home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 22




На следующей неделе в Академии я так и не появился, дел итак хватало. Мы окончательно решили переехать в коттедж и занимались перевозкой вещей, которых набралось "по мелочи" очень много. Во вторник мы с Валерой поехали в магазин бытовой техники и купили пять телевизоров, один из которых был очень здоровый и предназначался для гостиной, остальные для комнат и кухни, три видеомагнитофона, большой холодильник, стиральную машину, радиотелефон и кучу "приблуд" для кухни. Чтобы это всё увести, договорились тут же в магазине о доставке в этот же день.

Вечерами, вместе с Володей и Валерой на подхвате, собирали оборудование в лаборатории. Майор, судя по его словам, вовсю "шуршал" по складам, в том числе и аптечным, и добывал для нас необходимые ингредиенты в достаточных количествах, и постоянно намекал мне на финансовую помощь, которую незамедлительно получал.

В среду, у нотариуса, состоялась сделка по покупке профилактория. Интересы Матанцева представляла, как я понял, его родственница, Нина Ивановна, женщина лет пятидесяти. Сопровождал сделку какой-то лощёный и весь из себя важный адвокат, в костюме-тройке, бабочке и золотых запонках, представившийся Александром Григорьевичем (я сразу вспомнил Батьку), который "надувал щёки" и разговаривал со всеми, как с маленькими детьми. Когда я попросил его посмотреть документы, этот дядя с ленцой мне заявил:

- Ну куда вы лезете, молодой человек, не задерживайте взрослых людей!

Наверно, он даже был прав... Но...

- Слышь, Григорич, я тебе сейчас лицо обглодаю! - прошипел я негромко, максимально близко приблизившись к адвокату, заметив краем глаза, что Валера очень характерно дернулся в нашем направлении.

Григорич слегка побледнел, растерял свою вальяжность и без слов протянул мне комплект документов.

После заверения нотариусом договора купли-продажи и доверенностей на дальнейшую регистрацию договора в БТИ, адвокат предупредил присутствующих, что дальше он сделает всё сам, документы сдаст, потом получит свидетельство, поздравил присутствующих со сделкой и поспешно удалился. Я же решил показать родителям наше приобретение, и мы поехали в Верхнюю Сысерть.

Профилакторий на моих родителей произвёл неизгладимое впечатление. Мы с Валерой с улыбками наблюдали, как отец и мать, широко открыв глаза, начали понимать, совладельцами чего они стали. Экскурсия по территории и корпусу профилактория, проведённая Евгением Петровичем, директором пансионата, которого мы с Матанцевым пока решили оставить на должности, окончательно "добила" моих родителей.

Не откладывая в долгий ящик, в этот же день заехали на телефонную станцию и договорились за оговорённые пятьдесят долларов на перенос номера телефона на адрес коттеджа в эту пятницу.

К выходным лаборатория была полностью готова. В одном из помещений нами был устроен склад, который с каждым приездом Володи наполнялся различными веществами по моему списку всё больше и больше, для лекарственных препаратов мы выделили отдельный угол и даже купили холодильник. Всё было готово к "варке", но тут встал вопрос - под какой торговой маркой наш Айболит будет продавать лекарства конечному потребителю. После недолгих раздумий, мной был предложен вариант назвать продукцию "Эдельвейс" - прямая отсылка к Германии и Альпам. Володя название одобрил и пообещал согласовать этот вопрос с Матанцевым. А я же решил в это воскресенье, прямо с утра, начать производство различных препаратов для нашего Айболита, для чего созвонился с Ольгой Петровной. Володю я решил к "варке" не привлекать - так мне будет спокойней.

В пятницу окончательно переехали в дом. Как мне показалось, больше всех этому обстоятельству был рад Рейнис, получивший практически беспрепятственный доступ на улицу. Понятно, что непривыкшую жить на улице собаку, оставлять во дворе мы не собирались, но вот бегать туда-сюда в отсутствие "клиентов", позволить могли. Огромный плюс дома - отсутствие соседей через стену и большого движения на улице, и когда я ложился спать, эта тишина буквально давила на уши.

Проснувшись утром в субботу, я решил немного поваляться на кровати и подумать о дальнейшем графике работы. Моя практика в качестве "экстрасенса" в последний месяц приобрела стабильный характер, запись шла на две недели вперёд, недостатка денег на текущие расходы не было, благодаря "браткам" образовался солидный запас "на чёрный день". Можно и нужно подумать о выходных днях, в которые "приёма" не будет. Особенно актуально это было для отца, который в отличие от нас с мамой, работал на "настоящей" работе, и суббота с воскресеньем были для него единственной возможностью отдохнуть и побыть с семьёй. Да и маме надо дать возможность отключиться от телефонных звонков и постоянной уборки. Я и про себя не забыл - хочется иногда проснуться в субботу или воскресенье и знать, что сегодня мне никуда бежать не надо, да и время для "варки" требуется... Решено, будем делать всё как у нормальных людей - суббота и воскресенье выходные дни. "Бизнесу" это не повредит, просто перераспределим приёмное время выходных по остальным дням недели и точка, а клиенты никуда не денутся. Озвучив своё предложение родителям за завтраком, встретил их полное понимание и всемерную поддержку.

Кроме того, думая о своём бизнесе и о совместном бизнесе с Матанцевым, я начал понимать, что для осуществления моих дальнейших планов пора забыть о моём препарате, а начать использовать его более простую версию. И вот почему.

Во-первых, через какое-то время в моих планах был отказ от деятельности в качестве "экстрасенса". Но это произойдет только тогда, когда я буду уверенно "стоять на ногах", но не в финансовом смысле, а в "административном", то есть буду "прикрыт" со всех сторон, и никому не выгодно будет меня трогать, потому что на него ополчатся все остальные.

Во-вторых, если заниматься изготовлением отдельных лекарств для того перечня болезней, о которых при встрече говорил Айболит, сколько ж это времени понадобиться на их изготовление! Этим обязательно надо будет заняться, но позже, не сейчас.

В-третьих, более простая версия моего препарата хоть и запустит процесс регенерации, но не так эффективно, как "старая", что позволит "заглушить" болезни на достаточно длительное время и привести организм в относительный тонус, но спустя годы будет весьма высок риск возвращения болезней. Это даёт мне дополнительную возможность контроля как над конечным потребителем (мечта любого бизнесмена и государства), так и над моими партнёрами по бизнесу, - все эти стороны заинтересованы в бесперебойных поставках, причём под конечным потребителем я прежде всего имею ввиду "элиту", способную повлиять на мои дальнейшие планы.

Именно с такими мыслями я приехал с Валерой в лабораторию в воскресенье утром, Ольга Петровна появилась вслед за нами. Когда она увидела всё то оборудование, которое мы собрали с Володей, у неё на некоторое время пропал дар речи.

