home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Делла окинула взглядом каюту Люка, один фрагмент корабля, который так любила: бордовое с позолотой убранство, теплое дерево и мягкие обводы стен. Чего ей будет стоить продажа половины корабля Патрика?

— Все не так просто, — сказала она, поерзав в кресле. — Если бы я знала, что Патрик собирается завещать мне часть «Коры Мэй», я бы, конечно, его отговорила. Тогда он бы смог мне объяснить, зачем он это делает. Но этот разговор не случился. Как же я могу отказаться от чего-то, если не понимаю, почему это получила?

Люк напрягся, разговор принимал нежелательный оборот.

— Значит, вы не согласитесь, пока не получите какого-нибудь тайного письма или иного намека на объяснения?

— Может быть. Не знаю. — Услышав эти слова, Делла поняла, что в самом деле надеялась на письмо, в котором Патрик все объяснил бы. Несмотря на то что шансов на это практически нет, ведь если бы Патрик написал что-то такое, то приложил бы письмо к завещанию или оставил у адвоката. Но должен же был быть хоть какой-то намек? — Наверняка мы сможем как-то узнать, почему он распорядился именно таким образом?

— Более вероятно, что мы никогда не узнаем, — раздраженно отозвался Люк.

Делла разгладила юбку на коленях.

— Извините, я пока не могу дать вам ответ.

Люк потер лоб, словно пытаясь разгладить морщины.

— Вы так хотите быть совладелицей лайнера?

— За те два года, что я живу и работаю на «Коре Мэй», я стала чувствовать себя так, словно уже в какой-то степени владею ей. Мы с Патриком подружились не только из-за того, что он дружил с моими родителями. Это случилось и потому, что мы много обсуждали корабль. Я часто думала о том, что хотела бы здесь изменить.

— Но вы медик, — сказал Люк медленно. — Не менеджер.

— Справедливо. Но я всю жизнь провела, наблюдая за тем, как управляют кораблями. Я слушала разговоры об этом с тех пор, как была ребенком. Думаю, с этими знаниями мой вклад в управление «Корой Мэй» может оказаться весомым. И признаюсь, — Делла позволила себе легкую улыбку, — мне не терпится попробовать.

Постукивая пальцем по столу, Люк не отводил взгляд от ее лица.

— Как же ваша медицинская карьера?

— Я всегда думала, что хотела работать судовым врачом — как мама. Возможно, пришло время следовать путем отца, больше влиять на будущее корабля. А теперь, когда я поделилась своими мыслями, расскажите про свои. Что вы планируете для «Коры Мэй»? Оставите ее на нынешнем тихоокеанском маршруте?

Люк остался неподвижен, но что-то неуловимо изменилось в нем. Он снова выглядел бизнесменом, уверенным в своем плане.

— Некоторые детали еще требуют доработки, но я собираюсь поставить этот корабль на постоянный якорь в Большом барьерном рифе, как первый плавучий отель корпорации Марлоу.

Делла отшатнулась от него всем телом.

— Что? Почему? — сорвалось с ее губ.

— Расходы на содержание корабля сократятся на стоимость топлива и обслуживания двигателей, а гости смогут наслаждаться одним из семи чудес живой природы. Они получат ежедневный доступ к подводным экскурсиям по рифу.

Делла прикусила губу. Мысль о том, что «Кору Мэй» лишат ее предназначения — скользить по океанской глади, — ужасала ее.

— Почему просто не построить отель на одном из островов?

— Слишком мало земли, — спокойно отозвался Люк. — Большинство островов уже принадлежат турфирмам или частным собственникам. Корабль на постоянном якоре создаст, по сути, мой собственный островок недвижимости в одной из самых желанных частей света.

— Но разве это не испортит экологию?

— Ничуть, — отмахнулся мужчина. — С нашими системами переработки воды и мусора вреда не будет практически никакого.

— Да, но лайнер будет привязан к месту, — нахмурилась Делла, не скрывая неудовольствия. — Лишен свободы.

Люк улыбнулся этому замечанию, потом снова посерьезнел.

— Это деловое решение. Я не могу позволить сентиментальности влиять на финансовые операции.

