home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Прежний герцог занимал две комнаты в замке — одна, судя по всему, спальня, вторая кабинет. Володя ненадолго задумался, потом прошёл в кабинет и от двери внимательно осмотрел обстановку. Счастье, что мебели в этом мире ещё не очень много: стол, какой-то то ли шкаф, то ли секретер, неизменный камин, несколько стульев.

— Как там говорили на Базе? — пробормотал Володя. — Будем надеяться, что герцог тех лекций не слушал и его тайники не блещут оригинальностью.

Володя медленно обошёл комнату по периметру, обращая внимания на каждую мелочь. Ага, один камень над камином кажется более светлым, чем остальные. Мальчик достал нож, осторожно подковырнул его и с трудом вытащил. Внутри оказалась полость, в которой стоял небольшой ларец. Обрадованный Володя вытащил его, осторожно водрузил на стол, поковырялся проволокой в не очень хитром замке и откинул крышку. Первая радость сменилась разочарованием — тут оказались векселя и кредитные расписки. Володя достал свою тетрадь, перевёл все цифры в десятичную систему и сделал приблизительный подсчёт. Кажется, наш герцог в долгах, как в шелках. Мятеж недёшево ему обошёлся. Интересно, но ничего важного. Он отставил шкатулку, сел за стол, некоторое время сидел неподвижно, а потом стал последовательно открывать все ящики и доставать оттуда вещи. Сначала это были пузырьки с чернилами, заготовленные перья, песок, перочинные ножики, нож для взлома печатей, сургуч. Самой герцогской печати в столе не было, но оно и понятно, такие вещи всегда с собой носят. В другом ящике обнаружилась бухгалтерская книга. Володя начал было её просматривать, но вскоре заскучал. Надо будет попросить Осторна подыскать бухгалтера… пусть разбирается, решил он.

В следующем ящике лежали личные письма. Володя быстро пробежал их, потом на всякий случай погрел каждое над пламенем свечи — никаких скрытых букв не проступило.

— Не может же быть, чтобы ничего не было, — пробормотал Володя и снова самым тщательным образом осмотрел стол, даже произвёл замеры, никакого несоответствия не нашёл.

Он снова вернулся к двери и оттуда осмотрел комнату, ощупал камин, заглянул даже внутрь, просто на всякий случай, вряд ли там документы хранят. Снова задумался. Ну не под драпировкой же он бумаги прячет? Как их оттуда достать?

Володя решил пока оставить кабинет и осмотреть спальню. Там тоже отыскался тайник, но в нём оказались женские драгоценности. Мальчик осмотрел шкатулку, засыпал драгоценности обратно и поставил её на прикроватный столик. Снова вернулся в кабинет… тут он хлопнул себя по лбу и стремительно метнулся к найденному тайнику.

— Болван! Как же я забыл о такой возможности!

Снова осмотрев тайник, он усмехнулся, сунул туда руку и отодвинул ещё один камень в сторону. Из новой ниши достал целую сумку, из которой всё и высыпал на стол: письма, какие-то записки, тетрадь, точнее листы, сшитые в тетрадь грубыми нитками.

Первое же письмо заставило Володя даже рот раскрыть от восторга, едва крик сдержал. Это было намного больше того, что он ожидал. Намного. Второе письмо оказалось менее значимым, но тоже нормально. Быстро пробежав их все, Володя раскрыл тетрадь, уже в общем-то догадываясь, что там может быть. В остальных бумагах обнаружились несколько ключей к шифрам, расходные и доходные ведомости с именами — бесценная вещь, ещё какие-то записи для памяти.

Перечитав всё ещё раз, Володя аккуратно уложил их обратно, а сумку повесил себе на плечо.

— Эй, кто там!

В комнату заглянул один из солдат.

— Звали, милорд?

— Да. Срочно разыщите Джерома и Винкора и пусть бегом мчатся сюда.

Солдат козырнул и исчез. Долго ждать не пришлось и вскоре оба вызванных, с трудом переводя дух, видно бежали, стояли перед князем.

— Значит так, — Володя прошёлся перед ними. — Винкор, бери парочку солдат на выбор и переверните в этих комнатах всё, вскрывайте полы, драпировку отдирайте, можете всю мебель на дрова пустить.

— Что искать? — сразу сообразил Винкор.

