home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Срочное сообщение из пограничного гарнизона настигло князя Фесса Касиуса Марция во время инспекционной поездки в один из небольших городов, стоящих на Туманной реке. Поездка не предвещала никаких неожиданностей. Наследнику пора было активнее вникать в дела родного княжества, и поэтому старший сын Густав сопровождал Касиуса. Река Туманная, широкая и полноводная, служила естественной восточной границей между княжеством Фесс и Великим Лесом — землями исконного обитания светлых эльфов. Отношения с восточными соседями трудно было назвать дружескими, но по сравнению с воинственными дроу, жившими выше по течению, светлые эльфы особых хлопот фессцам не доставляли. Плодородные земли вдоль Туманной считались житницей княжества и исправно снабжали зерном закрома не только Фесса, но и всего Риона. Урожаи здесь с местных полей снимали такие, что еще и на продажу в соседние страны хватало. Лето подходило к концу, близилось время жатвы. Князь хотел получить точное представление о видах на урожай, а заодно и собрать с баронов недоимки по налогам за прошлый год.

Но страшная весть спутала все планы, и они с сыном в сопровождении отряда гвардейцев помчались в сторону границы с темными. Результатом двухдневной гонки стало появление князя в приграничной крепости, где располагался гарнизон, приславший вызов.

Въехав в ворота форта, Касиус тяжело слез с коня. Последний год он сильно располнел, на голове образовалась обширная плешь. Подобные поездки давались все тяжелее и тяжелее.

— Батюшка, вам надо отдохнуть! — Повод у слуг перехватил Густав. Парень был с ног до головы покрыт пылью, струйки пота прочертили по его лицу несколько извилистых дорожек.

— Два звона — и едем дальше.

Князь посмотрел на небо. Ни облачка. Если дождей не будет еще пару дней — начнется засуха. Придется тратить силы на ритуалы плодородия. И это в тот момент, когда темные опять начали беспокоить княжество налетами.

Недолгий отдых, смена лошадей, и вот уже их отряд выдвинулся в сторону разоренной деревни под названием Горшки. Князь покачал в недоумении головой.

— А почему Горшки? — поинтересовался Касиус у рыцаря Геллера, что возглавлял местный гарнизон. Высокий, поджарый, с бритыми висками и темными волосами, заплетенными в тугую косу, Геллер имел типичную наружность для фесских рыцарей и наемников. Коса у них считалась особым шиком, и потерять ее в бою было настоящим позором.

— В этой деревне делали посуду, — ответил Геллер. — Местная глина славится на весь Фесс. Звонкая и хорошо держит прохладу даже в самую сильную жару.

— И как так случилось, что вы не смогли защитить жителей?!

— Деревня Горшки принадлежит барону Хуберу.

Касиус тяжело вздохнул. Вот везде так. Солдаты кивают на баронов, а те на солдат.

Мерзкий запах гниющей плоти и пожарища ударил в нос еще на подъезде. Распахнутые настежь двери, выбитые окна домов, растерзанные туши домашних животных, валяющиеся посреди улицы. И над всем этим жуткая тишина… Причина этой тишины стала понятна, когда отряд подъехал к тому месту, где раньше стоял храм Единого. На месте храма теперь было пепелище, а перед ним… Худшее из того, что можно было здесь найти, — алтарь храма, оскверненный черным ритуалом с человеческими жертвоприношениями. После темного ритуала на несколько поприщ в округе пропадала светлая магия, и жизнь словно замирала. И если эту скверну сразу не остановить, она постепенно начнет расползаться все дальше и дальше, делая окрестные земли непригодными для проживания людей, а главное, давая силы темным. Уж кому, как не Касиусу Марцию — магу Земли, знать об этом. И горький пример перед глазами есть — Браор, который именно так и захватили темные. Теперь чтобы очистить землю от скверны, нужно как можно скорее провести сложный ритуал с участием нескольких магов Земли.

Князь обошел по кругу сожженный храм, зашел в несколько домов.

— Странно, что темные не подняли трупы, — кивнул сыну Касиус на тела нескольких мужчин и женщин. — Раньше они не были столь расточительны.

— Отец, это же наши подданные… — Густав достал платок с благовониями и приложил к лицу.

— Они были нашими подданными! — Князь выхватил у сына платок и подтолкнул его к телу женщины, у которой твари Инферно выели весь живот. — Ты смотри! Внимательно смотри. Это тебе не на балах танцевать.

Густав побледнел и сделал шаг назад.

— Готовься к ритуалу четырех стихий. — Касиус вытащил из-за пояса жезл с коричневым турмалином в навершии. — Будем очищать деревню от скверны.

Магия Земли и ратное дело плохо сочетались между собой. Земледелие, строительство, рудное дело и даже целительство, но уж никак не сражения и убийство врагов. Но борьба с Тьмой — это не только швырять огненным копьем в некромантов Инферно. Это еще и вычищать скверну и восстанавливать источники магии.

Касиус Марций и сам страдал из-за того, что воинское дело претило его натуре. Но что ему оставалось делать, если судьба распорядилась родиться в княжеской семье? И не просто княжеской, а ведущей свою родословную от древней императорской фамилии. Пусть это была боковая ветвь, давно утратившая право на алмазную корону, но кровь — не водица: статью и характером Касиус Марций точно пошел в своих прославленных предков. А вот магией… Стихия Земли ему досталась от матери, неожиданно перебив наследуемую по мужской линии стихию Воздуха. Хотели усилить уровень родовой силы, а магия повела себя непредсказуемо.

