home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Заказав два кофе, Люк вернулся к Делле, которая с легкой улыбкой любовалась белым пляжем и легкими волнами прибоя. Вид с террасы лучшего французского ресторана открывался действительно прекрасный, но Люку больше хотелось смотреть на свою спутницу. Делла светилась спокойствием и удовольствием, и Люк льстил себе мыслью, что причастен к этому. Она-то уж точно была ответственна за то, как чувствовал себя Люк, — такого глубокого удовлетворения он не испытывал много лет. Делла приходила к нему эти несколько ночей, и, не считая темноты, нужной ей, чтобы расслабиться, их секс становился все более чувственным.

Повернув голову, Делла встретилась с ним взглядом и улыбнулась. Внезапная мысль заставила Люка содрогнуться.

— О чем ты думаешь? — спросила Делла.

— Так, ни о чем. — Он запнулся, не зная, что может соскользнуть с его губ, и торопливо перевел разговор: — Расскажи мне, как это — расти на корабле?

— Это здорово. — Карие глаза потеплели. — Есть и плюсы и минусы, конечно…

— Какие минусы?

Делла пожала плечами:

— Я всегда должна была хорошо себя вести вне нашей каюты. Не с кем было играть.

— А дети других пассажиров?

— Их было немного. — Делла благодарно кивнула официантке, принесшей кофе, и снова взглянула на Люка. — Родители по большей части работали на элитных лайнерах, а в такие круизы ходят пары или пенсионеры. Кроме того, им приходилось выбирать корабли, где одновременно требовались капитан и судовой врач, а еще — где владельцы соглашались, чтобы на борту жил ребенок. Многие этого не разрешали.

Люк сплел свои пальцы с ее, наслаждаясь даже таким простым прикосновением. Три ночи с Деллой совершенно не утолили его жажду. Скоро он убедит ее оставить свет. Она прекрасна, а если он увидит шрамы, которые уже знает на ощупь, это ничего не изменит. Люк хотел видеть, как она теряет контроль над собой. Скоро, пообещал он себе, подавляя дрожь предвкушения.

— Расскажи о плюсах.

— Я видела самые разные уголки мира. Проводила массу времени с родителями. Знакомилась с интересными людьми.

В детстве Люк мечтал жить так, как Делла описывала.

— Ты часто бывала на берегу?

Девушка кивнула:

— Мы с мамой жили на берегу, пока мне не исполнилось три года, потом отец стал капитаном и смог взять ее на борт. На школьных каникулах я навещала моих двоюродных братьев и сестер или бабушек и дедушек. Иногда кто-то из них оставался с нами на корабле на часть круиза.

— Знаешь, я завидую твоему детству, — сказал Люк, откидываясь на спинку кресла.

Делла выгнула брови.

— Правда?

— У меня была сестра. Сара. — Назвать ее имя по-прежнему стоило ему усилия, даже после стольких лет. Поэтому он редко о ней рассказывал.

На лице Деллы отразилось искреннее сочувствие.

— Она умерла?

— Когда мне было тринадцать, — ответил Люк ровным тоном, как будто это могло унять старую боль. — Утонула.

Девушка сильнее сжала его руку:

— Ох, Люк, мне так жаль.

— Насмешка судьбы — семья, сделавшая состояние на кораблях, потеряла дочь в море.

Несколько секунд Делла молчала, потом мягко спросила:

— Твой отец после этого отошел от морского бизнеса?

— Нет, он боялся воды еще с детства, так что перешел в гостиничный бизнес, как только получил наследство. Когда Сара умерла, это только усугубило его страх.

— Ты был с ней дружен?

Люк кивнул:

— Она была на год младше, мы проводили много времени вместе.

— Ох, Люк, — сочувственно вздохнула Делла, — наверное, было тяжело ее потерять.

— Хуже, чем тяжело. — Он кашлянул, прочищая горло. — А через месяц меня отправили в школу с пансионом.

Делла ахнула:

— Родители тебя отослали?

— Это был давний план, они и так собирались, сколько бы я ни протестовал. Но пока Сара была жива, я думал, они позволят мне остаться.

— Потеряв одного ребенка, я не отпустила бы другого от себя. — Делла недоуменно склонила голову.

«Я в это верю. К сожалению, моя семья не была такой…»

— Видишь ли, я был не таким ребенком, которого хотелось держать поблизости, — усмехнулся Люк, переводя взгляд на лазурную кромку океана.

— Что ты имеешь в виду?

— Сара была идеальной дочерью, всегда чувствовала, как порадовать родителей. А я… — Он провел по запотевшему бокалу, не особенно желая вспоминать те времена. — Со мной им было трудно.