— Что угодно. Всё найденное немедленно ко мне. Немедленно! Особенно бумаги. Теперь ты, Джером… — Володя задумался. — Винкор, приступай, мы в другой комнате поговорим.

В первой же попавшейся пустой комнате Володя усадил Джерома на стул и сам сел напротив.

— У тебя есть надёжные и умные люди на примете?

— Найдутся, милорд.

Володя помолчал.

— Значит так, собирай таких людей. Пора тебя к делу привлекать. Судя по тому, как ловко ты управился тут, справишься и с этим делом. Мне нужна информация о всех значимых событиях в королевстве. Вот эту информацию и будешь собирать ты. Конечно, не ты, набирай людей, вербуй, пугай. Вся информация о них будет сходиться к тебе, а ты уже будешь сообщать её мне. Понял?

Джером нахмурился и задумался.

— Кажется, да, милорд.

— Если что-то смущает, то лучше откажись сейчас. Потом отказаться уже не сможешь.

— Я согласен, милорд.

— Отлично. Тогда первая задача. Вот письма некоторых очень высокопоставленных людей герцогу. Они пишут, что готовы поддержать его притязания на корону.

— Так это же… — Джером даже побледнел.

— Верно, готовая плаха для них всех. Но отправить этих людей на плаху проще всего, но мёртвые пользу не приносят. Понимаешь?

— Не совсем, милорд.

— Снимай копию с этих писем и пусть верный человек доставит их к этим людям. Полагаю, намёк они поймут. Да, на меня они подумать не должны ни в коем случае. Пусть этот человек будет от какого-нибудь обедневшего рыцаря, который случайно наткнулся на эти бумаги. Найди подходящего человека. Естественно, ему нужны деньги за них. Дальше пусть на них выйдет другой человек или пусть они случайно на него выйдут и он предложит им помощь в решении этой задачи. Мы эту проблему им «решить» поможем, но в обмен они будут служить нам, поставляя информацию. Посты эти люди занимают высокие, так что информацию будем получать из первых рук.

— А не очень рискованно? — засомневался Джером. — Если мы вернём им письма — они сорвутся.

— Нет. Кроме писем вот тут есть приходные и расходные ведомости, в которых прописаны траты на готовящийся переворот. Так что кроме писем хватает документов. — Володя бросил два письма Джерому. — Вот эти два человека должны служить мне. А вот этих троих можно сдать герцогу Алазорскому. Подбери гонца, отправим копии герцогу, пусть дальше сам думает.

— А почему так?

— Эти трое ключевые фигуры в заговоре. Работать на побегушках они не будут, а проблем создадут. Нет, этих надо убирать, они нам не по зубам. Кстати, можно придумать чтобы остальные подёргались от ареста, а мы их, типа спасём от плахи.

— Я подумаю, милорд, и вам доложу свои мысли.

— Правильно. А вот в тетради шпионы старого герцога перечислены и платы им. Смотри сам, кого того, а кого и перевербовать можно. Кажется, герцог очень плотно пытался обложить короля… и даже своим союзникам не доверял, тут, если я ничего не путаю, даже личный слуга одного из его ближайших друзей. В общем думай, завтра своими мыслями поделишься. Потом обговорим с тобой структуру и задачи.

До вечера Винкор притащил ещё несколько бумаг, которые после ознакомления частично отправились к Джерому, а некоторые Володя припрятал подальше от всех.

— Читал? — поинтересовался Володя у Винкора.

— Нет, ваша светлость.

— Врёшь. Но советую забыть об этом. Сам понимаешь, чем для тебя это может закончиться. Ладно, продолжай работу.

Володя забрал шкатулку с драгоценностями и отправился навестить герцогиню. В комнатах он застал почти идилистическую картину: графиня Лурдская сидела у ложа раненного, герцогиня что-то вышивала у окна, её дочь развлекала Генриетту. Только мальчик портил всю картину, усиленно пытаясь пролезть сквозь решётки на окнах.

— Напрасно стараешься, Корт, — заметил ему Володя. — Я велел проверить все решётки на окнах как раз на такой случай. Да и что бы ты стал делать, если бы выбрался?

— А вот узнал бы, — нахально заявил он.

— Герцогиня, на вашем месте я бы приглядывал за сыном. Это здесь безопасно, а на улице всякое может случится.

Герцогиня немного побледнела, явно не думала, что снаружи может быть опасно. А Володя водрузил перед ней шкатулку с драгоценностями.