Пока Касиус размышлял над предстоящим ритуалом, дружинники под началом Густава начали сносить на площадь найденные тела убитых сельчан и складывать их на погребальный костер. Оставлять трупы без погребения было нельзя, иначе в следующий раз здесь можно нарваться уже на толпу зомби…

— И головы у крупного скота тоже отрубайте, укладывайте их в основание костра. А для туш выройте могильник за околицей и сносите останки туда.

— А головы-то зачем?! — пожал плечами Густав.

— Затем, чтобы темные некроманты не смогли останки поднять. Тебе нужна беспризорная нечисть в округе?

Единый! Не знать таких простых вещей… Князь обошел черный круг, оставшийся после некромантского ритуала, осторожно стирая носком сапога древние символы, начертанные темными на земле. От круга с заключенной в него пентаграммой так несло мерзкой инородной силой, что сразу становилось понятно — здесь колдовал не рядовой некромант. И темных участвовало в ритуале далеко не двое… Шансов, что им с Густавом удастся убрать эту скверну, было немного, но оставлять здесь все как есть тоже нельзя. Иначе Инферно прирастет новыми землями.

Касиус вздохнул и начал чертить мечом на земле круг, заключая в него все это темное непотребство. Потом вдоль всей окружности тщательно нанес символы, запирающие черную магию. Беда в том, что сам он не мог встать в центр этого круга — земля, где находился оскверненный алтарь, была сплошь усыпана его мельчайшими осколками и пропитана кровью жертв. А вычерчивать огромную гексаграмму, как того требовал канонический обряд очищения от скверны, бесполезно — чтобы напитать ее контур светлой магией, силы двух магов недостаточно. Так что придется обойтись минимумом.

— Отец, мы закончили!

— Хорошо. Пусть воины зажигают погребальный костер, а ты теперь вставай с другой стороны круга. Я начинаю читать заклинание, предваряющее ритуал, а твоя задача — вливать свою силу в запирающий круг. И следи за тем, чтобы не переступить его границу.

— Не маленький, сам знаю.

Князь вздохнул. Прикрыл глаза, сосредотачиваясь и настраиваясь. Давно он не участвовал в подобных ритуалах. Но текст, заученный Касиусом в молодости и накрепко засевший в его голове, начал сейчас всплывать в памяти сам собой. И слова полились в нужном порядке, заставляя запирающие символы вспыхивать один за другим. Свечение вскоре добралось до Густава и, напитываясь его силой, двинулось дальше по кругу, замыкая контур и не давая больше темной силе выплескиваться за его границы.

Но в какой-то момент внутри круга начали проступать древние некромантские символы, стертые Касиусом. Проступать и наливаться тьмой. Когда две противоборствующие силы — жизни и смерти — яростно схлестнулись в замкнутом пространстве, воздух вокруг словно сгустился, и земля задрожала от напряжения, издавая низкий гул. Густав и Касиус из последних сил контролировали стихии, не позволяя взбесившейся Тьме вырваться за границы светлого круга, но сил двух магов было сейчас явно недостаточно. И земля, не выдержав противоборства чужеродных энергий, просто раскололась под ногами магов, заставляя их отпрыгнуть в сторону и прервать ритуал. Глубокая трещина, образовавшаяся в земле, сначала разорвала ритуальный круг, оставляя отца и сына по разные стороны разлома, а потом устремилась к погребальному костру, полыхавшему неподалеку. Мгновенье — и огромный костер с треском провалился под землю, подняв до небес светящийся сноп искр. Тьма сыто чавкнула и медленно всосалась в разлом.

Но на этом дело не закончилось. Ошарашенные маги увидели, как из разлома вдруг начала сочиться прозрачная субстанция, которая, словно туман, растекалась по земле в разные стороны. Только простым человеческим зрением не дано было этого видеть, и пока растерянные воины поняли, что им кричат маги, прозрачная дрянь уже добралась до них. Один из рыцарей, не успев отбежать, упал на землю, хватаясь за горло руками и теряя сознание.

Бегство отряда из деревни было поспешным. Вымотанные ритуалом маги еле держались в седле, но лошадей сейчас даже подгонять не нужно было. Умные животные сами спешили убраться из опасного места и унести оттуда своих седоков. Всадники всю дорогу подавленно молчали. А хмурый князь Касиус Марций уже составлял в уме послание к понтифику, прикидывая, во что ему обойдется помощь магов ордена.


Описание древней истории в этом мире выглядело странно. Хотя нет… чего уж здесь странного? В моем мире до наступления века Просвещения то же самое было. Про Римскую империю еще что-то знали, поскольку именно в ней развивалось раннее христианство, а вот Древний Египет начали открывать для себя только в девятнадцатом веке. Шумеров и того позже. Так и здесь. До появления Великой Империи все как в тумане.

Я читал «Хроники Риона» неизвестного автора и пытался в голове сложить целостную картинку. Не получалось.