- Да, это не лаборатория техникума! - обойдя все комнаты, заявила она.

В лаборатории мы с Ольгой Петровной провозились до поздней ночи, хотя на нашем новом оборудовании работать получалось и быстрее, и удобнее. Причиной задержки стало то, что в азарте, после синтеза, я решил сразу сделать препарат в таблетках, использовать порошок уже изрядно надоело. Благодаря оборудованию военных, всё получилось прекрасно и в час ночи в специальной ёмкости лежало более пятисот таблеток белого цвета. Упаковывать в простенькие блистеры, доставшиеся нам в комплекте от военных, я не стал. Когда мы с Ольгой Петровной домывали лабораторию, я спросил у неё:

- Ольга Петровна, вам тысячи долларов хватит за несколько ненормированных рабочих дней в месяц?

- Мне-то хватит, ты ещё Женьку возьми здесь убираться, а то под конец сил уже не остаётся на мытьё этих колб... - с усталой улыбкой ответила она.

- Договорились, можете его с собой приводить. Но технику безопасности ему прочитаете сами.

Когда мы с Валерой отвезли Ольгу Петровну домой, я у него спросил:

- Валера, завтра мне ко второй паре, заедешь в девять сорок?

- Как скажешь.

- Кроме того, мне надо с Матанцевым срочно увидеться, разговор есть буквально на десять-пятнадцать минут, но важный.

- Завтра решим. - кивнул Валера. - Слушай, я сегодня в лаборатории чуть со скуки не застрелился, ни прилечь, ни посидеть толком, даже радио нет, про телевизор я вообще молчу...

"Не подумал я про комнату отдыха..."

- Если я тебе денег дам, решишь? - спросил я.

- Решу, - кивнул он, - может тогда и кухоньку с холодильником сделаем? - Валера видимо обоснованно предположил, что станет частым гостем в лаборатории и заботился не только о своём досуге, но и о желудке.

- Делай! - усмехнулся я.

В Академии я сходил на одно семинарское занятие, забрал у Лёхи Волобуева ксерокопии лекций и направился на стоянку, к ждущему меня Валере.

- Поехали, Виктор Петрович ждёт. - сказал мне Володя.

Мы доехали до здания Управления ФСК на улице Вайнера и остановились неподалёку, за углом. Валера вышел из машины и пошёл в сторону проходной. Минут через десять он вернулся вместе с Матанцевым.

- Привет, студент, - сказал полковник, залезая на водительское сидение, Валера остался на улице.

- Здравствуйте, Виктор Петрович.

- Рассказывай, что случилось.

Я достал из сумки пакетик с десятком сделанных вчера таблеток и протянул Матанцеву.

- Что это? - спросил он, разглядывая пакетик и его содержимое.

- А это наше лекарство. - ответил я и кратко изложил ему свои мысли в отношении нашего совместного бизнеса.

Полковник выслушал меня не перебивая, а после того, как я закончил, погрузился на минуту в размышления.

- Ты прав, на пустом месте огород городить не будем, зачем нам куча лекарств, если можно обойтись пока одним. Так в нашей сегодняшней ситуации действительно проще. - он покивал головой и продолжил. - Володя передал на счёт "Эдельвейса", я не против, но надо выслушать мнение нашего дорогого доктора, ему же таблы "толкать". А по сему, на этой неделе соберёмся, всё и обкашляем. Время и место передам через Валеру.

- Хорошо.

- Кстати, студент, на счёт твоей учёбы. - Матанцев ухмыльнулся, - Я с ректором Академии пообщался, в эту среду ты записан к нему на приём в пятнадцать ноль-ноль. Вопрос я твой решил, но познакомится вам надо.

- Спасибо, Виктор Петрович! - это была отличная новость.

- Он коньяк хороший любит...

- Намёк понял! - заверил я.

- Валере скажи, он не палёный достанет. - улыбался Матанцев и так же, с улыбкой, продолжил. - Ты чем таким адвоката этого, Александра Григорьевича, напугал, жаловался мне тут намедни, гонорар просил увеличить, говорит, на такое не подписывался, думал с интеллигентными людьми дела будет иметь!

Я кратко описал свою версию событий, после чего полковник, не стесняясь, заржал. Отсмеявшись, он заявил:

- Я-то тебя уже знаю, тебе палец в рот не клади, но старших надо уважать! - и снова заржал, - Лицо обглодаю!.. Надо запомнить!

Отсмеявшись, полковник попрощался со мной, вышел из машины и направился в сторону своего Управления.

Приехав домой, я не стал ссыпал таблетки из пакетика к остальным таблеткам, большую часть из которых решил оставить на свои нужды и нужды своих клиентов. Пока наш доктор "раскачается", я ещё сделаю. Мой "старый", более эффективный порошок, решил пока отложить и тоже потом переделать в таблетки, которые буду использовать только в крайнем случае.

В среду, для визита вежливости к ректору Академии, пришлось ехать на Комсомольскую, в главный учебный корпус, где находилась приёмная. Ректора Академии, Михаила Ивановича, я помнил ещё по "прошлой" учёбе, именно он принимал у нас на втором курсе "Конституционное право". В прошлом офицер-пограничник, это был реально очень хороший дядька, проработавший ректором пятнадцать лет и сделавший для академии очень много. Наше общение не продлилось и пяти минут, завершившееся его пожеланием:

- Я навёл о тебе справки, ты очень талантливый студент, сессию на отлично сдал, преподаватели тебя хвалят. Тебе не кажется, что пропуская лекции, ты много потеряешь? - как всегда (по моим воспоминаниям) тактично и уважительно поинтересовался Михаил Иванович.

- Постараюсь учиться максимально хорошо, Михаил Иванович, несмотря на пропущенные лекции. - ответил я.

- Договорились. - он улыбнулся. - Если что, обращайся. - он протянул руку. - Виктору Петровичу привет!

Коньяк я, кстати, подарил, две бутылки, и как-бы от Матанцева, и от себя, хорошему человеку не жалко...

Сегодня вечером предстояла ещё одна встреча - с Матанцевым и Ивановым Дмитрием Викторовичем, Айболитом то есть.


***


Встреча состоялась в том же номере гостиницы "Центральная", что и в прошлый раз. Присутствовали все заинтересованные лица, в том числе и Валера.

- Дмитрий Викторович, у нас практически всё готово, осталось только уточнить нюансы. - начал Матанцев после того, как мы расселись вокруг журнального столика. - Алексей, покажи.

Я протянул доктору пакетик с таблетками.