— Кажется, это ваше. Кстати, если вам в голову придёт мысль подкупить охрану чтобы сбежать… ну право, подумайте ещё раз, стоит ли.

Герцогиня с некоторой растерянностью посмотрела на шкатулку, на князя, но тот уже успел выйти и как раз закрывал за собой дверь. Она открыла крышку и просмотрела все украшения — не пропало ничего.

— Этот князь… Лониэль, ты, кажется, знаешь его…

— Я случайно с ним встретилась на корабле, когда плыли в Тортон. — Графиня вздохнула. — Знаю ли я его? Его невозможно знать, но он очень… наверное смешно говорить такое про этого коротышку, но я не хотела бы иметь его врагом. Он очень сильно помог нам тогда с дочерью. Если бы не он, мы бы вряд ли выбрались из осаждённого города, а меня, скорее всего, уже не было бы в живых. Я не знаю, что у него на уме, но одно могу сказать точно, вам с детьми ничего не угрожает. Кажется у него была какая-то трагедия и погибла его семья… как я поняла, он один остался. Потому у него несколько трепетное отношения к тем, кого он считает слабыми и нуждающимися в защите. Спас в лесу от волков какую-то купеческую девчонку, а потом таскался с ней по всему королевству разыскивая её родителей. Он, кстати, к ним и направлялся на том корабле.

— Девчонку? — подняла голову дочь герцогини.

— Ага, — отозвалась вместо матери Генриетта. — Её Аливия зовут. Мы с ней много потом играли. Она знаешь как дерётся? Ни один мальчишка с ней не справится — князь учил.

— Князь… А что это за титул?

— Он из далёких краёв, Улияна, — ответила подруге графиня. — Как я поняла, он соответствует примерно герцогскому. Его величество знал кого назначить сюда… Хотя, скорее всего, это ему старый лис, Линар Алазорский посоветовал. Этот мальчишка ведь и в Тортоне отличился. Город тогда не пал только благодаря ему. Извини, Улияна, но твой муж был слишком самонадеян, когда говорил свои слова про осла. Жаль меня тогда здесь не было, может тогда он более серьёзно отнёсся бы к противнику.

Герцогиня с сомнением покачала головой.

— Если он что возьмёт себе в голову… ты же знаешь, как он относится к советам от женщин.

— Знаю… а вот князь, кстати, обязательно прислушался бы.

— И всё-таки, что он собирается с нами сделать?

— Не знаю, но уверена, что ничего плохого. Говорю же, у него своё отношения к тем, кто требует защиты. А вот предателей он очень не любит… кажется, его родители погибли из-за предательства. Знаешь… когда с ним поближе познакомилась он показался мне… очень несчастным… Не знаю, как это чувство объяснить. И он совершенно не обязан был помогать мне, тем более помогать жене мятежника. Но одно могу сказать… если кто и сможет победить мятеж вашего мужа, то это именно он.

— Вы хотите сказать, что этот мальчишка сможет победить моего папу? — фыркнула девочка и рассмеялась.

Графиня покачала головой.

— Не надо его недооценивать. Ой как не надо. Я видела, на что он способен и знала человека, который вот так же его недооценивал… не знаю что с ним стало сейчас. Да вот когда Рокерт очнётся, спросите его, он лучше меня сказать сможет, он тогда много времени рядом с князем был.

— И где тут у вас раненный? — в комнату уверенно вошёл мужчина в лёгком плаще, без доспехов и даже без оружия. — Арвид. Доктор Арвид, — запоздало представился он, заметив ошарашенные взгляды окружающих. — Так где у вас раненный? А-а-а, вот он, вижу-вижу.

Не спрашивая разрешения, он подошёл к раненному, пощупал заинтересовавшие его бинты.

— Ага, вижу, милорд уже осматривал и даже перевязал. Так, жара нет, повязку снимать не будем. Всё нормально, скоро очнётся. Просто много крови потерял. До свидания.

— Но… — хотела было что-то сказать графиня, однако дверь за врачом уже закрылась.

Как и обещал Арвид Рокерт очнулся где-то через полчаса.

— Лежите, Рокерт. Как вы? — Над солдатам склонилась графиня.

— Всё в порядке, госпожа… где я?

— Вы в моей комнате, солдат, — отозвалась графиня и подошла к кровати. — Князь приказал вас принести к графине.

— Князь? — Рокерт нахмурился.