— Поэтому вы прикуете «Кору Мэй» к месту — чтобы сделать еще больше денег! Ей придется…

Стук в дверь прервал Деллу. Люк встал из кресла и пересек комнату, наверняка довольный перерывом. Стюард поздоровался и вкатил в каюту тележку. Узнав его, Делла улыбнулась:

— Привет, Макс.

— Добрый вечер, доктор Уолш, — отозвался парень с игривой улыбкой. Он пару раз приглашал Деллу на свидание, она отказывалась, но жизнерадостный Макс не терял надежды.

Люк подозрительно взглянул на него, потом, нахмурившись, на девушку, и Деллу охватила дрожь. Что-то горело в серых глазах, жар, который она не понимала, но от которого мир вокруг словно тускнел, оставляя только этого мужчину в центре вселенной Деллы… Люк сжал губы и отвернулся, и иллюзия рассеялась.

— Спасибо, дальше я сам, — вежливо сказал Люк стюарду, выпроваживая того из каюты.

Делла моргнула, пытаясь собраться с мыслями. Этот бесконечный и такой короткий момент, когда их взгляды встретились, заставил ее задохнуться. Это не должно было повториться. Она не могла себе позволить привязанности к мужчине, а тем более к тому, с кем предстояло вести переговоры по деликатному вопросу. Делла скрестила руки на груди, напоминая себе о том, что скрывала ее блузка. О том, что не могло понравиться ни одному мужчине, и уж точно не такому, как Люк Марлоу, привыкшему к совершенству. Вот только у ее тела, похоже, были свои соображения по этому вопросу.

— Вообще-то сервировкой положено заниматься Максу, — сказала она, отгоняя мысли о прикосновении мужчины. Именно этого мужчины. — Это его работа.

Встав из кресла, она подошла к столу, куда Люк подкатил тележку. Он поднял на нее взгляд:

— Я бы предпочел, чтобы нам никто не мешал.

— Спорить без свидетелей?

— Обсуждать, — поправил ее Люк с улыбкой. — Но на время ужина предлагаю заключить перемирие.

Кивнув, Делла села за стол. Люк поставил перед ней тарелку с баклажанами и наполнил бокал. Глядя на него, Делла невольно задавалась мыслью, как это провести по его широким плечам, от шеи к сильным рукам… Она едва не застонала, изо всех сил пытаясь справиться с эмоциями.

— Пахнет чудесно. — Бархатный голос ворвался в ее мысли.

Делла оглядела содержимое тарелки. Это блюдо она ела, когда хотела почувствовать себя лучше. Сейчас баклажаны едва ли справятся с задачей.

— Вы сказали, что провели на кораблях все детство?

— С трех лет, — ответила Делла, убирая прядь волос за ухо. — Отец дослужился до капитана еще молодым, с ним и мамой я повидала весь свет. На борту я чувствую себя больше дома, чем на суше.

— А как же учеба?

— Домашнее обучение, а когда я закончила школьный курс и поступила в медицинский, то жила на берегу.

Люк отрезал кусочек баклажана и смерил девушку задумчивым взглядом.

— На «Коре Мэй» вы два года, но ваш отец был капитаном шесть лет. Вы оставались на суше после получения диплома?

Делла помолчала. Необходимость говорить о том времени все еще заставляла ее душу сжиматься, но пора было преодолеть это и двигаться дальше.

— Пока я училась, я встретила мужчину, — сказала она негромко. — Мы поженились и жили вместе. — Как бесцветно звучали эти слова, нисколько не описывая ее любовь к Шейну.

— Что случилось?

— Он умер. — Впервые за два года на этой фразе ее голос прозвучал ровно. — После этого отец предложил мне работу, и я согласилась. Я не поднималась на «Кору Мэй» дольше чем на выходные, но поселиться здесь… я словно вернулась домой. — «И хватит о моем прошлом». Нанизав на вилку кусочек баклажана, Делла решила сменить тему: — Сколько у вас отелей?

— Двадцать три, по всей Австралии и Новой Зеландии.

Делла несла ответственность за здоровье людей, но она представить не могла, каково это — принимать решения, влияющие на компанию такой величины.

— Вам нравится этим заниматься?

Несколько секунд Люк смотрел на нее так, словно не понимал, о чем она, потом пожал плечом и потянулся за бокалом.

