home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25

Войска противника выстроились где-то в километре от выстроивших войск. Володя поймал себя на мысли, что сейчас они представляют из себя замечательную мишень для миномётов. Ударить отрезающе позади них, а потом медленно приближать прицел, принуждая их наступать прямо на пулемёты на холмах… Мда, размечтался.

Вот вся конница стронулась с места и стала приближаться… Остановились… Вперёд выехало несколько всадников и остановились, осматриваясь.

Конницу Володя благоразумно поставил на левом фланге, чуть в стороне и позади пехоты. Вроде и вот она, но добраться до неё можно только через пехоту. Теперь главная надежда на то, что герцог недооценит пехотинцев… Впрочем пусть даже и адекватно оценит, тут ещё несколько сюрпризов есть. Выбора у него всё равно нет. Точнее он не очень большой.

Две армии замерли напротив друг друга. Володя не отрывал глаз от бинокля… замер… не поверил и протёр линзы. Снова посмотрел.

— Вот это да!!! Конрон, ты не поверишь, кто стоит рядом с герцогом.

— У тебя удивительная штука, но я не вижу на таком расстоянии где там герцог и кто рядом с ним стоит.

— Раймонд.

— Это кто? — поинтересовался граф, заметив реакцию рыцаря.

— Шпион Эриха, — буркнул тот. — Мы с ним в Тортоне встретились. Он должен был проделать там такое же дельце, как в замке герцога провернули Джером с Крейном. К счастью его вовремя разоблачили.

Володя хмыкнул, но смолчал.

— Если его разоблачили, то как он здесь оказался? — удивился Танзани.

— А его потом вместе со всеми пленными обменяли. Я всё-таки надеялся, что Эрих его не простит, а оно вон как получилось — сюда прислал послом к герцогу.

— И это плохо, — нахмурился Володя. — Он меня достаточно хорошо знает… И вот в этот момент он как раз что-то доказывает герцогу. Ага, герцог отмахивается…

— Ты же не знаешь герцога, откуда ты знаешь, что Раймонд спорит именно с ним?

— Мужчина лет сорока на вид, с бородой, носит белый плащ с изображением тигра… правда тигра на спине не видно, но думаю он там есть. Я угадал, граф?

Тот только вздохнул.

— А что ты будешь делать, если герцог не атакует?

— Атакует. Он не может не атаковать. Отступление для него равнозначно отказу от герцогства. Да и семью бросить он не может. Поторопим… — Володя повернулся к одному из вестовых и отдал приказ. Тот сорвался с места и помчался в сторону кавалерии. Вот от них сорвались человек двести всадников и помчались в сторону врага, затормозили, развернулись и разом выстрелили из арбалетов. Новый залп из второго и они отъезжают, их место заняла следующая волна, два залпа и отъехать… Третья волна, два залпа и отъехать.

Атака не очень действенна, враг потерял человек десять или двенадцать и наверняка большая часть раненых, но такая наглость требовала наказания и им навстречу выехал другой отряд и устремился в атаку. Наша конница начала поспешное отступление, даже не пытаясь отстреливаться… В этот момент ударили лучники с холма, отсекая погоню. Миг и всадники вернулись к своим, а вот во вражеском войске появилось подозрительное шевеление. Герцог рванулся вдоль войск, что крича на ходу и размахивая мечом, указывая им в сторону противника.

— Ну вот, сейчас начнётся, — предположил Володя. — Граф, как думаете, герцог возглавит атаку или останется на месте руководить?

— Останется, — твёрдо ответил Танзани. — Будет следить за ходом боя, чтобы вмешаться в нужном месте.

— Жаль… Я надеялся, он пойдёт впереди всех и не заметит особенностей позиции. Ладно, посмотрим.

И точно. Всадники медленно двинулись вперёд, но с каждый шагом они скакали всё быстрее и быстрее… быстрее… Вот копья склонились и теперь на пехоту мчалась стальная стена. Всадники всё ближе… ближе… В этот момент из-за обоих холмов ударили требуше… Поскольку в каждый заряжался не один камень, а несколько получилось подобие картечи, сыпавшейся с неба. Расчёт был таков, что накрыло не передние ряды, а задние. Первые ряды на обстрел не обратили внимания, сомнительно, что они вообще его заметили, полностью сосредоточенные на врагах впереди… но вдруг вся пехота разом развернулась и быстро, но без суеты стала отступать, открывая скрытые до этого за их спинами спрингалды. Спрингалды были гордостью Володи. Собранные на телегах, наподобие тачанки с пулемётом, они могли быстро перемещаться по полю бою. Сила удара у них хоть и небольшая, но её компенсировала мощность залпа — каждый одновременно выпускал по двадцать стрел. Правда перезаряжать их долго, но даже один залп двенадцати машин — это двести сорок разом выпущенных стрел. Вот этот залп они сейчас и дали… хлопнули пружины, раздался хлопок удара дерева о дерева и в атакующих сыпанула волна дротиков, сметя первый ряд…

