home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Делла отперла дверь в библиотеку и включила свет. В те несколько часов, когда комната была открыта в течение дня, здесь было полно членов экипажа, но в остальное время это место оставалось тайным убежищем Деллы.

Люк оглядел книжные полки и кивнул:

— Нам не помешают те, кто захочет взять книгу на ночь?

— Библиотека давно закрыта. До десяти завтрашнего утра никто не придет.

Мужчина выгнул бровь:

— Судовому врачу положено иметь ключ от этой двери?

— Вообще-то нет, — отозвалась Делла, невольно улыбаясь. — Мой отец был капитаном этого корабля, он дал мне ключ, потому что знал, насколько мне тут нравится. Когда папа вышел на пенсию, я сказала новому капитану о ключе, и он оставил все как было.

А еще библиотекарь сказала капитану, что Делла в свои частые визиты помогала восстанавливать порядок на полках, так что ей разрешили допуск хотя бы уже за это. Когда Делла не могла заснуть, она любила заниматься книгами. Расставлять их по местам, создавать порядок из хаоса. А сходя на берег, она покупала книги и отдавала их в библиотеку, наслаждаясь ощущением принадлежности к этому особенному месту.

— Конечно, — кивнул Люк. — Ваш отец — Деннис Уолш. Патрик упоминал о нем.

Деллу это не удивило, но ей не хотелось обсуждать свою семью с Люком Марлоу. Так что она указала на пару кресел, села в одно и молча взглянула на мужчину. Люк устроился в другом и соединил кончики пальцев.

— Я все обдумал. Патрик явно хотел оставить вам больше, чем, скажем, бутылку редкого вина. У него не было свободных наличных, все активы были привязаны к «Коре Мэй». Так что, отписывая вам половину лайнера, он знал, что я ее выкуплю, и этим он обеспечит вам финансовое благополучие.

— Почему вы думаете, что он не хотел оставить мне именно половину корабля?

— Отец Патрика, мой дед, Артур Марлоу, основал компанию «Марлоу и сыновья», — ответил Люк без колебаний. — Компания владела многими кораблями, включая первую «Кору Мэй», названную в честь жены Артура.

Делла знала историю лайнера от Патрика и представляла, к чему Люк ведет.

— В холле висит портрет вашей бабушки. Если хотите, я вам позже его покажу.

— Буду благодарен, — кивнул Люк. — Когда Артур умер, по его завещанию компания была разделена между двумя его сыновьями. Мой отец продал свои корабли и купил отели, которые после его смерти унаследовал я. Патрик остался в корабельном бизнесе. Он начинал с нескольких кораблей, но после разных трудностей остался с одним, с флагманом, «Корой Мэй». Когда стало ясно, что своих детей у него не будет, Патрик настоял на объединении семейного дела в моем лице.

Делла откинулась на спинку кресла. Люк вполне логично ждал этого наследства, но события в жизни не всегда выстраиваются ровными рядами, как книги на полках. Делла понятия не имела, о чем думал Патрик на самом деле, оставляя ей половину корабля, но у него наверняка была какая-то причина. Делле всего лишь нужно ее разгадать.

— Вы говорите, — она выбирала слова с осторожностью, — что раз «Кора Мэй» принадлежала вашей семье, то должна в ней остаться только поэтому?

Люк сузил глаза:

— Мы говорим о корабле, названном в честь моей бабушки. Это не просто имущество, этот лайнер — часть истории моей семьи.

— И вы думаете, Патрик не планировал, что я оставлю его долю себе?

— Это единственное разумное предположение, — пожал плечами мужчина. — Я выкуплю вашу долю, и вы получите крупное наследство, которое дядя хотел вам оставить.

Делла взглянула в иллюминатор, на лунную дорожку, мерцающую на океанских волнах. Согласиться на эту сделку было бы самым легким выходом, но она не хотела спешить.

— Что случится, если я не соглашусь продать вам мою часть?

— Сложится весьма неудачная ситуация. С половинными долями ни один из нас не будет обладать правом руководства, нам придется договариваться о каждом крупном решении в управлении кораблем.