— Это моя работа.

Делла не могла не проверить догадку:

— Разве вам не доставляет удовольствие управлять отелями?

— В какой-то мере.

— Тогда зачем этим заниматься? — Заинтригованная, Делла склонилась ближе, глядя, как он играет с ножкой бокала.

— Компания принадлежала моему отцу, я работал в ней с юности. На кухне и уборке номеров во время школьных каникул, на ресепшн и в головном офисе между университетскими семестрами. — Чувственные губы Люка выгнулись в усмешке. — Я ничего другого не знаю.

Делла улыбнулась, представляя, как отец передавал сыну свои знания, например за ужином, объясняя, что он сделал за день, какие решения принял и почему.

— Он тоже учил вас дома?

— Я едва виделся с родителями, — ответил Люк слишком спокойным, лишенным эмоций тоном. — В тринадцать меня отправили в школу-пансион, а на каникулах если я не был с Патриком, то работал в отелях.

Делла затаила дыхание. Оказалось, под маской этой спокойной уверенности Люк Марлоу скрывал пару-другую собственных шрамов. Патрик никогда не упоминал, что его племянника отсылали в пансион.

— Наверно, вам было одиноко, — сказала она мягко.

Люк отмел ее слова взмахом руки:

— Думаю, пора вернуться к основной теме.

Он прав. Его прошлое Деллы не касалось. Сделав глоток вина, она спросила:

— Вы всерьез собираетесь сделать из «Коры Мэй» плавучий отель?

— Абсолютно. Я думал об этом и раньше, мои люди изучили вопрос и составили план. Сейчас они заняты проработкой деталей.

Делле пришла неожиданная мысль: что, если именно поэтому Патрик оставил полкорабля ей? Вдруг он знал, что собирается сделать с лайнером Люк, и хотел, чтобы она этому помешала? Она сплела пальцы и сделала глубокий вдох.

— Вы говорили с Патриком об этом?

— Мы начинали это обсуждать.

— И?

— Патрик согласился, что у идеи превращения корабля в отель есть будущее.

— Но вы обсуждали такую судьбу именно для «Коры Мэй»?

— Не в деталях. Это было несколько лет назад, Патрик был еще совершенно здоров.

— Понимаю. — Аккуратно промокнув губы салфеткой, Делла положила ее на стол. — Я нисколько не сомневаюсь, что Патрик хотел бы, чтобы «Кора Мэй» продолжала ходить по своему маршруту. Думаю, именно поэтому он оставил мне половину этого лайнера — чтобы, когда Патрика не станет, я защитила его корабль.

Люк запустил пятерню в волосы.

— Как бы я ни хотел, чтобы мой дядя был с нами, его больше нет, — сказал он хрипловато. — И мы не можем вести дела, пытаясь угадать, чего он мог хотеть. Нам придется принимать решения исходя из текущего момента.

На словах это звучало так просто, так удобно. Но Делла была устроена по-другому. Облизнув губы, она слегка вздернула подбородок:

— Как совладелец «Коры Мэй», я сделаю все, что в моих силах, чтобы лайнер оставался на маршруте.

Это было ее ответственностью. Делла не собиралась подводить Патрика.

— Делла, у вас нет ни малейшей возможности выкупить мою долю, так что ваши планы на этот лайнер будет трудно осуществить. Нам либо придется договориться, что на данном этапе кажется невозможным, либо вы должны продать мне вашу долю.

— Но зачем нужны такие изменения? Корабль приносит прибыль, не так ли? Назначьте менеджера. Назначьте меня! Я продолжу делать то, что делал Патрик, зачем швартовать «Кору Мэй» и оставлять ее двигатели ржаветь?

— Ради прибыли, Делла. На якоре она принесет гораздо больший доход.

— Люк, она особенная. Если бы вы видели дальше цифр в финансовой ведомости, вы бы поняли.

— В итоге важна прибыль, — сказал он терпеливо. — Так устроен финансовый мир.

— И вы?

— Для меня это вторая натура. — В серых глазах мелькнула искра.

Делла сделала медленный глоток из своего бокала, задумчиво глядя на мужчину.

— За этим стоит что-то большее, не так ли?