Что тут началось… Лошади вставали на дыбы и опрокидывались, задние ряды налетели на передних, людей вышибало из сёдел… Ясно, что от стрел люди, как более маленькая мишень, да ещё и защищённые доспехами пострадали меньше лошадей… А артиллеристы уже вскочили в телеги и возницы вовсю нахлёстывали лошадей, правя на свою пехоту. Солдаты поспешно раздавались в стороны, пропуская их и тут же смыкался, когда те проехали, но тут же из их рядов выскочило сразу человек сто с двумя дротиками, размахнулись и метнули, следом полетели вторые и снова они скрылись за стеной пехоты раньше, чем до них добрался неприятель.

Тот, рассвирепев от таких сюрпризов, рвался вперёд несмотря ни на что, и в этот момент их накрыл залп из стрел с правого холма и удары арбалетных болтов с левой.

— Всё-таки «ежи» были лишними, — пробормотал Володя, разглядывая в бинокль как солдаты ставят перед строем деревянные колья.

В смелости врагу не откажешь. Они быстро разобрались, что для них возможно только наступление. Любая попытка отступить вызовет затор, который станет лёгкой мишенью для лучников и стрелометов, которые как раз в этот момент принялись расстреливать толпу. И сейчас вся эта масса тяжёлой конницы рванула вперёд…. Первые ряды налетели на «ежи», кони. Люди висли на кольях, но под их тяжестью они ломались. Открывая дорогу идущим следом… В эту массу ударила новая волна дротиков… ещё одна…

Теперь Володе не казалась плохой идея Лигура с «ежами». Масса людей, даже если бы захотела отступить, не смогла бы и они собственными телами разрушали все преграды, так что ни о каком сковывании манёвра пехоте речи не шло. Им устоять бы…

Тут ещё, возможно сыграло свою роль отношение к пехоте локхерцев как к толпе крестьян, а эти колья и фланговые обстрелы разозлили тиров до ужаса и им казалось, что стоит прорваться к этим мужланам неотёсанным и те побегут.

— Побегут…

Танзани тоже локхерец и он не видел этих людей у Тортона. Володе сейчас очень хотелось бросить конницу в атаку… Знал, что рано, видел, что она завязнет в массе ничего не добившись, но если пехотинцы не выдержат… Володя до боли стиснул рукоять меча… Повернулся к вестовому.

— К Лигуру… Передай чтоб держались любой ценой!

Лигур, похоже, и без подсказки знал что делать. Володя видел в бинокль его фигуру, носящуюся среди пехотинцев, что-то кричащую и размахивающую мечом. Вот попятился передний ряд под напором тиров… Сдавленные со всех сторон, рыцари практически не имели шансов. Но даже лишённые своего основного преимущества — возможности нанести таранный удар по врагу, рыцари, тем не менее, оставались грозными воинами, которых учили воевать с детства. Многие из них уже воевали пешими, лишившись коней либо под обстрелом, либо на кольях «ежей». Какой идиот писал, что рыцарь без коня не представляет опасности? Это настоящая машина для убийства, просто на коне она наиболее эффективна, но задаст жару и пешим. Вот кому-то из тиров удалось прорваться сквозь первый ряд… Володя с тревогой вскинул бинокль, но нет, подоспел резерв и прорыв ликвидировали… Не зря на тренировках отрабатывали именно такой манёвр — закрытие образовавшейся бреши.

К счастью это первый напор тиров оказался и последним. Они дорвались до врага на одной злости, одним порывом. Она хороша для такого, но если сразу не получится победить, задор исчезает, уступает место усталости, а её-то у них на этот безумный рывок под обстрелом сквозь колья накопилось преизрядно. И ещё вражеский командир сделал одну ошибку, разделил силы, чтобы атаковать лучников на холме. Решив, что подвергаться непрерывным обстрелом не в его интересах, он выделил часть сил для штурма этого холма, на его земляных валах они и застряли. В другой ситуации это могло быть разумным, но теперь они сумели немного оттеснить пехоту, но не раздавить её, а при атаке они вынуждены были удалиться от холма и сейчас между этими двумя отрядами начал образовываться разрыв…

Володя замер… Именно этого момента он ждал! Боялся, что не случится, колебался, клял своё полное отсутствие опыта, но вынужден был внешне сохранять полнейшее спокойствие. Он знал, что пехоте придётся отступить, знал, что противник не останется равнодушных к обстрелу и направит на холм часть сил, но вдруг придумает что-то другое? Вдруг окажется хитрее и сделает нечто, что он и предвидеть не сможет. Если холм не атакует — не беда, лучники тогда просто выкосят всю это кавалерию, но может упустил что другое? Но приходилось сохранять спокойствие… только костяшки пальцев на рукояти меча побелели.