Ну ладно, разрозненные племена людей, бесконечно воюющие между собой, объединил первый император Оттон I Великий, естественно. Первый и неповторимый. А может, и правда великий, если смог потеснить эльфов с их исконных территорий. Но эльфов было мало, а людей уже много — захочешь, всех не передушишь. Потом договорились с остроухими о нерушимости новых границ и стали жить относительно спокойно. Похоже, этот император по-хитрому завладел какой-то святыней эльфов, принудив их к миру. Прямо об этом в книге не говорится, но по оговоркам автора догадаться об этом можно. Оно и понятно!.. За обвинение первого императора в банальном грабеже или воровстве можно и на костре поджариться. Оттон априори непогрешим!

Дочитав первую главу книги под мирное посапывание Олафа, я решил сначала обдумать прочитанное. Вопросов у меня возникло много. Например, какая раса здесь появилась первой — эльфы или люди? Откуда они все появились? Понятно, что эволюция на одной планете не могла параллельно дать две такие разные ветви развития. Или все же могла? Драконы опять-таки. Которые куда-то делись. Скелеты их в курганах остались, а сама раса драконов, которых здесь считают Перворожденными наряду с эльфами, исчезла. И на момент первого императора их в этом мире уже не было. Неужели эльфы сумели устроить крылатым геноцид? Короче, вопросов пока больше, чем ответов.

Следующие главы пошли живее. У Оттона I был сын, имени которого автор не приводит. Зато в книге есть его прозвище — Проклятый. Что как бы намекает… Сынок возжелал трона папаши, который благодаря магии правил на протяжении двухсот лет. Замучаешься ждать. Устроил заговор. Как писал поэт, удачных мятежей не бывает, ибо при удаче мятеж по-другому именуется. Заговор провалился, сынок сбежал на мятежный юг, попутно прихватив с собой из папашиной сокровищницы могущественный артефакт — Жезл Власти. С помощью этого артефакта Проклятый решил вызвать подмогу из другого мира. На вызов явился могущественный демон Аш. И не просто явился, а еще прихватил с собой разных инфернальных существ. В ходе ритуала Проклятый погиб, а южные земли оказались захвачены дьявольскими тварями. Которые продолжали прибывать и прибывать из-за кромки через открытый портал.

Оттон собрал армию, магов и отправился очищать юг страны от скверны. Аш выступил навстречу. Демон сумел поднять останки драконов, лежащие в древних курганах с незапамятных времен, набрать в армию живых мертвецов, разных магов-ренегатов. Из которых потом был создан костяк Темных Лордов. Битва длилась три дня и закончилась победой Аша. Оттон погиб, но, умирая, успел сильно ранить демона. Тот не смог поддерживать портал, и окно в другой мир захлопнулось. Имперская армия разбежалась, но демон был не в состоянии воспользоваться плодами победы. Лорды спрятали тело Аша в вулкане, который получил название Проклятый. Видимо, там и происходил ритуал призыва. Уже несколько столетий демон пытается вылечиться от раны, но темной энергии в мире Риона слишком мало. Кровавые жертвы, черные ритуалы — все это призвано напитать Аша силой и вылечить от ран. Но пока дела идут не слишком хорошо. Часть Лордов перебежала на сторону Империи — откуда, собственно, и стали известны подробности случившегося с демоном, — но сама Империя к этому времени трещала по швам. К несчастью, Оттон I не оставил детей, кроме Проклятого. Армия, которая могла бы цементировать страну, была уничтожена. В этой ситуации удельные князья разорвали страну в клочья. Шесть провинций — Западный и Восточный Эскел, Микения, Фесс, Браор и Суран — превратились в независимые княжества. Юг страны оказался полностью под Лордами Инферно, которые спустя сто лет смогли отвоевать Браор и Суран, а заодно осквернить Тьмой эльфов на востоке и гномов Медного кряжа на западе.

На дворе четыреста двадцать первый год от воцарения Великого Императора. Судя по погоде за окном — лето. На ум приходит фильм «Холодное лето пятьдесят третьего». Сталин умер, Берия арестован, из-за кордона прут «мертвецы-уголовники».

Я надеюсь, что ночью кошмаров не будет. Засыпаю.


Армия Западного Эскела стояла в полной боевой готовности — длинные сомкнутые шеренги копейщиков, за ними лучники из долин Медных гор, отдельно выстроились семеро лучших столичных магов — два огневика и пятеро воздушников. Чародеи уже образовали круг слияния Двух Стихий и были готовы атаковать и отражать удары противника.

Из княжеского шатра появился Альбрехт Тиссен в позолоченной броне. Его тут же окружила свита из советников, оруженосцев и бастардов. В этой толпе выделялась могучая фигура старшего сына — княжича Ульриха. У него единственного за спиной висел длинный двуручный меч из голубой стали.

— Отец, прошу вас! Обдумайте все еще раз, — прогудел Ульрих. — Восточников больше, их маги сильнее наших. У них же грандмастер Привус. Он один заткнет всех наших за пояс.

— Ты забыл про меня, Ульрих! — Альбрехт холодно улыбнулся сыну. — Восточники должны заплатить за свои злодеяния! Два баронства, шесть деревень, включая Червонную с рудниками золота… Это все наши земли, наше наследие!

Князь ударил по луке седла. Конь слегка попятился назад, и свита сдала в сторону. Все, кроме Ульриха.

— Отец, надо дождаться, когда князь Меркус уведет войска на помощь Фессу, — и лишь тогда ударить.

— Мы не будем бить врага в спину, — взревел Тиссен. — Мы победим его в честном бою и вернем свои земли.

