home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

На острове жизни моей,

В хмельной пустоте ожидания

Я стала… Я стала твоей –

Твоей пред лицом мироздания.

На жизни алтарь положу

Все чувства свои и желания.

И все… все, о чем я прошу –

Частичка тепла и внимания.

Твоя я, тебе отдана.

Богами ль, Судьбой – мне неведомо.

Я в душу твою влюблена

И ей лишь покорна и предана.

Все сошлось так легко и просто, что Ориен не смогла сдержать грустной улыбки. Ведь вот он – финал ее поисков. То, к чему она так долго стремилась. Перед ней стоит ее отец. И, судя по тому, как он смотрит на герцогиню, догадки верны, и именно эта женщина является ее матерью. И нужно радоваться, ведь мечта сбылась, но почему-то стало так горько, что искренне захотелось разрыдаться.

Но Ориен поступила иначе. Стянула с пальца ишерский перстень, на мгновение чуть крепче сжала в ладони, будто стараясь на прощание впитать в себя частичку хранящегося в нем тепла. А потом отпустила руку Лита и подошла к Ридьяро.

– Лорд Орте Гриан, – сказала безжизненным тоном, протягивая ему кольцо. – Думаю, это ваше. Возьмите, пожалуйста. Наверное, оно важно для вас. Я… просто хотела его вернуть.

Он удивленно уставился на знакомый до боли перстень, который не видел столько лет.

– Откуда…

И осекся, глядя на красноволосую фаворитку принца Литара.

Она же смотрела вниз, не желая встречаться взглядами ни с ним, ни с герцогиней, и мечтала просто уйти. Развернуться и убежать. Спрятаться в покоях Литара и тихо поплакать в одиночестве.

– Ориен, – дрогнувшим голосом позвал Ридьяро. – Посмотрите на меня.

Она все же нашла в себе силы поднять голову. И то, что увидела в глазах ишерского лорда, поразило ее до глубины души. Такая дикая тоска, такая переполняющая душу боль…

По щекам Ори покатились мокрые капли, глупые слезы слабости.

– Заберите кольцо, – сказала она, нервно растирая влажные дорожки тыльной стороной ладони. – Оно ваше. Делайте с ним что хотите. А я просто хочу уйти.

– Нет, Ориен. Оно давно не мое, – отозвался ишерец, пристально разглядывая блестящее от слез лицо. – Этот перстень я отдал девушке по имени Лиара… Вместе со своим сердцем. Но она так его и не приняла. Не надела. И вот прошло двадцать три года, и я вижу тебя. – Он с шумом выдохнул и осторожно обхватил пальцами руку Ори, ту самую, на которой лежал перстень.

И она почувствовала неистовый, безумный всплеск силы внутри себя. Будто все энергетические резервы организма в одно мгновение собрались воедино, стремясь вырваться на свободу. А потом тело Ори резко дернулось и выгнулось дугой, а за спиной против воли раскрылись большие черные крылья.

Ридьяро отпустил ее ладонь и крепко прижал девушку к груди, а Ориен даже не пыталась сопротивляться. Она чувствовала, как его сила гасит в ней остатки непокорной разбуженной энергии, подавляет ее, заставляя вернуться в состояние покоя.

Когда-то она уже переживала нечто подобное, правда, тогда поток бушующей силы был в разы сильнее, и усмирить ее, увы, оказалось некому. Это произошло после изнасилования, когда она, разбитая, растоптанная, лежала на грязном каменном полу одного из темных тоннелей в катакомбах. В тот момент Ори не понимала, что с ней творится. С организмом происходили странные вещи, тело будто выворачивало наизнанку, а проснувшаяся энергия жгла изнутри так больно, что даже кричать не получалось.

Тот кошмар продолжался до самого утра. И Ориен уже уверилась, что не выживет, думала, что это конец. Агония. Больше никогда не согреться в лучах теплого солнца, не увидеть чистое голубое небо… В ту ночь она действительно почти умерла. Но с рассветом будто возродилась – совсем другим человеком. Да только о том, что именно это и было ее инициацией, догадалась гораздо позже.

Тогда Ориен чуть не сгорела в потоках бесконтрольной энергии. Ведь рядом не оказалось никого, способного помочь, удержать невероятный шквал силы. Но сейчас она стояла рядом с тем, кто совершенно точно не желает ей зла, кто сильнее ее, кто полностью контролирует ситуацию… И Ори вдруг стало небывало спокойно.

– Ты моя девочка, – прошептал Ридьяро, проводя рукой по ее спине, где еще мгновение назад были крылья, а теперь остались только две дыры на платье в месте их выхода. – Ориен Орте Гриан, – добавил он громче. – Здесь, при свидетелях, я официально признаю тебя своей дочерью.