Люк кивнул:

— Такова сама жизнь. Мой бизнес — единственная вещь в моей жизни, которая никогда не давала осечку, не подводила меня. Единственная надежная постоянная. А люди сохраняют верность лишь до тех пор, пока не сменится ветер. На людей никогда нельзя полагаться в трудные времена. — Люк вдруг замолчал, вскинул на нее взгляд и нахмурился, только сейчас осознав, насколько глубоко открылся.

— Прощу прощения, — сказала Делла, — мне не следовало…

Люк покачал головой, отметая ее беспокойство:

— По крайней мере, мы выяснили, что происходим из двух совершенно разных миров. Так что касаемо некоторых аспектов ситуации мы никогда не придем к соглашению.

Конечно, он прав, но должен найтись другой выход. Всегда есть другой выход.

— Скажите мне, что вы думаете о корабле сейчас?

— Достаточно неплохое место, — отозвался Люк, снова наполняя их бокалы.

— Так и есть. Вы можете жить на борту круглый год и совершенно не скучать по суше.

Люк бросил на девушку внимательный взгляд:

— Вы не скучаете по суше?

— Никогда. Но я имела в виду пассажиров, — поторопилась добавить Делла, пока Люк не перевел разговор на нее. — У нас есть все, чего только можно хотеть, от спа-салонов до ресторанов. Вы наверняка уже оценили, как работают Интернет и сотовая связь. А что касается отдыха, скалодром, теннисные корты и ледовый каток — это даже не весь выбор. У нас есть пол-акра газона на двенадцатой палубе, на случай, если вы скучаете по ощущению живой травы под ногами или хотите устроить пикник посреди океана.

Люк выгнул бровь:

— И вы не скучаете по какому-нибудь городу?

— На корабле есть больше, чем можно найти в любом городе. А каждые несколько дней мы останавливаемся в самых живописных уголках мира.

И в этом была сама суть путешествий. Суть «Коры Мэй».

Люк сдвинул пустую тарелку в сторону.

— Делла, я вас понимаю. Но я не могу принимать деловое решение исходя из того, что плавание по морю — это приятное времяпрепровождение.

Делла потерла пульсирующий висок. «Как же мне доказать ему, что „Кора Мэй“ — нечто большее?»

— Люк, у меня к вам просьба. Проведите месяц на борту «Коры Мэй», дайте мне это время, чтобы я могла показать вам прелесть плавания, океана, постоянной смены портов. До того как вы примете окончательное решение, подарите кораблю этот шанс.

Люк забарабанил пальцами по столу, и Делла подумала, что просит слишком многого. Месяц для бизнесмена такого уровня — это много, даже с возможностью оставаться на связи. Но потом Люк задумчиво соединил кончики пальцев.

— Я дам вам три недели. Но пока я буду внимать прелестям моря, я хочу, чтобы вы всерьез рассмотрели продажу мне вашей доли, независимо от того, встанет лайнер на вечный якорь или останется на маршруте.

— Согласна, — вздохнула Делла с облегчением. Убедить его за три недели будет нелегко, но она готова к испытанию.

Они подняли бокалы в тосте, и хрусталь мелодично зазвенел.


Делла покачивалась на хрустально-синих волнах укромного новозеландского пляжа. Когда лайнер причаливал в этом порту, она всегда сходила на берег и приходила сюда поплавать. Кэл Бэйтман сегодня дежурил, так что Делла была восхитительно свободна. Если не считать работу по убеждению Люка Марлоу. Она взглянула на свое «задание». Мужчина плавал чуть в стороне, мерил прозрачную воду длинными сильными гребками. Он вообще когда-нибудь расслаблялся? Даже когда он стоял неподвижно, то напоминал туго скрученную пружину.

Люк вынырнул неподалеку от Деллы и ладонью согнал воду с лица. Его потемневшие мокрые волосы были убраны назад, серые глаза казались ярче обычного. Девушка с трудом отвела от него взгляд. Здесь, в укромном уголке, среди прозрачной синевы прибоя и белоснежного песка пляжа, Делла почти могла поверить, что они с Люком были просто двумя людьми, которые проводили время вместе потому, что им нравилось общество друг друга. И что в любую минуту Делла могла преодолеть ту короткую дистанцию, что их разделяла, и обвить руками эту широкую обнаженную грудь.