Делла понимала сложность нынешней ситуации, но не могла не задаваться вопросом: что, если Патрик почему-то хотел, чтобы у нее была именно половина корабля, а не деньги? Он знал, как сильно Делла любила «Кору Мэй». Она выросла на кораблях, где работали ее родители, и ее отец был капитаном «Коры Мэй», пока не вышел на пенсию год назад. Когда он предложил ей работать врачом вместе с матерью, Делла ухватилась за этот шанс и провела чудесный год в круизах рядом со своей семьей. Ее мать ушла на пенсию вместе с отцом, но Делла осталась. В море она чувствовала себя дома больше, чем на суше, а «Кора Мэй» была ее любимым кораблем, так что неудивительно, что Делла словно бы и так немножко владела этим лайнером. Она поднялась и оправила платье.

— Мне надо все это обдумать, Люк. Мне нелегко будет решиться на эту продажу.

В следующий миг Люк оказался рядом с ней.

— Как насчет варианта? Продайте мне десять процентов доли. Я заплачу двойную цену. — Он достал из кармана сложенный листок бумаги и протянул девушке. — Несколько дней назад я провел оценку корабля. Возьмите десять процентов от общей суммы и удвойте их.

При взгляде на цифры у Деллы широко распахнулись глаза — денег было больше, чем она когда-либо мечтала.

— Это даст мне возможность управлять кораблем, — продолжил Люк, — а вы по-прежнему сохраните с ним связь плюс получите наличные. Все останутся в выигрыше.

У Деллы замерло сердце. Мысль о том, что она сможет влиять на судьбу любимого лайнера и получит деньги, а с ними свободу, кружила голову. Но что, если Люк ошибался, а у Патрика были причины оставить ей именно половину корабля? Делле было мало нескольких часов, прошедших после чтения завещания, чтобы собраться с мыслями.

— Мне нужно все обдумать. — Снова сложив листок, она протянула его Люку, но вместо того, чтобы взять его, мужчина охватил ее руку своей, сминая бумагу в их пальцах и согревая кожу Деллы своим теплом.

— Чем дольше это длится, тем хуже для корабля и команды. Им нужна стабильность, — сказал он, интонацией и взглядом пытаясь убедить девушку согласиться.

У Деллы упало сердце. Ее решение повлияет на жизнь стольких людей! Но от этого только важнее было сделать правильный выбор.

— Извините, мистер Марлоу, — сказала она, выпрямляясь. Я не могу принять такое решение в спешке. Я сообщу вам, когда все обдумаю.

Люк наградил ее долгим недовольным взглядом.

— Я не намерен ждать долго, — сказал он и ушел, оставив Деллу одну в библиотеке.


Тридцать шесть часов спустя, во время которых он не получил ни единого знака от Деллы Уолш, Люк шел по дорожке сиднейского ботанического сада. Лайнер причалил в Сиднее утром, и раньше, чем Люк смог найти ее, Делла сошла на берег. У Люка не было ни лишнего времени, ни терпения. Помимо неразберихи с завещанием дяди, ему нужно было заниматься управлением отелями Марлоу, так что ждать, пока доктор Уолш удостоит его вниманием, было некогда. Поэтому, выяснив, куда она пошла, Люк устремился следом.

Наконец он высмотрел девушку в толпе. От вида ее грациозной походки и того, как мягкие каштановые волосы колыхались на ветру, у Люка замерло сердце, и он на опасно долгое мгновение позволил себе забыть, зачем искал ее, и просто любовался ею.

Но потом заставил себя встряхнуться. Слишком многое поставлено на карту.

— Хороший день для прогулки, — сказал он, поравнявшись с Деллой.

Она обернулась, карие глаза удивленно расширились, потом подозрительно сузились.

— Мистер Марлоу. Какое совпадение.

— Не особенно, — небрежно пожал плечом Люк. — Капитан сказал мне, что у вас выходной.

— И вы угадали, что в городе с населением в четыре с половиной миллиона я выберу именно это место? — Делла выгнула темную бровь. — Впечатляюще.

Люк невольно улыбнулся:

— Капитан также мог упомянуть, что вам нравится этот сад.

— Вот как… — Она отвела взгляд. — Мило с его стороны. Обычно право экипажа на личную жизнь уважают больше.

— Я не обычный пассажир. А вы с некоторых пор не просто член экипажа.

— Возможно, но я все еще судовой врач.

Она была права, и этого Люк тоже не понимал. А должен был, если хотел знать мотивы его дяди.

— Я хотел спросить вас кое о чем.

Делла коротко взглянула на него и снова отвела взгляд.

— Предчувствую, что пожалею об этом, но спрашивайте.

— Я видел ваше резюме. Почему вы тратите свои навыки на корабле, где едва ими пользуетесь?

— Я лечу людей каждый день.

— От морской болезни и солнечных ожогов?

