home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Это чувство острее кинжала

И безумнее ста ураганов.

Его пламя сильнее пожара

И страшнее глубин океанов.

Его силу давно разгадали,

Признавая проклятьем и даром.

Его в мире любовью прозвали –

Обжигающим душу дурманом…

Двери обгоревшего здания распахнулись, и на крыльце появился растрепанный, измазанный в саже Эрки в обгорелой одежде. Но, увидев напряженную и какую-то дерганую Ори, он вдруг приветливо махнул рукой и быстро сбежал по ступенькам.

– Все живы! – выкрикнул он, улыбаясь во весь рот. – Есть пострадавшие, у некоторых даже очень сильные ожоги, но никто не при смерти. Вылечим! Давай искать платину, а то они выйти не могут.

Наверно, именно эта его невероятная жажда деятельности вкупе с неизлечимой самоуверенностью и вернули ее в реальность. Да, конечно, Эркрита необходимо было отчитать за глупую самодеятельность, за бессмысленный риск, которому он себя подверг, вбегая в горящее здание. Но сейчас Ориен даже заикаться не стала о том, что думает по поводу геройства маленького принца, решив высказать все позже… Когда история с нападением на дворец закончится.

Увы, с шарами из красной платины им пришлось повозиться гораздо дольше. Вся проблема заключалась в том, что Ориен не могла к ним приблизиться, а Эрки сей металл не чувствовал совершенно. Ему приходилось рыскать по кустам в поисках каждого шарика, и некоторые из них оказались еще и основательно присыпаны землей.

Почти сразу после того, как отступил огонь, в здание направились стражники и лекари. Они помогали раненым, разбирали завалы из того, что сгорело, но вывести никого из ишау пока не могли – контур из энергии платины был еще слишком силен и смертельно опасен для ишау. И только когда Ори с Эркритом расправились с половиной пресловутых шаров, его действие ослабло, а пострадавшие ишерцы смогли покинуть здание.

Уже на рассвете, когда из-за гор показались первые лучи холодного осеннего солнца, а всех пострадавших гостей из Ишерии переместили в лазарет, Ориен заметила на одной из дорожек парка необычно хмурого княжича. Он явно кого-то искал, высматривая по сторонам, а заметив девушку, тут же прибавил шагу, направляясь прямиком к ней.

– Ори! Ты как?

– Не пострадала, – честно ответила она, пожав плечами. – На самом деле я вообще здесь случайно оказалась.

Заметно уставший и вымотанный Рен выглядел сейчас совсем не так, как она привыкла. Длинные красные волосы были распущены и откровенно растрепаны. Их концы оказались подпалены, как и ресницы, и брови. Одежда выглядела еще более плачевно, чем у Эрки, а на руках виднелись сильные ожоги.

– Это было диверсией! – выпалил Эркрит, откопавший очередной шарик и тут же превративший его в пыль. Затем поднял взгляд почерневших глаз на княжича и добавил: – Они сказали, что живым им нужен только я. Даже думать не хочу почему.

Ренделли с мрачным удивлением посмотрел на маленького принца и вдруг спросил, обращаясь к нему, как к взрослому. Как к равному:

– Кто пострадал?

Его голос хоть и прозвучал ровно, но в нем все равно слышалось откровенное сочувствие. Вероятно, княжичу уже доложили, что нападение было совершено еще и на королевское крыло. И если с ишерцами диверсанты боролись, используя замкнутый контур из красной платины и огонь, то с королевской семьей решили разобраться и оружием.

– Убиты… моя няня… – отозвался мальчик. Потом вздохнул и добавил, едва сдерживая рвущиеся наружу позорные для мужчины слезы: – И дядя Литар.

Ори дернулась от его слов, будто от удара, и обернулась к Эркриту.

– Нет же, Эрки. Лит жив! – воскликнула она, причем голос звучал невероятно уверенно, словно она пыталась убедить саму себя. – Да, состояние тяжелое, но ведь к нему вовремя прибыли целители. Они помогут. Вот увидишь.

