home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Свадьба

У меня не было белого платья и фаты – я была слишком продвинута для «занавески из тюля на голове». Я придумала себе наряд – пиджак и узкая юбка из кремового атласа, светло-сиреневый замшевый топ на тоненьких бретельках и такого же цвета босоножки на шпильке, купленные по талонам в магазине для новобрачных. На голове – ничего. Просто модная стрижка. Портной Аркадий, отличный специалист по пошиву верхней одежды, воплотил в жизнь мою фантазию, удивленно качая головой.

Надо сказать, что у Аркадия был очень необычный метод работы. Он шил на дому. Но не у себя, а у вас. Шил и жил. Примерял столько, сколько нужно. Вещи получались отличного качества. Брал недорого. Его передавали из дома в дом, как драгоценность. У нас он жил часто – шил пальто сначала маме, потом мне. Венцом его творения стало белое пальто из шерстяной ткани, в котором я первый раз вышла на улицу весной восьмидесятого года. Длинное, расклешенное, со спущенным плечом, с глубоким капюшоном – оно было невыразимо прекрасным, совсем не подходящим ни для простой советской жизни, ни для не очень чистого городского транспорта. Я чувствовала себя в нем утонченной и загадочной, практически Анжеликой – маркизой ангелов. Поэтому мужественно стояла в сапогах на высоченных каблуках даже тогда, когда в троллейбусе были свободные места и можно было сесть.

Аркадий был идеальным мастером. По любой картинке в журнале он сам конструировал выкройку и, не споря с заказчиком, спокойно, не торопясь, делал свое дело. Мама щеголяла в узком, цвета горького шоколада зимнем пальто с воротником из енота by Arkadiy. Лицо у нашего портного было гладкое и румяное, как налитое яблоко, хотя мама говорила, что лет ему за шестьдесят. «Вера, иди ме'рай пиро`дку!» – кричал он ей из кухни, где стояла швейная машинка, а под столом лежал свернутый в рулон матрас. На нем он спал ночью. Это означало, что деталь, которую он хочет примерить, будет находиться спереди. Аркадий был тихий и очень профессиональный человек, родом из глухой белорусской деревни, и его метод работы если и вызывал удивление, то недолго. К нему быстро привыкли, как будто так было и надо. В результате мой свадебный костюм сидел идеально. Правда, в загсе, куда мы всей веселой компанией приехали на троллейбусе, у нас спросили, где невеста. Сережа был одет в элегантный серый костюм, который мы купили в том же салоне, вместе с моими босоножками. «Судя по тому, что носить его я буду только по праздникам, меня в нем и похоронят», – мрачно пошутил жених.

На дальнейшее моей альтернативности не хватило. Было все, как у всех – традиционная русская свадьба, с кучей гостей и родственников с обеих сторон. Тетенька с халой в загсе, Мендельсон, сзади напирают следующие брачующиеся. «Не ударить в грязь лицом, у нас все не хуже, чем у людей» – «Как же так, мы еще не напились по этому поводу» – «Сейчас скажет тетя Люба» – «Шампанского!» Столы буквой П. «Как же я устала и хочу спать» – «Лава-анда-а, горная лава-анда-а» – «Горько!» Конечно, такого угара, как в фильмах Жоры Крыжовникова, не было – у нас все сплошь интеллигентные люди, но не было чего-то особенного, что хотелось бы, я даже не могу сказать, чего именно.

Мы устали как собаки. В первую брачную ночь просто рухнули на раскладной диван в съемной квартире и моментально уснули. Весь день меня не покидало ощущение, что я играю чужую роль в фильме, который мне к тому же не нравится. На следующее утро мы с облегчением надели майки и шорты, погода в мае стояла необыкновенно теплая, и всей честной компанией уехали на Минское море, на пятый пляж. Вот там продолжили веселье, и я получила настоящее удовольствие.

Наверное, любая девушка видит во сне свою свадьбу как некий водораздел, после которого наступит совершенно другая и чудесная, как в раю, жизнь.

Когда я выходила замуж во второй раз, все изначально было не как у людей. Мой жених был американским дипломатом, темнокожим мулатом и не был обременен знанием наших свадебных традиций.

Замыкать события ритуалами – то же самое, что разговаривать штампованными фразами. Неужели нельзя взять и найти свой путь?

Как выяснилось позже – можно.

Свадьба будет тайной —

Надменный тополь да случайный путник.

Нас обвенчают, и неясным светом

Зальется все вокруг.

И две капли крови, густой и терпкой,

Упадут неслышно на дно бокала, словно два рубина —

Попробуй, милый друг.

Вот и все – мы вместе навсегда.

Вот такую песню я написала, представляя себе своего возлюбленного. Кровь – любовь, до гроба, дураки оба. Тем не менее эту идею мы все же воплотили в реальность. На острове Антигуа, что на Карибах. Генри все предварительно организовал по Интернету. И бунгало с соломенной крышей прямо на берегу моря, где я готовила ему завтраки, и низко висящие нереальные звезды, на которые мы любовались, покуривая сигары, и поездки на яхте на другие острова, и саму церемонию, которая проходила на рассвете, прямо на берегу океана.

В роли надменного тополя выступила удивленная таким ранним рабочим днем, и от этого немного сонная, чернокожая представительница местного загса. В роли свидетелей – горы, небо, нежное рассветное солнце и теплое, ласковое море. И больше никого, все нормальные люди еще спали как сурки. Нам читали клятву, мы повторяли и плакали от избытка чувств. Это было реально круто!

Через два года мы развелись. Я снова оказалась не готова к семейной жизни.

Го-о-орько!


предыдущая глава | Счастье без правил | Гейши, принцы и бородатые дети