home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Хоть плачь теперь ты, хоть кричи –

Ответам суждено открыться.

Хотела правду – получи,

Но ведь придется с ней смириться.

Тебе придется с этим жить,

Знать – кем могла стать, но не стала.

Но прошлого не изменить…

Все суждено начать сначала.

Вопреки опасениям Литара переговоры проходили довольно продуктивно. Все началось даже красиво – с торжественного подписания нового мирного договора, который был призван заменить предыдущий, трехсотлетней давности. Карилия подтверждала согласие на добровольное уничтожение всех месторождений красной платины и любых изделий из нее, но при этом радушно открывала свои границы для ишерских гостей. Они же соглашались на мир между странами и обещали во время нахождения на территории Карильского Королевства неукоснительно соблюдать местные законы.

Договор о мире подписывали ее величество Эриол и Ренделли Орте Горини как представитель княжеской семьи Ишерии. И, наблюдая за этим действом, Ори наивно подумала, что и дальше все будет так же гладко, но ошиблась.

После сей торжественной части королева удалилась, а роль ее представителя снова досталась Литару, хотя по всем правилам это место должен был занимать кронпринц, который, к сожалению, до сих пор не объявился.

И началось…

Следующие два часа оказались посвящены ярому обсуждению основных условий торгового договора. Но теперь переговоры проходили гораздо напряженнее. С карильской стороны в обсуждении участвовали Лит и бессменный министр иностранных дел – барон Камиль Виттар. Им упорно противостояли оба ишерских лорда Орте Гриан, причем, как предполагал Сокол, именно младший из мужчин оказался наиболее принципиальным и непримиримым. В итоге, так толком и не договорившись, они решили отложить решение на другой день и перешли к вопросу организации посольств.

У Ори от всех этих разговоров и споров попросту разболелась голова. Поначалу она еще пыталась вникать в суть происходящего, но вскоре предпочла отвернуться к окну, за которым открывался вид на королевский парк, и задумалась. А как только объявили перерыв, просто не смогла и дальше сидеть здесь. Едва открылись двери, она молча поднялась и выскользнула на улицу.

Стоило Ори выйти на воздух, и она сразу почувствовала себя намного лучше. Большая политика оказалась для нее утомительной, а по сравнению с душным помещением парк виделся самым чудесным местом в мире.

Несмотря на теплую погоду, в нем было удивительно безлюдно. Вероятно, в связи с приездом ишау придворных попросту не пропускали на ту сторону дворца, куда выходили окна зала переговоров, расположенного на первом этаже. Ведь иначе любопытные леди и лорды могли бы ненароком помешать обсуждению важных вопросов, отвлекая назойливым мельтешением.

Ори не спеша прошла по одной из извилистых дорожек и присела на лавочку у красивого фонтана со статуей танцующей девочки в центре. Тонкая струйка спокойно лилась из небольшого кувшина, который мраморная танцовщица держала над головой. Голубоватая прозрачная вода стекала в большую чашу, выложенную из треугольников черно-красного мрамора, создавая неповторимую мелодию. Вокруг тихо шуршали еще не опавшие листья, и только их шорох нарушал тишину. Будто парк находился не на территории королевского дворца, а где-то в глухой глубинке.

– Вижу, не только меня утомили бессмысленные разговоры.

Ориен повернула голову и почему-то не удивилась, узнав в подходящем к фонтану молодом мужчине младшего ишерского княжича.

– Надеюсь, я не нарушу никаких законов вашей прекрасной страны, если заговорю с вами? – с легкой иронией уточнил он, останавливаясь у высокого борта выложенной мрамором чаши и разглядывая водруженную в центре скульптуру.

– Нет, ваше высочество, – ответила девушка, внимательно следя за его передвижениями. – Хотя правила нашего этикета запрещают молодым незамужним леди оставаться наедине с мужчиной, не являющимся ее родственником или опекуном. Но сейчас это не столь важно.

– Хотите сказать, что вам не дорога собственная репутация? – усмехнулся он, оборачиваясь к девушке. – Или вы просто относитесь к подобным правилам с пренебрежением?

Ори покачала головой и, поймав его любопытный взгляд, совершенно искренне улыбнулась.

– На самом деле все гораздо проще, – проговорила она. – Я знаю, что вы не позволите себе лишнего, так как это может негативно сказаться на результате переговоров.

– Тоже верно, – хмыкнул княжич, внимательно рассматривая сидящую на лавочке девушку. – Леди Терроно, а ответьте мне на один вопрос. Почему вы присутствуете на заседаниях? Вы ведь не политик и в обсуждениях не участвуете. Не маг… я не чувствую в вас стихийной магии. Мне известно, что вы считаетесь фавориткой принца Литара, но он не похож на человека, который стал бы брать на подобные мероприятия… свою даму.