— Князь Вольдемар, помните? — поинтересовалась графиня. — Он здесь.

— Понятно. — Рокерт тихонько застонал и коснулся груди. — Говорил я его светлости, что бы он был осторожным, но он не послушал. Интересно, что князь собирается делать дальше? Судя по всему, у него есть какой-то план.

— Вы знаете какой? — поинтересовалась герцогиня.

Рокерт хмыкнул.

— Если бы… В Тортоне мне ни разу не удалось угадать что у него на уме. Интересно, что он сейчас делает?


«Сейчас» Володя сидел во главе стола и задумчиво барабанил пальцами по столу, дожидаясь, когда соберутся все командиры на совет. Некоторые уже пришли, терпеливо сидя за столом и дожидаясь, когда начнётся совещания. Володя не обращал ни на кого внимания и только когда вошёл граф он оторвался от созерцания своих барабанящих пальцев и слегка кивнул. Граф сел рядом с ним, тоже некоторое время смотрел на выбивающую дробь руку, потом откинулся на спинку стула.

Командиры настолько привыкли, что князь появляется всегда последним, что при входе в комнату замирали, глядя на него с недоумением, потом опасливо осматривались — не опоздали ли. Убедившись, что всё нормально, они тихонько занимали свободное место. Наконец собрался весь генералитет. Володя дождался тишины и встал. Немного помолчал, а потом обратился сразу ко всем:

— Итак, первый этап прошёл успешно и мы захватили замок со всей казной.

— Там было-то всего ничего, — хмыкнул Конрон.

— Сколько — неважно. Главное, что у герцога и этого больше нет. Сейчас предлагаю заслушать доклады командующих. Арвид.

Врач тоже встал и коротко рассказал о потерях, раненных, прогнозах по ним. Так же сообщил, что подыскал подходящее место для госпиталя, которое как раз сейчас привели в порядок и сейчас там ставят кровати.

— Значит погибли пятьдесят три человека и ещё может умереть человек пять. Остальные, вы говорите, непонятно?

— Сорок восемь человек точно выздоровеет, шестнадцать я отпустил сразу после перевязки. Под вопросом семь человек.

— Хорошо, — кивнул Володя. — После совещания навестим их.

Дальше коротко заслушали коменданта, который доложил о найденных припасах в замке, размещении пришедших обозов с продовольствием, принятые меры к укреплению обороноспособности замка. Ему задавали вопросы, иногда давали советы по тому или иному вопросу, который возникал. Сам Володя в это не вмешивался, логично полагая, что все эти люди в таких делах намного опытней его и потому слушал и учился.

Выслушав всех, Володя вместо продолжения совещания подвёл итог:

— Результаты штурма всем понятны, потери могли бы быть и поменьше. Все они следствие всё ещё неудовлетворительной подготовки войск. Поэтому предлагаю завтра в шесть утра собраться здесь и обсудить план учений, а так же планов дальнейших действий… — На князя все разом глянули с одинаковым удивлением — до сегодняшнего дня он не выказывал стремлений советоваться с ними по поводу будущих планов и даже в узком кругу просто ставил задачи, а потом уже обсуждались способы их решений. — Полагаю, до утра у всех будет время обдумать текущее наше положение. А сейчас все свободны.

— А почему не сегодня обсудить? — удивился граф Танзани, когда все ушли. — Времени-то ещё полно.

— Времени полно на что и для кого? — Володя снял со спинки стула свою накидку и набросил её на плечи. — У нас может быть, а во дворе раненые умирают.

— Ах вон ты к чему, — протянул граф, задумчиво кивнув. — Тогда не буду тебя задерживать. Удачи.

В госпитале Володя сразу велел Арвиду провести его к самым тяжёлым раненным. Врач светил факелом, а мальчик, весь зелёный, осматривал вспоротые раны.

— Здесь, боюсь, я ничего не смогу сделать — повреждены внутренности. Их надо шить, но в таких условиях…

Арвид кивнул и, ничем не выдавая эмоций, отправился к следующему. Здесь Володя задержался подольше, изведя пузырь перекиси водорода.

— Арвид, у меня лекарств не так уж и много. Осталось всего две банки перекиси… Надо будет нам с тобой заняться изготовлением спирта, моих припасов, боюсь. Надолго не хватит.

— Спирт, это…

— Дезинфекция и обеззараживающее средство. Вы же видели, как я смачивал им вату и протирал те места, куда делал укол, или которые резал.

