!! Мои разведчики ещё не возвращались.

— Простой расчёт. Или утром, или чуть позже. Ему, конечно, придётся свои войска гнать очень быстро, но он успеет… если я правильно понял характер барона.

— Но почему ему надо прийти именно утром?

— Потому что если он подойдёт после обеда у него не хватит времени захватить город до темноты, а ночью преимущества на стороне защитников — они лучше знают улицы города.

— Ну ладно, а почему бы тогда ему не подождать и не подойти послезавтра утром?

— Потому что его засекут наши разведчики, и мы будем его ждать. А ещё потому, что я обещал, что завтрашний день будет последним, когда открыты ворота.

Конрон потряс головой.

— Ничего не понимаю. А барон-то откуда об этом узнает?

— Ему сообщит тот гонец, которого отправили к нему из города.

— И он поверит твоему гонцу? — Кажется Конрон совсем растерялся.

— Моему? Конечно нет. Но ведь это не мой гонец. — Володя снова глянул на часы. — Конрон, у нас очень мало времени. Боюсь, что этой ночью не придётся спать ни тебе, ни мне. Давай потом поговорим? Мне не жалко всё объяснить, но это займёт очень много времени, а кроме твоего удовлетворённого любопытства ничего не даст. Позволь мне до вечера просто посидеть тут?

Похоже, тот правильно понял. Хмыкнул.

— Ладно. — Конрон поднялся. — Но после боя ты мне всё объяснишь. Пойду проверю, как там все.

Когда Конрон вышел, в комнате ещё некоторое время царила тишина. Аливия испуганно посматривала на Володю, сообразив, что если завтра бой, значит, ему придётся в нём участвовать. И как бы она не верила в него, но бой есть бой… Она вдруг соскочила со стула и подошла к нему, прижалась.

— Ты ведь вернёшься завтра?

Володя обнял её и улыбнулся.

— Конечно. Как только прогоним злодеев.


Глава 26 | Князь Вольдемар Старинов: 1. Уйти, чтобы выжить. 2. Чужая война (авторская версия) | Глава 28