— Да, некоторые случаи незначительны, но мы обучены справляться со вспышками инфекций и последствиями катастроф. Пассажирам случается серьезно заболевать во время круиза. Очень важно иметь в экипаже высококвалифицированных врачей.

— С этим я не спорю. Но почему такой молодой и перспективный врач, вместо того чтобы строить блестящую карьеру, выбирает место, где девяносто девять процентов случаев может вылечить с закрытыми глазами?

— Я люблю эту работу, — пожала плечами девушка. — Вы это хотели узнать?

Взяв Деллу за локоть, Люк отвел ее в сторону:

— Нам нужно решить вопрос с завещанием. Я должен вернуться к работе, лететь в Мельбурн. Мне нужен ваш ответ на мое предложение.

Делла явно занервничала.

— Так быстро?

— Мы попали в новости, и если оставить все как есть, эта неопределенность может повлиять на биржевую стоимость акций моей компании.

— Я не знаю… — начала Делла, но Люк перебил ее:

— У меня есть предложение. Корабль уходит из Сиднея в полночь. Поужинайте сегодня в моей каюте. Там нам никто не помешает, и мы обо всем договоримся. И я смогу сойти на берег до того, как «Кора Мэй» направится в Новую Зеландию.

Делла нахмурилась, потом вздохнула:

— Хорошо. В полшестого?

— Прекрасно, — отозвался Люк, расслабляясь. Он во всем разберется и к утру будет в Мельбурне.

Несколько минут они шли молча, каждый наедине со своими мыслями.

— Мне нужно кое-что знать, — наконец сказал Люк, переводя взгляд на Деллу. — Когда вы узнали, насколько серьезно болен Патрик, что он не проживет долго, почему вы не позвонили его семье, даже вопреки его желанию?

Неуверенность мелькнула в карих глазах Деллы, и Люк это заметил. Она скрестила руки на груди:

— У меня встречный вопрос: почему вы не навещали Патрика?

Сожаление, горе и вина встали комом у Люка в горле.

— Это не важно, — отрывисто бросил он. В конце концов, он не обязан объяснять свои поступки практически незнакомому человеку.

— Патрик часто вас приглашал, — мягко продолжила Делла. — Если бы вы появились на корабле, особенно в последний год, вы бы сами увидели, насколько болен ваш дядя.

— Никогда не любил корабли. Кроме того, мы виделись, когда он сходил на берег, так что в моих визитах на борт не было нужды. — Но этот логичный ответ никак не успокаивал вину, которая разъедала душу Люка. — Мне нужно вернуться на корабль и сделать несколько звонков. Увидимся в пять тридцать. — Коротко кивнув Делле, он развернулся и покинул ее.


К половине шестого Люк принял душ и переоделся к ужину. Предвкушение сделало его походку пружинистой, и, осознав это, Люк остановился. Когда он последний раз настолько ждал ужина с девушкой? Доктор Делла интересовала его, каждое ее слово, каждый поступок вызывали у него вопросы, требующие немедленных ответов. Или заставляли задавать вопросы себе, как сегодня днем, когда она говорила о Патрике. В любом случае он слишком часто думал о ней. Это опасно. Люк выпрямился. Он не позволит мыслям о женщине отвлечь его от важной сделки.

Оглядев стол, накрытый к ужину, Люк остался доволен. Стюард предложил ему услуги официанта, но Люк отказался, переговоры намечались слишком деликатные, и он не хотел присутствия посторонних. Когда в дверь постучали, он как раз доставал белое вино. С бутылкой в руке Люк пересек комнату и открыл дверь. У него замерло дыхание. В простом летнем платье с цветочным узором и сандалиях Делла была прекрасна. Ее распущенные волосы мерцали в свете ламп, и рука Люка дрогнула от желания намотать один из этих мягких локонов на палец. Делла улыбнулась, хотя ее взгляд остался настороженным, словно она была не уверена, насколько разумно она поступила, придя сюда.

Прочистив горло, Люк открыл дверь шире, чтобы дать ей войти.

— Рад, что вы пришли.

— Спасибо, — сказала она тихо, оставаясь на месте.

Люк мягко взял ее за руку и заставил переступить порог.

— Входите. — Закрыв за девушкой дверь, он приподнял бутылку. — Предпочитаете белое, красное или шампанское?

Делла сглотнула, явно пытаясь решить, предстояла ей чисто деловая встреча или нужно было соблюдать светские любезности. Люк удерживал ее взгляд, ни к чему не принуждая, но и не давая уклониться. Приняв решение, Делла кивнула:

— Белое, пожалуйста.