Ульрих расстроенно развел руками, показывая, что он сделал все что мог.

Альбрехт поудобнее уселся в седле, сдернул с плеча отделанный серебром рог. Его черного жеребца едва сдерживали два оруженосца. Свита благоразумно отошла подальше. Князь набрал воздуха в легкие и дунул. Над полем разнесся пронзительный звук, пронизывающий до самых костей. Армия ответила своему князю дружным громким ревом, хором вторя рогу.

Войска неприятеля, стоявшие на другой стороне речки Золотой, тоже пришли в движение и стали подступать по пологому спуску к кромке воды. Засуетились маги с обеих сторон. Первыми нанесли удар чародеи Тиссена. Но огромное огненное копье, созданное ими и направленное прямо в центр армии противника, ударилось в призрачный щит, который возник на его пути, и разлетелось на тысячу искр. Маги Восточного Эскела тут же ответили мощным смерчем по правому флангу армии князя Тиссена. Но и у них не получилось нанести ущерб врагу. Как только князь Альбрехт увидел вращающуюся воронку — он небрежным движением жезла развеял заклинание. Сблизившиеся войска начали осыпать друг друга стрелами. Горцы Тиссена были опытнее восточных лучников — их стрелы били дальше и точнее.

Западники сформировали свой традиционный строй: центр занимали их главные силы — полки тяжеловооруженных копейщиков и рыцарей, стяги и штандарты развевались на ветру, а лес копий с шелестящими на них лентами то поднимался, то опускался, как трава в степи. Фланги представляли собой несколько меньшие, зато более подвижные отряды, состоящие из конного дворянства, поддерживаемого лучниками. Армия Восточного Эскела была сгруппирована почти так же. Оба войска подошли к броду реки, причем фланги немного отстали от центра.

Маги Тиссена сделали ставку на один-единственный удар. Они вызвали сразу шесть гигантских воздушных элементалей. Призрачные фигуры стройно рванули вперед. По плану элементали должны были проломить центр восточников, а войска ворваться в бреши и завершить разгром. Чтобы ускорить поражение врага, Альбрехт решился потратить раритет. Он достал из седельной сумки запечатанный свиток с ценным заклинанием «Массовое благословение». Взломал свиток и увидел перед собой сложную, колеблющуюся руну. Князь Альбрехт начал вливать в нее магию, растягивая символ сразу на десять тысяч человек. Благословение должно было подействовать на девять полков первой линии. Тяжелый труд. И огромный расход магии. С большим усилием маг удерживал рвущуюся силу, и когда руна закрыла собой весь центр армии — отпустил ее. Тысячи людей почувствовали, как их тела стали легкими, руки и ноги до краев наполнились энергией. Над полем боя зазвучал слитный крик «Тиссен с нами!».

Князь устало откинулся в седле. Магический источник был опустошен, козыри выложены на стол, осталось дождаться победы. Солнце искрилось на остриях копий и шлемах так, что было больно глазам.

— Войска сближаются. — Ульрих подъехал ближе к отцу. — Слышно, как гремят барабаны!

До ушей князя уже донесся воинственный крик солдат, бегущих вперед вслед за элементалями. И тут восточники нанесли ответный удар. Грандмастер Привус воззвал к духам Воды. Река выше по течению неожиданно вспухла пенными гребнями.

— Отец, они вызвали Синюю Волну! — закричал Ульрих.

— Я вижу, — процедил Альбрехт, судорожно сжимая личный амулет.

Пенные гребни, в которых чудились руки каких-то водяных гигантов, смяли, словно кукол, воздушных элементалей и обрушились на первые ряды войска.

— Уводи магов! — крикнул сыну князь и протрубил отход.

Но было поздно. Водяной удар пробил брешь уже в центре войск западников, и туда ворвались алебардщики Восточного Эскела. Долина реки задрожала от топота тысяч ног, свиста стрел, треска ломающихся пик и копий. Несмотря на потерю первой линии, войска Тиссена держались стойко. Им помогало заклинание благословения. Один раз отброшенные от реки, они вскоре вновь отвоевали утраченное в мощном ударе, ведомые княжеским штандартом.

Тиссен присмотрелся к стягам. Барон Алистер. Что ж… Если выживет — получит награду.

Неожиданно земля под ногами жеребца Тиссена заходила ходуном. Конь всхрапнул и попытался встать на дыбы. Раздался грохот, который невозможно было ни с чем спутать.

— О нет!.. — простонал князь. — Голем…

Над полем боя, прямо среди разлившейся реки, поднялась громадная каменная фигура. Каждый ее шаг сопровождался грохотом и всплесками. Одним движением руки он сметал с поля боя сразу десяток тяжелых рыцарей. Голем встал на острие атаки западников и окончательно развалил центр тиссеновской армии.

— Меркус уже празднует победу! — Вернувшийся Ульрих схватился за повод. — Отец, уходи! Я прикрою тебя с гвардией.

Князь обернулся и увидел позади себя свою личную полусотню. Берсерки Эскела. Глаза красные, ноздри раздуваются. Все вооружены двумя мечами и рвутся в бой.

— Вперед, Ульрих! — прокричал Тиссен. — Мы еще вырвем победу у Меркуса!

Князь вытащил из-за пазухи амулет — маленькую черную фигурку восьминогого паука. Произнеся ключ-фразу, Альбрехт бросил амулет на землю. Упав на камни, паук вздрогнул и окутался серым дымом. Конь князя опять всхрапнул и подался назад.