Но мальчик лишь медленно покачал головой, бросил немного растерянный взгляд на княжича и снова посмотрел на девушку.

– Ори… ему нож попал в сердце, – проговорил Эркрит, опуская голову. – Его уже тогда нельзя было спасти. Пойми… После таких ранений не выживают. Я ведь несколько книг по анатомии прочитал. Да и мой наставник по фехтованию тоже о таком рассказывал. – Он медленно выдохнул и добавил шепотом: – Прости, Ориен. Но дядя Литар уже не с нами. Но он погиб как герой. Защищая свой дом, свою королеву… и тебя.

– Нет же, Эрки! – снова выпалила она, даже не замечая, что по ее щекам стекают мокрые ручейки. – Я не верю! Этого не может быть. Такие, как Сокол, так просто не погибают!

Мальчик растерянно сглотнул и, подойдя ближе, ободряюще взял ее за руку.

– Ориен, ты ведь большая девочка, – проговорил маленький принц, стараясь ее успокоить. – Давай думать, что он теперь в лучшем мире…

– Нет… – прошептала она, отчаянно мотая головой. – Эрки, ты не прав. Нет. – И вдруг вырвала руку из его пальцев и выкрикнула с настоящим отчаяньем: – Я не верю в это!

Она совершенно не контролировала собственные эмоции. Но, несмотря на жуткое состояние, просто не могла заставить себя поверить, что все кончено.

– Я должна быть с ним! – решительно сказала Ори, медленно пятясь назад. Потом повернулась к княжичу и попросила, продолжая отходить дальше: – Рен, помоги Эрки найти оставшиеся шары из платины. Прошу тебя… Я должна увидеть Литара. Должна убедиться, что с ним все хорошо.

И, не дожидаясь ответа, развернулась и мгновенно взмыла вверх.

Громадину дворца, который в лучах рассветного солнца засиял каким-то поистине мистическим светом, Ори перелетела за считаные мгновения и уже хотела вернуться в королевскую гостиную тем же путем, каким ее покидала, но окно оказалось плотно закрыто. Потому пришлось добираться до нужных покоев через обычный вход.

А во дворце все выглядело почти привычно. Повсюду горели магические огоньки, в коридорах больше не было тел раненых и погибших, на постах снова стояли стражники. И лишь их бледные лица и пятна крови на мундирах, стенах и полу напоминали о том, что минувшая ночь прошла далеко не спокойно.

Наверное, можно было спросить у кого-то из них, где принц Литар, но… Ориен слишком боялась услышать ответ, поэтому просто шла к королевским покоям, ни капли не беспокоясь, что ее могут попросту туда не впустить. Хотя вряд ли кто-то в здравом уме решил бы сейчас встать на ее пути.

Вот только обгоревшая гостиная оказалась пустой. Сейчас эта некогда красивая комната выглядела ужасающе. Стены и потолок почернели, часть мебели полностью сгорела, окна закрывали обугленные шторы. Но стоило взгляду Ори упасть на то место, где в последний раз она видела Литара, а ныне виднелась лишь большая лужа крови… и мир ее снова пошатнулся, а сама девушка едва смогла устоять на ногах.

– Нет… Он жив, – упрямо шептала она сама себе. – Не мог умереть… Боги… Не мог!

Из комнаты она в буквальном смысле выбежала. Сразу же набросилась на одного из стоящих у дверей стражников в надежде выяснить, куда унесли раненого Лита. А тот так опешил от ее напора, что далеко не сразу сообразил, что именно эта странная леди от него хочет.

В итоге ей удалось узнать только то, что всех раненых переместили в лазарет, расположенный в лекарском крыле. Ориен сильно сомневалась, что принца разместили там же, где и простых солдат. Но все равно направилась туда, ведь других вариантов просто не было.

Лазарет оказался переполнен. Всем пострадавшим попросту не хватило места в палатах, и помощь некоторым из них оказывали прямо в коридоре. Лекари метались от пациента к пациенту. Существенно осложняло ситуацию то, что на ишерцев обычная магия не действовала, и целительная в том числе. Поэтому обрабатывать их раны приходилось обычными способами.