- Я не стал заморачиваться с отдельными лекарствами для всех тех болезней, которыми страдают наши потенциальные клиенты, а сделал упрощённую версию своего базового препарата. - начал я объяснять Дмитрию Викторовичу. - Основной плюс этих таблеток это их универсальность, они тоже запускают процесс регенерации, что позволяет "заглушать" болезни на достаточно длительное время и привести организм в относительный тонус, но спустя годы будет весьма высок риск возвращения болезней, что, как вы сами понимаете, заставит людей обращаться к нам вновь и вновь. - доктор понимающе покачал головой, а я продолжил. - К побочным эффектам можно отнести, как я уже отметил, повышение тонуса организма, "заглушение" других болячек, помимо основной, и сброс лишнего веса, что тоже, по моему мнению, является огромным плюсом.

Доктор неожиданно вскочил и забегал по номеру. Если для нас с Матанцевым это не стало неожиданностью, то Володя и Валера с некоторым недоумением смотрели на это "броуновское движение".

- Это же замечательно! - наконец остановился Дмитрий Викторович и замахал руками. - Ничего не перепутаешь! Пришёл пациент, достал из стола таблетку, дал ему, взял деньги, и всё! Алексей, вы гений! - он смотрел на меня горящими глазами.

- Что есть, то есть! Отрицать не буду! - скромно потупился я.

- А могу я?.. - доктор глазами указал на пакетик. - На себе, так сказать, испытать...

- Конечно, доктор! Но, чтобы лекарство подействовало лучше, его надо принимать ректально. - сказал я с каменным лицом.

Все присутствующие уставились на меня недоумевающе, явно поняв термин "ректально".

- Но позвольте, Алексей, это же не свечи... - доктор озвучил общее мнение.

- Так и у нас тут не вечер при свечах! Оборудование пока не позволяет делать препарат в виде свечей, но мы поработаем над этим, правда, Владимир?

Тот кивнул.

- Можно я тогда с собой таблетку возьму, ну чтобы не здесь... - поинтересовался Дмитрий Викторович.

- Нет. - я был непреклонен. - Или уносите таблетку в себе, - я чуть не сказал "или засовывайте в ...", - или она остаётся у меня. Санузел в вашем распоряжении.

Айболит тяжело вздохнул и протянул руку к пакетику, намереваясь достать таблетку. Я же не выдержал и заржал.

- Дмитрий Викторович, я же пошутил!

Все засмеялись, в том числе и доктор.

- А я уж было собрался... - отсмеявшись, сказал он.

- Алексей, в очередной раз напоминаю, что старших надо уважать! - с улыбкой попенял мне Матанцев.

- Я больше не буду, Виктор Петрович! - ответил я, и обратился к доктору. - Дмитрий Викторович, извините, не смог удержаться!

Все снова поулыбались, после чего доктор достал таблетку из пакетика, несколько секунд её рассматривал, и, решившись, закинув в рот, проглотил. Запивать таблетку водой он не стал.

Краем глаза я заметил, что на Володином лице появилась лёгкая досада. Не знаю, говорил ему Валера или нет, что он тоже "причастился" к моему препарату, но, по факту, майор остался единственным "обделённым" из посвящённых. Надо это исправить, но чуточку попозже.

- Так, теперь по красочному оформлению пилюль. - начал Матанцев. - Алексей предложил назвать нашу "фирму-производитель" "Эдельвейс". Володя. - он посмотрел на майора.

Тот встал, вышел в соседнюю комнату и вернулся с папкой, из которой достал несколько листов, которые и отдал полковнику.

- Мы с Владимиром взяли на себя смелость обратиться к одному художнику, который нам нарисовал несколько эскизов логотипа компании. Прошу ознакомится и высказать своё мнение.

Обсуждение было недолгим. Из трёх представленных эскизов единогласным решением был выбран один - вверху цветок эдельвейса, в середине красиво стилизованная надпись "Edelweiss", а под ними мелкими буквами "Germany".

- Блистеры и коробочку с логотипом я тоже нашел где сделать. - Володя выразительно посмотрел на меня.

Я сделал ему знак подождать, а сам сказал:

- Давайте не будем забывать про крем, который я обещал сделать. Это точно будет бомба! Красавицы в очередь будут выстраиваться, лишь бы заполучить этот крем!

- И что в нём такого? - осторожно поинтересовался Дмитрий Викторович.

Все остальные тоже заинтересованно на меня уставились.

"Эх, не понять нам, мужикам, таинственную женскую душу!" - подумал я по себя.

- Общий длительный омолаживающий эффект участка кожи, на который наносишь, разглаживание морщин, исчезновение рубцов, растяжек и так далее. В общем и целом, моська становится как попка у младенца! - подытожил я. - Для этого зелья нам тоже понадобятся фирменные баночки и упаковка. - мой взгляд остановился на Володе.

Тот кивнул, а я продолжил.

- Кроме того, я считаю, что этот крем будет пользоваться спросом не только у женщин, но и у мужчин. Артисты, общественные деятели, политики, лица с нетрадиционной сексуальной ориентацией. - все заулыбались. - Да и просто у тех мужчин, кто за собой следит. А если в нашем профилактории с этим кремом какие-нибудь обёртывания делать, отбоя от клиентов не будет! - вспомнил я услуги косметических салонов "из будущего" и всю ту херню, в которую они "обёртывали" своих доверчивых клиентов, желающих сохранить молодость и красоту.

Как ни странно, но из контекста мною сказанного, все присутствующие поняли о чём я говорю и вопросов не последовало.

Доктор опять вскочил и забегал по номеру.

- Как бы этот крем не стал популярнее, чем таблетки, учитывая, как наши женщины относятся к своему внешнему виду! - воскликнул он остановившись. - Если, конечно, будет достигнут описанный вами эффект, Алексей.

- Будет, Дмитрий Викторович, будет! - заверил я его.

Тут слово взял полковник.

- Алексею я верю, он не давал нам оснований сомневаться в его способностях! Кроме того, он тут упомянул о профилактории. Дмитрий Викторович, - обратился он к доктору, - надо вам туда как-нибудь съездить, осмотреться, планировку прикинуть. А потом уже и с архитектором проект ваять. - доктор с готовностью кивнул. - Теперь по финансам. Как думаете, Дмитрий Викторович, за сколько вы сможете продать таблетку и крем?

- Тысячи за полторы-две долларов таблетку я продам, да и крем за столько же. - ответил тот, немного подумав.

- Десять процентов ваши, сорок пять пойдут на ремонт профилактория, сорок пять - Алексею. - непререкаемым тоном Матанцев озвучил наши с ним договорённости.

Сначала доктор опешил от названных процентов и хотел возразить, но, видимо посчитал в уме суммы, которые он сможет заработать в месяц даже на десяти процентах, успокоился.

- Хорошо, я согласен. - кивнул он. - Когда начнём?

Матанцев вопросительно посмотрел на меня, типа от меня всё зависит.

- Когда будут готовы блистеры, упаковка и фирменные баночки. - ответил я, и, в свою очередь, посмотрел на Володю.

- Полторы-две недели. - заверил он.