— Отец… — Ульрих в ужасе отступил. — Это же запретная магия!

— Замолчи! — Тиссен схватил сына за волосы и запрокинул его лицо вверх. — Здесь я решаю, какая магия разрешенная, а какая запретная!

Паук тем временем раздался в размерах. Его жвала уже доставали до брюха коня, и он продолжал увеличиваться. Спустя несколько ударов сердца тварь, вокруг которой клубилась Тьма, стал ростом с всадника.

— Я подчиняюсь, отец. — Ульрих надел на голову шлем и скомандовал: — Гвардия, за мной!

Впереди отряда берсерков, подпрыгивая от нетерпения, мчался омерзительный черный паук.


— Ну вот мы и дома. — Тарс обвел рукой внутренний двор цитадели и спрыгнул с лошади. Вслед за ним спешился и Валдис.

Марта с любопытством осмотрела замок Тар-Некроса — столицы Браора. Весь двор был заполнен шеренгами скелетов, в ребрах которых гулял ветер. Несколько тысяч костяков беззвучно стояли вплотную друг к другу, и лишь в глазницах светились зеленые искры.

Сама столица произвела на девушку неизгладимое впечатление. Город сиял чистотой. Отполированные камни мостовой, специальные канавы для стоков, приятные запахи от роз, что были высажены практически у каждого дома, и от незнакомых цветов, что звездами светились на лианах, вьющихся по фасадам домов. И розы, и цветы на лианах были необычного, практически черного цвета. Многие площади украшены статуями и фонтанами. Да, это памятники рогатому демону, но сделаны они были очень мастеровито — у некоторых позолоченные рога, а иные даже целиком покрыты позолотой. Горожане Тар-Некроса выглядели вполне довольными жизнью, одеты опрятно, а некоторые даже и богато.

Марта не понимала этого. Почти год назад она с отцом побывала в Вертане — столице Фесса. Семья возила на осеннюю ярмарку дары земли и глиняную посуду с рисунками, что делала Марта. Взамен им нужно было купить нового коня и разные железные изделия — топор, лопаты, вилы… Так вот Вертан ей совсем не понравился. Особенно спесивые дворяне — бароны да рыцари, которым хлестнуть плеткой крестьянина — что плюнуть. Отца трогать они опасались — все-таки бывшего легионера, да еще при мече, лучше не задевать, — но простых людей и плеткой стегали, и лошадьми толкали нещадно. И еще Марту раздражала повсеместная грязь. За скотом никто не убирал, хозяйки выплескивали ночные горшки прямо из окон, а на улицах копились кучи мусора… Много нищих и больных. Попрошайки совали прохожим под нос свои грязные культи в язвах и болячках, требуя денег. И шаталось очень много праздного люда, особенно перед храмами.

Иначе все здесь, в Тар-Некросе. За чистотой следили специальные дворники. Мусор и нечистоты вывозили отряды мертвецов-золотарей. Которые, кстати, выглядели совсем не страшно — никаких гниющих кусков плоти и отвратительного запаха, просто высушенная до желтизны кожа да голые черепа без волос. Эти зомби даже одеты были лучше, чем многие крестьяне из их деревни!

— У нас самое лучше и справедливо устроенное общество, — рассуждал по дороге в столицу Валдис. — В городах Браора и Сурана больше нет преступников. У этих трусливых магов с Острова кристалл Истины только в инквизиции — чтобы ведьм да некромантов сжигать. У нас же кристаллами пользуется любой стражник. Случилось убийство где или кража — всех подозрительных на кристалл, и злодеев сразу в оссуарий. Если у преступника костяк крепкий, станет воином-скелетом. Если нет, то пожалуй на алтарь — и потом в живые мертвецы. Убирать город, строить укрепления… Сколько замков мы проехали по дороге в Тар-Некрос?

У Марты от обиды выступили на глазах слезы. Он же сам ей вырвал язык, а теперь спрашивает!

— Три новых замка! — сам себе ответил Валдис. — С курганами, ямами и оссуариями. Каждый! И все это построено руками мертвецов. Дороги, мосты, даже желтые пирамиды для опытов Лордов… Вот в чем сила Инферно — каждый приносит пользу и после смерти!

Мощь Темных и правда впечатляла. По широким дорогам маршировали целые полки скелетов, рядом с ними бежали отряды гончих, в небе парили костяные драконы. Один вон даже сидел на специальном насесте прямо на крыше донжона.

— Чего встала? — Тарс подтолкнул девушку к большой, окованной серебром двери. Около нее стоял стражник — человек с фиолетовым пульсирующим амулетом на груди.

Марта осторожно погладила пальцами странные квадратные и треугольные символы, нанесенные на двери.

— Два года назад алтарь отдал больше энергии, чем требовалось. — Подошедший Валдис отвел руку девушки от символов. — Из оссуария вырвались скелеты и мертвецы, не прошедшие ритуала подчинения. Теперь все двери и ворота защищены серебром.

— Ваша милость! — поклонился Лордам стражник.

