home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Когда все, что было, уплыло в забвение

И злыми словами отравлена кровь,

Когда друг бросает в лицо оскорбления,

А сердце сжимает удавка-любовь,

Не прячься от слов, тех, что, грязью покрытые,

Летят, словно камни, не помня стыда.

Пусть узы падут, горькой болью разбитые,

И мертвая дружба уйдет без следа.

Утром Литар ушел тихо, стараясь не разбудить Ориен. После выматывающего ментального воздействия, после полетов, да и всего, что произошло позже, ей было необходимо хорошо отдохнуть. А вот у самого Лита имелось слишком много важных дел. Он по привычке уже составил для себя мысленный план на весь этот день, но, едва выйдя из спальни, наткнулся на ожидающего его камердинера. Оказывается, час назад к его высочеству приходил кронпринц Эмбрис.

Лит с усмешкой подумал, что после появления Ори брат стал гораздо более тактичным. Раньше он всегда бесцеремонно входил в спальню к Литару, и его ни капли не волновало – спит тот или нет. А теперь вот лишь вежливо передал просьбу: зайти к нему при первой возможности.

Вообще, Литар и так собирался наведаться к Брису, узнать, как там его супруга, правда, рассчитывал нанести визит во второй половине дня. Но раз уж брат просит, придется идти сейчас.

Едва оказавшись в гостиной кронпринца, он сразу отметил, что здесь стало теплее, уютнее. Хотя еще вчера это место своей гнетущей атмосферой сильно напоминало склеп.

– Дядя Литар, доброе утро, – поздоровался старший племянник.

Мальчик сидел за одним из столов для игры в карты и старательно рисовал на большом листе бумаги. Кроме него в комнате находилась его няня и, как ни странно, герцогиня Градицкая. Леди Лиара сидела напротив Эркрита и старалась не шевелиться.

– Доброе утро, Эрки, леди. – Лит поочередно кивнул обеим дамам. – Ты снова рисуешь? – спросил, останавливаясь рядом с племянником и заглядывая через его плечо.

– Да, дядя, – отозвался беловолосый парнишка, поднимая на него глаза цвета весенней листвы. – А леди Лиара милостиво согласилась стать моей натурщицей.

Лит перевел взгляд на улыбающуюся герцогиню и сам не смог сдержать улыбку. О страсти Эрки к рисованию знал весь королевский двор. Первую картину он нарисовал в три года, причем дворец на ней был на самом деле похож на оригинал. Тогда-то и стало понятно, что у мальчика явный талант.

– Тебе надоело рисовать Мику, и ты решил разнообразить обилие ее портретов изображением леди Лиары? – с доброй насмешкой уточнил Литар. Как и все в семье, он прекрасно знал, что больше всего остального Эрки любит рисовать девочек. В частности, младшую сестренку.

– Все дело в том, ваше высочество, что Микаэлья пока еще спит, – ответила вместо маленького принца герцогиня. – Поэтому наш юный художник решил пока попрактиковаться на мне.

– Неправда, леди Лиара, – строгим тоном отозвался Эркрит. – Мне давно хотелось вас нарисовать. Вы ведь очень красивая женщина.

Лит с герцогиней многозначительно переглянулись, но промолчали, сделав один и тот же вывод: в вопросах общения с противоположным полом этот юный покоритель женских сердец явно пошел в Эмбриса.

– Дядя, – мальчик снова перевел взгляд на Литара и вдруг поднялся с места, – отец просил позвать его, когда ты придешь. Так что, с вашего позволения, леди, я отлучусь ненадолго, – добавил, обращаясь уже к своей натурщице.

– Конечно, – отозвалась она с улыбкой. А едва маленький принц скрылся за дверью, ведущей в коридор, расслабленно откинулась на спинку кресла.

– Давно вы здесь позируете? – поинтересовался Лит, присаживаясь на стоящий рядом диванчик.