Люк улыбнулся от удовольствия — она не собиралась упрямиться. Это позволяло ему решить вопрос миром, не привлекая суды и юристов. Он разлил совиньон по бокалам и указал Делле на кресло.

— Вы голодны?

— Да.

— Тогда давайте сделаем заказ.

Делла взяла предложенное меню, но не открыла его. Люк вспомнил, что она жила здесь, так что наверняка знала выбор наизусть. Устроившись на диване, он спросил:

— Что порекомендуете?

— Зависит от того, что вам нравится. Все очень вкусное, так что вы не ошибетесь. — Делла пожала плечами, все еще держась настороженно.

Люк увидел возможность растопить лед и наладить будущие переговоры.

— Почему бы вам не сделать заказ для нас обоих?

Делла едва заметно нахмурилась, пытаясь оценить его искренность.

— Как вы относитесь к итальянской кухне?

— Звучит заманчиво.

— Могу я позвонить?

— Пожалуйста. — Люк потянулся к аппарату на столике у дивана и передал ей трубку.

Девушка набрала номер.

— Энджи, привет, это Делла. Эдоардо сегодня работает? Спроси его, пожалуйста, найдутся ли у него баклажаны по-пармски… две порции, в люкс Люка Марлоу. Прекрасно, спасибо, — добавила она после паузы и повесила трубку.

Люк забрал у нее телефонную трубку.

— Я буду прав, если предположу, что вы заказали что-то, чего нет в меню?

— Да, — кивнула девушка. — Эдоардо готовил это для себя, но когда люди пробовали, то заказывали на следующий день, потом еще, и это блюдо стало чем-то вроде местной легенды. Теперь Эдоардо приходит на смену раньше и готовит для голодного экипажа. Обычно у него всегда есть несколько порций в запасе.

Что-то еще скрывалось за ее словами, какой-то кусочек головоломки по имени Делла Уолш. Люк смерил ее взглядом:

— У «Коры Мэй» больше трехсот человек экипажа. Этот повар готовит так, что хватает всем?

Делла повела плечами:

— Он готовит тем, кто работает в вечернюю смену, на подаче ужина или в сфере развлечений.

— Все равно это очень много народа. — Опустившая ресницы девушка напомнила Люку кинозвезд шестидесятых — прекрасная, утонченная и недоступная. Отстраненная от мира вокруг, наблюдающая за ним из-под непроницаемой маски. — Не весь экипаж знает о тайном угощении, не так ли?

— У нас много временных работников. Они нанимаются на год, чтобы повидать мир, а потом уходят и оседают где-нибудь.

— Но не вы. — Люк сделал глоток вина, глядя на собеседницу поверх бокала.

— Я живу здесь, — отозвалась Делла. — Как и некоторые другие.

«Те, кто подходил поздравлять ее с подарком судьбы».

— Клуб любителей баклажанов по-пармски.

— Можно и так сказать.

Люк поставил пустой бокал на стол и снова откинулся на спинку дивана.

— Вы не думаете о том, что когда-нибудь захотите осесть на суше? Выйти замуж?

— Я никогда не выйду замуж, — уверенно сказала Делла.

Что-то скрывалось за этими словами, но по тому, как она вздернула подбородок, Люк понял, что подробностей не услышит. Он мог это понять. Его собственный брак был худшей ошибкой в его жизни.

— Расскажите мне про «Кору Мэй», — сменил тему мужчина.

Как он и рассчитывал, карие глаза потеплели.

— Она прекрасна. Просто кусочек рая на плаву. Убежище от невзгод. — Последние слова она почти прошептала, словно бы невольно. Кашлянув, Делла продолжила громче: — Дизайн прогулочной палубы, очень сложный по конструкции, выиграл несколько престижных призов.

Люк вполуха слушал, как девушка расписывала прелести лайнера. Почему доктору Делле Уолш, молодой, красивой, прекрасно образованной, нужно убежище? От каких невзгод? У ее ног должен бы лежать весь мир. Было ли это связано с застарелой болью, отголоски которой Люк иногда замечал в карих глазах? Мужчина раздраженно остановил себя. Какое ему дело до ее мыслей? Пора заканчивать эти игры.

— Доктор Уолш, как я могу вас убедить продать мне вашу долю или хотя бы ее часть?


Глава 2 | Муза капитана | Глава 4