- Отлично! - подытожил Матанцев. - Именно в эти сроки постараемся уложиться.

Когда ушёл Дмитрий Викторович, и мы остались вчетвером, я решил внести ещё одно предложение.

- Виктор Петрович, исходя из концепции нашего профилактория, он не будет лечебным учреждением в той степени, в которой являются таковыми его аналоги, а будет неким СПА-центром по восстановлению здоровья. Из медицинских процедур у нас предполагается лишь выдача таблетки клиенту нашим уважаемым доктором, а остальное - это прогулки в сосновом лесу, массаж нашим кремом, акавааэробика в бассейне, йога, тренажёрный зал. Должен быть отдельный салон, где посетителей подстригут, сделают маникюр и педикюр. Должны быть хороший ресторан и бар. А доктор наш, я прошу прощения, в этом ни хрена не понимает... Кстати, как и мы...

Все покивали головами, соглашаясь со мной.

- Что предлагаешь? - как всегда спросил полковник.

- Специалистов надо искать для консультаций, одного - для СПА, другого для ресторана и бара.

- Понял, займусь.

Когда мы уже расходились, я отозвал в сторонку Володю.

- Как-нибудь заешь ко мне, я тебе препарат дам, а не это. - вытащил я из кармана пакетик с таблетками.

- Спасибо, Алексей. - на лице Володи читалось облегчение. - А можно я с женой и детьми приеду?

- Приезжай. - ответил я с улыбкой.

Из гостиницы мы с Валерой поехали за нашими пассиями - Светланой и Ниной. В последнее время у нас даже установился некий график встреч, продиктованный тем, что мы все четверо работали по выходным, и старались видеться по будням. Пока мы ехали, решил выяснить один вопрос.

- Валера, я Володю на "сеанс" пригласил, он с женой и детьми приедет, может и ты своих привезёшь?

- Спасибо за предложение, Алексей, детей однозначно надо, а вот поедет ли жена, не знаю...

- В любом случае зови.

- Хорошо.

- И ещё, Валера, мы с тобой тут как бобики крутимся, надо сменить обстановку. У нас профилакторий простаивает, директорские номера там более или менее. Предлагаю на следующей неделе взять с собой Свету и Нину и рвануть туда на пару дней. Природа, чистый воздух, шашлыки, сауна...

- А что, я не против. - ухмыльнулся Валера.

Забегая в перёд, скажу, что со стороны девушек мы встретили горячую поддержку этого предложения.


***


Вечером в пятницу я оказался в гостях у Лёни Патрушева, уступив его настойчивым просьбам встретится с рыжеволосой Жанной. В отличие от подружки Ирины, чувствовавшей себя у Лёни как дома, Жанна заметно стеснялась, впрочем, это прошло после того, как мы выпили первые две бутылки вина. Рыжая осмелела настолько, что даже начала робко упрекать меня за то, что я ей не звонил столько времени. Хватило одного намёка на то, что если она будет продолжать в том же духе, мы больше не увидимся. Поняв меня правильно, девушка смирилась и успокоилась. Проснувшись ближе к обеду следующего дня, я позвонил Валере и был в доме около двух часов дня.

Всё воскресенье опять было посвящено лаборатории. Я решил увеличить запас таблеток, благо все ингредиенты были Володей приобретены с запасом. Пока мы с Ольгой Петровной занимались "варкой", Валера с Женей, которого Ольга Петровна всё же привела, занимались установкой кухни, которую купил на неделе мой охранник. Кроме того, он приобрёл ещё набор кухонной мебели - стол и стулья, диван для планируемого сторожа, телевизор, видеомагнитофон и холодильник для кухни.

Не забыл я переделать в таблетки и свой старый препарат, получилось около пятидесяти штук, запас которых планировал пополнить позднее. По заверениям Владимира, первая партия фирменных блистеров, баночек и коробочек будет готова в конце следующей недели, а значит будет много работы по приведению нашей продукции в товарный вид. Кроме того, надо будет ещё изготовить крем и "разлить" его. На эти цели Володе уже выделены деньги, и он обещал нужное оборудование на "Уральских самоцветах" достать.

Не забыли мы с Валерой позвонить и Евгению Петровичу, директору профилактория, и предупредили, что приедем вечером вторника до вечера среды для культурного отдыха с девушками. Он заверил нас, что номера подготовит, мангал поставит и сауну включит.


***


В Сысерти отдохнули просто замечательно. Света с Ниной обалдели, когда узнали, что мы будем единственными гостями этого огромного профилактория. Встретивший нас директор быстро показал беседку, где он приготовил мангал, рассказал, как включается и выключается сауна, отдал ключи от номеров и предупредил, что постельное бельё свежее.

Весь следующий день мы гуляли по территории профилактория, снова жарили шашлыки и ходили в сауну. Самое большое впечатление на девушек произвели практически ручные белки, прикормленные персоналом и посетителями профилактория. Света и Нина постоянно бегали к кормушке на одной из тропинок и таскали хлеб "таким милым зверушкам".

К выходным Володя обеспечил нас фирменными блистерами, баночками и упаковкой. Оборудование по розливу крема кое-как втиснули в угол. В субботу закатали в блистеры двести таблеток, после чего Ольга Петровна с Женей собрали упаковку и поместили блистеры внутрь. Получилось очень даже ничего... "Варить" крем начали рано утром в воскресенье, к вечеру было готово больше двухсот баночек. Закончив убираться в лаборатории, я торжественно вручил Ольге Петровне банку с кремом.

- Спасибо, Алексей! Только не дай Бог после этого крема на восемнадцать лет буду выглядеть, муж заревнует и из дома выгонит! - с улыбкой прокомментировала она.

- Не переживайте, Ольга Петровна, будете выглядеть на двадцать!

Отложил я ещё две баночки - для мамы и для Светланы. Отдал две банки Валере - для Нины и его бывшей жены.

В понедельник, после Академии, мы с Валерой опять поехали в лабораторию, где нас ждал Володя.

- Я тут журнал приготовил, будем учёт вести, сколько доктору чего отдали. - указал он на "Амбарную книгу", лежащую на столе.

- Все правильно. - согласился я.

Загрузив в коробку двадцать баночек с кремом и такое же количество упаковок с таблетками, Володя в журнале указал наименование, количество и дату, после чего расписался и дал расписаться мне.

- Володя, это твоей жене, а это жене Виктора Петровича. - я поставил перед ним две баночки.

- Спасибо. - кивнул он. - Матанцеву передам.

- Когда на "приём" приедете?

- Можно и сегодня...

- После восьми жду. Адрес знаешь.

- Буду.

Когда Владимир уехал, я спросил у Валеры:

- Ты своих когда привезешь?

- На этой неделе постараюсь... - замялся он.

"Не буду больше лезть, его дела..." - подумал я.