Осмотр продолжался. Где-то Володя задерживался подольше, делая уколы и что-то объясняя Арвиду, где-то качал головой и проходил дальше.

— Скажите, милорд, а у вас бы этих людей спасли?

Володя задумался.

— Если бы они сразу оказались бы в операционной очень может быть. Разве что с первым были бы проблемы — слишком большие внутренние повреждения. Просто удивительно, как он до сих пор жив.

— Понятно. — Арвид вздохнул. — А я ничем не могу помочь им.

— Дело не в знании. Я знаю, как их можно было бы спасти, но у меня нет ничего, что им могло бы помочь. На все случаи жизни лекарств не захватишь. Да тут и не в лекарствах дело. Ну найдётся у меня обезболивающее, противошоковое. Можно провести анализ крови и сделать переливание — система тоже есть. Но знания и опыт… Тут нужен хирург высочайшего класса, чтобы всё правильно сшить. Но даже тогда могут возникнуть осложнения. Надо нам с тобой, Арвид, искать местные заменители лекарств и тогда можно будет обоим учиться. Рецепт приготовления спирта я знаю, надо будет скупить у крестьян всё зерно не очень хорошего качества и поставить на брожение. С дистиллятором будут проблемы…

— Дистиллятор?

— Ну видел у меня такую штучку типа трубки в трубке? Я воду дистиллированную делал.

— Которая, ты говоришь, без примесей?

— Да. Я в ней все лекарства развожу — у меня-то они в концентрированном виде. Чтоб места меньше занимали, иначе пришлось бы телегу с лекарствами за собой возить.

— Перед походом вы, милорд, помнится, наделали много запаса этой вашей воды.

— Вот тут тоже самое — продукт брожения надо будет перегнать через такой дистиллятор и лучше два раза. Вот и получим спирт — универсальное средство обеззараживания и первый помощник врача. А вот с остальным… Я вам говорил, что таблетки делятся на группы, в каждой из которых могут быть много видов лекарств.

Арвид задумался, достал из сумки тетрадь и принялся что-то в ней выискивать.

— Это антибиотики, противовоспалительные, антигистамины…

— Оно. Антибиотики заменить нечем, так что тут без вариантов. Противовоспалительные я точно знаю, что есть множество трав, настой которых, может служить для этого. Тоже самое и по остальным группам. В идеале было бы неплохо найти какую-нибудь знахарку и переговорить с ней. У меня есть целая энциклопедия по лечебным травам, но пока я тут нашёл не очень много знакомых растений.

— Знахарка, — презрительно фыркнул Арвид. — Совершенно не научный подход.

— Извини, но я предпочту выздороветь не по науке, чем помереть по ней, как это едва не случилось с принцессой.

— Этот с позволения сказать врач был шарлатаном!

— Кто ж спорит? Но тем не менее.

— Да… если бы не ваши лекарства, милорд… боюсь, что на тот момент я бы спасти принцессу не смог, а после ваших лекарств ей уже на второй день стало лучше.

— Извини, Арвид, но мне надо идти — дел ещё много. И всё же постарайся узнать о какой-нибудь знахарке, живущей поблизости. Хуже ведь не будет, если мы поговорим с ней. Может она и окажется шарлатанкой, а может и нет.

До поздней ночи Володя задумчиво сидел перед картой герцогства, изучая окрестности. Как ни странно, но на этот раз никакой тревоги он не чувствовал. То ли уже привык ко всему, то ли настолько устал, что никакие волнения в голове просто не помещались. Решив, что большого смысла в дальнейшем издевательстве над организмом нет, он разделся и улёгся в приготовленную слугами кровать. Ощущения ночёвки в только что захваченном вражеском замке оказались довольно необычные… и сверчки ночью что-то расшалились.

Утром, уже не нарушая сложившихся традиций, Володя вошёл в зал, где собрались офицеры, последним. Оглядев собравшихся, он прошёл к своему месту, но садиться не стал.

— Итак, господа, наше положение все вы прекрасно знаете. Скоро известие о падении замка дойдёт до герцога и тот ускорит марш, чтобы наказать нас за нахальство. Какие предложения будут?