— Ну ещё немного, — прошептал он.

Будь он уверен в своих пехотинцах, сейчас организовал бы небольшое притворное отступление, чтобы ещё больше затянуть противника в глубь позиций, но увы, притворное отступление может легко превратиться в настоящее — не настолько солдаты ещё обучены, чтобы проделать такой манёвр. Надо будет потом его отработать на тренировках.

Неприятель словно услышал его беззвучные молитвы и сделал последний рывок. Пехота ещё немного попятилась, разрыв увеличился.

— Конрон, как думаешь, сколько у герцога войск?

— Около семи тысяч.

— Всего, Конрон, а не только всадников.

— Тогда семь с половиной. Он не очень много пехоты взял… да и та топчется позади, не в силах пробиться сквозь это месиво… Да и не очень им хочется пробиваться, как я посмотрю.

Володя вскинул бинокль… кажется от герцога мчится всадник к пехотинцам… Если герцог не дурак, то приказ, который тот везёт — закрыть образовавшуюся брешь. Вот и сам герцог срывается с места и в сопровождении небольшого отряда направляется… Куда же он направляется? Ладно, пока не очень важно.

— Конрон!

— Да, ваша светлость?

— Твоя очередь!

Конрон довольно рассмеялся.

— Какая цель, мой лорд?!

Танзани вскинул голову и пристально посмотрел на рыцаря, но тот находился в таком возбуждении, что этого не заметил.

— Видишь ту брешь? Эта и есть твоя цель! Мне нужен коридор! Прорываешь, отряд в тыл центра и второй в тыл тех, кто на холм лезет! Удержи этот коридор минут пятнадцать.

— Милорд, не лучше ли всем ударить по центру? Разделяться неблагоразумно, а если мы прорвём центр, весь правый фланг наш…

— Будь это обычная битва, тысячу раз да, но меня не интересуют фланги. Конрон, вперёд! Как я сказал!

Конрон гикнул, созывая людей, выхватил меч.

— За короля!!! — гаркнул он. — Вперёд!

И вот лавина конницы медленно стронулась с места, но с каждым шагом набирая ход устремилась вперёд. В лагере герцога заметили этот манёвр и, кажется, сообразили к чему он ведёт… Сразу несколько всадников устремилась от герцога к полю боя… Поздно!!! Поздно!!!

Володя едва не заорал, увидев, как едва не задевая левый фланг собственных войск вся эта масса закованных в железо всадников врубилась в разреженные кучки рыцарей, сметя их за считанные мгновения. Но вот стальная лавина разделилась и часть обрушилась в тыл вражеского центра, а часть стала оттеснять правый вражеский фланг, отжимая его к холму. Герцог, уже готовый ринуться в бой неожиданно для себя оказался отделённым от всех отрядов и теперь замер, не знаю, куда бросаться — то ли отражать атаку, то ли атаковать центр, что, судя по всему, он и собирался сейчас сделать. В ярости он хлестнул коня и устремил его вперёд прямо сквозь собственную пехоту, которая оказалась на его пути.

Что ж, если герцог так хочет в драку, надо ему помочь. Володя выдернул древко флага.

— Ну, Танзани, мели Емеля, твоя неделя!!!

— Чего?!!!

— Наш черёд!!! — заорал Володя. — За мной!!!

И новая лавина стронулась с места… Пятьдесят королевских гвардейцев и три сотни приданных латников.

— Пехоту не трогать, если она не трогает нас!!! — снова заорал Володя, чуть склоняя древко со знаменем, указывая направление атаки.

Копьём он при всём желании орудовать бы не смог, да даже если бы и смог закончилось бы всё для него печально. Потому юноша и не пытался взяться за оружие, только в древко знамени вцепился покрепче.

С ним поравнялся Танзани… над шлемом белое перо, синий плащ за спиной как крылья, металл забрала и копьё, устремлённое вверх… ещё рано склонять… рано… Он чуть повернул голову.

— Куда вперёд попёр, придурок!!! — Это было самым вежливым в его лексиконе. — Говорил держись позади меня!!!

Главнокомандующий армией и новый герцог Торенды благоразумно не стал заострять внимание своего подчинённого на его лексике и послушно немного придержал коня.