— С алтарем было все в порядке. — Тарс, проигнорировав приветствие, первым вошел в донжон. — Просто была магическая буря. У мертвяков начался Багровый Гон…

Марте очень хотелось спросить, чем это закончилось, но оба Лорда замолчали. Ясно, что ничем хорошим. Марта зло сжала зубы. Темные еще заплатят ей за все издевательства и унижения. Стать круглой сиротой и калекой в пятнадцать лет! Девушка вытерла рукавом глаза. Она обязательно отомстит за родных. Во что бы то ни стало!

Пройдя по длинному коридору с узкими зарешеченными окнами-бойницами, они все вместе поднялись на второй этаж. Тут был большой зал с горящим камином, длинный стол со стульями и несколько кресел. В них сидели трое мужчин и одна женщина в коротком черном платье. Марта застыла в удивлении. Она впервые видела наряд, который открывал женские колени. Даже головы разных тварей, развешенные по стенам, так ее не поразили, как подобное бесстыдство.

— Ба… Да Валдис привез нам подарок! — Женщина встала и подошла к Марте. Вблизи она оказалась еще более необычной. Высокая, с узкими черными глазами. Волосы уложены в какую-то замысловатую прическу и заколоты зажимами в форме пестрых бабочек. Женщина схватила Марту за подбородок и повернула лицо к свету. Другую руку она поднесла ко лбу девушки, и на ее безымянном пальце засветился тусклый фиолетовый перстень.

— Молчащая… Еще и с малой инициацией. Да ты, Валдис, затейник!..

Темный Лорд подошел к столу, бросил на него меч с ножнами и налил себе из кувшина вина в высокий серебряный кубок.

— Деревенская. Можешь себе представить, Эвета, что потомок Оттона найдется в каких-то… Горшках? — Валдис отхлебнул вина и уселся у камина. Рядом пристроился Тарс.

— Как же тебя зовут, девочка? — Эвета не отпускала подбородка Марты и продолжала вертеть ее голову то влево, то вправо. — Валдис, ты хоть перед тем, как вырывать ей язык, спросил ее имя?

— Наш Серый Некрос такими мелочами не интересуется, — хохотнул мужчина слева от камина. Он был одет в кожаные штаны и коричневую жилетку на голое тело. Его лицо и руки напугали Марту до дрожи. Они были испещрены мельчайшими морщинами. Да так, что казалось — перед тобой глубокий старик. В этом несоответствии было что-то омерзительное. Полный сил мужчина в теле старца.

— Сирил, если бы я интересовался такими вещами — мне некогда было бы поднимать мертвых драконов, — отпарировал Валдис, допивая вино.

— Подумаешь, драконы… — протянул третий персонаж. Мускулистый, статный, в темном бархатном камзоле и с копной абсолютно седых волос. Его глаза буквально пылали внутренней силой и мощью. — Медленные, тупые, жрут прорву энергии. — Седой встал из кресла, вытащил из шкатулки на столе стопку бумаги и чернильницу с пером.

— Грамотная? — Эвета наконец отпустила девушку и подтолкнула ее к столу. Дождавшись кивка, показала рукой на бумагу: — Имя, год рождения, родовое прозвище отца, чем он занимался. Давай живей!

Марта села за стол писать, а Эвета встала за ее спиной.

— Так, что у нас тут… Имя Марта, вторая дочь полусотника Второго Фесского легиона Матиса Брисса. А чего ж не эс-Брисса? Не выслужил отец дворянства? Ага… пятнадцать зим. Девственница?

— Ехала с Тарсом — значит, уже вряд ли, — хмыкнул Седой из-за другого плеча Марты.

— Я попрошу воздержаться от подобных шуток, мессир Лимс, — возмущенно подскочил на ноги толстяк. — Если вы возглавляли сто лет назад Орден Воды, это вам не дает права насмехаться над простыми магами. Мы все отринули прошлое и присягнули Инферно.

— Еще скажи, что все Лорды равны друг другу, — зевнул Сирил.

— Равны?! Этот похотливый и бездарный толстяк равен мне? — Лимс сделал шаг навстречу Тарсу. Вокруг его пальцев заструились потоки Тьмы. — Мне, первому присягнувшему Ашу и вынесшему его тело с полей Последней Битвы?!

Тарс, вытаскивая жезл мага, отскочил назад за кресло Валдиса, который перевернул кубок и теперь устало смотрел за последней каплей вина, стекавшей на пол.

— Пойдем, Марта. — Эвета схватила девушку за руку и потянула ее к выходу. — Сейчас Лимс будет унижать своего бывшего ученика, и это совершенно неинтересно.


Поездка на Остров магов оказалась совсем неутомительной для Дианеля. За несколько дней пути он словно помолодел и сбросил со своих плеч сотню-другую лет. В душе его вновь царило спокойное умиротворение, которое, казалось, ничем невозможно нарушить… Восхищение великолепным лесом, слияние с природой, которого так не хватало в его нынешней придворной жизни, ночевки и привалы на свежем воздухе — все это позволило эльфу хоть ненадолго забыть о политике и бесконечных дворцовых интригах. Ночью, сидя у костра под звездным небом или лежа без сна в шелковом шатре, он вспоминал, как в молодости они с друзьями вот так же уходили в лес, чтобы пожить там пару недель, никому не подчиняясь и ни на кого не оглядываясь… Только давно прошли те счастливые времена, и большинство из тех друзей уже успели уйти за грань, выполнив свой священный долг перед эльфийским народом и Великим Лесом. Не с кем теперь Дианелю вспоминать приключения бурной молодости, да и не к лицу советнику королевы тратить драгоценное время на эти бесполезные воспоминания. Вся его жизнь теперь без остатка принадлежала повелительнице, и лишь она вправе распоряжаться ею…