Люк скользил сквозь воду с легкостью морского котика. Когда он снова вынырнул на поверхность, на этот раз еще ближе, вода стекала по его загорелой коже блестящими струйками. Делле так хотелось протянуть руку и поймать несколько капель… Но все это лишь иллюзия, фантазия. А у Деллы была реальная цель, которая не включала прикосновения, не важно насколько соблазнителен этот практически обнаженный мужчина рядом с ней.

— Тут просто прекрасно, — сказал Люк, оглядывая пейзаж. — Я постоянно бываю в Новой Зеландии, но про этот пляж не знал.

— Подозреваю, вы летаете сюда на деловые встречи?

— А они редко проходят на пляжах, — кивнул мужчина, признавая ее аргумент. — И все-таки, что мы здесь делаем?

Делла приподняла брови. Когда она сказала ему ждать ее в холле и прихватить плавки, то сочла, что причина будет очевидна.

— Вы успели забыть наш уговор, мистер Марлоу?

— Он касался «Коры Мэй». Или вы подрабатываете на стороне на местный департамент туризма?

— Путешествия — это гораздо больше, чем только корабль. Это еще места, которые вы посещаете, как вот этот пляж. — Делла широким жестом обвела синий горизонт и белый песок. — День-два вы проводите в комфорте лайнера, а потом прибываете в какое-нибудь экзотическое место. Плавучий отель такого не даст.

— Справедливо, — сказал мужчина, но Делла не могла понять, насколько он искренен. — А что в корзине, которую я принес?

— Продукты, любезно предоставленные рестораном. — Такие корзины с ланчем были особенностью «Коры Мэй», и пассажиров всегда впечатляло и качество угощения, и забота об их комфорте.

— Я на это надеялся. Одиннадцать часов — не слишком рано для ланча?

— Прелесть путешествия в том, что никогда не рано и не поздно чем-то заняться, — отозвалась Делла с широкой улыбкой. — День целиком наш, можем распоряжаться временем как хотим.

— Тогда не будем тратить его зря. — Люк поймал ее за руку и потянул к берегу.

Его пальцы, теплые и сильные, заставили кровь Деллы вспениться, как шампанское. Охваченная дрожью, она нырнула, чтобы разорвать контакт. «Не то время и не тот мужчина, чтобы думать о глупостях», — сказала она себе, выходя на белоснежный песок. Особенно при том, что Делла не знала, искренен Люк с ней или просто пытается очаровать, чтобы добыть ее долю корабля. Люк Марлоу непрост, его не следовало недооценивать. Отложив пушистое полотенце и разворачивая футболку, она заметила взгляд Люка, устремленный на ее грудь. Делла взглянула вниз и обнаружила, что край ее купальника сдвинулся, открыв шрамы. В панике девушка поправила эластик и торопливо натянула футболку.

Люк нахмурился, когда Делла сжалась под его взглядом. Она оделась и прикрыла следы, но Люк шагнул ближе и оттянул ворот футболки. Он хотел убедиться, что ему не примерещилось.

— Делла, что с вами случилось? — прошептал он.

— Ничего. — Она отвернулась, но мужчина повернулся вместе с ней, его пальцы все еще лежали на ее ключице.

— Такие шрамы не появляются из ничего.

Делла стояла совершенно неподвижно.

— Это не важно.

— Мне так не кажется. Расскажите?

— Поищите в Интернете, — поморщилась девушка. — Эта история попала во все газеты.

Дурное предчувствие повисло в воздухе, сдавило горло Люка.

— Я не хочу узнавать из газет. Хочу услышать от вас.

Делла смотрела на море, ее лицо было слишком бледным, слишком спокойным.

— Два года назад мы с мужем шли по ночному Мельбурну и услышали женский крик. Шейн тоже был врачом. Мы хотели помочь.

Люк легко взял ее за руку:

— Конечно.

— В переулке было темно. — Делла сглотнула. — И никого вокруг, только жертва и четверо мужчин. Мы не могли ее там оставить. — Она посмотрела на Люка, и тот сжал ее руку.

— Я бы тоже не смог.