На полном скаку они миновали латников Конрона и вырвались на простор… теперь только вражеская пехота находилась между ними и мятежником. Тот, кажется, сообразил в какой переплёт попал, так неблагоразумно ринувшись вперёд, но поздно. Сейчас он не мог ни пробиться к своим, когда к нему рвалась вражеская конница, ни отойти к флангам, где орудовали отряды Конрона. Только назад, но это отступление походило на бегство, хотя другого и не оставалось. На такой подарок Володя даже не рассчитывал. Он то всё же полагал, что герцог не пошлёт так бездумно вперёд своих людей, а потом ещё и сам полезет. Ну конечно, для него ведь пехота не солдаты, вот и попался. По его представлению это мужичьё должно было разбежаться от одного вида его доблестных рыцарей.

— Алла!!! Алла!!!

Гвардейцы, находящиеся на острие, склонили копья и рванулись на замершую в ужасе пехоту. Те мгновение смотрели на несущиеся на них закованные в железо крепости, а потом первый ряд дружно развернулся и прыснул в разные стороны, стремясь поскорее убраться с дороги стального клина. Некоторые отряды, правда, попытались оказать хоть какое-то сопротивлением, но до выучки любого из полков Лигура им было ой как далеко и они элементарно не успели. Собственно и первые ряды разбежались вовсе не из-за трусости, а обычного благоразумия. Они не ждали такой атаки и стояли разрозненной толпой и для отражения удара собраться вместе не успевали. Те же, кто такое сопротивление оказаться пытался были втоптаны в землю моментально, словно и не было людей впереди.

Володя снова махнул своим знаменем и направил его в сторону герцога, оказавшегося как раз у них на пути и теперь между ними не было солдат. Далеко позади в воздух устремилась горящая стрела…

— Вперёд!!! — завопил уже граф Танзани.

Лишь чуть замедлившись при прохождении пехоты, стальная лавина снова стала набирать скорость. И что мятежник мог сделать? Сам попался… Ну не принято по местным военным канонам выделять резерв, который сейчас ой как пригодился бы! Но заставить благородного рыцаря отсиживаться в тылу во время боя??? Володе пришлось немало потрудится, чтобы убедить, уговорить, заставить наконец, исполнять этот тактический приём. Хорошо, что имелся опыт Тортона, который заставил рыцарей всё-таки прислушаться к нему. Командующий ещё мог какое-то время стоять в стороне, но когда битва разгоралась и руководить ею уже было невозможно, он тоже рвался в самую гущу, демонстрируя собственные отвагу и умения.

Вперёд! Уже можно разглядеть людей впереди… Мятежный герцог суетливо оглядывается, но некому прийти на помощь, к тому же он замечает ещё один отряд врага, вышедший ему в тыл из леса и уже готового к атаке. На самом деле Володя планировал этот отряд как решающий козырь для удара в тыл, чтобы переломить ситуацию, если потребуется, но всё получилось благодаря излишней смелости вражеского командира даже лучше, чем ожидалось.

Выбор не велик и герцог принял самое благоразумное решение — развернул коня и устремился к единственно оставшейся свободной дороге… Уйти шансов немного, но есть. И у Володи язык не повернулся обвинить герцога в трусости — в этой войне солдаты не играли никакой роли, а вот если погибнет символ мятежа, то всё распадётся. Танзани, судя по всему, давно уже понял основной замысел князя и вёл своих людей прямо на мятежника, ни на что не отвлекаясь. Вот они сшиблись с охраной, короткая рубка, звон клинков…

Володя лихорадочно огляделся… его вежливо, но настойчиво оттёрли в центр, а рядом замерло двое гвардейцев и отъезжать, судя по всему, никуда не собирались. Юноша привстал в стременах, пытаясь разглядеть что там впереди творится… Да уж, не с его ростом. Одно ясно — дерутся. Он оглянулся — там тоже свалка, да ещё из-за поднятой пыли мало что можно разглядеть.

Вот они снова устремились вперёд. Небольшой отряд виднелся где-то вдали… одна лошадь стала отставать… Отряд остановился, но кавалеристы Шена уже настигали их… отстающий всадник отчаянно замахал рукой, к нему бросились было на помощь, но… Шен оказался первым и остальные вынуждены были продолжать бегство. В такой скачке роль играет даже секунда и именно её Володя старался преследуемым не дать, гоня всех вперёд.

Выдернул из толпы первого попавшегося кавалериста. Тот попытался было съездить хватальщика в ухо, но вовремя разглядел с кем имеет дело.

— Ваша светлость?!

— Скачи назад! Отыщи Лигура и Конрона передай, чтобы не останавливались! Все возможные силы выделяют и вперёд по дороге!