– Уже больше часа, – ответила герцогиня. – Я пришла справиться о состоянии Террианы, но горничная сказала, что ее высочество до сих пор спит. Тогда-то меня и поймал Эрки. А как вы знаете, отказать ему в чем-то крайне сложно, впрочем, как и любому принцу.

Сокол сразу подумал об Ориен и о необходимости купить ей драгоценности. Конечно, в идеале следует обратиться за помощью к Белли, но той самой сейчас помощь бы не помешала. А вот сидящая напротив герцогиня была занята куда меньше и являлась одной из тех немногих придворных дам, кого Лит искренне уважал.

– Леди Лиара, – начал он, – означает ли это, что, если я обращусь к вам с просьбой, вы и мне не откажете?

Но и леди хорошо знала, с кем разговаривает. С Литара бы сталось втянуть ее в какое-нибудь расследование, при этом ни слова не объяснив. И тем не менее отвечать отказом не стала.

– Все зависит от самой просьбы, – сказала она уклончиво. – Ведь вы можете попросить о том, что я выполнить не в силах.

Несколько секунд он просто смотрел на герцогиню, взвешивая все «за» и «против».

– Леди Ориен Терроно, с которой вы имели честь вчера познакомиться, будет в числе официальных представителей нашей страны в переговорах с ишау, – сказал он сухим, серьезным тоном. – И, как вы понимаете, выглядеть она должна соответственно столь высокому статусу. Но если с платьями еще можно что-то решить, то с драгоценностями – сложно. Девочке нужно несколько комплектов… А лучше – больше, чем несколько. Но она слишком боится сделать что-то не так.

– Как я понимаю, ваше высочество, ей нужна помощь и вы хотите попросить об этом меня? – с мягкой улыбкой уточнила герцогиня, а когда он кивнул, ответила: – Я выполню эту просьбу с большой радостью. Ориен очень хорошая девушка. А если учесть то, что она сделала для Террианы, можно сказать, что мы все перед ней в неоплатном долгу.

– Благодарю, леди Лиара, – искренне сказал Лит. – Очень надеюсь, что вы найдете с ней общий язык.

– Не сомневайтесь, – заверила она, – я приложу для этого все усилия.

Послышался топот, и в гостиную вбежал небывало довольный Эрки, а когда вслед за ним вошли его родители, Литу сразу стала понятна причина такого прекрасного настроения племянника.

Если Брис выглядел обычно, не считая того, что синие глаза светились истинным счастьем, то Терри показалась Литу совсем другой. Вместо привычной высокой прически она заплела обыкновенную косу, платье выглядело хоть и элегантным, но слишком уж простым для дворца, а на лице не отражалось ни капли надменности. Перед ним стояла красивая молодая женщина, в чьем взгляде больше не было печали и пустоты. Им на смену пришла тихая теплота и легкая растерянность.

Литар уже почти не помнил ее такой. Думал, что той Террианы, которую они с Дамьеном обожали и к которой в юности приходили за поддержкой, больше нет. А ведь они на самом деле раньше очень дружили. По правде говоря, Терри была для него больше сестрой, чем та же Лисса. Она всегда относилась к Литу с пониманием и добротой. И сейчас, видя в ее глазах то, что считал потерянным, Лит попросту не нашел, что сказать.

– Доброе утро, – поприветствовал Брис, присаживаясь на диван и совершенно бесцеремонно усаживая супругу к себе на колени.

Та и не думала сопротивляться и даже не пыталась осадить мужа. Совсем напротив, крепко обняла за шею и покорно уложила голову ему на плечо.

И, видя такую невероятную идиллию, Литар просто не смог и дальше держать язык за зубами.

– Боги, неужели случилось чудо? – выпалил он, переводя взгляд с брата на Терриану.

– Лит… – протянула Терри.