— Дай угадаю. — Делла улыбнулась грустно и понимающе. — После смерти сестры с тобой стало еще труднее?

— Можно и так сказать, — хмыкнул Люк.

Взгляд Деллы полыхнул гневом, и он постарался сдержать улыбку. В том, что давняя несправедливость так ее возмущала, было что-то трогательное, и румянец на ее бледных щеках выглядел прелестно.

— И пока ты был вне себя от горя, — протянула Делла, — они тебя отослали. И за месяц ты практически потерял всю семью. Но ты был всего лишь мальчишкой, конечно, ты бунтовал!

— Взрослые не слишком понимали мою точку зрения, — отозвался Люк сухо, не выдавая эмоций. Это было огромным преуменьшением, его родители были слишком заняты друг другом и собой, чтобы вообще его замечать. — Кроме Патрика, — уточнил Люк. Помимо Сары, дядя был его любимым родственником.

— Ты часто с ним виделся?

— Каждый раз, когда корабль приходил в Сидней. Патрик на день забирал меня из школы. — Это были самые счастливые воспоминания его детства. Патрик всегда находил способы сделать самые скучные вещи интересными и рассмешить племянника.

— Теперь я понимаю. Я жила так, как хотел ты, на корабле, рядом с родителями и Патриком.

Люк попытался улыбнуться:

— Вроде того.

— Мне жаль. — Склонившись ближе, Делла погладила его руку. — Тебе было непросто.

Пожатием плеча он отмел ее сочувствие:

— Это дало мне ценный урок — не полагаться на других.

Люди могли обещать золотые горы, но в самые темные времена их никогда не было рядом. Конечно, у Люка были друзья, школьные побратимы, но никогда он не будет зависеть от них или подпускать слишком близко к сердцу.

— А как же отношения? — спросила Делла, убирая локон за ухо. — Партнеры должны доверять друг другу, без этого ничего не получится.

Люк с трудом сдержал гримасу. «Отношения». Последнее, что он искал.

— У меня не особенно хорошо с доверием. — Хотя он не мог вспомнить, кому еще рассказывал про Сару или про то, что хотел жить с Патриком. Даже его бывшая жена Джиллиан не знала об этом, что было показательно для их брака. Что-то в Делле заставляло его терять контроль над собой. И это означало, что он должен прилагать больше усилий, чтобы контролировать ситуацию. — Делла, ты должна понять, — сказал он, ловя ее взгляд. — Связь со мной может быть только временной.

Она должна была уже понять это, но никогда не мешает лишний раз напомнить. И себе в том числе.

Делла опустила глаза.

— Ты хочешь прожить жизнь один?

— У Патрика это отлично получилось, у меня тоже получится. — В приятной женской компании время от времени и с хорошими друзьями. «Один» не значит «одинокий», это значит «держа жизнь под контролем».

— Люк, тебе не приходило в голову, что ты недолюбливаешь «Кору Мэй»? — спросила Делла мягко. — Патрик уходил от тебя на этот корабль и не разрешал тебе следовать за ним. Может, ты поэтому хочешь поставить «Кору Мэй» на якорь, — чтобы она больше не уплывала от тебя?

Мужчина поморщился. Это звучало как колонка психолога в глянцевом журнале, но что-то в глубине его души отозвалось на слова девушки. Люк пожал плечами:

— Кто знает, как работает подсознание. В любом случае это прибыльное решение. Что ты знаешь о плавучих отелях?

— Видела фотографии, слышала истории.

— Уверяю тебя, истории и твердые цифры — это большая разница. Моя команда заканчивает предварительный проект реконструкции «Коры Мэй», я должен полететь в Мельбурн на одну ночь, чтобы все проверить. Поезжай со мной.

В начале знакомства Люк думал о том, чтобы показать ей планы, и отказался от этой мысли, ожидая, что Делла и так продаст ему свою долю. Но сейчас что-то изменилось. Он хотел, чтобы она поняла, что его идея — лучшее будущее для корабля, чтобы согласилась с ним, сама захотела переделать свой дом. Когда между ними все кончится, Люк хотел, чтобы Делла вспоминала их отношения без сожалений, без чувства потери. Решение о «Коре Мэй» должно было быть выгодным для них обоих.

Делла задумчиво прикусила губу:

— Когда?

Люк мысленно перебрал их будущие порты и возможные авиарейсы.

— Ты сможешь найти кого-нибудь, кто подменит тебя на работе?

— Смотря как срочно. — Делла нахмурилась. — Но я не знаю, какой в этом смысл, я и так понимаю идею.

Мужчина взял ее за руку:

— Я согласился провести три недели, слушая твои аргументы. Будет справедливо, если ты сделаешь то же самое, и мне даже не потребуется трех недель, только пара дней.