— Но… А бой?!!! — всадник едва не взвыл.

— Если хочется подраться, оставайся потом с Конроном, там тоже его хватает!

— О! Это дело, — сразу повеселел рыцарь и развернул коня.

Отряд поравнялся с тремя всадниками Шена, который как раз успокоили отставшего всадника и теперь сноровисто его разоружали.

— Герцог?! — сразу узнал его Володя. Потом огляделся и махнул рукой. — Оттащите с дороги и охранять. А лучше туда, в лес его, а то тут скоро отступление начнётся. Остальным вперёд, не упускать врага!

— Так герцог вроде тут? — удивился Танзани. — Зачем ещё преследовать?

— Хочется с одним человеком встретиться.

— С этим Раймондом?

— Да. И ещё, с герцогом старший сын был. Может погиб в бою, но вряд ли, Раймонд бы не допустил.

— Да, действительно, — согласился граф. — Вперёд.

Отряд они настигли как раз у моста, где дорогу ему перекрыли конные лучники арзусца.

— Так вот какая твоя идея по поводу этого моста, — проворчал Танзани. — Мы либо побеждаем и сейчас запечатаем единственный путь к отступлению, либо проигрываем и тогда эти твои конники уничтожают мост и армия герцога надолго застревает на этом берегу.

Володя не ответил и из-под руки осмотрел зажатый небольшой отряд. Те даже не пытались сопротивляться и сдались по первому требованию. Но ни сына герцога, ни Раймонда в нём не оказалось.

— Были, — подтвердил командир отряда, — но отделились и ушли в сторону леса, а они должны были отвлечь преследователей на себя, что и сделали.

Володя с досадой даже по колену себя стукнул.

— Проклятье!!! Ведь мог же подумать о таком и отрядить часть сил в тот лесок!

Танзани успокаивающе похлопал его по плечу.

— Ну-ну, ты же не возвышенный бог, чтобы всё предвидеть. А у нас пока дело не закончено. Если я правильно понимаю ситуацию, то скоро здесь появится отступающая армия.

Их небольшой отряд переправился на ту сторону и стал быстро возводить укрепления перед мостом.

Долго ждать не пришлось и вскоре показались первые вражеские отряды. Судя по тому, с какой скоростью они отступали дела у них были совсем плохи. Напоровшись на препятствие, они в растерянности замерли, не зная, что делать. Но сзади подходили новые отряды, возникла давка…

Несколько человек демонстративно вышли на мост и вытащили на него несколько тюков сена и разбили бутылки с маслом. Было ясно, что пойди они на штурм и мост заполыхает моментально, прыгать же в довольно глубокую реку никому не хотелось, тем более позади шли наступающие войска.

Время шло и каждое мгновение проведённое перед мостом уменьшало шансы на спасение. Пойти в атаку? Мост будет сожжён и толку? Та же самая ситуация останется, что и сейчас. Люди стали просто разбегаться в разные стороны, уже не заботясь о сохранении отрядов. Напрасно командиры пытались их образумить и удержать. По мере приближении врага беглецов становилось всё больше.

— Надеюсь, Конрон позаботился о разъездах, которые отловят всех этих беглецов, — пробурчал Танзани.

— А зачем они нам? — поинтересовался Володя. — Пусть разбегаются — забот меньше, без предводителей солдаты не опасны.

Больше всего нервировала неизвестность. Что там происходит? Где армия? Почему до сих пор не подошла?

— Рацию! Полцарства за рацию!

— Что? — граф повернулся к Володе.

— Нет… ничего… вспомнилась вдруг классика. Хотя там требовали коня.

Наконец солдаты, приняв решение, двинулись вдоль реки. Хм… так они далеко не уйдут там как раз река делает поворот и им долго придётся идти вдоль берега, а в оврагах потеряют и всех лошадей.

Первые отряды армии показались где-то через час — бойцы Конрона преследовали удирающий отряд мятежников. Те, разогнавшись, попытались было с ходу проскочить мост и налетели на колья, получили стрелами и откатились назад, как раз под удар конницы.

Дальше было уже совсем не интересно. Подходили разрозненные отряды мятежников, за ними по пятам следовали солдаты Лигура и Конрона, которые устроили настоящий хоровод, сжимая вокруг бегущих кольцо. Противник же, судя по всему, сопротивлялся по инерции, без всякой охоты и огонька. Наёмники — те вообще сдались сразу, Володя слышал, как командир одного из таких отрядов интересовался не нужны ли новому герцогу воины. Как ни претила ему мысль использовать наёмников, не очень то доверяя им, но бросаться такими солдатами не стоит. По своему они честны и воюют хорошо, но ожидать от них в бою самопожертвования во имя победы бессмысленно. Они воюют за деньги, а их могут потратить только живые. Но сейчас с ними некогда разбираться. Потом, всё потом.