В этом плане пострадавшим стражникам повезло чуть больше, хотя их ранения были в разы страшнее. Оно и понятно, ведь многим из охранников дворца пришлось сражаться с противниками в полной темноте, и оказалось очень сложно определить, где свои, где чужие.

– Ориен, – обратился к ней усталый мужской голос.

Девушка обернулась и с растерянностью уставилась на бледного, будто постаревшего отца. Он стоял в дверном проеме и выглядел так, словно только что облетел всю Карилию на собственных крыльях.

– Не думаю, что тебе стоит здесь находиться, – добавил Ридьяро, протягивая ей руку. – Пойдем. Я провожу тебя до портальной комнаты. Маги откроют тебе переход к дому.

– Нет! – решительно заявила она, резко качая головой. – Папа, ответь, что с Литаром? Я должна его видеть.

– Ори… – попытался что-то сказать мужчина, но по тому, как напрягся его голос, девушка уже поняла, что ничего хорошего он ей не сообщит.

– Папа, где он?! – воскликнула Ориен, цепляясь руками за его ладонь. – Скажи… Прошу! Я должна его увидеть! – Она начала дрожать всем телом и даже не пыталась сдержать рвущиеся наружу слезы. – Умоляю, папа… Я должна…

Лорд Орте Гриан отвел взгляд в сторону, будто стараясь найти правильные слова, но вдруг обреченно вздохнул и, развернувшись, потянул Ориен за собой. В той же напряженной тишине они покинули лекарское крыло, прошли через несколько переходов, миновали крутую лестницу и оказались перед невзрачной серой дверью.

И только теперь, когда пути назад уже не было, Рид снова обернулся к дочери и хотел что-то сказать, предупредить… Но так и не смог найти слов. Ори не стала дожидаться его разрешения. Она сама толкнула створку и решительно переступила порог.

Но, войдя внутрь просторной комнаты, залитой холодным утренним светом, сразу остановилась. Первой, кого она увидела, оказалась необычно бледная королева, чьи синие глаза будто остекленели, и в них очень ярко отражалась бескрайняя, холодная пустота. Эриол сидела в кресле у кровати, а рядом с ней стоял мрачный лорд Мадели. Он держал женщину за руку и явно о чем-то напряженно раздумывал. Но, заметив появившуюся в дверях Ори, оставил королеву и направился прямиком к ней.

– Лорд Мадели… – начала она, а он вдруг выставил перед собой ладонь, призывая ее молчать.

– Ориен… Он отдал за вас жизнь, – холодно, но без упрека проговорил Кай, глядя ей в глаза.

От этих слов сердце девушки на мгновение замерло и будто покрылось корочкой льда. Все же она до последнего не верила, что ее Сокол, ее любимый упрямый Литар может вот так умереть. Увы, вынести это она была не в силах.

Уже не обращая внимания на какие-то там правила, которые теперь стали совершенно не важны, Ори обогнула мужчину и в отчаянии упала на колени рядом с кроватью, на которой лежал ее принц. Его кожа была белой и почти сливалась с простынями, глаза оказались закрыты. Обескровленные губы потрескались, на лице виднелось несколько царапин, но… Он совершенно точно дышал!

Не веря своим глазам, Ори схватила его ладонь и крепко сжала обеими руками. И пусть та оказалась далеко не такой теплой, как обычно, даже прохладной, но он был жив.

– Жив… – прошептала девушка, уткнувшись лицом в его предплечье. – Боги… жив…

– Ори, – севшим до шепота голосом обратилась к ней королева. – Он до сих пор на грани… Почти перешагнул за нее. Раны залечили, но это уже… не могло помочь. По словам лекарей… – она запнулась, ей было невероятно сложно говорить. Но все же нашла в себе силы закончить, хотя Ори прекрасно видела, каких невероятных усилий ей это стоит: – Они говорят, что он уже не выкарабкается.

– Нет! – выпалила девушка, отчаянно замотав головой. – С ним все будет хорошо. Он обязательно поправится. Я знаю… Чувствую! Ваше величество, он поразительно сильный человек! Он справится со всем. Всегда справлялся!