Как и обещал, Володя появился после восьми вечера с женой, ничем не примечательной женщиной ближе к сорока, и двумя детьми, мальчиком и девочкой, лет тринадцати-четырнадцати. Закончив приём, я пошёл их провожать.

- Доктору всё передал. - сказал мне Володя, сделав знак жене и детям садиться в машину. - Упаковкой он доволен. Матанцеву крем отдал, он велел тебя поблагодарить. Своей жене я пока ничего не говорил, сделаю подарок на восьмое марта.

На следующий день в Академии ко мне подошли Лёня Патрушев и Вадим Малыгин.

- Лёха, восьмое марта на следующей неделе, надо девушек наших поздравлять. - начал наш староста.

- Сколько? - я улыбнулся.

- Ну, у нас всё по старой схеме, подарим по цветочку в академии, а вечером у меня, твоё присутствие обязательно. - улыбнулся Лёня.

Отдав им деньги, я заверил Лёню, что раз моё присутствие обязательно, то всенепременно буду.

Надо отметить, что двадцать третье февраля как-то прошло мимо меня, было не до этого. Понятно, что свои законные носки от мамы, как и отец пену для бритья, я получил. К защитникам Отечества я себя формально не относил, в армии-то я не служил... В юридических вузах даже кафедры военной не было... Просто относился как к мужскому празднику.

Очень хорошо помню, как на пятом курсе, в начале мая, после сдачи диплома, как-то вечером нам позвонили в дверь. Открыв, я с удивлением увидел двух милиционеров.

- Вам повестка из военкомата. Распишитесь в получении.

Явившись в военкомат в указанный день на медкомиссию, я точно знал, что в армию я не пойду - диплом я получаю тридцатого мая и сразу же выхожу на работу в налоговую инспекцию, где мне уже начали оформлять "бронь" - отсрочку от армии на два года, такая практика существовала в госорганах года до 2005-го. В военкомате начался настоящий цирк. Получив "бегунок", я начал ходить по врачам. Складывалось такое ощущение, что я был единственным призывником возраста двадцати одного года, все остальные - восемнадцати лет. Первым врачом, которого я посетил, был нарколог. Стоявшие передо мной в очереди пацанчики задерживались в кабинете довольно надолго, и выходили оттуда, поправляя одежду. Войдя в кабинет, я положил перед женщиной-наркологом свои документы, и начал расстёгивать рубашку.

- Не надо, молодой человек, я итак вижу, что наркотики вы не употребляете. - сказала она мне и стала что-то писать в моей карточке.

- И много?.. - спросил я.

- Больше половины. - сказала она. - Некоторые так вообще "вмазанные" пришли... Вы, кстати, в армию-то собираетесь?

- Собираюсь. - кивнул я, уверенный на девяносто процентов, что не пойду.

- Смотрите, могу помочь не пойти...

- Нет, спасибо. - отказался я.

И подобные предложения, в разных вариациях, я получал от каждого следующего врача. Такое отношение я списал на свой "большой" возраст, обычным призывникам доктора явно ничего не предлагали. Мой путь в военкомате закончился в кабинете председателя медицинской комиссии и, по совместительству, зама военкома.

Посмотрев мои документы, он равнодушным голосом меня спросил, видимо заранее зная ответ:

- Ну что, юрист, служить пойдёшь?

- Пойду. - ответил я.

Они с доктором, сидящем рядом в белом халате, просто обалдели! Подполковник аж засветился от улыбки!

- Ты не шутишь? - уточнил он.

- Нет. - я улыбнулся.

- Ты-то мне и нужен! Меня из военной прокуратуры просили к ним юристов направлять. Сейчас я тебе контакты напишу, им позвонишь и договоришься!

Помимо бумажки с контактами в прокуратуре, мне сунули очередную повестку, в получении которой, на радостях, даже не попросили расписаться. Понятно, что никуда звонить я не стал, да и в указанный в повестке день в военкомат не явился. Как я потом узнал, многие из моих однокурсников получали в военкоматах подобные предложения о службе в военной прокуратуре, и даже были уверены, что будут служить именно там, но после областного призывного пункта "Егоршино" почему-то очень многие попадали в обычные войска, никакие прокурорские за ними так и не являлись. Пока не получил военный билет, успел, к моему удивлению, сменить две воинские специальности - сначала я числился писарем, а в "военник" мне записали "водитель", узнав, что у меня есть водительское удостоверение.

Приехав в среду из Академии домой, был "обрадован" мамой:

- Тебе опять Гриша звонил...

"Что, опять? Хотя ничего, кроме плюсов я от общения с Гришей не видел" - подумал я.

- Лёха, братан, ты извини, что побеспокоил, у нас всё хорошо! - прорычал мне в трубку Гриша после того, как я у него поинтересовался: что случилось? - Братва хочет проставиться, отказ не принимается, ждём тебя в эту пятницу к одиннадцати в "Эльдорадо".

- Хорошо, Гриша, буду. - вздохнул я.

Естественно, что на это мероприятие я заявился в сопровождении Валеры, которого все присутствующие уже знали в качестве моего охранника. В этот раз братва полностью оккупировала VIP-уголок и к нашему появлению столы были накрыты. Ещё на подходе я заметил, что рядом с местом будущей пьянки несколько столиков занято девушками модельной внешности.

- Гриша, а это кто? - спросил я.

- Модельки наши, выбирай любую, договоримся! - ухмыльнулся он.

- Нет уж, спасибо, у меня всё в порядке. - попытался я съехать с темы.

- Смотри, недорого берут...

После часа "официальной" части, где меня благодарили за то, что снова могут нормально бухать, прошу прощения, что поправил всем здоровье, братва, как сказал Гриша, решила меня поблагодарить. Мы все вывалились на парковку перед входом в "Эльдорадо", и Гриша протянул мне ключи и указал на черный "мерседес" Е-класса в 124 кузове без номеров.

- От братвы! - пафосно сказал он. - Документы в бардачке.

Я взял ключи и направился к машине. Устроившись на водительском сидении, завёл машину, посигналил и несколько раз мигнул столпившейся братве дальним светом, чем вызвал бурные восторги. Покинув машину, я подошел к Грише и обнял его.

- Всегда о такой мечтал! Спасибо, пацаны! - растроганно заявил я присутствующим. - Шампанским будем обливать? - братва одобрительно загудела. - Гриша, надо кого-нибудь послать...

Он не растерялся и поманил к себе одного из охранников на входе. Через десять минут, когда мы уже успели основательно продрогнуть, нам принесли десяток бутылок полусладкого, и братва начала с азартом поливать "мерседес" шампанским.

"Полили от души, все стекла отскребать придётся..." - думал я, тем не менее участвуя в забаве.

Когда банкет продолжился, я тихонько поинтересовался у Валеры:

- Я хоть нормально искреннюю радость сыграл?