Она подняла на лорда растерянный взгляд и хотела что-то сказать, но позорно всхлипнула и разрыдалась, уткнувшись лицом в его грудь. После этого странного контакта, после всплеска силы, в которой совершенно точно участвовала и его энергия, уже не было сомнений, что он – ее отец.

– Лиара, – ледяным тоном позвал Ридьяро, поворачиваясь к белой как полотно герцогине. – Почему она не знала, что ты ее мать? Почему наша дочь росла сиротой?

Ори снова всхлипнула и хотела спросить, откуда он это знает, но услышала рядом спокойный, но какой-то надломленный голос Лита.

– Я рассказал, – бросил он, глядя на заплаканное лицо девушки. – Думал, что лорд Орте Гриан сможет оказать содействие в поиске твоего отца. А он и оказал…

Ори грустно усмехнулась сквозь слезы и попыталась мягко отстраниться. Ридьяро не стал ее удерживать. Но она остановилась в шаге от ишерца и снова протянула раскрытую ладонь с его перстнем.

– Он принадлежит твоей матери, – пояснил лорд, чуть нахмурившись. – По нашим обычаям, Ориен, брак считается свершенным, если женщина принимает родовой перстень жениха и артефакт признает ее хозяйкой. В тот день, когда я решил отдать перстень Лиаре, он перестал быть моим.

Тогда Ори молча кивнула, решительно повернулась к герцогине и, не глядя в ее глаза, протянула черно-белую драгоценность.

– Забери, – проговорила севшим от нервов голосом.

Но ее мать не сдвинулась с места и даже не дернулась. Она смотрела на Ориен и просто не знала, что делать дальше. Как быть?..

– Забери! – выкрикнула Ори, сама взяла Лиару за руку и вложила пресловутый перстень в ее ладонь. – Он твой. Не мой… Мне он никогда не принадлежал.

– Ориен… – сдавленно прошептала женщина, но Ори не хотела слушать.

Она пребывала не в том состоянии, чтобы покорно принимать оправдания. Резерв терпения окончательно исчерпался, и сейчас она едва сдерживала себя, чтобы не закричать от боли, что, будто змея, кольцами сдавила грудь. Поэтому, не говоря больше ни слова, развернулась и направилась к дворцу.

Литар же хотел пойти за ней и даже сделал шаг, но вдруг неожиданно для самого себя передумал. Он понимал, что Ори нужно осмыслить произошедшее. Осознать, обдумать. Что-то принять, с чем-то смириться и хотя бы попытаться навести порядок в собственных мыслях. А это, как известно, лучше всего делать в одиночестве.

Он проводил девушку напряженным взглядом и, только когда ее силуэт скрылся за дверью, ведущей в одну из гостиных дворца, глубоко вздохнул и повернулся к Ридьяро:

– Она очень сильная девушка. В ее жизни случались и более страшные потрясения. Сейчас ей просто нужно немного побыть одной. А после, когда она немного успокоится, вы обязательно объяснитесь. Но…. – Литар перевел взгляд на герцогиню, которая явно сама была на грани нервного срыва, и добавил: – Думаю, перед тем, как говорить с Ориен, вам бы самим не мешало побеседовать. И не здесь.

– Не могу с вами не согласиться, – холодным тоном бросил Ридьяро.

Он подошел к Лиаре и, сжав пальцы на ее запястье, повел за собой в глубь парка. Она не сопротивлялась. На самом деле сейчас герцогиня больше была похожа на заводную куклу, чем на живого человека. За тем лишь исключением, что куклы не умеют плакать… А по щекам ее светлости беззвучно катились холодные слезы.

– Да-а-а… дела, – протянул княжич, глядя вслед уходящему в темноту родственнику. – Я знал, что Рид отдал перстень женщине, которая по каким-то причинам его не приняла, но даже не подозревал, что она – человек. А теперь получается… – Он на секунду задумался и вдруг усмехнулся: – Ориен – моя троюродная племянница. Надо же.

Ренделли перевел взгляд на стоящего рядом Лита, и его улыбка стала хулиганской.

– А вам, Литар, я теперь не завидую, – сказал он, даже не пытаясь спрятать иронию.

– Это еще почему? – уточнил Сокол, поворачиваясь к собеседнику.

– Ридьяро не станет мириться с тем, что вы спите с его дочерью, – пояснил Ренделли, разводя руками. – У нас с этим все обстоит довольно строго.

– Я заметил, – бросил Лит, кивая в ту сторону, куда ушли родители его фаворитки. – А ребенок у них просто так получился… зачался неким волшебным образом, – иронично бросил он. – Так что не переживайте о моей личной жизни. Лорд Орте Гриан, конечно, имеет право высказать Ори свою позицию по этому вопросу, но решение принимать все равно будет она.


* * * | Фаворитка | * * *