Она приложила холодную руку Сокола к своей щеке и накрыла ладонью. И вдруг почувствовала, как его внутренняя энергия медленно, будто нехотя, начинает откликаться. Как тот огонь, что являлся его истинной сутью, словно просыпается… Возрождается… И медленно растекается по организму.

– Я ощущаю его пламя, – проговорила Ори, оборачиваясь к Ридьяро и глядя на него с дикой надеждой. – Оно ведь… не позволит ему умереть?

Тот же посмотрел на дочь с искренним сомнением и, подойдя ближе, коснулся ладонью бледного лба принца. На несколько мгновений Рид прикрыл глаза, анализируя состояние своего пациента, а когда снова их распахнул, просто не смог сдержать мягкой улыбки.

– Выживет. Теперь уже точно, – сообщил он, глядя на напряженную королеву, у которой после его слов на глазах показались слезы.

Ее величество едва слышно всхлипнула и тут же закрыла лицо руками. Кай же вздохнул просто с невероятным облегчением, а потом подошел к Эриол, присел прямо на пол рядом с ее ногами и крепко сжал руку своей супруги.

Ориен снова погладила ладонь Литара, с безумной радостью ощущая, как та начинает теплеть. И в этот момент почувствовала себя по-настоящему счастливой – ведь ее любимый, самый важный для нее человек, был жив.

– Поразительно, – добавил Ридьяро, прикладывая пальцы к вискам своего пациента. – На мой зов его огонь откликаться не желал, как бы я ни старался. Но стоило прийти тебе, Ори, и эта своенравная энергия повиновалась, как дрессированная, притом, что ты даже не пыталась ее звать.

– Лорд Орте Гриан, – обратилась к нему немного пришедшая в себя королева. – Благодарю вас за все. Вы спасли жизнь моему сыну.

– Учитывая тот факт, что самую опасную рану он получил, спасая мою дочь, я не мог поступить иначе, – ответил Рид, убирая руки. И тут же поспешил добавить: – Стихия снова разбужена, восстановление организма идет полным ходом, но ближайшие сутки, а то и двое, он точно проспит. И лучше, чтобы при этом рядом с ним кто-то находился.

– Конечно, – тут же отозвался лорд Мадели, поднимаясь на ноги и подавая руку своей королеве. – Тебе нужно отдохнуть, милая. Сейчас распоряжусь, чтобы прислали кого-нибудь из лазарета.

– Не нужно! – решительно заявила Ори, поднимая взгляд на отца своего любимого Сокола. – Я сама с ним останусь. Если что-то произойдет, сразу же позову лекаря. Сейчас в любом случае каждый из них куда нужнее другим раненым.

– Ори, ты сама устала, – попытался переубедить ее Ридьяро. – Бледная и вот-вот свалишься от бессилия.

– Ничего, пап, – поспешила заверить девушка, – переживу. Сейчас для меня куда важнее состояние Лита, чем мое. Не беспокойся.

Риду явно было что ответить, но, видя, как это важно для его девочки, он все-таки заставил себя промолчать. Вскоре и он, и родители пострадавшего принца покинули комнату, а Ориен придвинула кресло вплотную к кровати и, присев в него, снова крепко сжала руку Литара.

Он все еще оставался совершенно белым, но теперь дышал куда увереннее. Его грудная клетка оказалась перетянута белыми бинтами. На теле еще виднелись остатки поспешно смытых кровоподтеков, а ссадин и мелких порезов столько, что Ори внутренне похолодела. Но, несмотря на многочисленные повреждения, Лит был жив и шел на поправку. И этого оказалось достаточно, чтобы Ориен почувствовала себя счастливой.

Она сидела рядом с ним, совсем не замечая течения времени. И так как категорически отказалась куда-то выходить, и завтрак, и обед ей принесли в комнату, вот только Ори так и не нашла в себе силы притронуться к еде. Несколько раз заглядывал Эрки, который на самом деле оказался искренне счастлив от того, что любимый дядюшка все-таки выжил. Еще приходил Дамьен и выглядел очень виноватым, ведь в такой важный момент, когда семья в нем нуждалась, его попросту не оказалось рядом. Заходил и Эмбрис, и вид у него при этом был настолько суровым, что Ори заранее посочувствовала всем, кто сегодня попадется под горячую руку кронпринца.