Задав этот сакраментальный вопрос, Володя опустился на стул, откинулся на спинку и выжидательно поглядел на всех. На миг в комнате воцарилась тишина, которая моментально взорвалась гомоном голосов. Кто-то заспорил с соседом, некоторые пытались согласовать своё видение ситуации. Во всём этом шуме невозмутимыми остались только Лигур, Конрон и Танзани. Граф, правда, неторопливо поднялся со своего места, отозвал Лигура к окну и стал что-то у него выспрашивать. К ним подошёл Конрон. Недолго посовещавшись, они, почему-то дружно косясь на князя, вернулись на свои места.

— Что-то придумали? — поинтересовался Володя.

— Мысли у меня есть, но боюсь, они вступят в конфликт с твоими. Потому предпочту выслушать твой план и его обдумать.

— А вот мне бы хотелось выслушать разные мнения, — вздохнул князь. — Возможно в моём плане произойдут изменения.

Наконец один из офицеров решился заговорить — видно делегировали его от группы. Тот довольно толково рассказал о текущей ситуации, что их остальные войска подойдут однозначно раньше войск герцога и этим надо воспользоваться, чтобы дополнительно укрепить замок, а потом засесть в оборону…

Володя до этого момента слушал внимательно, но когда пошёл разговор о дополнительных укреплениях жестом остановил его.

— Кто ещё думает, что надо садиться в осаду?

Поднялось несколько рук.

— Готовы обосновать это мнение?

На этот раз выступил один из полковников, бывший раб. Локхерцы поморщились, но ничем иным своё отношение к выскочке не проявили — в своё время князь довольно резко отреагировал на попытку одного из тиров высказать нежелание находиться в одном помещении с бывшим рабом, после чего этот тир вылетел из этого помещения пулей с категорическим запретом подходить к князю даже близко. Слова, которыми проводил тира князь хоть и были на незнакомом языке, но их смысл дошёл до всех.

Полковник ненадолго задумался, собираясь с мыслями, а потом объяснил, что превосходство врага в силах таково, что принимать бой в открытом поле чрезвычайно опасно…

Тут же нашлись тиры, которые обвинили его в трусости. Володя прервал готовый было уже разгореться скандал хлопком ладони по столу, а сидящий рядом граф Танзани медленно обвёл спорщиков таким взглядом, что те моментально притихли, а зачинщик даже робко пробормотал извинение. Во даёт человек, восхитился Володя, один взгляд и моментально тишина и порядок.

«Интересно, чтобы я без него делал?» Мда уж, пока такой вот авторитет не будет у него руководить этими людьми занятие не из приятных. Если бы не граф ещё неизвестно, что получилось бы. Половина бы тиров смертельно обиделась и свалила бы куда подальше, другая половина собачилась бы с выдвиженцами Владимира из-за их низкого происхождения, а то и вообще из бывших рабов. В результате ни о каких боевых действиях речи бы ни шло. Конрон ещё смог бы держать в узде своих, но те рыцари, которые присоединились к отряду в надежде на славу в столице точно бы устроили дебош. А вот с графом такие шутки не проходили. Во-первых его авторитет среди рыцарства и тиров был непререкаем — пример для подражания, во-вторых, слава лучшего бойца королевства и доверенное лицо прежнего короля, а теперь, судя по всему и молодого, и в-третьих, при всей своей сдержанности он обладал очень суровым характером и если его рассердить, то неприятности можно было поиметь на все части тела. Это знали все и ссориться с таким человеком желающих не находилось. Как все благородные относились к тому, что граф в данном случае выступал как тень этого чужеземного князя, подчёркнуто выказывая ему уважение подчинённого командующему, оставалось загадкой. А спросить напрямую графа почему он так поступает желающих не находилось.

— Как я понимаю, у вас есть более храброе предложение? — поинтересовался у спорщика Владимир. — Мы слушаем вас.

Как и ожидалось — всё его предложение свелось к тому, чтобы выступить вперёд и разгромить врага в открытом бою.

— А если он нас разгромит, что делать?

Такой вопрос поставил храбреца в тупик. Он на мгновение задумался, а потом понёс ахинею про храбрость преданных королю солдат, про помощь богов тем, кто соблюдает клятвы и обречённость мятежника. Под пристальным взором князя накал страстной речи постепенно спадал, а под конец тир совсем замолчал, прервавшись на полуслове.

Володя поднялся.