- Нормально. - ухмыльнулся он. - Если бы я не знал, что ты себе уже сейчас можешь позволить С-класс и не обеднеешь, точно бы поверил.

- Как забирать тачку будем? - спросил я.

- Могу завтра за ней заехать, главное скребок не забыть - стёкла очистить.

- Ладно, потом разберёмся.

Братва, тем не менее, "накидывалась" всё больше и больше, забывая о "виновнике" торжества, что меня и Валеру полностью устраивало. К трём часам ночи мы по-тихому удалились. Когда ехали домой на "зубиле" Валеры, я спросил его:

- На "мерс" не хочешь пересесть?

- На твой что ли?

- Ага.

- Хочу, но не буду. Слишком заметная тачка... - Валера ухмыльнулся.

- Оформить на отца поможешь?

- Конечно, и номера красивые сделаем, чтоб ещё заметнее была! - улыбался он.

- Отлично. Вот отец обалдеет, когда "мерс" увидит...

- Это да...

На следующий день, около четырёх часов дня, к нам в дом позвонили. Когда я вышел во двор, Рейнис стоял у калитки и радостно поскуливал, махая обрубком хвоста. Открыв калитку, я увидел Валеру, к которому тут же кинулась ластиться собака, и чисто вымытый "мерседес", без следов замёрзшего шампанского.

- Ну ты, блин, даёшь! - выразил я своё отношение к такой заботе.

- Отца зови, пусть тачку принимает! - ухмыльнулся Валера, гладя кобеля.

Позвал я не только отца, но и маму.

- Пап, принимай машину! - и сделал широкий жест в направлении "мерса".

- Ты купил, что ли? - спросил отец.

- Гриша с братвой подарили. - усмехнулся я. - Отказать я не мог, сам понимаешь...

Отец только покивал головой, он был в курсе, кто такой Гриша и чем он занимается, мама держала его в курсе моих дел.

Отец залез на водительское сидение, закрыл дверь и начал осваиваться в машине. Реакция мамы для меня, в принципе, была предсказуема:

- Красивая. И дорогая, наверно...

Для неё всегда был важен факт, что её везут до нужного места, на чём - это её мало интересовало. А то, что у отца появилась новая забота, я не сомневался - будет теперь "мерс" мыть, чистить, обихаживать...

Мы с Валерой с улыбкой наблюдали за происходящим, пока отец не открыл дверь и не спросил Валеру:

- Ничего не понимаю, а как тут передачи включать и где педаль сцепления?

Я толкнул локтем Валеру, и он направился к пассажирской двери новой отцовской игрушки. Они даже проехали вдоль улицы туда-сюда, после чего отец остановился возле нас, опустил стекло и важно заявил:

- Садись, мать, покатаю, сын, залазь тоже!

Пока мама устраивалась на заднем сидении, я загнал пса во двор, закрыл калитку и сел в машину. "Покатушки" продолжались больше получаса, после чего отцом был вынесен вердикт:

- Хорошую машину немцы сделали, одно плохо - на этом автомате скоростью тормозить нельзя, это ж никаких колодок тормозных не хватит...

Надеется, что машина будет новой, было глупо, но пробег в двенадцать тысяч внушал оптимизм.

- Вы лучше багажник откройте. - с улыбкой сказал Валера.

Когда отец открыл багажник, мы увидели, что там лежат госномера.

- Красивые! - прокомментировал отец.

"Не только красивые, но и крайне "блатные" - отметил я про себя - "А 800 АА 66 RUS". Ладно, 800, но три "А" само по себе очень круто! В эти времена ещё обращали внимание на сочетания букв и цифр, это потом именно такие номера станут причиной остановки...

Со слов Валеры, он прямо утром напряг знакомых в областном ГАИ, приехал туда, и, без присутствия отца, оформил машину на него, заодно и тачку "пробил". Она оказалась "чистой".

- Номера должен устанавливать хозяин! - заявил он отцу.

- Это да... И, Валера, сегодня обмывать будем, баню я уже затопил, тем более у тебя комната своя есть! - непререкаемым тоном заявил отец.

- Кто бы отказался, а я нет! - улыбнулся он.

Волевым решением отец выгнал из гаража нашу старенькую "шестёрку", а на её место поставил "мерс".

- Ну, сынок, угодил! - лучился довольством отец, - Даже магнитола есть!

Надо ли объяснять, что после бани отец с Валерой "понужали" водочку под неодобрительные взгляды мамы, а я довольствовался пивом...


Вместо Эпилога


В понедельник, седьмого марта, я был в Академии ко второй паре. Наши молодые люди уже поздравили девушек с наступающим праздником и пришлось мне это делать индивидуально. Женя Светлова строила из себя королеву и только фыркнула после того, как я её поздравил. Лёня с Вадимом напомнили мне, что вечером отмечаем.

- Ребята, я только до одиннадцати, потом за мной заедут.

А дело всё в том, что хитрые девушки Света и Нина, пользуясь нашим "беспомощным" и расслабленным состоянием во время отдыха в профилактории, "развели" нас с Валерой на обещание, что восьмое марта мы проведём с ними.

Сам праздник удался. Просидев у меня на съёмной квартире до четырёх часов ночи и вручив девушкам "жутко дорогой и великолепный крем из Германии", Валера увёз Нину к себе, а я подарил Светлане дополнительно двести долларов "на шпильки".

Днём я позвонил маме и поздравил её с праздником, пообещав до семи вечера быть дома, чтобы не пропустить торжественный ужин. Доставив девушек домой, мы с Валерой заехали к какому-то его знакомому, купили красивый букет из роз, и набрали растений в горшках, которые завернули в бумагу от холода - в доме не было комнатных растений, и мама планировала исправить этот недостаток только летом, когда будет тепло.

И действительно, быстро поставив в вазу розы и поблагодарив нас с Валерой, мама начала тут же в прихожей разворачивать из бумаги цветы и прикидывать, куда какой лучше поставить. По этой причине ужин слегка задержался, но настроение у всех, особенно у мамы, было приподнятое.

На следующий день, когда я приехал из Академии, мама протянула мне бумажку:

- Из приёмной Главы района звонили, со мной разговаривать не стали, просили, чтобы ты перезвонил...

"Этим-то что надо?" - подумал я, а вслух сказал:

- Просят, значит перезвоним!

Дозвонился я по указанному телефону не с первого раза, постоянно было занято, наконец:

- Приёмная. - ответил женский голос.

- Здравствуйте, меня зовут Алексей, вы мне звонили.

- Здравствуйте, Алексей, да, я вам звонила. С вами хочет встретится Иван Михайлович.

- Что за Иван Михайлович? - не понял я.

- Глава района. Вы не могли бы подъехать завтра к пятнадцати тридцати к нам в администрацию?

"Что, повторяется история с доктором?" - подумал я.

- Нет, не мог бы.