Она улыбалась… Именно так, как раньше. А ведь у нее была поистине чарующая улыбка. Мягкая, ласковая, отражающая невероятную заботу и поразительное тепло. Наверно, именно за эту улыбку когда-то давно он и полюбил жену брата. Правда, быстро понял, что видит в ней сестру, а не женщину, но с тех пор она стала очень дорога Соколу. Боги, как же давно она так не улыбалась!

– Терри… – чуть хрипло протянул Литар. – Скажи мне срочно что-нибудь, чтобы я поверил, что все это правда.

– Лит, – повторила принцесса, а ее глаза вдруг заблестели от навернувшихся слез. Но она все равно продолжала улыбаться. Потом перевела взгляд на ошарашенную герцогиню и вдруг всхлипнула: – Лиа… Лит… Простите. Прошу… Я столько всего натворила… столько сказала…

– Тише, милая, – прошептал Брис, успокаивающе гладя ее по спине.

Но она вдруг покачала головой и решительно поднялась на ноги. Муж не стал удерживать, прекрасно понимая, что ей нужно выговориться, признать все, каждую свою ошибку, смыть остатки тьмы из души. И сейчас именно слезы были для нее истинным очищением…

…Проснувшись среди ночи от ее тихих всхлипов, Эмбрис искренне испугался. Решил, что Ориен все-таки в чем-то ошиблась и Терри окончательно тронулась умом. Но когда попытался развернуть жену к себе и посмотреть в глаза, она вдруг крепко обняла его за шею и спрятала лицо у него на груди.

Он чувствовал, как по коже медленно стекают ее холодные слезинки, как она вздрагивает от рыданий. Но что важнее всего – ощущал, насколько крепко и доверчиво она прижимается к нему, и от этого растерялся окончательно. Молчал, не имея ни малейшего понятия, что говорить. Просто держал ее в объятиях, грел в кольце рук, касался губами волос, висков, щек. Сам не заметил, как добрался до губ… И лишь когда она ответила, когда поцеловала его сама, понял, что теперь уже точно все будет хорошо.

Подумать только, он больше двух лет не прикасался к ней, не мог быть с той единственной, которую любил. И этой ночью он упивался их близостью, сгорал от ярчайших эмоций, которые мог испытывать только с ней. А Терри отдавалась ему с таким трепетом, с такой безумной нежностью, что начинало щемить сердце.

Что ни говори, а в произошедшем разладе они были виноваты оба. Но видят Светлые Боги, Брис никогда бы не переспал с другой, если бы Терри тогда так его не разозлила!

Да, потом этих «других» было много. Но они дарили удовольствие телу, совершенно не трогая душу. И лишь сегодня ночью он понял, насколько был глуп. Только теперь осознал, что едва не потерял ту единственную, которая дороже всего мира.

Сжимая ее в объятиях, он слушал сбивчивое дыхание, ощущал ее тепло и чувствовал себя поистине счастливым.

– Брис… мой… – шептала Терри, лежа у него на груди. А потом вдруг приподнялась и с мольбой проговорила: – Я не хочу, не могу делить тебя с другими. Прошу, не убивай меня этим! Я люблю тебя. Но, Боги, как же больно ощущать собственную никчемность… ненужность…

– Тише, Терри, – прошептал он, садясь в кровати и привлекая жену к себе. – Все плохое – в прошлом. Теперь все будет просто замечательно. Я любил и люблю только тебя. И больше не позволю кому-то или чему-то испортить наши отношения.

И она поверила. Вот так просто кивнула и доверчиво потерлась носом о его шею.

Потом они долго разговаривали. Вместе встретили рассвет, и обоим он показался добрым знаком. Символом начала нового этапа. Символом возрождения отношений.

Утром, увидев сына, Терри снова разрыдалась, но мальчик умудрился понять, что мама плачет не от горя. Он сам обнял ее, впервые за долгое время, и выглядел очень счастливым.