Вздохнув, Делла кивнула:

— Я узнаю насчет замены.

— Спасибо. — Люк откинулся на спинку стула, расслабляясь. Теперь оставалось убедить Деллу в преимуществах его плана, и сделать это быстро, пока они не привязались друг к другу слишком сильно.


Делла пришла к нему в каюту после ужина. Капитан пригласил их обоих за свой стол, и по взаимной договоренности они не показывали чувств друг к другу на публике. Вернее, там, где публика могла заметить, — длинные скатерти были отличным прикрытием для ищущих рук. И к счастью, потому что Делла не вынесла бы не касаться Люка весь долгий ужин.

— Кофе? — сухо предложил Люк.

— Нет, спасибо. — Делла попыталась сдержать улыбку, но не преуспела.

Под ее взглядом Люк ослабил галстук.

— Чаю? Вина?

— Нет. — Она подошла так близко, что он чувствовал тепло ее кожи.

— Ничего не хочешь?

Ладони Деллы легли на его грудь, ощущая твердость его мышц под белоснежной рубашкой.

— О, кое-чего я очень хочу, хотела весь вечер.

— За капитанским столом можно найти все что угодно, — выгнул бровь мужчина. — Чего ты такого хотела, что они не могли подать?

— Этого. — И Делла поцеловала его, глубоко и медленно, как хотела на всем протяжении ужина. Скорее всего, ее разговоры с соседями по столу были рассеянными, потому что думать она могла только об этом поцелуе.

Не отрываясь от нее, Люк подхватил ее на руки, унес в спальню и только там позволил встать на ноги. Делла потерлась о его шею, втянула запах его кожи и выдохнула:

— Ловкий трюк.

Люк вынудил ее отступить на шаг, пока за спиной Деллы не оказалась стена.

— Поцелуй меня еще раз.

Подняв лицо, она встретила его губы, вкладывая в поцелуй всю страсть, что чувствовала, когда он был рядом с ней.

— Делла, — голос мужчины был хриплым от желания, — я хочу видеть тебя.

Кровь застыла у нее в жилах. Делла медленно опустила руки. Как он мог не понимать, о чем просил? После сладкой расслабленности минуту назад напрягшимся плечам было почти больно.

— Тебе недостаточно того, что есть? — глухо спросила она.

— Это чудесно, то, что между нами! — Люк склонил голову, пытаясь заглянуть в ее лицо. — Но я хочу видеть твои глаза, когда ты скользишь через край. Хочу, чтобы ты видела меня, когда я вхожу в тебя.

Ресницы Деллы невольно опустились, когда она представила эти сцены. Она бы сделала все, чтобы видеть лицо мужчины… почти все. Но не то, о чем он просил. Повернув голову, Делла устремила взгляд в ночное небо за окном.

— Прости, Люк, я не могу.

Нежно взяв ее за подбородок, он повернул ее голову так, что их глаза встретились.

— Почему ты думаешь, что я не смогу принять, как выглядит твое тело? — В его тихом голосе Делла слышала обвинение и обиду.

— Я не смогу расслабиться, — качнула она головой. — Буду слишком напряжена, чтобы получить удовольствие.

— Ладно, тогда другой план, — сказал мужчина, легонько касаясь губами кончика ее носа. — Останься в платье. — Он отвлек Деллу нежным поцелуем, поднял ее руку, скользнул пальцами под ее трусики и стащил кружево по ее бедрам.

Этот шанс засиял перед Деллой, как драгоценность. Если она доверится Люку, то сможет увидеть его в момент наивысшего удовольствия, до глубины души. Ее сердце забилось чаще, когда она снова обвила его шею руками.

— Если я соглашусь оставить свет, что получу в награду?

— А чего ты хочешь? — спросил он с медленной улыбкой.

Делла развязала его галстук, вытащила из-под воротничка и бросила в другой конец комнаты.

— Ты снимаешь все.

— Нечестно, — хмыкнул Люк. — Я оставлю один предмет одежды, как и ты. Хотя на тебе даже два, учитывая бюстгальтер под платьем.

— О нет, долой все! — Делла коснулась кончиком языка верхней губы и смотрела, как взгляд Люка опустился к ее рту. — В обмен на свет. И сейчас же, пока мы не начали.

Уголки его чувственных губ дрогнули.

— С тобой трудно вести переговоры.

С медленной улыбкой он отступил на шаг, разулся и снял брюки и рубашку. Протянув руку, Делла скользнула ладонью по его груди. В тот день на пляже она видела его почти обнаженным, но сейчас, так близко и с возможностью прикоснуться… Сладкая дрожь пробежала по ее телу.