Он сделал осторожный шаг вперед, и, глядя в ярко-зеленые глаза, Ори непроизвольно, всего на мгновение попала в его сознание. И обычный человек даже и не заметил бы такого секундного проникновения, но только не Ренделли.

– Менталист, – выговорил княжич, растягивая губы в победной улыбке.

Он выглядел таким довольным, будто разгадал одну из величайших загадок мира. Но что удивило Ориен больше всего, так это его потеплевший взгляд.

– Менталист, – подтвердила она, отворачиваясь к фонтану. – Но на заседаниях присутствую не поэтому. Мне запрещено читать кого-то из вас.

– А у вас и не получится, – самодовольно бросил Ренделли. – Сознание ишау защищено гораздо лучше человеческого, и поэтому ваши менталисты для нас совершенно неопасны.

– Значит, вы уверены, что я не смогу пробиться в вашу голову? – с интересом спросила Ори. – Это звучит как вызов.

– Разрешаю вам попробовать. – Он изобразил шутовской поклон и, подойдя еще чуть ближе, остановился напротив девушки.

– Хорошо, – легко согласилась она, правда, лукавую улыбку сдержать не смогла. – Но чтобы это не выглядело ментальным взломом, пожалуйста, представьте в мыслях любую картинку. А я вам ее опишу. Думаю, этого будет достаточно для эксперимента.

Ориен сама не ожидала, что в ней может проснуться такой азарт. Хотя еще утром, во время встречи ишерской делегации, она сразу поняла, что в молодом княжиче есть нечто яркое, будоражащее, заставляющее тянуться к нему. И сейчас Ори на самом деле было приятно его общество. Нравилось с ним разговаривать, шутить… В Ренделли не чувствовалось ни грамма высокомерия. Да, он играл с ней и даже не пытался этого скрывать, но девушка отлично понимала его игру и с интересом принимала в ней участие.

– Согласен, – ответил Ренделли, а в зелени глаз вдруг появились серебристые искорки, похожие на капли росы, блестящие в лучах утреннего солнца.

На мгновение он изобразил задумчивость и вдруг кивнул, подтверждая, что готов начать. А Ори, уже не страшась быть обнаруженной, погрузилась в его сознание.

Девушка предполагала, что он представит нечто подобное, но все равно не ожидала увидеть столь откровенную фантазию. В мыслях княжича они с ним стояли на этом самом месте и страстно целовались. Причем Ренделли в своем видении даже и не думал сдерживаться. Одной рукой властно прижимал ее к себе, не позволяя отстраниться, в то время как вторая ладонь наглым образом поднимала ее юбку…

– Да, ваше высочество, – проговорила она, разрывая контакт. – Видимо, я ошиблась, посчитав, что в вашей компании могу не опасаться за свою честь. Но теперь…

На мгновение в его глазах отразилось недоверие и нечто похожее на сомнение. Судя по всему, он сильно сомневался, что его собеседнице удалось что-то рассмотреть.

– С нетерпением жду вашего описания, – проговорил он, скрещивая руки на груди.

– Что ж, – отозвалась Ори, легко улыбнувшись. – В мыслях вы позволили в моем отношении нечто из того, о чем леди с малознакомыми мужчинами говорить не должна. Но коль у нас с вами получился спор…

– И что же я себе такого позволил? – иронично поинтересовался княжич.

– Поцелуй, причем далеко не целомудренный. На этом самом месте. Только вокруг стояла ночь, – добавила она задумчиво. – И на мне было надето красное шелковое платье… Которое вы явно собирались с меня снять.

После этих слов лицо Ренделли перекосило настолько, что Ори не смогла сдержать смешок. Она видела его удивление, ощущала смущение и все же не сумела промолчать. Княжич был ей слишком симпатичен, чтобы наслаждаться тем, как его мучает совесть.

– Бросьте, ваше высочество, – сказала девушка, открыто улыбнувшись. – Смущение – не ваш конек. У вас плохо получается его изображать. Хотя… Поздравляю, вы мастерски вычислили во мне сильного менталиста.

Но Ренделли и не думал улыбаться в ответ. Смотрел на сидящую на лавочке девушку с откровенным неверием, а потом вдруг сделал еще шаг вперед и протянул ей раскрытую ладонь.

– Леди Терроно, прошу вас дать мне руку.

Он проговорил это таким серьезным и даже напряженным тоном, что Ори стушевалась. Но тем не менее отказывать не стала. Она чувствовала, что княжич желает что-то проверить, и почему-то была уверена, что опасности нет.