А ближе к вечеру, когда солнце уже почти село за гору, завершив свой дневной путь, неожиданно пришел капитан Мартин – первый заместитель Литара в его драгоценном и горячо любимом департаменте. Вот только явился он совсем не для того, чтобы проведать начальника. Как оказалось, у него было дело именно к Ориен.

– Леди Орте Гриан, – начал он, осторожно прикрыв за собой дверь. Но когда заметил ее непонимающий взгляд, тут же поспешил поправиться и опустить официальное обращение: – Ори, я пришел к тебе.

– Зачем? – удивилась девушка. И хотя с Мартином их связывали довольно теплые приятельские отношения, но она все равно не могла представить, что могло ему от нее понадобиться, причем именно сейчас.

– Один из нападавших раскололся, – поспешил пояснить капитан. – Покушение и диверсия были акцией, спланированной и проведенной графом Арманом Савари. Полчаса назад его вместе с сообщниками доставили во дворец. Нужно провести допрос, но наши менталисты сквозь его щит пробиться не могут. Поэтому нам необходима твоя помощь.

Ориен понимающе вздохнула и перевела виноватый взгляд на Литара. Тот уже выглядел не настолько бледным, да и дыхание стало гораздо ровнее. Теперь уже при взгляде на него можно было подумать, что принц просто сильно устал и поэтому так крепко спит.

С одной стороны, девушке не хотелось отходить от него ни на минуту, несмотря даже на то, что его жизни уже ничего не угрожало. Но с другой – он ведь так мечтал поймать Савари, а она могла очень сильно помочь с допросом этого негодяя. Именно поэтому, пусть и скрепя сердце, Ори все же поднялась и, бросив прощальный взгляд на Лита, направилась к выходу вслед за Мартином. А стоило ей покинуть комнату, как место у кровати принца тут же занял дежуривший в коридоре младший лекарь.

По правде говоря, сейчас Ориен была слишком взвинчена, чтобы действовать аккуратно. А когда увидела наглую, самоуверенную физиономию Савари, и вовсе едва удержала себя от того, чтобы не снести ему сознание сильнейшей силовой волной. И лишь понимание того факта, что тогда он просто не сможет ничего им поведать, пока удерживало Ори от воплощения этого желания в жизнь.

Но кое-что она все-таки сделала, просто не смогла удержаться. Заглянув ему в глаза, легко прошла сквозь ментальный щит, но не стала его ломать, а просто немного подкорректировала. Теперь в нем образовалась ощутимая брешь, дающая возможность влезть в голову мерзавца любому менталисту. Правда, для самого Армана каждое такое проникновение теперь будет отдаваться жуткой, безумной болью, способной попросту свести с ума. Ну и, конечно, Ориен сделала так, чтобы он отвечал чистую правду на любой заданный вопрос, существенно облегчив работу дознавателей. И лишь после этого посчитала свой долг выполненным.

Вот только гордо уйти из подземелий у нее не получилось. После всех переживаний, после бессонной ночи, после того, что она испытала, решив, что потеряла Литара, ментальное воздействие сыграло роль последней капли. Наверное, не окажись рядом капитана Мартина, она бы точно рухнула на пол. Но бравый служитель департамента правопорядка очень вовремя поймал ее под локоть, а потом и вовсе поднял на руки и понес наверх. И как она ни сопротивлялась, как ни отмахивалась, как ни уговаривала, но ее все равно доставили домой, где девушку уже ждала искренне волнующаяся мать.

Лиара сама напоила Ориен каким-то странным чаем и настояла, чтобы та поспала хотя бы пару часов. И Ори согласилась прилечь ненадолго, но стоило голове коснуться подушки, и веки сами собой закрылись, а сознание провалилось в такой необходимый и спасительный сон.


* * * | Фаворитка | * * *