— Остальное тоже, — выдохнула Делла хрипло.

— Позже. — Снова вжав ее в стену, Люк завладел ее губами в жадном поцелуе.

Делла полностью отдалась ощущению его губ, его рук, скользивших по ее телу, но поверх платья, как он и обещал.

— Хочу видеть тебя, — прошептал мужчина, полуоткрытым ртом скользя по ее горлу и плечам, потом ниже.

Делла ласкала его шею, затылок и плечи, пока Люк, стоя на коленях, снимал с нее туфли. Его руки скользнули по ее лодыжкам, погладили колени, собрали подол юбки, открывая ее бедра, и Люк коснулся поцелуем средоточения ее женственности. Делла застонала от прикосновения горячего языка, от силы его рук, удерживающих ее у стены. Впившись в его плечи для опоры, она выдохнула невнятную мольбу, сама не зная о чем. Словно не услышав, Люк продолжал ласку, медленно сводя Деллу с ума.

— Люк, — ахнула она за мгновение до того, как наслаждение взорвалось в ней огненным фейерверком.

Цепочкой поцелуев Люк поднялся по ее телу, поддерживая Деллу, пока та приходила в себя. Когда она смогла открыть глаза, то увидела, что Люк смотрит на нее.

— Спасибо, — шепнул он.

Она усмехнулась.

— Это я должна тебя благодарить.

— Сколько угодно, — ухмыльнулся Люк. — Спасибо тебе за то, что доверилась мне.

Делла погладила его сильные плечи, наслаждаясь гладкостью его кожи.

— Я этому рада.

— По-моему, это должно звучать как «Я рада, что доверилась тебе, Люк», — сказал мужчина, поднимая одну ее ногу к себе на талию.

По телу Деллы прошла дрожь предвкушения.

— Согласна. И готова радоваться столько, сколько ты захочешь.

— Вот и чудесно. — Он сунул пальцы за пояс плавок и жестом фокусника извлек пакетик с презервативом.

Делла перевела взгляд с его руки на плавки и обратно.

— И как долго он у тебя там был?

— Сорок секунд. — Люк снял плавки и отбросил их в сторону. — Достал из брюк, когда вставал.

— Мне нравятся предусмотрительные мужчины, — пробормотала Делла, вскрывая упаковку и раскатывая тонкий латекс по твердой плоти.

— Надеюсь, это тебе тоже понравится. — Люк подхватил ее и поднял другую ее ногу, так что Делла скрестила ноги на его бедрах.

— Надеешься? — ахнула она, чувствуя, как он прижимается к ней. — Можешь быть уверен!

От полноты ощущений ее ресницы невольно опустились, и Люк замер.

— Открой глаза, — потребовал он хрипло.

Заставив себя послушаться, Делла встретилась с ним взглядом.

— Так-то лучше, — прошептал Люк. — Хочу видеть тебя.

Он начал двигаться короткими дразнящими движениями, пока Делла, потеряв терпение, не выгнулась в его руках, словно моля о большем. Люк с шипением втянул воздух сквозь зубы, но продолжал смотреть ей в глаза. Чувствовать, как он наполняет ее, видеть его лицо, не скрытое темнотой, — Делла больше не могла притворяться, что не думает именно об этом мужчине. Именно Люк занимался с ней любовью, и именно Люка Марлоу Делла хотела, как никого больше за долгое-долгое время.

Мужчина простонал ее имя, дрожа от напряжения, и Делла притянула его голову для жадного поцелуя. Жаркие искры пронзали ее тело от каждого глубокого толчка, и Люк возносил ее все выше, выше, не отрывая от нее взгляда, шепча ее имя, говоря, как она прекрасна, пока Делла не выгнулась с криком, отдаваясь обжигающей волне наслаждения. Мгновением позже содрогнулся сам Люк, опустив ресницы только в самый последний миг.

Через несколько минут — или часов? — он опустил ее ноги, и оба они упали в постель. Несмотря на усталость, все существо Деллы наполняла радость. Устроившись у Люка под боком, Делла уткнулась в его плечо, а в следующую минуту похолодела от возникшей вдруг мрачной мысли: она что, влюбляется? «О боже, надеюсь, что нет!» Люк был хорошим человеком, но не желал отношений, а если она позволит себе опять полюбить и потерять, то просто не переживет этого. Глядя на профиль спящего мужчины, она безжалостно оттолкнула ощущение счастья, которое испытывала еще мгновение назад. Она не позволит себе любить. Просто получит удовольствие от хорошего секса, а потом уйдет и сохранит сердце целым. Не слушая насмешливый внутренний голос, Делла обняла любовника и постаралась заснуть.


Глава 7 | Муза капитана | Глава 9