- Тогда, может быть в другой день, я согласую время с Иваном Михайловичем и вам перезвоню? - секретарь не растерялась.

- Зачем он хочет со мной встретится?

- Я уверена, что при личной встрече Иван Михайлович вам всё скажет сам.

- Ну так пусть он сам ко мне и приезжает. - начал я раздражаться.

- Хорошо, я так и передам Ивану Михайловичу. - в голосе секретаря послышалось ехидство, и она положила трубку.

Знаю я эти заходы, даже если в долю лезть не будет, начнутся постоянные поборы - дай на праздник, дай на юбилей, дай на день города, на газету, которую никто не читает, на тысячу экземпляров подпишись, людей начнёт забесплатно лечится отправлять. А это: "Вы приезжайте, вам при встрече всё объяснят!" Сам таким приёмом неоднократно пользовался, вызывая налогонеплательщиков, а как самого коснулось, очень неприятно оказалось...

Помню, только я на работу в налоговую устроился, мне ребята из оперативного отдела, которые применение ККМ проверяли, быстро глаза открыли на то, что по тем временам "крыши" круче, чем "крыша" администрации в торговле не было.

К вечеру я как-то забыл о произошедшем разговоре, но на следующий день, когда Валера привёз меня из Академии, мы увидели у ворот дома желтый милицейский "бобик", калитка была открыта. Первой мыслью, которая меня посетила, была: "Не дай Бог, с мамой что-то случилось!"

- Идёшь за мной и не выпендриваешься. - "подобрался" Валера.

Мы зашли в дом и увидели в гостиной следующую картину - маму, сидящую в кресле с глазами на мокром месте, мента по форме с погонами старшего лейтенанта, женщину средних лет и Женьку Быстрова, работника оперативного отдела районной налоговой инспекции, моего коллегу "из прошлого".

- Что здесь происходит? - спокойным голосом осведомился Валера.

А я, на всякий случай, вошёл в своё состояние "изменённого сознания".

- Поступил сигнал от бдительных граждан, что в этом доме занимаются незаконной предпринимательской деятельностью, оказывают медицинские услуги без соответствующего разрешения. - презрительно сказал мент. - Кто из вас Балашов Алексей? - он уставился на меня.

По моим ощущениям, этот мент был единственным из троицы, кто наслаждался происходящим, женщина меня боялась, а Евгению было наплевать.

- А кто интересуется? - продолжал Валера.

- Оперуполномоченный Рубцов.

- Начальник отдела торговли администрации района Ивлеева.

- Госналогинспектор Быстров.

"Глава района, сука такая, решил разобраться с возомнившем о себе экстрасенсом!" - подумал я.

- Товарищ старший лейтенант, можно вас на секундочку? - Валера произнёс это таким тоном, что с мента быстро слетел весь пафос.

Пока они разговаривали, я подошел к маме и прошептал ей на ухо:

- Не переживай, сейчас всё решим.

Вернувшись после разговора с Валерой, старлей уселся на своё место, сделал знак женщине из администрации и Жене знак сидеть, и затих.

- Алексей, может ты знаешь, что происходит? - поинтересовался Валера, отведя меня чуть в сторону.

Я рассказал ему про вчерашний звонок из администрации.

- Ну, это вполне в их духе. - сказал мне Валера то, что я знал итак... -Пойду Матанцеву звонить...

А я вернулся к "проверяющим".

- Может чаю? - я радушно спросил у них.

А что, люди они подневольные, им приказали, они и поехали, вполне житейская ситуация...

- Можно... - согласился мент, остальные закивали.

Мама поняла всё правильно и ушла на кухню.

- А долго нам ждать? - робко поинтересовался мент.

- Не знаю. Пока не решат, что с вами делать... - улыбнулся я.

- Как с нами?.. - побледнела женщина из администрации.

Быстров напрягся, а мент и не расслаблялся после общения с Валерой, прекрасно осознав, что заехал куда-то не туда.

К чаю, принесённому мамой, кстати, они так и не прикоснулись. Минут через двадцать утомительного ожидания Валера протянул мне трубку радиотелефона.

- Слушаю.

- Здравствуйте, Алексей, это Глава района вас беспокоит.

- Здравствуйте, Иван Михайлович! - ответил я крайне любезно.

Тётка из администрации встрепенулась.

- Вы уж простите нас за это маленькое недоразумение, сами понимаете, на обращения граждан мы просто обязаны реагировать соответствующим образом в рамках действующего законодательства. - заливался он соловьём.

- Конечно, Иван Михайлович, какие могут быть обиды, вы просто делаете свою работу!

- Вот-вот, Алексей, мы просто делаем свою работу! Вы обращайтесь ко мне, если будет необходимость, да и так можете ко мне заехать, познакомимся лично. Передайте трубочку Анне Семёновне, чтобы мы точно с вами до конца исчерпали этот досадный инцидент.

Я протянул трубку тётке. Выслушав, что ей сказал Глава, она нажала кнопку отбоя, встала с дивана и торжественным голосом произнесла:

- Извините, вышло досадное недоразумение! - после чего сделала знак следовать за собой двум другим "проверяющим".

После их ухода Валера сказал:

- Сегодня к девяти вечера Матанцев приедет, разговор у него какой-то.

- На счёт сегодня мне пистон будет вставлять? - поинтересовался я.

- Не думаю, да и какая твоя вина в произошедшем?

- Ладно, приедет, узнаем. - махнул я рукой. - Лучше маму мою успокой, тебя она лучше послушает.

Не знаю, что там сказал маме Валера, но она довольно-таки быстро пришла в норму.

Матанцев, как и обещал, был около девяти. И не один, а в сопровождении Володи. В дом они проходить отказались, и мы разговаривали во дворе, тем более что по вечерам было уже не так холодно.

- Про этого Главу-долб@ёба забудь, у меня на него, итак, материала выше крыши, на три пожизненных расстрела хватит. Речь пойдёт о другом. - Матанцев обвёл нас взглядом. - Пора выходить на федеральный уровень. - он сделал многозначительную паузу. - У моего старого друга, работающего в центральном аппарате, в семье несчастье - сын плотно сидит на героине. Что только не делали, как не лечили, всё без толку. Аналогичные проблемы и у многих его высокопоставленных приятелей. Володя. - он дал возможность высказаться майору.

- В отношении одноклассников Алексея, с которыми он провёл сеанс гипноза, нами были проведены определённые мероприятия, подтверждающие эффективность подобного воздействия. Вышеуказанные объекты в достаточной мере социализированы, живут обычной жизнью подростков своего возраста, учатся и при этом не испытывают тяги к употреблению наркотиков. Через подконтрольных нам лиц делались попытки склонить объектов к совместному употреблению, на что они, раз за разом, получали категорический отказ. - Валера замолчал.

"Охuеть! Даже тут всё проверили!" - подумал я.