— Господин Рихард, война, не гадание и не стоит делать ставку на броски костей. Сегодня может повезти, завтра, но однажды не повезёт. Нам же надо победить, поскольку ставки предстоящего боя велики. Любителям же острых ощущений предлагаю сыграть в те же кости на собственные жизни. Что вскинулись? Вот тир Рихард нам только что это и предложил — выйти в поле и вперёд: повезёт, не повезёт. Но в одном он прав — отсиживаться за стенами замка мы не можем. С одной стороны кажется, что всё замечательно: крепкие стены, многочисленная армия, запасы продовольствия с прибытием наших обозов месяцев на шесть хватит. Проблема только в том, что нет у нас этих месяцев, чтобы сидеть в обороне. Запираясь в замке, мы обрекаем себя на пассивную роль. Ресурсов же у герцога намного больше, чем у нас и он может стоять у замка хоть полгода, хоть год. Единственная польза от нашего сидения — сорвётся договорённость между Эрихом и герцогом. И то не факт, нас тут могут просто заблокировать частью войск, а остальная пойдёт на столицу.

— Мы могли бы использовать жену… — Под яростным взглядом князя советчик стушевался и плюхнулся на место словно подкошенный.

— Ну-ну, продолжайте, — свистящим шёпотом посоветовал он. Таким князя ещё не видели. Гневным, спокойным, усталым, пылающим энтузиазмом, но тут… ярость безграничная, первозданная. От неё становилось по настоящему жутко и уже плевать на возраст и рост — в таком состоянии рвут зубами и когтями пока сами не сваливаются мёртвыми или пока не растерзывают противника в клочья. — Что же вы остановились? — Голос князя немного окреп, убавив ярости и добавив ледяного спокойствия, от чего стало ещё страшнее. — Чего только жену? А давайте и детей его выставим на крепостной стене с петлями на шее. Откажется сдаться, тут же и повесим. Готовы поработать палачом?

— Я ничего такого… да я не… — отчаянно забормотал советчик.

— Ваше предложение скверное хотя бы потому, что такие действия крайне редко успокаивают кого-либо, зато приводят в ярость гарантировано… делюсь с вами личным опытом. И если у такого человека есть средства и ресурсы добраться до горла виновника гибели его семьи, а герцога всё это есть, то следствием будет война на уничтожение по всему герцогству. Мне же оно нужно с целыми деревнями и городами…

Чуть прикрыв глаза, Володя медленно, прошёлся ко комнате. В полнейшей тишине только слышно было как скрипели его сапоги и тихонько позвякивали мечи за спиной.

— Всем слушать приказ, — наконец заговорил он и впервые ни у кого не возникло желания спорить. — Через два часа все отряды должны выйти из замка, подготовить луг, который находится южнее замка, под полигон. План учения следующий… — Князь подошёл к стене и сорвал с неё приколотую ткань, под которой оказалась прикреплённый лист бумаги со схемой расположения войск. Володя взял тонкий прут, который приспособил под указку. — Поскольку наша артиллерия пока не подошла — её роль будут играть разгруженные телеги. Это будут спрингалды. Стрелометы и требуше пока оставим — с ними займёмся позже, когда отработаем тактическую схему. Суть её в следующем…

В полнейшей тишине, Володя показывая на схеме, объяснял где должна быть чья позиция и как происходит перестроение войск.

— Поскольку ожидается именно конная атака — противником сегодня назначается отряд Конрона. Он выходит вот из этого леса и устремляется на выстроенную пехоту. Та должна выждать пока всадники не приблизятся и организованно отойти за телеги, изображающие спрингалды. В случае возникновения замешательства или паники пехота считается уничтоженной и маневр повторяется. Будет отрабатывать этот маневр до тех пор, пока каждый солдат не поймёт как нужно действовать в той или иной ситуации. Потом задачу усложним. До подхода герцогской армии у нас остаётся шесть дней. Это время мы не должны потратить впустую. Офицеров прошу разойтись по отрядам. Через два часа я буду на поляне, чтобы наблюдать учение.

Люди, тихонько переговариваясь, стали расходиться. Иногда то тот, то иной человек бросал в сторону Володи испуганный взгляд, но тотчас отводил его и спешил поскорее покинуть комнату. Вскоре остался только граф Танзани. Володя вопросительно вскинул голову.

— Как я понимаю, в этих учениях опять нет места моим людям, а потому мне незачем идти к солдатам.

— Я бы хотел остаться один, — буркнул Володя.

— Правда? И не надо на меня сверкать глазами, поверь, я видал и погрознее. Лучше говори, что ты там задумал.