И вот теперь Терри абсолютно искренне просила прощения у своей подруги Лиары, все это время старавшейся поддерживать ее, несмотря ни на что, и у Лита, с которым умудрилась разругаться в пух и прах. Но если герцогиня, отбросив условности, сама обняла давнюю и любимую подругу, то шокированный Литар так и остался сидеть в кресле.

Увы, но глава департамента правопорядка, как и его мать, попросту не умел прощать. А те люди, в которых он однажды разочаровался, навсегда становились не достойными его внимания. Кронпринц, отлично знавший брата, даже не представлял, что случится дальше. С Лита бы сталось просто встать и уйти. На самом деле Эмбрис почти не сомневался, что младший именно так и поступит. Он отлично помнил, как тот когда-то целых полгода его игнорировал за простую шалость. Ну подумаешь, татуировка сокола на спине! Разве это повод не разговаривать со старшим братом? Мелочь же. И тем не менее с Эрлиссой Лит после того случая отношения так и не наладил. Они до сих пор общались крайне натянуто, хотя прошло двенадцать лет.

Но у самого Литара и мыслей таких не возникало. Он смотрел на преобразившуюся Терриану, видел счастливую улыбку Эрки, горящие спокойным теплом глаза Бриса… И чуть ли не впервые в жизни задумался о том, что тоже хочет свою семью. Любимую жену, ребенка, не важно, мальчика или девочку. Хочет свою частичку уютного тепла. Сокол даже не думал злиться на Терриану. Ведь сам проводил допрос леди Юниллы. Как оказалось, та не просто ежедневно давила на психику принцессы, но и не гнушалась поить ее отварами, повышающими нервозность. Мерзавке платили за это, и она честно отрабатывала свои деньги.

Видя, что Терриана смотрит на него с грустью, Лит вдруг усмехнулся и сам поднялся навстречу. Взял ее за руку, осторожно сжав хрупкие пальчики. И этот жест был максимумом того, что он мог себе позволить в отношении супруги брата.

– Забудем, Терри, – сказал, глядя ей в глаза. – Ты даже не представляешь, как приятно видеть тебя прежней. Мы все очень рады! И прошу, не меняйся больше!

Она улыбнулась сквозь до сих пор катившиеся слезы и хотела ответить, но Брис заговорил раньше.

– Литар, мы уезжаем, – сказал он тоном человека, который все для себя решил и на компромиссы не пойдет. – Вместе с детьми. К Лиссе на остров. И ишау встречать придется тебе.

Лит усмехнулся и покорно кивнул. Он еще накануне вечером понял, что в ближайшее время от Эмбриса толку не будет. Ведь с делами страны вместо него есть кому справиться, а вот в семье никто заменить не сможет.

– Договор, если таковой будет заключен, все равно должен будешь подписывать ты, а не я, – ответил Сокол. Учтиво коснулся губами пальцев Терри и подвел ее к дивану, где сидел Брис. – Но пока об этом говорить рано. Встречу мы, так уж и быть, организуем без тебя. Но я все равно прошу вас не задерживаться. Если будет возможность, появитесь пару раз, хотя бы для того, чтобы познакомиться с потенциальными союзниками.

– Появимся, – отмахнулся Брис, забирая руку супруги у брата и притягивая Терри к себе. Потом снова поднял взгляд на Литара и добавил: – Я в неоплатном долгу перед твоей девочкой. И обязательно поблагодарю ее лично, но ты все же передай ей, что мы этого никогда не забудем. Береги ее.

Сокол кивнул и уже собрался покинуть комнату, когда брат снова его окликнул.

– Лит, – бросил Эмбрис с лукавой улыбкой. – Дело, конечно, твое, но я бы не отказался от красноволосых племянничков. Подумай над этим.

– Обязательно, – раздраженно бросил Литар. – Сразу же после того, как в Карилии закончатся преступники.

И ушел, сам не понимая, почему простая шутка брата настолько его разозлила.


Глава 4 | Фаворитка | * * *