- Резюмируем. - кивнул Матанцев. - Твоя установка работает, Алексей. Пришла пора обрастать тяжеловесными связями в Москве. Сможешь повторить то, что сделал с одноклассниками?

"Правильно говорит полковник, пора выходить на другой уровень!"

- Смогу, Виктор Петрович.

Я заметил, как он ощутимо расслабился.

- А эффектов там добавить каких-нибудь, чтоб лучше прониклись?.. - он улыбался.

- Сделаем! - я ухмыльнулся.

- Тогда я звоню другу, пусть приятелей своих берёт, и прилетают. Их подлечишь?

- Подлечу. - я кивнул.

- Как бы сейчас отремонтированный профилакторий пригодился... - сказал полковник мечтательно. - Володя, как там наш Айболит?

- Всё хорошо, Виктор Петрович, сегодня мне звонил, буквально требует ещё партию таблеток и кремов, говорит, уходит влёт!

- Отлично! Такими темпами и ремонт профилактория скоро начнём. Алексей, давай-ка отойдём.

Мы дошли до бани.

- Тут такое дело... Наш Генерал уходит на пенсию, на его место рассматривается моя кандидатура, от тех людей, которые прилетят из Москвы, напрямую зависит, назначат меня или нет. Ты же понимаешь, что моё назначение выгодно и тебе?

- Всё я прекрасно понимаю, Виктор Петрович! Не сомневайтесь, всё сделаю по высшему разряду! - успокоил я его.

- Хорошо, надеюсь на тебя! Володе и Валере про назначение не говори.

Я согласно кивнул. Когда мы вернулись, полковник сказал:

- А теперь поехали в лабораторию, хоть посмотрю, что вы там, Менделеевы доморощенные, наворотили.

Экскурсию по лаборатории для Матанцева проводил Володя, а мы с Валерой в это время собирали с запасом "ништяки" для нашего Айболита. Уложив в две коробки сорок упаковок таблеток и такое же количество баночек крема, мы вручили это всё Володе под роспись в "Амбарной книге". Полковник с одобрением наблюдал процесс "передачи материальных ценностей".

- Виктор Петрович, это Владимир такой порядок завёл, да и лаборатории без него не было бы... - "ливанул" я на мельницу майора.

А что, для меня мелочь, а человеку приятно...

- Он у меня такой... - улыбнулся Матанцев, а майор продолжал стоять с каменным лицом.

Когда мы прощались, Володя сказал:

- Завтра вечером жди, с выручкой от Айболита приеду. И... спасибо!

Когда ехали с Валерой домой, я его спросил:

- Валера, а тебе не скучно со мной работать?

Ответил он не сразу.

- Ты знаешь, я только по началу так думал. Казалось, я занимаюсь обеспечением обычной операции, ну ты понял... - он сделал паузу, - А потом всё завертелось, закрутилось, такие перспективы вырисовываются... Меня всё устраивает! Надеюсь, я и дальше буду тебя охранять. - закончил он с улыбкой.

Скользнув в своё состояние "лайт", я не почувствовал в его словах фальши, а наоборот, только расположение.

- И я надеюсь, Валера. - ответил я.


***


Как и обещал, вечером в пятницу Володя привёз мою часть выручки от торговли Айболита, которая составила тридцать шесть тысяч долларов. По словам майора, доктор развёл бурную деятельность и не мелочился, установив ценник в две тысячи за таблетку и столько же за крем.

- Да, повезло нам с Дмитрием Викторовичем! Представляешь, он мне сегодня заявил, что меньше, чем за четыре-пять тысяч за таблетку и за крем, продавать не будет, типа те, кто у него первые купили, в таком восторге, что у него уже очередь начинает выстраивается, да и сам он, по его словам, после той твоей таблетки, которую ты ему ректально предлагал употребить, чувствует себя просто прекрасно! - ухмыльнулся Володя. - Матанцев просил передать, что москвичи прилетают в среду утром.

- Я готов, Володя, так и передай Виктору Петровичу.

После того, как он уехал, я остался стоять во дворе, держа в руках пакет с деньгами.

И куда мне эти деньги девать? Солить, что ли? А скоро, судя по всему, при такой активной деятельности нашего Айболита, их будет ещё больше. Можно, конечно, начать вкладываться в недвижимость, которая сейчас стоит сущие копейки по сравнению с тем, сколько она будет стоить лет через десять, начать выкупать квартиры на первых этажах с последующим переводом их в нежилые помещения, тем более я точно знаю все перспективные улицы. Можно через Матанцева выйти на ЕКУГИ - Екатеринбургский комитет по управлению городским имуществом - и по тихой грусти начать выкупать особенно "сладкие" объекты по бросовой цене. Конечно, пару-тройку квартир, на всякий случай, надо всё же приобрести. Покупать какое-то промышленное предприятие на данном этапе мне кажется нецелесообразным, ещё не совсем понятно, в каком направлении двинется наша совместная деятельность с Матанцевым. В будущем однозначно встанет проблема легализации заработанного бабла. На это, конечно, можно и забить, учитывая возможности моей "крыши", но, на всякий случай, хотелось бы выглядеть респектабельно в глазах общественности... Хранить деньги, которых становится всё больше, под матрасом? Опасно, могут и грабануть. Нести в банк? Не смешите мои тапки! Не за горами кризис 98-го, можно вообще всё потерять. Остаётся одно - пробовать думать о создании собственного банка для обслуживания нашей деятельности, тем более что в эти годы сделать это было достаточно просто. Не надо забывать и о пансионате, чем раньше мы его введём в эксплуатацию, тем быстрее начнём зарабатывать деньги и, самое главное, связи.

С деятельностью в качестве "экстрасенса" надо завязывать, эти тридцать шесть тысяч долларов в этом меня убедили окончательно. Чтобы заработать эти деньги на "приёмах" пациентов, мне надо работать месяц, а тут мне их просто принесли и пообещали, что скоро принесут ещё больше! Ведь в самом начале этой своей деятельности я ставил перед собой задачу заработать деньги, эту задачу я выполнил. Чтобы отсечь основной поток клиентов надо просто увеличить стоимость моих услуг. А как же больные люди, спросите Вы? Кто их вылечит? На всех меня всё равно не хватит. Цинично говоря, кто жить захочет, деньги найдёт, тем более эти деньги пойдут не на алкоголь, баб, дорогие тачки и удовлетворение моих комплексов, а на реализацию моих "безнадёжных" планов, что хоть чуть-чуть успокаивает мою совесть.

Постояв ещё немного и подышав морозным воздухом, я зашел в дом.


Конец первой книги.


Уважаемые друзья! Спасибо, что читали мою книгу!

Продолжение истории Алексея Балашова "Во все тяжкие. Новый уровень"


Глава 21 | Во все тяжкие |







Loading...