Володя горел желанием как можно скорее собрать армию и немедленно организовать преследование… как бы не так. Мечты редко имеют что-то общее с реальностью. Армия победителей разбрелась по окрестностям в погоне за убегающими не хуже проигравших и только чтобы собрать все отряды потребовалось часа четыре. Ещё два чтобы подвести обоз и организовать хоть какой-то лагерь с охранением, с отдельным что-то типа загоном для пленных. И только где-то к десяти вечера армия снова стала напоминать боевую единицу.

— Лигур, выделяй всех легко раненных, которые не могут принять участие в преследовании или битве и под их охраной отправляй пленных в замок, там их заприте понадёжнее, разбираться с ними будем когда вернёмся. Выдели ещё отряд для охраны замка, ну и пленных человек в двести.

— А с герцогом что делать? — поинтересовался Конрон.

— А где он?

— В палатке под охраной. Вон там… — рыцарь неопределённо махнул рукой.

— Тоже в замок. И охрану к нему понадёжнее. Поселите с семьёй… думаю ему вряд ли ещё удастся с ними встретиться, — Володя нахмурился, но тут же мотнул головой, отгоняя невесёлые мысли. — Пусть простится.

— Может сразу отправить в столицу? — поинтересовался подошедший граф.

— Он мне ещё пока нужен. Кстати, для вас тоже есть работа. Я ведь ваших местных аристократов не знаю. Список-то король мне дал. Но кто тут кто? Вот вы и займитесь отделением от пленных тех, кого захочет увидеть король.

— Я? — удивился граф.

Володя наградил его пристальным взглядом и тот сдался.

— Ну я знал, что ты сразу поймёшь, что к чему. Ладно, этим займутся мои люди.

— Тогда всё. — Володя поднялся. — Всем спать. Выступаем завтра с утра.

— А может…

— Не может, — прервал Лигура Володя. — Если упустим день, можно считать, что победа упущена. Пока у противника шок — надо пользоваться. Надо начинать захватывать ключевые пункты. Кстати, сколько лет сыну герцога? Жаль, что всё-таки упустили его. Граф, он может организовать сопротивление?

— Вряд ли, — пожал тот плечами. — Он ещё совсем мальчишка. Кажется, ему скоро пятнадцать должно исполниться.

— Вот как… — Володя ненадолго задумал. — Значит, мой ровесник.

Граф Танзани озадаченно почесал затылок. Потом хмыкнул.

— Ну надеюсь, что он не ты и этой твоей военной школы в Российской империи не заканчивал.

— Может и нет… меня тревожит не он, а то, что с ним Раймонд, а этот жук хитрый. Признаться, я его опасаюсь, потому и спешу так. Но ладно, утро вечера мудренее. Всем спокойной ночи, господа.

Оставшись один, Володя ещё долго сидел на походном раскладном стуле, уставившись на пламя факела, потом поднялся, вытащил его из держателя и сунул в песок. Сна не было, возбуждение от прошедшей битвы тоже ещё не ушло, но сидеть дальше смысла нет. Хоть просто полежать, может и удастся заснуть. Решив так, Володя отправился в кровать… почти настоящую, раскладную, сделанную из каких-то реек. Пока не увидел это чудо плотницкой мысли, даже не знал, что такое здесь есть.

Однако утром, прежде чем выступить в поход, всё-таки пришлось встретиться с пленным герцогом, хотя это и получилось случайно. Володя вместе с графом Танзани наблюдал как солдаты разбирают и укладывают палатки, когда мимо провели пленника. Тот увидел графа и быстро, прежде, чем его успели остановить, подошёл к нему.

— Ты?! Так и знал, что тут не обошлось без тебя?! Верный пёс старого короля!

— Всё сказал? — холодно поинтересовался граф.

— Я бы ещё много мог что сказать… — Тут он повернулся к Володе, с интересом наблюдающим за диалогом. — А ты, значит и есть тот новый герцог, которого отыскал непонятно где этот…

— Я похож на вещь, чтобы меня можно было отыскать?

Герцог фыркнул.

— Посмотрим, как ты запоёшь, когда тебя используют и выбросят.

— Я учту этот момент. — Володя махнул конвоирам и те весьма настойчиво попросили у герцога продолжить путь. — Интересный человек. Жаль нет времени поговорить с ним побольше.

— Может лучше его сразу в Родердон отправить?

— Нет. Он может ещё пригодиться. И не надо на меня так смотреть, я не собираюсь прятать его от короля, но он мне действительно пока нужен.