Володя набрал уже было воздух, чтобы наорать на граф, но на миг замер, а потом тихо выпустил его.

— Извини, — буркнул он. — Сорвался. Давно со мной такого не было… в военной школе преподаватели думали даже, что у меня и чувств не осталось.

— Тебя настолько разозлило предложение этого дурака?

— Я просто представил на его месте того человека, который убил моих родителей и сестру. Тоже искал лёгких путей.

— Я так и подумал. Но ты всерьёз думал, что герцог стал бы мстить?

Володя достал из кармана накидки лист бумаги, развернул.

— Герцог Торенды, натура впечатлительная, нерешителен в принятии решений, однако раз что-то решив идёт к цели уже не сворачивая. Любит жену и детей… Тут ещё есть, но главное это.

— Хм… Ты всегда о каждом противнике собираешь такие сведения?

— Да. Так проще просчитывать их реакцию. Когда знаешь свои силы и слабости, и знаешь силы и слабости противника победить проще.

— Ясно… Слушай, а может тогда отправим семью герцога в столицу? Не смотри на меня так, я даю слово, что там им не будет причинён вред.

— Нет. Нельзя. Герцог очень любит семью и сделает всё возможное для того, чтобы освободить её. И пока она здесь, он помчится сюда с максимальной скоростью, бросив всё, что его сдерживает. Значит придёт он сюда только с кавалерией и с той пехотой, для которой найдутся запасные кони. Если же он узнает, что семью уже увезли, то спешить у него причин не будет, он остановится и начнёт собирать силы для гарантированной победы, а потом уже двинет на столицу, чтобы спасти семью.

Граф очень задумчиво посмотрел на Володю.

— Ты именно это имел в виду, когда говорил, что в случае захвата замка герцог придёт сюда с меньшими силами, чем если просто пойти ему навстречу?

— Ну да. И ещё он будет гнать людей с максимальной скоростью.

— Да уж… Однако при всём твоём желании защитить его семью это не мешает тебе их использовать против герцога. Скажи, а если бы они тебе не были нужны тут, ты бы отправил их к королю?

Володя покачал головой.

— Артон слишком вспыльчив… Извини, буду откровенен, хотя тебе это может не понравится… считай как хочешь, но я не думаю, что Артон удержался бы от мести. А потом сильно бы жалел.

— Пожалуй, тут ты прав, — задумался граф. — Скажи… а ты сам бы стал мстить за гибель отца, если бы мог?

— Хм… трудный вопрос. — Володя изучил потолок. — Со своим теперешним опытом я думаю, что нет. — Наткнувшись на недоверчивый взгляд графа, пояснил: — Если бы убийца не тронул никого, кроме отца я бы мстить не стал. Понимаете, мой отец вовсе не был невинным человеком и, полагаю, на нём тоже есть кровь… не мне его судить. В те игры он сам начал играть, никто насильно не заставлял его туда лезть. И ставки той игры он прекрасно знал. Просто он доверился человеку, который доверия не заслуживал. — Володя вздохнул. — Проблема в том, что если бы погиб только отец, то у меня не было бы моего теперешнего опыта и когда бы я подрос, наверняка тоже влез во все эти дела, желая отомстить, наказать, властвовать. Это сейчас я понимаю, что никакая власть не стоит жизни близких людей.

— Тут с тобой многие бы не согласились.

— Возможно потому, что им не приходилось терять по настоящему близких людей. Жаль, что герцог Торенды не понял, что для него по настоящему важно, в результате потерял всё.

— Ну ещё не потерял, но с твоей помощью… — Володя сморщился. Граф воззрился на него с явным удивлением. — Слушай, а ведь тебе действительно жаль, что всё так происходит! Ты не шутишь! Ты жалеешь о таком выборе герцога даже несмотря на то, что именно благодаря этому мятежу стал настолько нужен королю, что тот вознёс тебя, чужака, на вершину власти, сделав одним из семи правителей королевства!

— Тебе трудно понять… — Володя встал. — Извини, надо кое-что сделать перед началом учений. Встретимся на поле.

Граф не стал останавливать князя, но даже когда за ним закрылась дверь ещё долго смотрел ему вслед с безграничным удивлением.


Глава 22 | Князь Вольдемар Старинов: 1. Уйти, чтобы выжить. 2. Чужая война (авторская версия) | Глава 24