По странной прихоти магов попасть на остров Всех Святых можно было только через порт Ирута. Лишь оттуда ходили корабли на Остров магов. Вся остальная акватория широкого пролива между материком и Островом находилась под охраной гигантского кракена — твари из морских глубин, подчиненной еще магистром Ордена Воды Лимсом. Тем самым, который потом продался Тьме. Такие строгие меры были предприняты магами, чтобы обезопасить себя от набегов пиратов со Свободных островов, заодно надежная защита досталась вольному городу Ируту и восточным прибрежным водам княжества Микении. Злобный кракен безжалостно топил корабли, у которых не было при себе специального артефакта — магической жемчужины. После пары неудачных налетов наглые пираты наконец-то угомонились и свой нос к Ируту и Острову магов больше не совали, хотя на всей остальной акватории Северного моря они по-прежнему творили что хотели.

Стоило посольству переправиться на острова в дельте реки Туманной и очутиться в вольном городе людей Ируте, как от былого спокойствия Дианеля не осталось и следа. Эльфы считали этот город, не подчиняющийся ни одному из княжеств, средоточием всех человеческих пороков. Все самое грязное и мерзкое, что было в людях, здесь открыто выставлялось напоказ и пороком даже не считалось. Ни в одном городе Риона не было такого количества бандитских притонов, игральных домов и борделей на любой кошелек и нигде люди не предавались пороку с таким яростным азартом. В этом городе каким-то неимоверным образом убогая нищета перемежалась с кричащей роскошью, великолепные дворцы соседствовали с обветшалыми особняками, а на его улицах богато одетые горожане привычно зажимали носы надушенными платками, проходя мимо грязных и оборванных нищих, выпрашивающих милостыню. При этом наглых нищих никто здесь не гонял, стражникам не было до них никакого дела. Девушки из самых приличных купеческих семей, гуляющие по набережной в сопровождении охраны, привычно и не краснея скользили взглядом по ярко размалеванным шлюхам, зазывающим клиентов прямо на ступенях главного храма. А сами эти шлюхи, ничуть не смущаясь, тут же просили для себя благословения у храмовых жрецов. И те равнодушно, но не без мзды, благословляли гулящих девок.

Дианель решил ни дня здесь не задерживаться и поскорее найти корабль с жемчужиной, отбывающий на Остров. К счастью, такое судно эльфам удалось отыскать довольно быстро, и им даже не пришлось ночевать в Ируте. Уже после обеда они вышли в море, а на следующее утро на горизонте показались многочисленные высокие шпили храмов острова Всех Святых. И если на карте обитель магов выглядела огромной, то вблизи Остров казался настоящим материком. Единственный порт произвел на Дианеля приятное впечатление — все основательно, добротно и в отличие от Ирута чисто. Никаких гор мусора в виде разбитых бочек и гниющей ветоши, никакого мерзкого запаха нечистот и тухлой рыбы. Прямо на пристани посольство эльфов уже ждала группа чиновников из канцелярии понтифика. Их встретили со всевозможными почестями — в порту даже вывесили эльфийские флаги и зажгли несколько магических светильников в форме маленьких зеленых мэллорнов. После церемонии приветствия — проводили в гостиницу, где гости могли привести себя в порядок и отдохнуть с дороги.

Дианель с интересом рассматривал город магов, где ему давно не приходилось бывать. На первый взгляд архитектурой он мало отличался от того же Ирута, но главное, что сразу же бросалось в глаза, — массивные каменные здания. Чародеи Острова изобрели способ дешевого строительства. В опалубку засыпался щебень и грунт, после чего маги трех стихий — Огня, Воды и Земли — совершали любопытный ритуал, в ходе которого сплавляли аморфную массу в прочнейший монолит, которому нет аналогов в мире. В итоге — громадные башни, широкие мосты, многоэтажные здания… В первых этажахдомов — многочисленные лавки с самыми разнообразными товарами. За все то время, пока они ехали от пристани до гостиницы, Дианель не увидел тут ни одного нищего или пьяного. Сопровождающий их чиновник пояснил, что такой сброд без разговоров высылают с Острова, здесь ему не место.

Гостиница, где разместили посольство эльфов, была вполне комфортной по людским меркам, в ней даже был водопровод, чем могли похвастаться далеко не все княжеские дворцы Эль-Нургена. Дианеля вполне устроило и наличие ванных комнат в номерах, предоставленных их посольству, и широкие удобные кровати, застеленные постельным бельем из тонкого льняного полотна, и даже вкусный обед, поданный им на серебряной посуде. Понятно, что это были самые лучшие номера в самой лучшей гостинице, но все же… А вот завтра с утра им предстоял недолгий переезд в столицу острова Всех Святых, где располагалась главная резиденция Верховного Понтифика, и жить они уже будут на ее территории…

…Столица Острова магов, расположенная в большой долине, закрытой от северных морских ветров высокими горами, в очередной раз приятно удивила Дианеля. Внешне он ничем не выдал этого, но главный город Светлых земель и впрямь был самым замечательным, на его взгляд, поселением людей. С высоты перевала эльфам открылся изумительный вид на горную долину, в которой столица лежала перед ними как на ладони. Теперь, после масштабных преобразований, главный город магов имел ярко выраженную форму пятиконечной звезды, пересеченной рекой Светлой. В самом центре этой звезды располагалась величественная резиденция понтифика, а на концах ее лучей находились замки каждого из четырех орденов стихий. Пятой, северной и самой дальней отсюда, была Серая башня — там жили паладины инквизиции. И там же находилась знаменитая тюрьма для тварей Тьмы. Инквизиторы не только ловили и казнили слуг Аша, но и, по слухам, активно их изучали. Из центра столицы ко всем пяти важнейшим местам вела широкая мощеная дорога, построенная по образцу тех, что когда-то были в Империи. Именно по ней сейчас ехало эльфийское посольство.