– А не хотите объяснить, для чего? – уточнила Ориен, протягивая руку.

И вздрогнула, стоило ишерцу обхватить холодными пальцами ее ладонь. То, что она почувствовала, едва их руки соприкоснулись, иначе как теплым вихрем не назовешь. Только ощущался он внутри, будто под кожей. Ее собственная энергия мгновенно пришла в активное состояние, словно она призвала крылья. И они готовы были вырваться, раскрыться даже против ее воли, но что-то их останавливало. Будто полученного импульса оказалось недостаточно, хотя не хватило самой малости.

Ориен напряженно вглядывалась в глаза стоящего рядом мужчины, с удивлением замечая, как вытянулись его зрачки. Хотя по изменившемуся зрительному восприятию она поняла, что и с ней произошло то же самое.

– Вы меня удивили, леди Терроно, – проговорил княжич, отпуская ее и отходя. – По правде говоря, я никак не ожидал встретить в Карилии, да еще и в королевском дворце, нашу девушку. Вы ведь ишау, как и я.

Ори кивнула и снова присела на лавочку.

– Мой отец был ишерцем, – сказала, не видя никакого смысла скрывать.

– Был? – уточнил он. – Надеюсь, он жив?

– Я тоже на это надеюсь, – с горькой усмешкой проговорила девушка. – На самом деле, ваше высочество, я выросла в приюте. Ни матери, ни отца никогда не видела. Так что и о себе почти ничего не знаю. – Она покачала головой и вдруг добавила: – Больше того, вы – первый представитель расы ишау, с которым я говорю.

Ренделли смотрел с откровенной растерянностью. Снова вглядывался в черты ее лица, волосы, глаза… Будто пытался понять, на кого она может быть похожа.

– У нас так не принято, – сказал он, качая головой. – Даже если оба родителя ребенка погибают, его забирает кто-то из клана. В Ишерии нет приютов. Поэтому для меня дико слышать такое.

– Я не знаю никого из родственников, ваше высочество, – ответила Ори. – Все, что мне осталось от родителей, – это кольцо из какого-то черно-белого сплава.

Глаза Ренделли округлились еще сильнее. Вероятно, ничего подобного он услышать просто не ожидал.

– Такое? – спросил, протягивая левую руку, на безымянном пальце которой был надет точно такой же перстень.

Ори настолько удивилась, что сама взяла его за запястье, ошарашенно рассматривая изображенные на перстне знаки.

– Да, – проговорила охрипшим от волнения голосом. – Очень похоже.

– А вот это, леди Терроно, в корне меняет ситуацию. Такие перстни являются родовыми, причем носят их исключительно мужчины высших кланов, – заметил княжич, продолжая разглядывать девушку. – Но я не могу ничего сказать, пока не увижу его своими глазами. Покажете?

– Покажу, – кивнула Ори. – Он ведь правда очень похож на ваш… Даже рисунок такой же. Только тут изображено два круга, а на моем – один. А буквы те же.

Он моргнул и хотел уже что-то сказать, но в этот момент на прилегающей аллее показался стражник. Заметив Ори и ишерского княжича, он, уверенно чеканя шаг, подошел ближе, поклонился и сообщил, что их обоих очень ждут на заседании, которое начнется с минуты на минуту.

Ишерец ответил сдержанным кивком, учтиво подставил Ориен локоть, на который она благодарно положила руку, и повел девушку обратно.

– Леди Терроно, я могу пригласить вас на прогулку после ужина? – галантно поинтересовался Ренделли, неспешно шагая по аллее парка. – Вы бы показали мне перстень, и мы могли бы закончить наш разговор.

– Благодарю за приглашение, ваше высочество, но, к сожалению, я не могу ничего вам обещать, – с виноватым видом ответила девушка. Она не хотела давать ответ, не поговорив с Литом.

– Понимаю, – сказал ее спутник с легкой усмешкой. – Но все же буду надеяться, что мы сможем продолжить беседу. Если того требуют правила, возьмите с собой компаньонку.

Они как раз подошли к распахнутым дверям зала, и ишерский княжич учтиво пропустил Ори вперед. Вот только первым, что она увидела, войдя внутрь, оказался раздраженный взгляд непривычно холодных глаз Литара. Ориен чувствовала, что он злится, причем именно на нее, и хотела подойти ближе, обнять, объяснить, где была, но Лит отвернулся и направился к своему месту за большим овальным столом.

За все время переговоров он больше ни разу не посмотрел на нее.


* * * | Фаворитка | * * *