Армия стронулась с места и двинулась дальше — тоже своеобразное нововведение князя. Раньше после победы, особенно если попадал в плен командующий армией, полагался отдых, пир по случаю победы, а тут… ночь переночевали и вперёд дальше. Уже изучив князя, никто даже не предлагал ему соблюсти традицию — понимал, что ничего не добиться. Рыцари ворчали по поводу слишком больших нагрузках в походах, солдаты ворчали, но армия шла вперёд и каждый и тир, и простой солдат могли видеть командующего, который периодически проезжал из головы колонны в хвост и обратно. Когда до намеченный цели — замка вассала мятежника — оставалось около километра, Володя оставил командовать основными силами Лигура, а сам, возглавив часть конницы Конрона, умчался вперёд, велев остальным догонять.

К замку они прибыли в самый момент веселья — его обитатели лихорадочно готовились к бегству. На телеги, согнанные во двор замка валили скарб и всё самое ценное. Вокруг толпились латники, солдаты, кажется тут собрались и некоторые беглецы с поля боя, бегали крестьяне, помогая грузить вещи. Кажется их отряд приняли за один из таких беглецов и на них никто не обратил никакого внимания, позволив без всяких проблем всему отряду, въехать в замок. Чуть отъехав в сторону, чтобы не мешать суете, они с удивлением наблюдали за происходящим.

— Край непуганых идиотов, — пробормотал Володя, заметив направляющегося к ним, судя по всему, хозяина замка. — Всем приготовиться, по сигналу арбалеты на изготовку.

Хозяин подошёл к ним и поклонился.

— Барон Торнит, с кем имею честь говорить? — обратился он к Конрону, кажется принял его за командира. Ну понятно, в доспехах, впереди… На Володю в его уже ставшей знаменитой в армии накидке он и внимания не обратил. — Тоже уходите после поражения? Присоединяйтесь к нам, поверьте, этот замок для обороны совершенно не годиться. Ну ничего, граф Иртинский собирает всех у Куртона и тогда мы ещё покажем этому наглому выскочке, который называет себя новым герцогом Торендским.

— Сомневаюсь, — криво усмехнулся Володя. — Но пусть попробует. Что касается меня, разрешите тоже представиться: наглый выскочка, новый герцог Торенды. — Володя поднял руку и в лицо барона оказалось направлены сразу несколько арбалетов. Князь чуть повернул голову. — Граф, кто такой этот граф Иртинский?

Танзани выехал из-за спины какого-то широченного гвардейца и барон, едва взглянул на него, совсем спал с лица.

— Помощник бывшего герцога был.

— Да это я знаю. Я спрашиваю, что он за человек?

— Человек как человек. Особыми талантами не блещет, но упёртый как бульдог. Если во что вцепиться, не отпустит.

— Значит, договориться с ним не удастся… жаль. Вот что, барон Торнит, если не хотите лишнего кровопролития, прикажите своим людям сложить оружие и отойти вон к той дальней стеночке. А слуги пусть возвращают все вещи обратно — вам они точно не понадобятся.

Вопреки опасениям Володи всё закончилось довольно мирно. Из солдат никто не горел желанием пролить кровь ради барона и едва сообразив в чём дело, послушно побросали оружие и отошли куда было велено. Когда подошли основные силы здесь уже царила тишь, гладь и благодать. Володя сверился с королевским списком, убедился, что барона в нём нет и вызвал его вместе с семьёй в его… точнее в уже свой кабинет. Устроился поудобнее за столом, рядом в своей фирменной позе: сурово сдвинув брови и сложив руки на груди, замер граф Танзани. У двери замерли гвардейцы богатырского сложения. Когда барон с женой и старшим сыном вошли они испытали не самые лучшие чувства в своей жизни.

— Ну и что мы будем с вами делать, — мастерски выдержав паузу, Володя заговорил когда молчание стало уже для пленников невыносимым. — От графа есть предложение поступить с вами так, как положено поступать с мятежниками… — снова пауза, барон нервно сглотнул, кажется репутация у графа та ещё — Торнит ни на секунду не усомнился в возможности такого предложения. — Однако я считаю, что у вас, как вассала герцога, не было особого выбора… — новая пауза, бледность на лице барона сменилась румянцем и тот едва заметно облегчённо вздохнул. — Тем не менее я считаю, что верность королю должна быть превыше верность сеньору, если хотите, можете оспорить это мнение.