И вновь Дианеля больше удивляла не величественная архитектура громадных столичных зданий и не высокие, сверкающие позолотой шпили храмов, устремленные в небо, а то, что в этой прекрасной долине были удивительно гармонично распределены потоки светлой силы, и ни одна из стихий не господствовала здесь над другими. Потоки энергий легко циркулировали в своих пределах, но не соприкасаясь друг с другом и не вступая в противоборство.

Спуск в долину и дорога до городских стен не заняли много времени. Дианелю показалось, что гораздо дольше они ехали по прямой широкой улице города, ведущей к резиденции Верховного Понтифика. И вновь он не мог не удивляться масштабам и скорости перемен, происходящих на Острове. В Великом Лесу ценилось в первую очередь постоянство и традиции, не меняющиеся сотнями лет, а то и в течение тысячелетий. Все здания у эльфов принято было строить на века, и перестройку древнего королевского дворца иначе как кощунством и дурной блажью не восприняли бы. У людей же, век которых был так недолог, город мог измениться и вырасти вверх за каких-нибудь несколько лет — это считалось вполне нормальным. Странная тяга людей к новизне и постоянным переменам иногда ставила Дианеля в тупик. Вот и столица Острова магов здорово преобразилась за те годы, что он не был здесь.

На центральной улице снесли ветхие дома, построив на их месте новые — более просторные, красивые и высокие. Свежие веяния коснулись окон зданий — их теперь стало гораздо больше, размеры проемов увеличились, и многие из них украсились разноцветными витражами, что говорило о финансовом достатке хозяев. Крыши большинства домов теперь украшали высокие резные башенки, а резьбой по камню отделывали дверные порталы и колонны, поддерживающие арки. И чем ближе они подъезжали к резиденции понтифика, тем вычурнее становилась отделка особняков, тем шире и наряднее были площади, тем помпезнее выглядели на них городские фонтаны. Судя по разнообразным гербам на фасадах зданий, в столице теперь селились не только маги, но и родовая аристократия изо всех светлых княжеств.

Сопровождающий посольство важный чиновник из секретариата понтифика постоянно пытался поразить Дианеля нововведениями в столице магов. То он просил обратить внимание на городской сквер с затейливо выстриженными из кустарника фигурами, то гордым кивком указывал на особняк, все окна которого украшали вазоны с экзотическими цветами из Западного Эскела, то с умилением рассказывал, какие удивительные сорта фруктов вывели маги Земли в центральной оранжерее. Дианель вежливо улыбался, а про себя презрительно морщился — такое насилие над природой претило натуре эльфов, которые привыкли жить в полном согласии и гармонии с нею. Ни одному эльфу не пришло бы в голову издеваться над растениями, заставляя их расти в царстве камней. А столица магов, на взгляд Дианеля, именно таким царством и была.

Наконец они добрались до резиденции понтифика, расположенной на высоком берегу реки Светлой. Она представляла собой единый комплекс из множества зданий разных размеров, конфигураций и назначения; нескольких храмов и огромного парка, обнесенных неприступной крепостной стеной и глубоким рвом, наполненным водой. Центральная дорога в резиденцию, по которой сегодня приехало посольство, заканчивалась перед мощной башней, вынесенной далеко вперед, за пределы укреплений. Въезд в нее перекрывала массивная металлическая решетка, украшенная вязью защитных магических рун, которая сейчас была высоко поднята в честь прибытия важных гостей. Сразу за башней начинался широкий каменный мост через реку Светлую, защищенный высоким каменным ограждением с узкими бойницами. Мост вел еще к одной башне, теперь уже расположенной в крепостной стене цитадели, и только проехав под ее массивными сводами, посольство оказалось на территории резиденции. Со времен, когда понтифик Юлиус повелел построить эту крепость, превосходящую своей мощью и размерами любой замок Риона, минуло больше ста лет, но своего оборонительного значения она не утратила и поныне.

Дальше посольство проследовало на центральную храмовую площадь резиденции, где их уже ждали маги и жрецы, одетые в праздничные облачения. Дианель, подавая пример своим спутникам, спешился и с достоинством приветствовал встречающих. Толпа расступилась, и эльф увидел, как к нему по широкой мраморной лестнице спускается сам глава святой инквизиции мессир Вергелиус в белом плаще с вышитым на нем золотым солнцем.

— Приветствую вас, господин советник, на острове Всех Святых! Как добрались?

— Вашими молитвами. — Дианель изобразил легкий, ничего не значащий поклон.

Вергелиус и эльф, оставив свиту в одном из залов, прошли во внутренние покои. Начиналось время большой политики.


Глава 3 | Властелин Огня | Глава 5