— Шейн пошел по переулку, окликнул их, надеясь отвлечь, а я достала телефон и позвонила в полицию. Прежде чем я смогла назвать адрес, один из нападавших выбил у меня телефон и швырнул его в стену. Они бросили жертву и пошли на нас.

— Ох, Делла, — вздохнул Люк.

Его сердце колотилось, все тело напряглось в попытке защитить ее, но он опоздал на несколько лет, и теперь мог только стоять рядом с девушкой, поглаживая ее руку.

— Я очнулась в больнице. К счастью, та женщина побежала за помощью. К Шейну они опоздали. Его ударили ножом в грудь, несколько раз, один удар попал в сердце.

— Мне жаль. — Гнев горел в груди Люка, но Делла не нуждалась в его ярости. Ей были нужны поддержка и забота, так что Люк взял и другую ее руку, согревая. — Что они сделали с вами?

— То же самое. Думали, что я мертва, но хирургам удалось меня спасти. — Слезы блестели на ее щеках.

Люк не знал, что еще сказать, поэтому он просто обнял ее, надеясь, что сможет успокоить ее дрожь и дать чувство безопасности хотя бы сейчас. Он уже жалел, что убедил Деллу рассказать эту историю. Часть его хотела отвлечь ее от воспоминаний, лучше всего зацеловать до беспамятства, но это означало воспользоваться ее уязвимым состоянием. Такого Люк себе позволить не мог. Но все это хотя бы объясняло ту дистанцию, которую Делла держала с мужчинами, — что с тем стюардом за ужином, что с самим Люком. Она прятала шрамы из неловкости, может, даже стыда. Делла Уолш не считала себя желанной. Конечно, Люк мог сказать ей, как это глупо, но она бы ему не поверила. И сейчас не то время, чтобы убеждать ее действием. Не важно, насколько колотилось сердце Люка от того, как ее тело прижималось к нему.

Наконец девушка шевельнулась и отстранилась.

— Прошу прощения, — сказала она, вытирая лицо.

— Нет, это я должен извиниться. Не нужно было спрашивать. А вы должны были послать меня к черту. — Уголок ее губ дрогнул, и Люк вздохнул от облегчения, что хоть немного развеял ее темные мысли. — Строго говоря, можете сделать это прямо сейчас.

Делла взглянула на него из-под темных ресниц:

— Я должна всячески убеждать вас в преимуществах жизни на борту, а не посылать подальше.

— Честно говоря, вы сделаете мне одолжение, — сказал Люк, видя, что Делла чуть порозовела и расслабилась, и продолжил в том же духе: — Если мы оставим все как есть, я буду чувствовать себя виноватым, загрущу, это повлияет на мою работу, и моя компания обанкротится.

— Правда?

Люк полюбовался смешливыми искрами в карих глазах и улыбнулся сам.

— Абсолютно. Единственный способ избежать катастрофы — ваша помощь.

Делла нерешительно провела по мокрым волосам:

— Я не…

— И назовите меня по имени, чтобы лучше подействовало.

Делла усмехнулась, и этот звук показался Люку волшебным.

— Давайте, — Люк подтолкнул ее плечом. — Вам же хочется.

Она наконец рассмеялась.

— Хорошо. Дайте мне секунду. — Ее лицо стало серьезным, но глаза по-прежнему искрились. — Идите к черту, Люк.

— Мило, но неубедительно. Попробуйте еще разок.

Делла ахнула в шутливом возмущении и сузила глаза.

— Идите к черту, Люк!

Это прозвучало с большим чувством, но она тут же прикусила губу, сдерживая улыбку, словно сама удивлялась собственной смелости.

— Лучше, — сказал Люк мягко.

— Осторожнее, — выгнула бровь Делла. — Это может стать моей любимой фразой.

Если раньше Люк хотел поцеловать ее, то теперь жажда прижать к себе и завладеть ее губами стала такой острой, что он едва мог дышать. Зрачки Деллы расширились, на ее шее затрепетала жилка. Она тоже это чувствовала. Люк отдал бы что угодно, чтобы обнять ее сейчас. Но не мог. Повернувшись к морю, он провел ладонью по лицу. «Ничего, это ненадолго». Скоро он найдет время и место, чтобы поцеловать Деллу Уолш.


Глава 3 | Муза капитана | Глава 5