Спорить Торниту совершенно не хотелось и румянец на его лице снова сменился бледностью. Граф с интересом глянул на князя, который очень мастерски вёл свой монолог, где нужно, выдерживая точно отмеренные паузы, речь то смягчал, то ужесточал, так и не дав понять, каково же решение судьбы пленника. И эта неопределённость бросала несчастного барона то в жар, то в холод. А ведь тот много воевал, неоднократно смотрел смерти в лицо, вряд ли бы он даже испугался бы казни, но вот эта неопределённость положения пленника, так искусно созданная князем, семья за спиной, полностью сломили волю барона и тут стоял не бывалый воин, а простой человек, уже не способный оказать сопротивления. Граф не мог знать о научной дисциплине «психология допроса», на которую особенно напирали психологи военной школы, но не мог не понять, что князь в своей беседе вовсе не импровизирует, а использует наработки весьма серьёзных людей. Вряд ли мальчишка смог бы на своей интуиции так быстро сломать взрослого, закалённого человека. Будь он один, ещё бы мог не поддаться, но сейчас к пытке неопределённостью добавился ещё страх за семью.

— Что вы хотите? — хрипло поинтересовался барон.

— Что я хочу? Интересный вопрос. Вот смотрите, были ещё вассалы герцога, которые не поддержали мятеж и остались верны королю… Почему вы не сделали так же?

Барон промолчал. Хоть Володе и было интересно, почему тот присоединился к мятежу, но ответа на свой вопрос вовсе не ждал.

— Вот сейчас я сижу и думаю, что с вами делать. С одной стороны, вы остались верны вассальной клятве… с другой нарушили верность своему королю. Вы верны слову и нарушили его. Интересная коллизия, не находите?

Барон этого не находил и молчал. Володя вздохнул и поднялся, обошёл стол и остановился перед сыном барона.

— Имя?

— Линард Тигрен… ваша светлость.

Володя развернулся к барону.

— Что ж… Вот моё решение. Барон Торнит, вы нарушили верность своему королю и должны понести наказание. Однако, будучи вассалом герцога, вы должны были следовать его приказам… хотя могли бы отказать ему в своей службе, что и должны были сделать как честный человек. Потому я решил, что вы более недостойны править баронством. — Пауза… — Баронство передаётся вашему старшему сыну и наследнику Линарду Тигрену. Что касается вас, то Локхер сейчас находиться в состоянии войны с Родезией… полагаю королю сейчас нужны солдаты для войны с врагом. Вам даётся возможность искупить свою вину перед королём своей службой. Ваш сын должен принести мне клятву верности сегодня. В случае, если вы не согласны с моим решением, ваше баронство будет передано другому, верному королю роду. Каково ваше решение?

Барон низко опустил голову, потом вдруг поднял её.

— Я согласен, ваша светлость.

— А ты? — Володя повернулся к Линарду.

Тот беспомощно посмотрел на отца. Видно получив какой-то знак, он вздохнул и кивнул.

— Согласен, ваша светлость.

— Вот и хорошо. Поскольку церемоний разводить некогда, мы сейчас пошлём за жрецом Винириана — Возвышенного Клятв и в его присутствии ты принесёшь мне клятву. Всего хорошего, господа.

Оставив ошарашенную всем произошедшим семью одних, Володя вышел, забрав с собой и гвардейцев и графа Танзани.

— Ты ведь это не сейчас придумал, — заметил тот.

— Ты про что?

— Про назначении барона наследника.

— Не сейчас. Я ещё в столице думал над тем, как и наказать мятежников и в то же время не вызвать ожесточённого сопротивления. Можно было бы всех скопом объявить мятежниками, но это вынудило бы тиров сопротивляться с отчаянием обречённых. Зато сейчас у них появился шанс. Может сами они и лишатся титулов, но всё их имущество останется в роду, титул тоже перейдёт к наследнику.

Граф задумчиво подёргал себя за ухо.

— Может получиться… Во имя Возвышенных богов, а ведь действительно может сработать. Надо только оформить всё это в виде указа герцога…

— Я эти указы подготовил ещё в столице.

— Не понял? А чего тогда сразу их не разослал, едва мы вошли в герцогство.

Володя покачал головой.

— Бессмысленно. До того времени, пока я не доказал, что со мной стоит считаться, эти приказы простая бумага, которая ничего кроме смеха не вызовет. Даже сейчас, после пленения старого герцога, я всё равно считаю ещё рано их озвучивать. Тут была просто проба, проверка реакции рыцарей.

— И когда будет время?

— Когда я ещё один раз сумею доказать, что со мной считаться стоит и что победа в первом сражении вовсе не случайность. А потому… — Володя высунулся за дверь. — Лигура ко мне срочно!!!


Глава 24 | Князь Вольдемар Старинов: 1. Уйти, чтобы выжить. 2. Чужая война (авторская версия) | Глава 26